iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Возрожденный из руин
«…Волею Божией на поле брани Руси с Литвой возник приют мира и молитвы; где слышались враждебные крики сражавшихся, раздались священныя песнопения; где поднимался оружейный дым, пошло к небу курение кадила. И не один русский, идя на врагов, получал молитвенную помощь от подвижников [Болдинской] обители, не одно сердце возбуждалось этой помощью к защите веры и Отечества», — сказано в предисловии к книге об основании Болдинского монастыря1.В 2019 году исполнилось 465 лет со дня кончины преподобного Герасима. 13 сентября 2020 года, в Неделю 14-ю по Пятидесятнице, в день Положения честного Пояса Пресвятой Богородицы, в Свято-Троицком Герасимо-Болдинском монастыре прошли торжества, посвященные 490-летию со дня основания и 30-летию возрождения монашеской жизни в основанной преподобным Герасимом обители. PDF-версия.
8 апреля 2021 г. 16:00
Аналитика
Ростовой образ прп. Макария Калязинского на фоне монастыря. Происходит из домовой Троицкой церкви в здании Министерства двора в Петербурге. Иконописец М. Былинин (1792 г.)
ЖМП № 6 июнь 2021 /  16 июля 2021 г. 17:00
версия для печати версия для печати

Небесный заступник Тверской земли

К 500-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОБРЕТЕНИЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОГО МАКАРИЯ КАЛЯЗИНСКОГО 

В середине XV века великий старец Митрофан Бывальцев, вернувшись на родину после девятилетнего пребывания на Афоне, по свидетельству Иосифа Волоцкого, признался, что напрасно он предпринял столько трудов, чтобы попасть на Святую Гору, ведь все то же самое можно было найти в Калязинском монастыре. Калязинский Троицкий Макарьев монастырь был самой большой обителью на Тверской земле. В разное время сюда приезжали помолиться Иван Грозный, Борис Годунов, царь Михаил Федорович, юный Петр I. А основал знаменитый монастырь в дремучих лесах под Тверью святой Макарий Калязинский. PDF-версия.

Из бояр в игумены

Макарий Калязинский, в миру Матвей, происходил из рода кашинских бояр Кожиных. Он родился в ноябре 1401 года в имении отца, Василия Ананьевича, в селе Гридково (позднее Кожино). Согласно хранившейся в семье грамоте, дед Матвея, родоначальник фамилии Кожиных, был выходцем из Швеции — Юрий Бахты-Франц1.

Переселившись в конце XIV столетия в Россию на службу к великому Московскому князю Василию Дмитриевичу, он после крещения принял имя Анания и получил в кормление село Гридково.

В семье Кожиных кроме Матвея было еще два сына, Александр и Григорий, и дочь Ксения. Все трудились во славу Божию. Александр стал родоначальником дворян Кожиных. Григорий, в постриге Геннадий, был архимандритом Тверского Отроча монастыря и несколько лет занимал Тверскую кафедру. Сын Ксении и дмитровского боярина Ивана Гавренева Паисий основал Угличский Покровский монастырь, был причислен к лику святых в конце XVI века.

Матвей с детства тяготел к иноческой жизни, но по настоянию родителей женился на своей сверстнице Елене Яхонтовой. Как свидетельствует преподобный Иосиф Волоцкий, Матвей уговаривал жену «отоврещися мира и облещися во иноческый образъ»2. Молодые договорились в случае смерти одного из них оставшемуся в другой брак не вступать и уйти в монастырь. Через три года после свадьбы Матвей теряет супругу.

Схоронив по православному обычаю жену, он уходит в Кашинский Клобуков монастырь, где принимает монашеский постриг с именем Макарий. Но жизнь в городской обители не удовлетворяла подвижника. По прошествии десяти лет по благословению игумена Макарий вместе с семью другими старцами покидает Клобуков монастырь и поселяется меж двух озер недалеко от Кашина на земле боярина Ивана Коляги.

Из опасения потерять свои владения тот решается убить монаха. Внезапно сраженный недугом, Коляга просит прощения у Макария, а исцелившись по его молитве, отдает все принадлежащие ему земли подвижнику для устроения монастыря. Преподобный Макарий вместе с другими иноками возводит храм в честь Святой Троицы, положивший начало новой обители, которую «смирения ради» Макарий называет Калязинской.

Согласно актовым материалам и современным исследованиям, монастырь был основан во второй половине XV века, не позднее 1434 года. Монахи хотели видеть своим игуменом только преподобного Макария и «начаша молити его съ слезами, дабы въсприалъ священьства санъ» (ГИМ. Синод. № 992. Стб. 403а).

Однако, не считая себя достойным, он долго не соглашался. По сведениям преподобного ­Иосифа Волоцкого, он не захотел «священьства приати и начальствовати братиамъ, но во смирении жити». Дважды отказывался преподобный Макарий от игуменства, но когда в третий раз братия вновь стала уговаривать подвижника возглавить обитель, он вынужден был согласиться.

Будучи настоятелем, Макарий помимо главного храма обители возводит деревянную Борисоглебскую церковь. Строгий блюститель общежительного устава, Макарий сумел организовать и поддержать в монастыре «благоговѣинство же и благочиние», заслужив высокую оценку современников.

Удачно расположенный на торговом пути, монастырь со временем превратился в крупную феодальную вотчину. Для тверских купцов и путешественников эта земля была последним форпостом, куда они заходили помолиться и получить благословение перед дальней дорогой. Именно здесь в 1468 году у самого игумена Макария получил благословение тверской купец Афанасий Никитин на путешествие в Индию.

Калязинский игумен, по свидетельству очевидцев, трудился не покладая рук, не чураясь ни тяжелой, ни грязной работы. Ходил в простой одежде и радовался «поруганию своему», когда его принимали за одного из убогих.

Каждому, кто приходил в обитель за советом и помощью, игумен старался услужить словом и делом. А монахам был наставник и учитель, как того требовал канон: объяснял инокам, что «прежде бо всего подобает постризающимся» не иметь своей воли, учил смирению, послушанию, блюсти свое сердце от скверных помышлений и бороться с тайными страстями, ожидая смертного часа.

Скончался он 17 марта 1483 года на 82-м году жизни. Осиротевшая братия обители с плачем и печалью «погребоша честно» своего игумена.

Святой чудотворец

Обладая даром прозорливости, преподобный Макарий еще при жизни начал совершать чудотворения. Так, из Сказания о чудесах святого, написанного в 20-е годы XVI столетия, известно о трех прижизненных его чудесах: исцелениях расслабленного Захария и бесноватого юноши «от рода болярска» Василия Рясина и о раскаянии воров, совершивших кражу монастырских волов (РГБ. Ф. 113. № 659. Л. 336об.–343). После смерти подвижника монахи обители зафиксировали 93 чуда; 90 из них были совершены от его мощей.

В 1521 году дмитровский купец Михаил Воронков решил из любви к святому на собственные средства построить в монастыре каменный храм в честь Святой Троицы вместо обветшавшей деревянной церкви. Во время земляных работ 26 мая того года были найдены нетленными мощи основателя монастыря, игумена Макария. После получения этого известия князь Дмитровский Юрий сообщает об обретении мощей своему брату, великому князю Василию Ивановичу, который в свою очередь предлагает известить о случившемся митрополита Даниила. После этого мощи Макария Калязинского были освидетельствованы чудовским архимандритом ­Ионой (Собиной), а исцелившиеся от них больные предстали не только перед митрополитом, но и перед великим князем Василием III и князем Дмитровским Юрием.

Участие верховной светской власти и церковного священноначалия в вопросах канонизации калязинского чудотворца — достаточно красноречивый эпизод, так как он раскрывает механизм канонизации местночтимых святых в первой половине XVI века.

Обретение мощей преподобного Макария Калязинского в 1521 году существенно повышает авторитет князя Дмитровского Юрия Ивановича († 1536), брата государя всея Руси и великого князя Василия III (1479–1533). У Василия III тогда еще не было детей, и князь Дмитровский Юрий, второе лицо в государстве, вполне мог претендовать на российский престол3. Обретение мощей нового святого было благотворным знаком для Дмитровского князя. По словам историка Александра Зимина, «именно князь Юрий Дмитровский стал патроном первого русского чудотворца»4 XVI века.

Действенные шаги по причислению подвижника к лику местночтимых святых в 1522–1523 годах были предприняты митрополитом Даниилом, воспитанником Иосифо-Волоколамского монастыря, в силу давних дружеских отношений с покровителем Калязинской обители князем Юрием. Интересно, что на процесс дальнейшей общецерковной канонизации преподобного повлияло противостояние в церковном мире «нестяжателей» (последователей Нила Сорского) и «иосифлян» (единомышленников ­Иосифа ­Волоцкого). ­Материалы церковного Собора 1531 года донесли до нас полемику между мит­рополитом Даниилом с одной стороны и старцем Вассианом Патрикеевым, а также Максимом Греком с другой. В ходе дискуссии Вассиан усомнился в святости Макария, заявив митрополиту Даниилу на суде: «Аз его знал, простой был человек, а будет ся Чюдотворец, ино как вам любо...»5

Разумеется, в этих словах речь не идет об одежде и поведении святого. За ними стоят сложные отношения между главными лицами светской и церковной власти. Тем не менее уже на первом Макариевском соборе в 1547 году преподобный Макарий Калязинский был причислен к лику общечтимых святых как великий чудотворец. Столь же высокой чести вместе с ним были удостоены митрополит Иона, новгородский архиепископ Иоанн и преподобный Пафнутий Боровский6.

Почитание Макария Калязинского началось со времени обретения его мощей7. Вскоре после этого верующие люди начали отламывать кусочки щепы от старого деревянного гроба и уносить их домой. Сохранившаяся нижняя доска гробницы находилась под стеклом в Успенской церкви Троицкого монастыря вплоть до его закрытия, а ныне, по преданию, хранится в калязинской Введенской церкви. К Собору 1547 года были составлены служба на преставление святого, в создании которой принимал участие знаменитый гимнограф ХVI века Маркелл Безбородый8, и житие, вошедшее в Великие Четьи Минеи9.

Многочисленные списки памятников, переписанные в 1540–1550-е годы, свидетельствуют о распространении культа почитания калязинского подвижника по всем регионам страны. Тому способствовало прославление преподобного Макария вместе с другими святыми, канонизированными в середине XVI века на Макариевских соборах, а также составление иноком Григорием Суздальским службы и похвального слова новым российским чудотворцам.

Иконописные образы нового святого тоже прославились чудотворениями. Так, получил известность случай, когда от иконы калязинского чудотворца исцелился одержимый бесным недугом сын Марии Игнатевской жены Дурасовой Иоанн. Ее в дом больного привез священник Серапион из Калязинский обители, сообщивший, что это «ракы чюдотворцева гробу икона, а на неи нарѣзанъ образъ Макариевъ» (СПбИИ РАН. Ф. 115. № 155. Л. 494об.–495).

В период царствования Ивана Грозного был составлен Лицевой летописный свод, в котором находится одно из первых изображений преподобного Макария Калязинского.

Возможно, по заказу Ивана Грозного в середине XVI века был изготовлен двусторонний деревянный напрестольный шестиконечный крест, который происходит из Богоявленской церкви села Угодичи Ростовского уезда, принадлежавшего Анне Глинской, бабке царя Ивана Грозного10. На оборотной стороне креста — образы пророка Илии и одиннадцати русских святых, восемь из которых связаны с Ростовской землей, среди других — изображения Макария Калязинского, Зосимы и Савватия Соловецких.

Известно также об одной древней иконе Христа Спасителя, на полях которой с двух сторон были изображены преподобные Нил Столобенский, Макарий Калязинский, Ефрем Новоторжский и святая мученица Параскева. По сведениям Августа Жизневского, образ XVI века — дар царя Ивана Грозного в Новоторжский Борисоглебский монастырь. На обороте иконы была надпись: «Сему образу молитца царь Иоанн Васильевич»11.

Почитали цари и простой люд

По сообщению анонимного автора книги о Калязинском монастыре, у обители было семь подворий, из них три в Кашине и по одному в Дмитрове, Угличе, Твери и Москве12.

Внимание к Калязинскому монастырю русских государей способствовало дальнейшему развитию обители и почитанию преподобного Макария. Среди тех, кто посещал монастырь на Волге или делал большие вклады, — самодержцы Иван Васильевич, Феодор Иоаннович, Борис Годунов, Василий Шуйский.

Несмотря на тяжелые последствия Смутного времени, благодаря поддержке церковной и светской власти продолжалось дальнейшее развитие Калязинского монастыря и обеспечивалось его процветание. По данным Кормовой книги, написанной иеродиаконом Амвросием, пожертвования вкладывались с 1610 по 1664 год. Среди шестидесяти вкладчиков — царь Михаил Романов и его мать старица Марфа Ивановна, Кузьма Минин, Авраамий Палицын из Троице-Сергиевой лавры, князья Мезецкие, И. А. Голицын, Ф. И. Мстиславский и другие. Дарили деньги, железо, лошадей, колокола, церковное облачение, богато украшенное каменья­ми и золотным шитьем, кресты и иконы, шитые золотом и серебром плащаницы и покровы, золоченую или серебряную церковную утварь.

В 1699 году на пожертвования вкладчиков мастерами Ермолаем Кирилловым и Сидором Васильевым была устроена новая рака на шести серебряных ножках. По бокам раки девять медальонов: в первом — имена устроителей, во втором — имена мастеров, в остальных семи — эпизоды из жизни преподобного Макария. Кроме того, «на скрывальной дскѣ написанъ образъ Чудотворцовъ добрымъ мастерствомъ и обложенъ сребромъ позлащеннымъ»13.

Указом Святейшего Синода № 131 от 23 января 1876 года дозволялось напечатать акафист святому, составленный настоятелем Кашинского Дмитровского монастыря архимандритом Виктором (1869–1895)14.

В XIX веке для церковных нужд издается житие калязинского чудотворца. Иконописные образы преподобного Макария, постройка церквей и приделов в его честь способствовали широкому почитанию святого не только на Тверской земле, но и по всей стране от Соловецких островов до Казани. Один из первых приделов, посвященных подвижнику, был устроен на родине преподобного, в церкви Рождества Богородицы в селе Кожино. Здесь находились гробницы его родителей Василия и Ирины Кожиных и супруги Елены, почитаемых на Кашинской земле подвижников благочестия. Преподобный Макарий самолично ходил 1 июня в Кожино совершать панихиды по своим родителям и завещал братии поминать их, о чем свидетельствует запись в рукописном списке Кормовой книги Калязинской обители.

В Клобуковом монастыре долгое время стояла нетронутой деревянная келья бывшего насельника, для сохранения которой на средства Варвары Лодыгиной была устроена величественная каменная часовня, освященная в 1903 году.На протяжении XVII–XIX веков Калязинский монастырь, как и в два предыдущих столетия, неоднократно посещался первыми лицами светской власти и церковного священноначалия. В 1619 году в обители был царь Михаил Федорович. Осенью 1654 года Калязинский монастырь стал резиденцией Патриарха Никона и царской семьи. Царица жила в братском корпусе, который впоследствии стали именовать царским, а место пребывания Патриарха Никона в настоятельском корпусе прозвали патриаршим.

В конце XVII века в Калязинскую обитель совершал потешные походы из села Преображенского юный Петр I, «причем для приема Петра и его войска в монастыре был построен даже специальный дворец»15.

Память сквозь воды времени

Советское время нанесло непоправимый урон Калязинской обители. Согласно новейшим исследованиям архивных документов, обитель закрыли не ранее августа 1923 года16. Использование зданий бывшего монастыря в 1920–1930-е годы под создание музея на его территории способствовало сохранению церковных святынь обители и мощей преподобного Макария Калязинского в их числе.

Однако, в связи со строительством Угличской ГЭС и затоплением заволжской части Калязина, в период с марта по сентябрь 1937 года были сломаны стены, башни, церкви и другие постройки, кроме памятников XVI века — Троицкого собора и трапезной, а также бытового корпуса XVII века, оставленных по ходатайству Академии архитектуры СССР. Но уже в январе 1940 года Троицкий собор взорвали и разобрали вместе с трапезной монастыря. Однако хлопотами художника-реставратора Павла Юкина часть фресковой живописи была спасена17.

К сожалению, подобно граду Китежу, ушло под воду все, что осталось от знаменитой обители. Но память о великом чудотворце свято почитают его земляки, прикладывающие свой труд и старание к тому, чтобы вернуть на Калязинскую землю былое почитание преподобного Макария.

Мощи святого, вскрытые 8 февраля 1919 года, удалось сохранить (ГАТО. Ф. Р-228. Оп. 1. Д. 36. Л. 9–10; ГАТО. Ф. Р-641. Оп. 1. Д. 1463. Л. 30–30об.). Согласно Акту выдачи, их передали на постоянное хранение в епархиальное управление 18 августа 1988 года, после чего они покоились в тверском кафедральном соборе Белая Троица. По просьбе калязинских верующих святыня вернулась на малую родину в 2012 году во время Большого Волжского крестного ­хода. На перенесение мощей святого составлена служба калязинским священником Георгием Ивановым и кандидатом богословия доцентом Николо-­Угрешской духовной семинарии (ныне священник) Владимиром Алёшковым.

В 2002 году благодаря подвижническому радению Александра Капитонова на Монастырском острове на старом фундаменте юго-западной башни ограды Троицкого монастыря была установлена часовня во имя преподобного Макария Калязинского, первое богослужение в которой состоялось 23 июля 2018 года. С 10 апреля этого года ежедневные службы в часовне совершает иеромонах Амвросий (Желябовский).

На родине подвижника в селе Кожино Кашинского района в советское время уникальную ­Богородице-Рождественскую церковь разрушили. Кожино опустело. Однако в ноябре 2000 года по благословению архиепископа Тверского и Кашинского Виктора (Олейника) здесь поселилась подвижница — инокиня Фомаида (Калинина), добровольно взявшая на себя обет по охране родовой церкви Кожиных. Сторожку для нее возвел Александр Капитонов. Он же отстроил своды, пол, алтарь церкви и отыскал гробницы жены и родителей калязинского подвижника. В настоящее время силами энтузиастов в храме поставлен иконостас, изготовленный петербургскими художниками Борисом Робенко и Маратом Тажибаевым.

Впервые житие преподобного Макария Калязинского на русский язык перевел тверской писатель и исследователь древнерусских памятников Владимир Исаков (1943–2010). Свои переводы и исследования он опубликовал в тверских изданиях «Памятники литературы Древней Твери» (2002) и «Тверская классика» (2005).

Несмотря на богатейшую книгописную мастерскую Калязинского монастыря, его именитых благодетелей и собственных художников, среди многочисленных посвященных калязинскому по­движнику списков литературных памятников нет ни одного иллюстрированного. Работа народного художника России Людмилы Юга восполнила пробел древнерусской книжности. Созданные жительницей Твери к 500-летию со дня обретения мощей преподобного Макария Калязинского десять миниатюр, посвященных жизни и деятельности по­движника, вошли в новое издание жития святого.


ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ СОКРАЩЕНИЯ ДЛЯ ОБОЗНАЧЕНИЯ АРХИВНЫХ ФОНДОВ

ГАТО — Государственный архив Тверской области

ГИМ — Государственный исторический музей

РГБ — Российская государственная библиотека

СПбИИ РАН — Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук

ЧОИДР — «Чтения в Обществе истории и древностей Российских», периодическое издание Московского общества истории и древностей Российских


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Согласно исследованию А. А. Зимина, документ фальшивый, отражающий скорее генеалогическое пристрастие потомков (вероятно, при получении дворянства), чем исторические факты, вступающие в противоречие даже с возрастом Василия и Матвея Кожиных (см.: Зимин А. А. К изучению фальсификации актовых материалов в русском государстве XVI–XVII вв. // Труды Московского гос. ист.-архивного института. М., 1963. Т. 17. С. 410–411). См. также: С[оковнин] С. Опыт исторического словаря о всех в истинной православной Греко-российской вере святою непорочною жизнию прославившихся святых мужах. М., 1784. С. 142–145; Русская вивлиофика, или Собрание материалов для отечественной истории, географии, статистики и древней русской литературы  /  Изд. Н. Полевым. М., 1833. Т. 1. С. 189–191.

2 Волоколамский патерик. Гл. «О отцы Макарии Калязиньскомъ».

3 См.: Плигузов А. И., Семенченко Г. В. Митрополит и вопрос о наследнике Васи­лия III // Русская книжность XV–XIX вв. М., 1989. С. 141–142; Зимин А. А. Россия на пороге нового времени: Очерки политической истории России первой трети XVI в. М., 1972. С. 257.

4 Зимин А. А. Дмитровский удел и удельный двор во второй половине XV — первой трети XVI в. // Вспомогательные исторические дисциплины: Сб. Вып.5. Л., 1973. С. 186–187.

5 Прение Данила, митрополита Московскаго и всеа Руси, с старцем Васьяном 1531 года, мая 11 дня // ЧОИДР. 1847. Кн. 9, отд. 4. С. 11; Прение Данила, митрополита Московскаго и всеа Руси, со иноком Максимом Святогорцем // ЧОИДР. 1847. Кн. 7, отд. 2. С. 6.

6 Голубинский Е. История канонизации святых в Русской Церкви. М., 1998. С. 100.

7 Гадалова Г. С. Преподобный Макарий Калязинский: История почитания; Исследование и тексты. М.: Индрик, 2020.

8 Смирнова А. Е. Творчество гимнографа XVI века Маркелла Безбородого: Автореф. дисс. ... к. филол. н. СПб., 2005.

9 См.: Die Grossen Lesemenaen des Metropoliten Makarij: Uspenskij spisok = Великие Минеи Четьи митрополита Макария: Успенский список. Weiher-Freiburg I. Br., 1997. Bd. 2: 12–25 marz. S. 801–816.

10 См.: Бобринский А. А. Народные русские деревянные изделия: предметы домашнего, хозяйственного и отчасти церковного обихода. Вып. 12. М., 1914. Табл. 196 (переизд. 2011); Соколова И. М. Об одной группе резных ростовских икон XVI века // Сообщения Ростовского музея. Вып. 6. Ростов, 1994. С. 112–127; Шалина И. А. Возвращение древнего памятника отечественной культуры // Русское искусство. 2011. № 2. С. 78–81.

11 Жизневский А. К. Об иконе Спасителя, хранящейся в Новоторжском Борисоглебском монастыре // Древности. Труды Московского археологического общества. М., 1874. Т. 4. С. 82–84.

12 Описание Троицкого Колязина монастыря. Тверь: Тип. Губ. правл., 1853. С. 54–56. См. также: Попов Д. В. Подворье Троицкого Калязинского монастыря в Москве // Преподобный Макарий Калязинский — святой заступник земли Русской. Калязин; Тверь, 2018. С. 74–79.

13 Щекатов А. Словарь географический Российского государства, описывающий азбучным порядком... М., 1804. Ч. 3. Стб. 702–706.

14 Попов А. Православные русские акафисты, изданные с благословения Святейшего Синода: история их происхождения и цензуры, особенности содержания и построения. Казань, 1903. С. 284–285.

15 Цапенко М. Архитектура и фрески б. Макарьевского монастыря в Калязине // Архитектурное наследство. Вып. 2. М., 1952. С. 164.

16 Попов Д. В. Троицкий монастырь. Век ХХ // По пути времени... 2015–2016. Вып. 6. Тверь, 2017. С. 81; Калязинские храмы и монастыри: [В 2 кн.] // По пути времени... Вып. 8  /  Сост. и общ. ред. А. Г. Кубарева, А. П. Коршунова. 3-е изд., перераб. и доп. Тверь, 2020. [Кн. 1]. С. 54–87; [Кн. 2]. Приложения. С. 6–20.

17 Калязин. Фрески затопленного монастыря. М., 2020.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

26 мая 1521 г., в день памяти апостола Карпа (по новому стилю эта дата приходится на 8 июня), в Калязинском Троицком монастыре были обретены мощи устроителя и игумена крупнейшей обители Тверского княжества преподобного Макария Калязинского. Первый русский святой XVI в. соборным решением церковных и светских властей того времени в 1522–1523 гг. вошел в сонм местночтимых Тверских святых, а на Макарь­евском соборе 1547 г. канонизирован для общецерковного почитания как великий чудотворец.


Галина Сергеевна Гадалова, кандидат исторических наук, преподаватель исторического факультета Тверского государственного университета, автор свыше полутора сотен научных статей, трех монографий и четырех каталогов старопечатных и рукописных книг (два в соавторстве).

16 июля 2021 г. 17:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи