iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
Казанский собор
ЖМП № 9 сентябрь 2011 /  20 сентября 2011 г.
версия для печати версия для печати

Возвращение Казанского собора. К 200-летию шедевра отечественной архитектуры

К 200-летию шедевра отечественной архитектуры

Казанский собор в Санкт-Петербурге был возведен архитектором А.Н. Воронихиным в 1811 году. Прежде на этом месте стояла небольшая каменная церковь Рождества Богородицы, построенная в 1737 году архитектором М.Г. Земцовым. Собор стал ее преемником, из нее была перенесена сюда чтимая Казанская икона Божией Матери. В 1922 году большевики передали собор обновленцам, а в 1932 году открыли в нем Музей истории религии и атеизма. Потребовалось еще более шестидесяти лет, чтобы в стенах величественного храма вновь зазвучала молитва и он вернулся в лоно Русской Православной Церкви.

 

Первые попытки

Эта мысль постоянно жила в умах и сердцах мирян и церковного священноначалия. Как только появлялась малейшая надежда, верующие снова поднимали этот вопрос. Одну из попыток вернуть храм сразу после окончания Великой Отечественной войны предпринял митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков). Он несколько раз обращался с этой просьбой к городским властям. В отчетах епархии за 1947–1948 годы говорится: «Весьма желательным и давно ожидаемым является открытие Казанского собора в качестве кафедрального». Но эти пожелания не нашли сочувствия у властей.

Однако с началом перестройки ситуация изменилась. В Ленинграде, как и во многих других городах, всё настойчивей звучали требования восстановить историческую справедливость. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер) несколько раз обращался к городским властям с просьбой передать епархии некоторые храмы, в том числе и Казанский собор.

В декабре 1987 года исполнилось 175 лет со дня освобождения России от нашествия армии Наполеона. На Рождество в 1988 году у памятников Кутузову и Барклаю де Толли состоялся митинг и возложение венков. А затем его участники направились в Казанский собор, пропели у гробницы великого полководца Кутузова «Вечную память», возложили цветы и огласили коллективное требование превратить собор в музей Отечественной войны 1812 года. Вскоре на Всесоюзном съезде художников председатель Ленинградского отделения Советского фонда культуры академик А.А. Мыльников публично потребовал изменить назначение Казанского собора, имея в виду его возвращение Церкви. Так началась многолетняя борьба за передачу собора верующим.

 

Обретение святынь

Не желая отдавать собор верующим после празднования 1000-летия Крещения Руси, городские власти предложили устроить в нем пантеон Отечественной войны 1812 года. А музей перенести в другой храм. Но к июню 1989 года митрополит Алексий договорился с Министерством культуры РСФСР и дирекцией Музея истории религии и атеизма о возвращении Церкви хранившихся в музее мощей святого благоверного князя Александра Невского, небесного покровителя города.

3 июня в присутствии представителей городского духовенства, властей и общественности митрополит Алексий и министр культуры РСФСР Ю.С. Мелентьев подписали в Казанском соборе акт о передаче Церкви святых мощей святого благоверного князя Александра Невского. Ларец со святыми мощами поместили в окропленный святой водой ковчег, поставленный перед гробницей полководца Кутузова. Митрополит Алексий совершил над ковчегом краткий молебен, после которого была возглашена «Вечная память» рабу Божию Михаилу и всем воинам, за Отечество положившим жизнь свою. Затем ковчег перевезли в Александро-Невскую лавру.

Последующие за этим события подсказывали верующим людям, что Господь слышит их молитвы и ободряет не оставлять надежды.

Вскоре Церкви были последовательно возвращены святые мощи преподобных Савватия и Зосимы Соловецких, святителя Иоасафа Белгородского и преподобного Серафима Саровского. Все мощи были обретены здесь же, в Музее религии и атеизма.

 

Начало богослужений

21 июля 1990 года, в праздник Казанской иконы Божией Матери, по просьбе только что созданной общины в соборе состоялся первый молебен.

В правом Рождественском приделе его отслужил протоиерей Павел Красноцветов (ныне настоятель собора). На молебне присутствовали около двухсот молящихся. Следующий молебен совершил в том же приделе в праздник Рождества Божией Матери архимандрит Симон (Гетя), будущий епископ Мурманский.

В августе 1990 года на Ленинградскую кафедру был назначен новый глава епархии митрополит Иоанн (Снычев). Через месяц правящий архиерей договорился с руководством музея о компромиссе относительно Казанского собора. Музей согласился восстановить алтари, обеспечить храм всем необходимым для богослужения, освободить центральный алтарь, южный придел и всю подкупольную часть собора. А в западном и северном нефах разместить экспозицию из истории русского православия.

Вскоре митрополит Иоанн обратился в Ленсовет с просьбой «сформировать компетентную комиссию для изучения состава, учета и хранения фондов и предметов экспозиции музея с целью передачи культового имущества и литературы в ближайшее время соответствующим религиозным конфессиям».

4 ноября 1990 года, в праздник Казанской Божией Матери, в соборе состоялась первая (почти за 70 лет) Божественная литургия. Совершалась она в главном алтаре, где находилась музейная экспозиция. В центре храма по-прежнему находились предметы языческих культов. Но по требованию верующих к празднику их прикрыли полотном. В этот день в храме молились более тысячи человек. Литургию служил клирик Князь-Владимирского собора отец Григорий Красноцветов.

В конце ноября 1990 года, к радости прихожан, у Казанского собора появился свой настоятель. Им стал игумен Сергий (Кузьмин), преподаватель Ленинградских духовных школ. А с Рождества 1991 года Божественная литургия стала совершаться в соборе по воскресеньям и в праздники. То, что ее следовало заканчивать к десяти утра — когда в музей приходили первые посетители, — верующие воспринимали как досадный казус. Между тем Музей истории религии готовился к переезду в перестраиваемое для него здание на Почтамтской улице.

 

Возвращение

12 февраля 1991 года стало отправной точкой в возвращении храма верующим. В этот день была создана рабочая группа «по рассмотрению вопросов, связанных с передачей Казанского собора в собственность епархии».

Однако при всей внешней заинтересованности городской власти у нее постоянно находились поводы к замораживанию этого процесса. Так одним из них стало отсутствие средств на ремонт нового помещения для Музея религии.

Тем не менее к маю духовенству епархии всё же удалось заключить с властями соглашение, предусматривающее совместное использование храма, когда для богослужений отводились только воскресные и праздничные дни и два (не полностью) придела: главный — Казанской иконы Божией Материи, левый — преподобных Антония и Феодосия Печерских.

25 мая 1991 года, в Троицкую родительскую субботу, были отслужены Литургия (на которой присутствовали около 300 причастников) и вселенская панихида, а вечером — всенощное бдение. Службы шли в левом приделе, который настоятель освятил малым освящением. Поначалу требы совершались исключительно по средам, когда музей не работал, однако со временем венчания стали происходить и в другие дни одновременно с экскурсиями. И молитвенная жизнь в соборе постепенно налаживалась, его приход увеличивался. Музейную экспозицию отделили от середины собора, где молились прихожане. В клире было уже три священника.

С лета 1991 года реставрационный центр епархии занялся изготовлением и установкой креста на куполе собора. Утраченный крест был из дерева, обшитого золочеными медными листами. Новый решили сделать металлическим. Крест высотой около 5 метров и весом 335 килограммов был отлит на Канонерском заводе и покрыт сусальным золотом. В Великую субботу 1994 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн освятил новый крест для собора. Вертолет, которым командовал вице-президент компании «Балтийские авиалинии» Вадим Базыкин, подхватил крест и понес над городом к куполу собора. Первая попытка установить его оказалась неудачной. Сильный порывистый ветер раскачивал крест из стороны в сторону. Подвеску креста сделали заново. К девяти часам вечера вертолет снова подлетел к собору. Ветер утих. Крест точно встал на свое место и был закреплен монтажниками. Через три часа над городом поплыл звон колоколов, возвестивший о празднике Пасхи. Это звонили колокола на Казанском соборе.

В 1992 году первому настоятелю собора игумену Сергию (Кузьмину) удалось вернуть «на временное хранение» из Русского музея три больших иконы живописцев Брюллова, Бруни и Басина, изображавших Успение, Покров и Введение во храм Богородицы.

4 ноября 1995 года, в праздник Казанской иконы Божией Матери, от западного крыла колоннады со звонницы собора раздался звон. Колокола, однако, были небольшими, и далеко их слышно не было. Вскоре были отлиты еще один большой колокол (весом в двести пятьдесят килограммов) и три малых. Колокола были освящены 19 января 1996 года, они усилили «голос собора».

В конце 1995 года митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским стал Высокопреосвященный Владимир (Котляров). В январе 1996 года на пресс-конференции, посвященной восстановлению Казанского собора, он сообщил о своем решении придать Казанскому собору статус кафедрального.

Мэр города А.А. Собчак поддержал предложение ассоциации «Клуб «Невский проспект»» привести в порядок иконостас собора. Ориентировочная стоимость всех работ должна была составить три с половиной миллиарда рублей. На пресс-конференции представителей епархиальных и городских властей прозвучал призыв к пожертвованиям.

21 июля 1996 года, в «летнюю Казанскую», в соборе впервые за постсоветский период прошла архиерейская служба — митрополит Владимир отслужил Божественную литургию. Ему сослужил настоятель протоиерей Павел Красноцветов, переведенный 14 июня из Князь-Владимирского собора. С этого дня богослужения в храме стали ежедневными. Протоиерей Павел Красноцветов стал энергично заниматься не только возвращением имущества, но и восстановлением былого убранства собора. В этом ему помогал богатый опыт, приобретенный на прежних местах церковного служения.

И вот наступил знаменательный день, которого прихожане собора ждали восемь лет. 14 декабря 1999 года после вечернего богослужения в Казанском соборе митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир, губернатор В.Яковлев и министр культуры Российской Федерации В.Егоров подписали соглашение о передаче здания собора Санкт-Петербургской епархии. В своем слове митрополит Владимир выразил надежду, что «этот святой храм больше никогда не будет поруган, а будет стоять цел и невредим до скончания века».

22 декабря 1999 года Святейший Патриарх Алексий II подписал указ о присвоении Казанскому собору статуса кафедрального.

В 2001 году после реставрации главного иконостаса в Казанский собор на свое место — с левой стороны от Царских врат — вернулась из Князь-Владимирского собора чудотворная Казанская икона Божией Матери.

Перед этим образом Владычицы Небесной молился в 2009 году незадолго до своего избрания в Патриархи Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.

При подготовке материала использована монография «Казанский собор» (СПб.: Арт Деко, 2001).

 

Второе обретение мощей святого Серафима Саровского

В 1990 году в запасниках Музея истории религии, занимавшего здание Казанского собора были повторно обретены мощи преподобного Серафима Саровского. Случилось это так. Сотрудники музея готовились к переезду в новое здание на Почтамтской улице. В одном из помещений, где хранились гобелены, был найден прямоугольный предмет приблизительно в рост человека, зашитый в холст. Под холстом обнаружили деревянный постамент, на котором под марлей и ватой находились мощи. Сохранились борода, волосы, частицы мышечной ткани. На груди усопшего лежал медный крест. На руках — священнические поручи и атласные светлые рукавицы, на одной из которых золотом было вышито: «Святый отче Серафиме», на другой — «Моли Бога о нас». Кроме надписи на перчатке, никакой другой информации не было: ни номера, ни описания. О находке сообщили Святейшему Патриарху Алексию II. «Уже при первой встрече с директором Музея истории религии, — вспоминал Патриарх, — мы договорились о том, что мощи, как православная святыня, должны быть возвращены Церкви». Для их обследования в Ленинград приехали епископы Тамбовский и Мичуринский Евгений и Истринский Арсений.

Изучая историю мощей по архивным документам Святейший Патриарх Алексий II выяснил, что их вскрыли в 1920 году, из Сарова доставили в Арзамас, из Арзамаса — в Донской монастырь, далее след терялся. Архипастыри, которые производили осмотр, свидетельствовали о чувстве благодатности и благоухании мощей, которые им пришлось обследовать. После сопоставления мощей с подробным актом, составленным при их вскрытии, появилась уверенность, что это действительно мощи преподобного Серафима. Накануне их возвращения Русской Православной Церкви, мощи  были переложены в специально изготовленную раку. И 11 января 1991 года в присутствии иерархов Церкви и большого числа верующих в центральном нефе собора торжественно переданы дирекцией музея Патриарху Алексию II. Директор Музея истории религии также передал Патриарху икону преподобного Серафима с частицей его мощей.

В своем слове перед ракой со святыми мощами Святейший Патриарх отметил: «То, что было достоянием всего нашего народа, то, что казалось безвозвратно утраченным, то, о чем долгие, тяжелые годы сожалели тысячи православных христиан, сегодня здесь, перед нами: преподобный Серафим не только духом, но останками своими с нами... Духовно радуясь и торжествуя, мы прекрасно понимаем, что Промысл Божий действует в мире через конкретных людей. Через определенные обстоятельства». После подписания акта о передаче у вновь обретенных мощей отслужили первый молебен. Раку перевезли в Александро-Невскую лавру, в феврале — в Богоявленский собор Москвы и наконец летом в Дивеевский монастырь. Так неизъяснимым Промыслом Божиим Музей истории атеизма и религии стал хранилищем одной из почитаемых для православного сердца святыни.

 

Казанская икона – покровительница северной столицы

Казанская икона Божией Матери — главная святыня Казанского кафедрального собора Санкт-Петербурга. Это один из списков с первообраза Казанской иконы, обретенного в 1579 году в городе Казани на месте пожара, истребившего перед этим значительную часть города. События явления и перенесения иконы описал священник Никольской церкви Ермолай, будущий митрополит Казанский и затем Патриарх Московский Ермоген, мученически пострадавший за православную веру в Смутное время. Ему принадлежит и служба в честь Казанского образа, включая общеизвестный тропарь «Заступнице усердная…» Он также засвидетельствовал и первые чудеса, свершившиеся во время торжества: по дороге прозрел Иосиф, бывший слепым уже три года, в самом соборе исцелился другой слепец Никита. В последствии также была замечена особая милость Богоматери через Свой Казанский образ к больным глазами.

В том же 1579 году царь Иван Грозный основал в городе Казани монастырь Пресвятой Богородицы. В него и поместили обретенную икону. Первообраз находился в монастыре вплоть до 1904 года, когда был похищен и уничтожен святотатцами.

Еще в XVII веке с первообраза было сделано множество списков, наиболее известные из которых — московский и петербургский.

Московский список присутствовал в ополчении Минина и Пожарского, освободивших столицу от польско-литовских интервентов. Позже он был помещен в Казанском соборе, построенном князем Пожарским на Красной площади. По повелению царя Михаила Федоровича чудотворный образ Богоматери стали чествовать в Москве дважды в год: 8 июля, в день явления иконы в Казани, и 22 октября, в память освобождения Москвы от иноземных захватчиков. С 1649 г. по повелению царя Алексея Михайловича местные празднования — казанское 8 июля и московское 22 октября — стали общероссийскими, а Казанскую икону начали почитать как покровительницу Дома Романовых. Поводом послужило рождение во время всенощной службы на 22 октября наследника, царевича Дмитрия Алексеевича.

Второй наиболее чтимый список, принадлежал вдовствующей царице Прасковье Феодоровне (супруге царя Иоанна Алексеевича). Его-то и перенес в северную столицу император Петр Великий, где он стал одной из главнейших святынь города. В 1811 году образ Владычицы занял свое место в иконостасе Казанского собора у Царских врат.

В 1920–1922 годах иконостас Казанского собора был уничтожен, чудотворный образ Владычицы передали в храм Смоленской иконы Божией Матери, а в 1930‑х годах ее перенесли в Князь-Владимирский собор.

Во время Ленинградской блокады, жители города на Неве совершили крестный ход с Казанской иконой Богоматери, что, несомненно, добавило стойкости верующим горожанам и помогло им выстоять в тяжелые годы войны. В 2002 году Казанская икона Божией Матери была торжественно возвращена в восстановленный Казанский кафедральный собор и заняла свое прежнее место в иконостасе. Сегодня каждую среду перед образом Владычицы в кафедральном Казанском соборе Санкт-Петербурга служится акафист.

20 сентября 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00