iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Жизнь и молитва на Смоленской земле
В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. ПДФ-версия
10 октября 2018 г. 15:21
Аналитика
Фото из архива экспедиции. Деревня Верхне-Марково, Приленье.

Необычные каникулы

Ленский священник нашел способ, как заинтересовать детей историей Православия

Более 3000 км на самолете, по железной дороге, по реке, на автобусе и пешком. Такое расстояние преодолели 12 якутских школьников из Ленска, Якутска, Пеледуя и Наторы, совершив вместе со своими наставниками увлекательное путешествие по местам, которые сто лет назад с архиерейской поездкой посетил священномученик Евгений (Зернов). Это одна из экспедиций в рамках православно-краеведческой работы с детьми, которую проводит настоятель храма в честь Святителя Иннокентия Московского города Ленска протоиерей Анатолий Астафьев при поддержке Управления образования и Управления культуры Ленского района. Эта поездка стала возможной благодаря гранту Международного конкурса «Православная инициатива».

Святыни родного края

Идея поездки по маршруту священномученика Евгения (Зернова) родилась не случайно. Уже шесть лет при храме святителя Иннокентия Московского существует школьная православно-краеведческая экспедиция «Возрождение», идейными вдохновителями которой стали учитель русского языка и литературы школы №1 города Ленска Татьяна Максимова и священник Анатолий Астафьев. Вместе со школьниками они собирают уникальную информацию об исчезнувших с карты района деревнях и храмах, опрашивают местных жителей о духовенстве, которое там служило, о жизни церковных общин, находят и измеряют фундаменты разрушенных святынь, устанавливали на их месте поклонные кресты. Например, в 2011 году экспедиция нашла и обследовала заброшенный храм в местечке Арылах в 130 км от Ленска, а в 2012 и 2013 годах — фундаменты храмов в оставленных селах Большой Пеледуй и Русская Жерба (соответственно 180 и 135 км от Ленска).

«До революции на территории современного Ленского района Республики Саха (Якутия) было около 14 храмов. Он входил в состав Киренского уезда Иркутской губернии, в котором насчитывалось 74 храма и часовни. Но сколько из них уцелело до наших дней, точно неизвестно, — говорит отец Анатолий. — Нам удалось пока собрать информацию о восьми из них». По итогам полевой работы дети пишут статьи, обобщая и анализируя собранную информацию, дополняя ее данными из архивных источников края, участвуют в республиканских и всероссийских конференциях. Так, коллективная работа школьников, которую представляла ученица 11-го класса школы № 1 города Ленска Карина Богатых на тему «Историко-краеведческая экспедиция “Возрождение”. Реконструкция истории Ленского района Республики Саха (Якутия)» в этом году заняла первое место на III Всероссийской научно-инновационной конференции «Открой в себе ученого» в Санкт-Петербурге и второе место на Российской научной конференции школьников «Открытие» в Ярославле.

Отец Анатолий не боится брать в свои походы и невоцерковленных детей (а таких в его группе две трети). И не скрывает, что прежде всего ребят притягивает романтика приключений, новые впечатления, знакомство и общение с интересными людьми. При этом далеко не все из них понимают, зачем нужна краеведческая работа. Но кропотливый сбор сведений об истории храмов, рассказы сельских старожилов о давно минувшем, книги о подвиге исповедников веры, которые священник читает ребятам в минуты отдыха и совместные молитвы делает подвиг новомучеников близким и понятным для молодежи, трогает их души и сердца, понуждает задумываться, что такое стояние в вере. Например, несколько таких историй ребята услышали в деревне Коньки (Ленский район), жители которой сто лет назад не дали сторонникам новой власти, приехавшим из райцентра, закрыть свой Казанский храм. Дело даже дошло до драки. Представители богоборческой власти отступили, пообещав вернуться. Они, разумеется, вернулись и стали проводить обыски в домах под предлогом поиска предметов культа. Двоих из активных защитников храма арестовали, на них завели уголовное дело по статье «Антисоветская агитация и пропаганда», связав это с их церковноприходской деятельностью. У третьего нашли при обыске Библию. Его тоже репрессировали, о чем отцу Анатолию рассказал внук. «Мы сделали запрос в архив ФСБ, чтобы нам предоставили дело репрессированного и можно было понять, в чем он, собственно, был виноват, — говорит отец Анатолий и добавляет: ребята слушают эти истории с большим интересом, ведь одно дело прочитать в книге и совсем другое — живое свидетельство».Но это еще не вся история про Коньки.

После первого налета по благословению священника прихожане Казанского храма спрятали храмовые иконы у себя дома. Одной семье икону удалось уберечь, превратив ее в столешницу: перевернули ликом в пол и приставили к ней ножки. Накрытая скатертью, она выглядела как небольшой столик. Эту икону святителя Иннокентия Иркутского, написанную в 1883 году, ее владетельница Светлана Иванова и передала в храм Иннокентия Московского города Ленска по завещанию своей бабушки.
Отправляясь в поход, священник сразу предупреждает невоцерковленных детей, что молиться их не заставляет. Единственная просьба — во время молитвы не играть, например в футбол, не шуметь, а спокойно постоять в стороне и послушать. И тут происходит нечто, чему отец Анатолий удивляется каждый раз: через два-три дня эти дети уже молятся рядом с остальными. Священник с улыбкой вспоминает, как однажды один из подростков настойчиво доказывал ему в походе, что человек произошел от обезьяны. «А в конце экспедиции спросил: батюшка, я некрещеный, можно мне крестик носить? Через некоторое время я узнал, что он крестился, — продолжает отец Анатолий. — В наших походах каждый раз кто-то из ребят изъявляет желание креститься, и я специально беру с собой крестильный ящик и крестики».

Маршрутом священномученика

Экспедиция «По пути священномученика Евгения (Зернова) на Приленской земле», получившая грантовую поддержку конкурса «Православная инициатива», стала логичным продолжением программы «Возрождение». Духовно ее организаторов и участников связало со священномучеником то, что во время путешествия по Киренскому уезду в 1913 году он посетил поселок Мухтуя, нынешний Ленск, и молился в его храме. Но, в отличие от прежних лет, перед ребятами ставилась более сложная задача. Вести свое исследование не по фактическим данным, установленным в ходе экспедиции, а заранее изучить маршрут, которым следовал по реке Лене владыка Евгений, епископ Киренский, викарий Иркутской епархии (это путешествие описано в книге иркутского священника Николая Пономарева, переизданной в Ленске). Кроме того, необходимо было изучить историю поселений, места остановок владыки, проанализировать и сравнить, насколько изменилась жизнь за последние сто лет», — поясняет участник экспедиции, заместитель директора Центра православной культуры имени святителя Иннокентия Московского города Ленска Елена Платонова.
Право на участие в экспедиции дети должны были доказать, написав эссе о священномученике Евгении (Зернове) или выступив с докладом на школьной конференции. О серьез­ности поездки говорило и то, что кандидаты прошли психологические тренинги на умение жить и работать в команде, учились приемам оказания первой медицинской помощи (например, как спасти утопающего, уберечься от солнечного удара и молнии, что делать, если тебя укусила змея, пчела или собака и т.д.), ведь их ждали не только экскурсии и конференции в Иркутске и Усть-Куте, но и испытания на выносливость в тайге. Села на их маршруте (общее расстояние по реке Лене от Усть-Кута до Ленска составило 960 км) не всегда находились рядом с пристанью, и добираться до них подчас приходилось пешком, невзирая на жару или дождь, ранним утром или поздним вечером. К тому же работать нужно было по определенному плану, искать людей и собирать информацию — расспрашивать, записывать, делать замеры и эскизы. В полевых условиях от детей потребовалось проявление таких личностных качеств, как взаимовыручка, ответственность, великодушие, терпение, инициативность.

Элина Матигина (9-й класс) вспоминает, что в походе было тяжело: «Чувствовалось, как трудно было и будущему священномученику владыке Евгению на этом пути. Но я  ­поняла: раз нам дается такой шанс побывать в экспедиции, увидеть столько нового, то нельзя лениться, нужно выкладываться на полную. Я увидела, как постепенно разрушается всё, что строилось годами (храмы, часовни, воскресные школы). Православие угасло в деревнях, стоящих вдоль реки Лена, хотя и не исчезло полностью».
Сергею Гришину (11-й класс) экспедиция показала, насколько Церковь и вера в Бога нужны человеку: «Без веры в Бога нет жизни, и прямое доказательство тому — во всех деревнях, где не было действующих храмов, был упадок и застой. Люди потеряли то, что их объединяло, давало поддержку и сообщало смысл их жизни».
Каждый день их ждали неожиданные встречи и находки. Однажды путешественники вышли на берег у безлюдной деревни Улькан. Было видно, что ее давно покинули, хотя уцелевшие дома с русскими печками и двухэтажными амбарами свидетельствовали, что когда-то здесь кипела жизнь. Вокруг не было ни одного человека, кто мог бы сказать, где здесь стояла церковь. И пока ребята и взрослые осматривались по сторонам, решали, с чего тут начать свою работу, к берегу причалила лодка, а в ней человек, который охотно рассказал всю историю этой деревни и даже указал место, где когда-то стоял храм. «Другая деревня, наоборот, была населена, и мы не знали, в какую дверь постучать, чтобы нам рассказали о ней, ведь времени совсем немного, — вспоминает отец Анатолий. — Постучались в первый попавшийся дом, и вдруг оказалось, что именно в нем живет местный краевед, знаток истории своей деревни».

В этой поездке ребята убедились, что судьба многих храмов Приленья очень похожа: если после закрытия их не приспособили под клуб или магазин, то местные жители разбирали их на собственные нужды, причем иногда не оставалось даже фундамента. Например, такая судьба постигла и Знаменский храм деревни Повороты, где, к счастью, сохранилось здание церковноприходской школы. В Поворотах путешественники познакомились с одной из жительниц, и вдруг выяснилось, что в ее сарае есть две иконы из местной церкви. «Когда она принесла их, стало ясно, что одна — это икона XVIII века Божией Матери “Знамение”, которая, очевидно, была храмовой, так как разрушенный храм был освящен в ее честь, — вспоминает отец Анатолий. — Женщина, до сих пор не представлявшая себе, какая духовная святыня пребывает у нее в сарае, пообещала отнести обе иконы в ближайший действующий храм». Интересный случай был в деревне Кривые Луки, где один из старожилов предложил путешественникам забрать у него железную надгробную плиту с могилы местного священника (она хранилась у него в сарае). Но представители администрации попросили оставить ее в деревне, пообещав восстановить могилу, положить на нее эту плиту и поставить поклонный крест.

Участники экспедиции познакомились в Иркутске с дочерью еще одного репрессированного и расстрелянного в 1938 году священника Ильи Стефановича Рудых, служившего в храме поселка Витим. «Галине Ильиничне сейчас 80 лет, но, несмотря на преклонный возраст, она хорошо помнит ночь ареста своего отца, фотография которого, к сожалению, не сохранилась. С помощью Галины Ильиничны мы надеемся получить дело священника из архивов ФСБ и подробнее узнать о его судьбе», — говорит отец Анатолий.
Но не только исторические сведения собирали ребята. В некоторых брошенных деревнях они нашли ценные для истории предметы быта и производства, наглядно иллюстрирующие жизнь сибирских крестьян в начале ХХ века: деревянные корыта, подставки под лучину, прялки, мельничные жернова, деревянные лопаты и т.п. Всё это скоро станет экспонатами будущего этнографического музея, который, по словам отца Анатолия, планируется создать на базе одной из школ Ленска.

Подготовка почвы

Путешествие по маршруту священномученика Евгения (Зернова) было самым продолжительным и плодотворным за шесть лет существования программы «Возрождение». В течение двух недель школьники посетили 28 населенных пунктов Приленья, познакомились с жизнью городских (Иркутск, Усть-Кут, Киренск) и сельских (Верхне-Марково, Подволошино, Алексеевск, Витим) приходов, собрали сведения о пяти ныне действующих храмах и восьми сохранившихся, но закрытых. Они также определили места, где когда-то стояли храмы. Эта экспедиция стала для многих ребят мостиком к пониманию значения духовного подвига священномученика Евгения, который не только совершил это тяжелое путешествие ради своей паствы, но и всячески сопротивлялся богоборческой власти, подводит итоги учитель Татьяна Максимова. Конечно, дети и раньше знали, кто такой архиепископ Евгений (Зернов) и какое отношение он имеет к их земле. «Но это было отстраненное знание о священномученике, словно хорошо выученный урок, — говорит Татьяна Александровна. — И только во время путешествия его личность стала им ближе и понятней, стала примером жизни во Христе. На это, безусловно, повлияло и то, что мы каждый день молитвенно обращались к нему, и, как писали в отзывах ребята, они явно чувствовали его помощь и поддержку».

Есть такой подход в педагогике, созвучный евангельской притче: чтобы выросло что-либо из брошенного семени, оно должно упасть не на камни, не на дорогу, а на подготовленную почву. Почва — это душа ребенка. Красоту мира, глубину образа, точность слова, боль ближнего и сострадание она способна почувствовать, только будучи «взрыхленной». Краеведческие походы и экспедиции — один из способов «подготовки почвы». «Мы, взрослые, ждали, когда заработает, проснется детская душа, — продолжает Максимова. — Было очень радостно следить за этим. Ребята с восторгом узнавали в брошенных деревнях амбары, избы, виденные в Тальцинском музее (собрание памятников архитектуры и истории народов Восточной Сибири XVII–XX веков под Иркутском. — Авт.), стояли потрясенные в подвале НКВД, где в 1937 году расстреливали людей, радовались восстанавливаемым храмам, дружно читали “Отче наш”, увлеченно расспрашивали людей, чья судьба их тронула. И мы понимали, что достигли поставленной задачи!»
По мнению отца Анатолия, главным итогом стало то, что у многих детей появилось желание более серьезно и глубоко заниматься исследованиями истории Православия в своем крае. «В ходе экспедиции родилась идея создать в Интернете интерактивную карту под условным названием “Православные храмы Приленья”, на которой от Байкала до Тикси будет указано расположение (с географическими координатами) всех существующих и когда- либо существовавших там храмов». На этой же карте будет размещена их история и сведения о духовенстве. Сегодня собрана информация примерно об одной трети храмов Приленья. Для завершения этой работы отцу Анатолию и его юным помощникам предстоят еще две экспедиции: пройти по Лене от Байкала до Усть-Кута, а затем от Ленска до Тикси.

Справка
Священномученик Евгений Зернов (в миру Семен Алексеевич Зернов) родился 18 января 1877 г. в Москве в семье диакона. Окончил Московскую духовную семинарию и академию, где принял монашество с именем Евгений. Преподавал в Черниговской духовной семинарии. В 1913 г. хиротонисан во епископа Киренского и назначен викарием Иркутской епархии. Летом того же года совершил поездку по Киренскому уезду, в состав которого до революции входил обширный Ленский край (в 1922 г. он был отнесен к Якутии). С июля 1914 г. — епископ Приамурский и Благовещенский. Участвовал в Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. В 1923 г. его арестовали по обвинению в совершении молебнов о заключенном Патриархе Тихоне, но через несколько месяцев освободили. В 1924 г. новый арест и приговор — три года с последующей ссылкой. После освобождения в августе 1930 г. — архиепископ Белгородский. В 1934 г. возведен в сан митрополита и переведен на Горьковскую кафедру. В 1935 г. после пасхальной службы, совпавшей с празднованием 1 Мая, владыка собрался ехать домой. Его просили остаться, пока не пройдут участники демонстрации. «Что нам бояться, — ответил он, — надо Бога бояться». И в архиерейском облачении поехал домой по улицам. Его арестовали и приговорили к трем годам заключения. В сентябре 1937 г. арестован в лагере по обвинению в контрреволюционной религиозной агитации. Приговорен к расстрелу и расстрелян 7 (20 н. ст.) сентября 1937 г.
Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 г. В 2017 г. исполнится 140 лет со дня рождения и 80 лет со дня смерти священномученика.

Ключевые слова: дети, молодежь, паломничество
Также читайте:
епархиальная жизнь
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи