iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Некрологи
Архиепископ Клинский Лонгин
7 ноября 2014 г. 14:20
версия для печати версия для печати

Архиепископ Клинский Лонгин, глава постоянного представительства Русской Православной Церкви в Германии (+ 25.08.2014)

25 августа 2014 года на 69 году жизни отошел ко Господу Преосвященный архиепископ Клинский Лонгин, глава постоянного представительства Русской Православной Церкви в Германии.

Почивший архипастырь (в миру Юрий Владимирович Талыпин) родился 17 февраля 1946 года в Хельсинки в семье эмигрантов. Его отец Владимир Дмитриевич Талыпин до революции жил в Санкт-Петербурге. Он происходил из дворянского рода, был сыном полковника русской армии, воспитывался в Александровском кадетском корпусе, в годы Гражданской войны принимал участие в Белом движении. Мать — Татьяна Александровна Талыпина, урожденная Яковлева, дочь коммерческого советника, почетного гражданина города Выборга. Среди предков владыки были прибалтийские немцы. Благодаря своей бабушке Эльзе Карловне фон Розенталь будущий архипастырь с детства знал основы немецкого языка, которым впоследствии, во время служения в Германии, овладел в совершенстве.
Как вспоминал архипастырь, с детства ему было совершенно ясно, что он хочет стать священником. В возрасте восьми лет Юрий начал прислуживать в Успенском кафедральном соборе Хельсинки (Финляндская Автономная Церковь). На духовное становление будущего архиерея большое влияние оказали монахи Нововалаамского монастыря, где Юрий часто бывал. Основу братии этой обители составляли насельники Старого Валаама и Коневского монастыря, перебравшиеся в Финляндию в 1939 году. Духовным наставником будущего святителя в эти годы был архимандрит Симфориан (Матвеев; †1981).

В 1959 году епископ Хельсинский Александр (Карпин) благословил Юрию носить подрясник, что знаменовало вступление юноши на стезю служения Церкви. В течение двух лет он был чтецом кафедрального собора в Хельсинки, а также иподиаконствовал во время архиерейских богослужений. В это время он познакомился со многими иерархами Русской Православной Церкви, посещавшими Финляндию. Так, он неоднократно принимал участие в богослужениях, совершавшихся митрополитом Крутицким Николаем (Ярушевичем). В 1963 году состоялось его знакомство с митрополитом Никодимом (Ротовым), который вскоре пригласил молодого человека посетить Советский Союз. В январе 1966 года Юрий Талыпин впервые посетил Москву, Ленинград и Псков. Во время этой поездки он познакомился с иподиаконом мит-рополита Никодима Владимиром Гундяевым — ныне Святейшим Пат-риархом Кириллом. Это знакомство переросло в крепкую дружбу в годы совместной учебы в Ленинградской духовной семинарии, на заочное отделение которой Юрий поступил в 1967 году.

В телеграмме соболезнования по случаю смерти владыки Святейший Патриарх писал: «Кончина владыки Лонгина — большая утрата для Русской Православной Церкви и лично для меня, ибо нас связывали узы теплого дружеского общения на протяжении многих десятилетий. У нас был общий духовный отец — приснопамятный митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим. От его руки мы в один год приняли монашеский постриг и посвящение в священный сан. То было время немалых испытаний для нашей Церкви, требующее мужества от тех, кто решил посвятить свою жизнь служению Богу и людям».

11 апреля 1969 года, в Страстную пятницу, митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим совершил монашеский постриг Юрия Талыпина с наречением имени в честь святого мученика Лонгина Сотника. 13 апреля 1969 года на праздник Святой Пасхи в Николо-Морском соборе Ленинграда владыко Никодим рукоположил монаха Лонгина во диакона, а 18 мая того же года — во священника, после чего иеромонах Лонгин был назначен в клир Покровской патриаршей общины в Хельсинки.

В том же году он окончил Ленинградскую духовную семинарию, а в 1974 году — Ленинградскую духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение «Декрет об экуменизме Второго Ватиканского Собора». Во время учебы в академии иеромонах Лонгин слушал лекции знаменитых профессоров: протоиерея Ливерия Воронова, Л.Н. Парийского, Н.Д. Успенского и многих других.

С 17 ноября 1975 года иеромонах Лонгин — профессорский стипендиат ЛДА по кафедре истории Русской Церкви, однако большая загруженность на хельсинкском приходе не позволила ему заниматься дальше церковно-историческими исследованиями.

В 1978 году приходским собранием отец Лонгин был избран настоятелем Покровского патриаршего прихода Хельсинки, утвержден в этой должности митрополитом Никодимом и возведен в сан игумена. По свидетельству Святейшего Патриарха Кирилла, «будучи клириком, а затем и настоятелем Покровской патриаршей общины в Хельсинки, отец Лонгин многое сделал для того, чтобы сохранить духовную и каноническую связь этого прихода с Патриаршим престолом». Он и сам позднее признавал, что служение в Хельсинки ему запомнилось «постоянно возносимыми молитвами». Ведь на тот момент, по словам владыки, «это был единственный храм в Западной Европе, где богослужения совершались ежедневно».

16 ноября 1979 года игумену Лонгину пришла телеграмма, в которой сообщалось, что ему надлежит быть настоятелем Покровского русского прихода в Дюссельдорфе и благочинным Дюссельдорфской епархии и что возведение в сан архимандрита произойдет в Москве. «Для меня это было полной неожиданностью, поскольку мой отец находился тогда при смерти, — вспоминал позже владыка. — Когда я связался по телефону с Москвой, мне сказали, что надо срочно ехать в Дюссельдорф, поскольку архиепископ Дюссельдорфский Алексий (ван дер Менсбрюгге) находится в старческом доме и очень -болен, а немецкие власти не разрешают -никому с советским паспортом занять должность священника в этом городе. Итак, мне пришлось срочно ехать сначала в Москву. В Новодевичьем монастыре 3 декабря 1979 года меня возвели в архимандриты, а 5 декабря я уже прибыл в Дюссельдорф. Вскоре, правда, пришлось вернуться обратно в Хельсинки, поскольку мой отец скончался. Архиепископ Выборгский Кирилл (Гундяев) приехал в Хельсинки отпеть моего покойного родителя. После похорон я снова вернулся в Дюссельдорф».

С 1979 по 1981 год он проходил обучение в Институте восточных Церквей в Регенсбурге. 6 октября 1981 года Священный Синод Русской Православной Церкви определил архимандриту Лонгину быть епископом Дюссельдорфским. 11 октября того же года в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы в Дюссельдорфе архиерейскую хиротонию совершили Митрополит Минский и Белорусский Филарет, Патриарший Экзарх Западной Европы; митрополит Германский Августин (Константинопольский Пат-риархат); архиепископы Берлинский и Среднеевропейский Мелхиседек, Патриарший Экзарх Средней Европы; Вологодский и Великоустюжский Михаил; епископы Западноевропейский Лаврентий (Сербский Патриархат) и Уфимский и Стерлитамакский Анатолий.
По воспоминаниям владыки, в первые годы его служения в Дюссельдорфе прихожан можно было пересчитать по пальцам. Этот город никогда не был крупным центром русской эмиграции. В 1980-е годы в храм приходили в основном немцы, интересовавшиеся Православием. Русских прихожан было совсем мало. В то время богослужения совершались главным образом на немецком языке. Однако ситуация коренным образом изменилась в 1990-е годы с падением железного занавеса. В Германию хлынул поток бывших советских граждан, которые на волне экономических нестроений устремились сюда в поисках лучшей жизни. Поскольку в Дюссельдорфе не было никаких дипломатических представительств, маленький Покровский храм стал выполнять функцию духовного и культурного центра для всех выходцев из бывшего СССР, осевших в Дюссельдорфе и его окрестностях. За более чем 30 лет служения владыки Покровский приход стал одной из самых многочисленных общин Русской Православной Церкви в Германии. В настоящее время в клире прихода состоят четыре священника и два диакона.

В связи с решением Священного Синода от 24 декабря 1991 года об объединении существовавших на территории ГДР и ФРГ трех епархий Русской Православной Церкви (Берлинской и Лейпцигской, Дюссельдорфской, Баденской и Баварской) в Берлинскую и Германскую епархию Преосвященный Лонгин (с 10 марта 1989 года архиепископ) был назначен викарием Московской епархии с титулом Клинский. Одновременно с этим Покровский храм в Дюссельдорфе получил статус ставропигиального прихода.

22 февраля 1992 г. архиепископ Лонгин стал главой новообразованного постоянного представительства Русской Православной Церкви в ФРГ. В его обязанности, как он и просил, вошло поддержание регулярных контактов с православными и инославными Церквами, находящимися на территории Германии, правительством ФРГ, общественными и деловыми кругами, а также координация проектов экономического сотрудничества. В трудные для России 1990-е годы владыка Лонгин как член Синодальной комиссии по возрождению религиозно-нравственного воспитания и благотворительности внес большой вклад в организацию поставок гуманитарной помощи в Россию.
За время своего служения в Германии архиепископ Лонгин принимал участие в работе многих межконфессиональных, межправославных и общественных организаций, в том числе Всемирного совета церквей, Конференции европейских церквей и Комиссии Православной Церкви в Германии. В 1999–2002 годах он возглавлял постоянную делегацию Русской Православной Церкви при Европейском экономическом союзе. С момента создания в 2001 году — член форума гражданских обществ России и Германии «Петербургский диалог». Полный список всех должностей почившего архипастыря в различных религиозных и общественных организациях занял бы несколько страниц.

В 1990 и 2000-е годы трудами архиепископа Лонгина были открыты приходы Русской Православной Церкви в Дании и Исландии. Однако мечтой почившего святителя было строительство духовно-просветительского центра в Дюссельдорфе, который помимо храма включал бы в себя комплекс зданий, где могли бы разместиться помещения для проведения лекций и приходских собраний, трапезная, библиотека, квартиры для священников, а также дом престарелых. Владыка прилагал немало усилий для воплощения в жизнь этого замысла, властями города даже был выделен участок земли для строительства храмового комплекса, однако возможностей православной общины Дюссельдорфа для реализации этой идеи, к сожалению, не хватило.

Покойный архипастырь всегда принимал деятельное участие в жизни Матери-Церкви, регулярно посещал Россию. Особенно он радовался возрождению православных монастырей, поддерживал постоянную духовную связь с насельниками и насельницами многих обителей. В последние годы жизни особенно часто владыка бывал в Пафнутьево-Боровском монастыре, где получал укрепление своих духовных сил в общении со схиархимандритом Власием, которого считал своим духовным отцом. На праздник Успения Божией Матери он планировал совершить Божественную литургию в Пафнутьево-Боровском монастыре, но Господь судил иначе.

В последние месяцы жизни Господь посетил владыку смертельным недугом, который он переносил с христианским смирением и покорностью воле Божией. Несмотря на болезнь, почивший святитель продолжал активно трудиться и регулярно совершал богослужения, черпая в них утешение. Последнюю в своей жизни Божественную литургию архиепископ Лонгин совершил накануне своей кончины — 24 августа.

28 августа, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, в Бонне в предоставленном для заупокойного богослужения католическом храме Святого Себастьяна отпевание архиепископа Лонгина совершил председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата мит-рополит Волоколамский Иларион в сослужении архиепископа Берлинского и Германского Феофана, епископа Левкийского Евмения (Константинопольский Патриархат), а также духовенства Берлинской и Германской епархии и ставропигиального прихода в честь Покрова Пресвятой Богородицы Дюссельдорфа.

Да упокоит Господь душу верного раба Своего Преосвященного архиепископа Лонгина в селениях праведных!

Игумен Евфимий (Моисеев),
ректор Казанской духовной семинарии

Слово на отпевании

Вся жизнь Преосвященного архиепископа Лонгина была крестным путем, потому что уже в юности Господь посетил его болезнью, которая на протяжении нескольких десятилетий терзала и истощала его организм. Владыка перенес около 50 операций. Мы видели его иногда на костылях или в кресле-коляске, но он вновь возвращался к жизни, и активное его церковное служение не прерывалось даже тогда, когда он пребывал в немощи телесной. Несмотря на постоянную физическую боль, которую он испытывал, владыка Лонгин был человеком, который горел духом, человеком пламенной молитвы и глубокого христианского благочестия. Он любил храм Божий, любил Божественную службу и старался как можно чаще, по возможности ежедневно, совершать Литургию, ибо от самого алтаря и самого Источника жизни Господа Иисуса Христа через причащение Святых Христовых таин черпал силы, необходимые ему для служения… Те, кто окружал владыку Лонгина, его многочисленная паства — все они чувствовали его глубокое и доброе сердце. Его сердечная доброта распространялась на очень многих людей. Когда он слышал о том, что кто-то где-то страдает, сердце архипастыря наполнялось состраданием. Когда становилось известно, что кто-то нуждается в медицинской помощи, он старался найти, чем помочь, потому что по себе знал, насколько сильно порой она бывает нужна людям. Когда владыка узнал о чернобыльской аварии, он взял на воспитание, под свою личную опеку детей из Чернобыля, искал средства для проведения им сложнейших хирургических операций. Он поставил этих детей на ноги, и сегодня они, уже выросшие, молятся вместе с нами, провожая его, своего отца, в последний путь.

Иларион, митрополит Волоколамский

7 ноября 2014 г. 14:20
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи