iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
История
22 августа 2005 г.
версия для печати версия для печати

Свидетель эпохи (Окончание)

В феврале 1941 года больной и изможденный отец Сергий, освобожденный из колонии, располагавшейся вблизи закрытого Толгского монастыря, вернулся в Углич, где его радостно встретила мать. Родные и знакомые узнавали батюшку с трудом — он выглядел семидесятилетним старцем. Три месяца спустя он был назначен настоятелем угличского Димитриевского храма, и служил там практически ежедневно на протяжении более полутора лет. После некоторого перерыва, связанного с перемещением на другой приход, в апреле 1943 года отец Сергий получил указ быть настоятелем Михаило-Архангельской церкви села Архангельского в Угличском районе; здесь еще диаконом служил его покойный отец, а ранее — деды и прадеды по линии матери. 3 июня 1948 года архиепископом Димитрием (Градусовым) отец Сергий был пострижен в монашество с именем Кассиан — в честь преподобного Кассиана Угличского, и уже в 1949 году был удостоен сана игумена. Перед постригом Анфиса Евграфовна благословила сына на монашеский путь иконой Божией Матери «Умиление».

Служение в Архангельском на протяжении почти восемнадцати лет стало временем становления отца Кассиана как пастыря-подвижника. Служил он 4—5 раз в неделю, службы были долгими, по монастырскому уставу. Жил батюшка в самом храме, в небольшой келье под колокольней; половину кельи занимала его библиотека. Здесь же на приходе, воспитываемая крестной, жила его дочь Надежда — младшая из четырех детей. В скором времени на приходе образовалась крепкая община, духовным центром которой был игумен Кассиан, ревностно заботившийся о благолепии храма, с отеческим вниманием, любовью и, при необходимости, строгостью опекавший свою паству.

1 сентября 1956 года, на 91-м году жизни, скончалась Анфиса Евграфовна, мать будущего владыки. Как вспоминал архипастырь, она «последние 1—2 месяца была очень слабая, а последние дни почти недвижно лежала в полном сознании; я ее часто причащал Святых Таин». На отпевании отец Кассиан произнес слово, в котором «хвалил обоих родителей редкостное благочестие и их главнейшую заботу — чтобы чада были верующими и преданными Церкви».     

В 1958 году игумен Кассиан окончил заочный сектор Ленинградской духовной академии со степенью кандидата богословия, в январе 1961 года был вновь назначен настоятелем Димитриевского храма в Угличе и вскоре возведен в сан архимандрита. 26 марта 1961 года состоялась его хиротония во епископа Угличского, викария Ярославской епархии. Владыка вспоминал: «25 марта в Троице-Сергиевой Лавре состоялось мое наречение, а 26 марта — моя хиротония во епископа Богоспасаемого града Углича... К вечеру того же дня — в канун праздника иконы Божией Матери Феодоровской — я с епископом Никодимом (Ярославским и Ростовским, впоследствии митрополитом Ленинградским и Новгородским — А.А.) прибыл в г. Ярославль, а на другой день вместе с ним служил Божественную литургию первый раз в архиерейском сане... Святое крещение мое, принятие низшего чина церковного (чтеца — А.А.) и возведение в высший сан архиерейский осенены благословением Божиим чрез пречестный образ Богоматери Феодоровский».

С 14 мая 1963 года Преосвященный Кассиан являлся епископом Новосибирским и Барнаульским, а с 20 мая 1964 года до ухода на покой в декабре 1988 года — архиепископом Костромским и Галичским. Почти четверть века его жизни прошли в Костроме, главная святыня которой — чудотворная Феодоровская икона Божией Матери — осеняла весь земной путь архипастыря. Жил он в небольшом деревянном доме на улице Лавровской рядом с Иоанно-Златоустовским храмом; здесь же, в трех маленьких полуподвальных комнатах, размещалось епархиальное управление.

Гонения на Православную Церковь в ХХ веке не обошли Кострому стороной: вскоре после революции были закрыты все монастыри Костромской епархии, в 20—30-х годах происходило массовое закрытие приходских храмов, в 1934 году подвергся полному уничтожению соборный ансамбль Костромского кремля. Тем не менее на всем протяжении эпохи богоборческих гонений только в областном центре оставались действующими три храма, богослужение в них не прекращалось; продолжалась церковная жизнь и в немалом (для того времени) числе сельских приходов. В этом нельзя не видеть особой милости Божией к Костроме: ведь к началу сороковых годов ХХ столетия в 25 российских областях не было ни одного действующего храма, в 20 областях оставалось не более 5 церквей... Промысл Божий сохранил в церковных стенах и главную святыню Костромского края — чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери. Ко времени вступления на кафедру архиепископа Кассиана она пребывала в костромском Воскресенском кафедральном соборе (с 1991 года образ Царицы Небесной находится в восстановленном Богоявленско-Анастасиином кафедральном соборе г. Костромы).

Управление Костромской епархией, немногочисленной по числу жителей, но обширной по территории, требовало от владыки Кассиана больших трудов и сил. Верными помощниками архипастыря стали костромские священнослужители: секретарь Епархиального управления протоиерей Константин Ильчевский (ныне — клирик кафедрального собора, почетный гражданин г. Костромы), настоятель кафедрального собора протоиерей Иоанн Щербан († 1995); духовник епархии, постриженник Киево-Печерской лавры архимандрит Поликарп (Будаква; † 1996); многократно подвергавшийся гонениям за проповедь Слова Божиего протоиерей Владимир Степанов († 1992); схиархимандрит Серафим (Борисов; † 1994) — исповедник, 16 лет жизни которого прошли в тюрьмах и лагерях, в том числе и на Соловках. Очень важным было и то, что на протяжении многих лет уполномоченным Совета по делам религий по Костромской области являлся Михаил Васильевич Кузнецов — человек, с искренней любовью относившийся к Церкви и ее служителям, делавший все возможное для смягчения давления на Церковь со стороны атеистической государственной бюрократии.

Епископ Архангельский и Холмогорский Тихон, сын протоиерея Владимира Степанова, вспоминает о своих детских годах: «Обычно на Литургии я, мои братья и сестры с мамой или бабушкой стояли среди молящихся; но так как мы нередко оказывались единственными детьми в храме, бабушки-прихожанки пропускали нас вперед, к архиерейской кафедре, чтобы мы лучше видели богослужение. Духовенство и иподиаконы архипастыря хорошо знали нас и разрешали во время службы присаживаться на край кафедры. Однажды во время пения антифонов, когда на кафедре находился сам владыка Кассиан, я оказался совсем рядом с ним и навсегда запомнил обращенный на меня его ласковый взгляд, как у доброго дедушки... Владыка Кассиан очень любил служить и делал это истово, неспешно и торжественно. Божественные литургии были весьма протяженными; начинались они с уставной встречи архипастыря в храме, а затем, в ходе Литургии, владыка очень много времени уделял поминовению живых и усопших во время Херувимской песни. Пока архиепископ Кассиан совершал поминовение, хору приходилось исполнять Херувимскую несколько раз, поэтому регенты перед архиерейской службой заранее готовили песнопения трех или четырех композиторов (в особенности владыка любил Херувимскую Львова). Во время богослужений я ни разу не видел, чтобы владыка Кассиан на кого-либо повысил голос — хотя духовенству, отвлекающемуся или беседующему за службой, он с отеческой строгостью делал замечания. Вообще в то время многие — и священнослужители, и прихожане — искренне почитали владыку как старца высокой духовной жизни».

В ноябре 1988 года архиепископ Кассиан, достигший преклонных лет и отягощенный многими болезнями, ушел на покой и переселился в Ярославль к своей дочери Марии. После назначения на Костромскую кафедру в сентябре 1989 года мне часто приходилось посещать архиепископа Кассиана и подолгу беседовать с ним. Это были незабываемые встречи: искренняя любовь к ближним и духовная мудрость в первые же минуты общения располагали к владыке любого собеседника, а его увлекательные рассказы становились живым свидетельством истории Церкви. Именно от владыки Кассиана мне впервые довелось услышать имена подвижников и исповедников земли Костромской: преподобного Тимона, старца Надеевского (прославленного в лике местночтимых святых Костромской епархии в 2003 году), священномученика архиепископа Никодима (Кроткова), новомучеников Солигаличских, священномученика иерея Василия Разумова — после местной канонизации прославленных Архиерейским Собором 2000 года в сонме новомучеников и исповедников Российских; игумении Веры (Меркуловой), монахини Ангелины (Борисовой), иеросхимонаха Серафима (Сазанова).

 20 марта 1990 года девяностолетний архиепископ Кассиан мирно отошел ко Господу. 22 марта, после отпевания в Воскресенском кафедральном соборе Костромы, которое возглавили архиепископ Ярославский и Ростовский Платон (ныне митрополит Аргентинский и Южноамериканский) и автор статьи, тело владыки, согласно его завещанию, предали земле в Угличе, рядом с родительскими могилами на церковном кладбище при Димитриевском храме.

Добрая память о владыке Кассиане — мудром и опытном святителе Церкви Христовой, духоносном наставнике своей паствы, неустанном проповеднике Слова Божиего, исповеднике ХХ столетия — ныне благоговейно хранится священнослужителями и верующими Костромской епархии.

Архиепископ Костромской и Галичский Александр

22 августа 2005 г.
Ключевые слова: Ярославль
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00