iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
Православный женский монастырь св. прмц. Елизаветы в Баварии
ЖМП № 8 август 2011 /  22 августа 2011 г.
версия для печати версия для печати

Православный приход в Германии

Берлинская епархия — одна из самых многочисленных в Русской Православной Церкви Заграницей. Количество членов РПЦЗ в ФРГ достигает 400 тыс. человек. Сохраняя внутреннее и внешнее единство, среднестатистический православный приход в Германии состоит из представителей разных поколений и социокультурных групп и неоднороден по этническому составу.

 

Типы русскоязычных прихожан

Сегодня приходы Берлинской епархии переживают серьезные проблемы, которые не могут не беспокоить православных христиан в России. Во-первых, православные храмы в Германии расположены преимущественно в крупных городах и не в состоянии удовлетворить духовные потребности большого числа верующих. Люди вынуждены преодолевать расстояния в 50 и более километров, чтобы попасть на службу, принять участие в таинствах. В ряде случаев такое отдаленное расположение приводит к оттоку активной части православных прихожан из общины, а порой и уходу их в различные секты, которые широко представлены в стране.

Во-вторых, в Германии ощущается острая нехватка православных священников. Более того, служащие священники в силу жестких экономических условий вынуждены работать на светской работе и не всегда могут уделять приходу должное внимание.

Наконец, сегодня многие этнически русские прихожане Берлинской епархии родились и выросли в Германии. Это абсолютно новый тип православного иммигранта за рубежом — он плохо владеет русским языком, не всегда хорошо знает культуру и историю своей исторической родины. Естественно, что такая оторванность от исторических и культурных корней не может не отразиться на идентичности прихожан, их восприятии православия и религиозных традиций РПЦЗ.

Для того чтобы на практике посмотреть, как перечисленные выше проблемы проявляются в жизни отдельного прихода, мы выбрали один из старейших храмов Германии — Святителя Николая в Штутгарте. За последние десять лет численность прихожан Никольского храма возросла с тридцати до полутора тысяч человек, регулярно посещающих службы и участвующих в таинствах. Это серьезный количественный показатель, причем не только для Германии, но и для многих православных стран.

Для православного иммигранта из России храмовая община, как и 80 лет назад, остается местом встречи с родиной, местом душевного отдохновения, радости совместной молитвы с близкими по духу и вере соотечественниками. Но сегодня разные поколения эмигрантов, в силу особенности жизненных ситуаций и социально-демографических черт, воспринимают приходскую жизнь неодинаково. В итоге можно говорить о пяти условных типах русских эмигрантов в Германии и о шести типах православных прихожан.

 

«Чужие» русские

Первый тип — это мужчины и женщины, представленные в равной пропорции, в возрасте старше 40 лет, эмигрировавшие из России в конце 80-х — начале 90-х годов. Около 40% из них — творческая интеллигенция — музыканты, оперные певцы, архитекторы, инженеры. Есть и люди рабочих специальностей, как правило, они составляют оставшиеся 60% этой возрастной группы. Кроме того, мужчины и женщины этой группы чаще всего являются выходцами из крупных столичных городов России, таких как Москва и Санкт-Петербург. В Германию они приехали с плохим знанием языка, или совсем не зная его, а обучение немецкому и адаптация к условиям чужой страны происходили уже в зрелом возрасте, без какой-либо специальной подготовки. Пережитый серьезный кризис и депрессия на фоне постоянного чувства тоски по родине спровоцировали ситуацию, при которой русские эмигранты этой волны, проживая в Германии уже более 20 лет, имея рабочие места, а порой и немецкое гражданство, продолжают чувствовать себя чужими в этой стране. Кроме того, обучение немецкому языку в позднем возрасте не позволило им говорить по-немецки чисто и без акцента, что стало причиной неуверенности и определенного страха. Как итог — нереализованность своих способностей, невостребованность на престижных работах, социальная и материальная незащищенность. Именно эта группа лиц более всего нуждалась в православном приходе и храме как месте, где протекает совместная молитва и есть возможность встречи со своими соотечественниками. Стоит также отметить, что если мужчины этой возрастной группы, как правило, переезжали в Германию в поиске материального благополучия, признания в своей профессии, то судьба русских женщин, эмигрировавших в Германию в начале 90-х, — это в основном вынуж­денное переселение вслед за мужем или выход замуж за иностранца. Многие из них так и остались домохозяйками, потеряв навыки профессии, полученной в России. Именно эта группа женщин наиболее стабильно посещает храм, участвует в уборке и подготовке храма к праздникам, в приготовлении трапезы и организации хозяйственной деятельности общины.

 

Русские специалисты

Второй тип русского православного эмигранта составляют мужчины и женщины в возрасте от 31 до 40 лет. Как правило, это хорошие специалисты востребованных в Германии профессий — финансисты, экономисты, бухгалтеры, строители, учителя и др. Их эмиграция пришлась на конец
90-х — начало 2000-х годов, и многие из них живут в Германии не более 10–12 лет. Переезд в другую страну для этой группы лиц был, как правило, осознанным. Это не был диссидентский побег, а скорее взвешенное решение прагматика, который хотел бы попробовать свои силы в другой стране. Уезжая из России, молодые специалисты уже неплохо владели немецким языком, имели представления о том, чем бы хотели заниматься в Германии, и опыт работы по своей специальности в России. Поэтому большая часть из них смогла найти себя в другой стране и менее болезненно, чем представители первой группы, адаптироваться к жизни за границей. У большинства из них есть свои семьи, в основном это браки с русскими, что является заметной психологической поддержкой, есть дети, рождение самых старших из которых пришлось на период их эмиграции. Женщины этой возрастной группы так же, как и первой, обременены домашними заботами и воспитанием детей. При этом они все-таки более активны и жизненны в своем желании реализоваться, участвовать в общественной жизни, чем представительницы первой группы. Именно женщины второго типа русских эмигрантов составляют своеобразный творческий актив прихода. Они реализуют проекты по работе с молодежью, организуют выездные семейные лагеря, разрабатывают сценарии праздников, проводят воскресные школы для взрослых. Очевидно, что при всей своей занятости и загруженности именно эта группа эмигрантов наиболее мобильна и деятельна, приход для нее является местом реализации их творчества, поиска и смысла жизни.

 

Русские студенты в Германии

Третий тип русских прихожан — это молодежь в возрасте от 18 до 30 лет, которую условно можно разделить на две подгруппы: дети эмигрантов, приехавших в Германию 8–10 лет назад, имеющие опыт обучения как в школах России, так и Германии, и затем поступившие в высшие учебные заведения Германии; и студенты, эмигрировавшие из России в возрасте 18–20 лет для получения высшего образования за границей. Несмотря на различия этих подгрупп, их объединяет опыт социализации в России. Это и общие воспоминания о советских детских садах, о переломных 90-х и школах того периода. Более уверенная и ориентированная на продолжение жизни в Германии именно первая подгруппа. Вторая подгруппа переехавших из России студентов менее защищена и независима. Для нее характерна меланхолия, неопределенность дальнейшего жизненного пути. Как правило, представители и чаще всего представительницы этой подгруппы стараются создать семью в Германии, выходя замуж за немцев. Именно они в дальнейшем становятся теми прихожанами, которые нуждаются в совершении таких таинств, как венчание и крещение, и приобщают таким образом к православию свои немецких мужей или жен и детей. Эта молодежная группа эмигрантов также составляет актив прихода, но выполняет при этом скорее исполнительские, нежели управленческие функции. Приход для них — своеобразное место общения, островок любви, где можно на время уйти от проблем, забыть о своей маргинальности.

 

Русские немцы

Четвертый тип прихожан — это дети, юноши и девушки, родившиеся в Германии либо переехавшие в Германию вместе с родителями еще в раннем детском возрасте. Они больше других русских адаптированы к условиям жизни за границей, в совершенстве владеют немецким языком. При этом они говорят и по-русски, хотя некоторые из них, особенно младшего возраста, уже с заметным трудом. В храм эти подростки ходят с детства, для них, по словам одного из юных представителей этой группы, «приход почти как дом родной». Здесь они собираются вместе с родителями в праздничные и воскресные дни, здесь они причащаются, играют в ризнице. Приход для них не место успокоения их уставшей души, для этого они слишком юны, и не островок любви, где они скрываются от враждебного и непонятного мира. Им, социализированным в Германии, он вполне понятен. Для них приход — то привычное и знакомое, что в какой-то момент становится почти обыденным и незаметным. Они и являются главными участниками всех праздничных представлений, для них проводятся различные мероприятия и выездные детские лагеря, организуются курсы по языкам. Именно они те русские немцы, которые в дальнейшем гораздо легче будут находить себе рабочие места и устраиваться на престижные работы, поскольку будут признаны полноправными гражданами Германии. Эти дети ходят в немецкие школы, и на этом фоне приход выполняет еще одну важную, так называемую интегративную функцию, отслеживая успеваемость каждого юного прихожанина и включая его тем самым в социальную жизнь страны. Связано это с тем, что система образования в Германии одновременно является своеобразным фильтром и лифтом в структуре социальной мобильности немецкого общества, где отбор и распределение учащихся происходит уже после четвертого класса начальной школы.

Вместе с тем «русские немцы», воспитывающиеся в садах и школах Германии, имеющие преимущественно друзей среди немцев, подвержены влиянию немецкой среды, ее культуры, образа мысли, восприятия жизни. Показательны реплики прихожан этой возрастной группы. Так, на вопрос о том, что для них значит быть православным, слышался часто повторяемый довод: «Творить добрые дела так, как это делают протестанты». Именно у этого типа православных прихожан в Германии есть определенный диссонанс между своим вероисповеданием и несогласованностью этой веры с внешним миром, который преимущественно состоит из католиков, протестантов и в последнее время еще и из мусульман, которых с каждым годом становилось в Германии всё больше. Этот тип православных прихожан нуж­дается в проектах, направленных на обмен, паломничество и развитие культурно-языковых навыков.

 

Православные немцы

Перечисленные типы русских эмигрантов составляют основу прихода Русской Православной Церкви в Штутгарте, но стоит отметить и еще один тип православного прихожанина, который появился за последние несколько лет. Это коренные немцы, принимающие крещение в православии. Их отличает осмысленность в выборе веры; как правило, это люди, прошедшие трудный путь поиска от буддизма до православия. Как отмечали сами немцы, приход для них стал местом встречи с Богом. По словам настоятеля Никольского храма протоиерея Ильи Лимбергера, пока еще рано говорить о массовом воцерковлении немцев в Православной Церкви, однако уже сегодня приход идет навстречу немцам и русским, плохо владеющим церковнославянским языком, и периодически проводит службы на немецком.

Ранее попытки православной проповеди в Германии среди местных жителей предпринимались неоднократно, но не привели к заметным результатам. С той только разницей, что в условиях неоднородной национальной идентичности среди немцев на одних территориях, как правило, морских и ведущих торговлю (Гамбург, Гандза и др.), к православной проповеди относились терпимо, в других, более закрытых и отдаленных от внешнего сообщения городах, воспринимали ее холодно, а порой и враждебно. В этом смысле весьма показателен тот факт, что в Германии не существует ни одного чисто немецкоязычного православного прихода, организованного самими немцами, в отличие, например, от той же Америки, где это распространенное явление.  

 

Эмигранты новой волны

Социально-демографический и психологический портреты русского эмигранта и прихожанина в Германии продолжают претерпевать заметные изменения. Например, как отмечают сами прихожане и священники храма, в последние годы всё более заметен приток качественно иных по образованию, воспитанию и степени воцерковленности эмигрантов. Преимущественно это выходцы не из России и столичных городов, а из провинциальных поселков Украины, Казахстана и других стран СНГ. Всё меньше встречается среди них представителей творческой интеллигенции, специалистов-интеллектуалов. Как правило, это эмигранты-рабочие, готовые и в Германии трудиться на низкооплачиваемых, непрестижных или физически тяжелых работах. Приходя в храм и примыкая к православной общине, новоприбывшие эмигранты оказываются зачастую маловоцерковленными или совсем невоцерковленными православными, что требует определенной катехизаторской работы со стороны прихода.

Столь явные различия в типах прихожан православных общин в Германии и обозначенные в начале статьи проблемы Берлинской епархии нуждаются сегодня в подробном изучении. Однако доминирующая тенденция очевидна: популярность православия в Германии растет, с каждым годом происходит омоложение приходов и рост числа православных прихожан. Все эти процессы идут параллельно с активизацией приходской жизни в России. Как отмечает Святейший Патриарх Кирилл, современный приход должен стать центром притяжения проживающих рядом людей, духовным, культурным, миссионерским и социальным центром. И в этом смысле опыт приходов в Германии и других странах, где они на протяжении уже многих лет играют именно интегрирующую роль, способствуют сплочению и единению верующих, особенно интересен.

22 августа 2011 г.
Ключевые слова: диаспора, Европа
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00