iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Аналитика
Казанский храм в Гаване
ЖМП № 3 март 2016 /  22 марта 2016 г. 14:15
версия для печати версия для печати

Храм-посольство и «Отче наш» по-индейски

Из истории русского Православия в Латинской Америке

Визит Святейшего Патриарха Кирилла на Кубу, в Парагвай и Бразилию — с историческими переговорами с Папой Римским Франциском на Острове свободы, встречами с президентами и религиозными лидерами — стал для Русской Церкви новым рубежом ее деятельности в Латинской Америке. Отныне далекий регион полноценно вошел в орбиту международных связей Москов­ского Патриархата.

Русские в Латинской Америке

Хотя о русском Православии там знают давно: Аргентинской и Южноамериканской епархии в текущем году исполняется 70 лет, первый русский храм в латиноамериканском ареале был выстроен еще раньше — в первый год XX столетия, а сами контакты между южной половиной Нового Света и Русской Церковью завязались в конце XVIII века.
Примечательно, что об обнаружении Христофором Колумбом в 1492 году неизвестного континента и экспедициях конкистадоров первым на Руси сообщил церковный автор — преподобный Максим Грек. В 30-х годах XVI века он писал, что «нашли много островов, населенных людьми и безлюдных, и величайшую землю, называемую Куба, конца которой не знают даже ее жители». Преподобный Максим почитается как небесный покровитель российско-кубинских отношений. В июле 2013 года икона с изображением святого была подарена Казанскому храму в Гаване. Автору посчастливилось принять участие в этом событии.

В 1786–1787 годах Российскую империю посетил один из самых выдающихся деятелей истории Латинской Америки — Франсиско де Миранда. Уроженец Венесуэлы, офицер, политик, он с юности мечтал освободить родину и всю испаноговорящую Америку от колониального господства Испании. Миранда путешествовал по Европе в поисках поддержки своего начинания. Необычный гость — первый латиноамериканец, ступивший на территорию России — привлек внимание влиятельных сановников и даже Екатерины II. В числе знакомых Миранды были и церковные иерархи. В Херсоне он общался с видным ученым, ранее главой местной епархии архиепископом Евгением (Вульгарисом), в Кременчуге — с архиепископом Екатеринославским Амвросием (Серебренниковым), который показался венесуэльцу «человеком образованным и безыскусственным».

В Первопрестольной у Миранды установились теплые отношения с наиболее именитым архиереем Русской Церкви того времени — архиепископом Московским Платоном (Левшиным). Они неоднократно встречались в резиденции московских святителей в Черкизове, беседовали о философии, литературе, особенностях российского общества. По совету «друга-архиепископа», как отозвался о владыке в своем дневнике дон Франсиско, он побывал в Троице-Сергиевой лавре, Спасо-Вифанской обители, Ново-Иерусалимском монастыре.

Пройдет 100 лет, и обосновавшиеся в Аргентине переселенцы с Балкан и из Греции письмом попросят Александра III направить в Буэнос-Айрес священника. Община, в которой не было ни одного русского, обращалась к российскому императору как к правителю могущественнейшей православной державы. В июне 1888 года царь не только велел командировать священнослужителя в «латиноамериканский Париж» (так именуют аргентинскую столицу), но и образовать при тамошней дипломатической миссии России домовый храм. В первый день 1889 года в нем была отслужена первая в Латинской Америке Божественная литургия по восточнохристианскому обряду.

С 1891 года православных верующих Аргентины окормлял иерей Константин Изразцов. Молодой пастырь задался целью «воздвигнуть в Аргентине русское святилище, которое могло бы поднять родное Православие на подобающую ему высоту». Заручившись покровительством обер-прокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева, отец Константин развернул по всей России кампанию в пользу строительства храма в Аргентине. Люди различных сословий жертвовали деньги, драгоценности, иконы, ткани, предметы утвари. Свою лепту внесли Николай II, члены монаршей семьи, праведный Иоанн Кронштадтский.

В сентябре 1901 года в Буэнос-Айресе состоялось торжественное открытие пятикупольного храма в стиле московского барокко XVII века, посвященного Святой Живоначальной Троице. Церемонию посетил Президент Аргентины Хулио Рока. Отец Константин произнес эмоциональную речь, причем на испанском языке с типично аргентинским выговором, чем пленил слушателей. В донесении митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Антонию (Вадковскому) священник справедливо отметил, что «это был дебют Православия в Южной Америке».

На заре XX века Свято-Троицкий храм был фактически посольством России. Аргентинцы, желавшие получить информацию о далекой северной империи, обращались в православный храм. Настоятель пользовался уважением в аргентинском обществе, приглашался на государственные и великосветские приемы. Его, как правило, сопровождала матушка Елена, что в католической стране выглядело необычно. Отец Константин опекал русских крестьян, которые приезжали за океан на сезонные заработки и зачастую бедствовали. Приход проводил благотворительные сборы, открыл ночлежный дом, потребительскую лавку, читальню и культурно-просветительский кружок.

После революции 1917 года Свято-Троицкая церковь вошла в каноническое подчинение Русской Православной Церкви Заграницей. В 1923 году отец Константин Изразцов был награжден саном протопресвитера. Он давал приют и устраивал на работу «белых» эмигрантов, которые сотнями ехали в Аргентину, не найдя себе места в Европе. В 1921–1923 годах батюшка собирал пожертвования для голодающих в Советской республике.

В апреле 1921 года в порт Рио-де-Жанейро прибыли 650 эмигрантов, собравшихся в русских лагерях в Галлиполи, Константинополе и на острове Лемнос. Вскоре в Бразилию хлынул поток революционных беженцев из России. Большинство из них осело в Сан-Паулу, где в 1935 году постановлением Архиерейского Синода РПЦЗ была основана епархия — первая административно-территориальная единица Русской Церкви в Латинской Америке. В 1937 году архиепископ Сан-Паульский и всея Бразилии Феодосий (Самойлович) освятил в Рио-де-Жанейро храм Святой мученицы Зинаиды, а через два года — Свято-Никольскую церковь в Сан-Паулу, ставшую кафедральным собором епархии.

Любопытный факт: множество представителей революционной эмиграции избрали вторым домом отнюдь не Аргентину и Бразилию — ведущие государства региона, а маленький, лишенный выхода к океану Парагвай. В 1924 году генерал Иван Беляев, познакомившись в Буэнос-Айресе с парагвайским экс-президентом Мануэлем Гондрой, по его приглашению переехал в Асунсьон, что с испанского переводится как «Успение» (в Латинской Америке вообще немало городов с религиозными наименованиями). Беляев искал подходящее место для формирования «русского очага», где эмиграция сохранила бы для потомков русский дух и традиции до окончания лихолетья в России.

Затерянная в центре Южной Америки страна индейцев гуарани и чая мате с ее патриархальным укладом понравилась генералу. Получив одобрение правительства, Беляев принялся зазывать в Парагвай таких же, как он, беженцев — военных, гражданских специалистов в разных областях, университетских преподавателей. Генерал Николай Эрн вспоминал: «Ввиду этого наплыва русских в Парагвай моей первой мыслью было создать в Асунсионе русский православный храм». Храм был освящен 14 октября 1928 года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, в честь этого великого праздника.
Беляев и его сподвижники внесли огромный вклад в развитие Парагвая. Достаточно вспомнить, что офицеры-врангелевцы принесли победу парагвайской армии в Чакской войне с Боливией (1932–1935), в которой на кону стояла судьба нефтеносной области Гран-Чако. Под их началом воевал молодой Альфредо Стресснер. Спустя десятилетия, будучи президентом страны, он непременно провожал своих командиров в последний путь в Покровском храме. Беляева тоже отпели в русском храме, но, как только катафалк выехал на кладбище, появились индейцы и увезли его останки в свои владения.
Исконные обитатели Парагвая искренне почитали и любили Ивана Тимофеевича, поскольку он отстаивал их права, исследовал культуру и быт, изучил более десяти наречий индейцев и перевел для них молитву «Отче наш». Ее и пели аборигены, когда хоронили своего Алебука (прозвище Беляева, означающее «Сильная рука»).

В первые дни Великой Отечественной войны в русской православной колонии Аргентины произошел раскол, который впоследствии затронул и другие страны. Протопресвитер Константин Изразцов после Литургии в Свято-Троицкой церкви отслужил молебен о победе «воинства, пошедшего против большевиков». Около половины прихожан тут же покинуло храм (не признавая советский режим, они тем не менее заняли сторону Красной армии в борьбе с нацистской Германией).
Патриотически настроенные эмигранты обратились к Патриарху Московскому и всея Руси Алексию I с ходатайством о создании в Аргентине епархии Московского Патриархата. В июне 1946 года такая епархия была учреждена. Ее первым правящим архиереем Священный Синод утвердил епископа Феодора (Текучева). В результате интриг протопресвитера Константина Изразцова владыка вскоре покинул Аргентину, успев, однако, в 1947 году освятить новосооруженный Благовещенский кафедральный собор.

Из-за своих излишне предвзятых взглядов и конфликтного стиля поведения престарелый отец Константин нанес урон русской православной миссии в Латинской Америке. Последствия его действий чувствуются до сих пор. Но это не должно затмевать благих плодов более чем полувековой деятельности священника. Благодаря его поддержке были возведены храмы в Аргентине, Бразилии, Уругвае, Парагвае и Чили. Его титуловали «апостолом Южной Америки». Легендарный аргентинский Президент Хуан Доминго Перон считал настоятеля Свято-Троицкого храма «живым олицетворением неведомой прежде Православной Церкви».

Лишь в 1964 году в Буэнос-Айрес приехал архиерей Московского Пат-риархата — епископ Аргентинский и Южноамериканский Никодим (Руснак). Не будет преувеличением назвать годы его служения «золотой эпохой» в истории русского Православия в Латинской Америке. Было построено новое здание Благовещенского кафедрального собора, освященное в 1968 году. При непосредственном участии владыки Никодима в Сантьяго-де-Чили сложились приходы во имя Апостола и евангелиста Иоанна Богослова и в честь иконы Божией Матери «Неустанная Помощь» (позднее первый воздвиг свой храм, второй же перешел в Антиохийский Патриархат). В мае 1971 года архипастырь освятил Константино-Еленовскую церковь в Гаване — первый православный храм на Кубе. В Мексике святитель содействовал реконструкции Покровского храма в пригороде Мехико Непантле.

В епархии владыки Никодима несли послушание неординарные клирики. Так, настоятель гаванского храма отец Иулий (Хулио) Домингес Гарсиа занимал пост генерального секретаря Национального совета Церквей Кубы. Он происходил из католической семьи, вел духовные поиски, пока в 1964 году не познакомился с членами русской православной общины. В свой приезд на Кубу архиепископ Никодим присоединил Хулио к Православию, рукоположил его во диакона и иерея. В начале 1980-х годов Константино-Еленовский приход опустел и закрылся, а храмовое здание кубинские власти передали молодежному театру. Отец Иулий тяжело переживал произошедшее.

Владыка Никодим довольно быстро заговорил по-испански и руководил переводом Служебника на язык Гарсиа Маркеса и Борхеса, признанным лучшим в Латинской Америке переводом православных литургий. Во многих странах его принимали первые лица. Архиерей, который до 1970 года возглавлял самую крупную по территории епархию Русской Православной Церкви, а в 1971–1977 годах был Патриаршим Экзархом Центральной и Южной Америки, получил аргентинское удостоверение личности. Он возвратился в «латиноамериканский Париж» в 1985 году по приглашению правительства и передвигался с почетным эскортом мотоциклистов.

Храм Казанской иконы Божией Матери

Знаковое событие последних десятилетий для Русской Церкви в Латинской Америке — освящение митрополитом Смоленским и Калининградским (ныне Святейшим Пат-риархом) Кириллом храма в честь Казанской иконы Божией Матери в Гаване, прошедшее в октябре 2008 года в рамках Дней русской духовной культуры в южной части Нового Света. По сей день это единственный храм Московского Патриархата за пределами его канонической территории, возведенный по инициативе зарубежного государства. В 2004 году Фидель Кастро, тогда глава Кубы, лично предложил митрополиту Кириллу построить православный храм как памятник российско-кубинской дружбе. На его открытии присутствовал преемник Фиделя — Рауль Кастро.

Русская Зарубежная Церковь располагала несколькими епархиями в Латинской Америке; ныне осталась одна — Каракасская и Южноамериканская. К числу самых ярких «латиноамериканских» архиереев РПЦЗ принадлежит владыка Александр (Милеант) — епископ Буэнос-Айресский и Южноамериканский в 1998–2005 годах. Он провел часть детства и юность в Аргентине, испанский язык был для него родным. Владыка Александр не только выступал с обращениями по-испански, но и переводил литургические и богословские тексты, жития святых.

Такие труды очень важны, ибо на многих латиноамериканских приходах Русской Церкви богослужения и общение между верующими проходят по-испански. Объясняется это следующим. Во-первых, в ряде случаев клирики не владеют русским языком. В качестве примера приведем настоятеля прихода Преподобного Силуана Афонского в Консепсьоне на юго-западе Чили, уроженца этой страны протоиерея Алексия Аэдо Вилугрона, а также настоятеля Свято-Троицкого монастыря в Мехико архимандрита Нектария (Хаджипетропулоса), имеющего греческие и иранские корни, большую часть жизни проведшего в Мексике. Во-вторых, приходы нередко многонациональны. Так, духовные чада отца Алексия имеют арабское, чилийское и русское происхождение. В-третьих, бывает, что соотечественники утрачивают язык предков. Печальная ситуация наблюдается в Парагвае, где в ходе встречи с Патриархом Кириллом, за редким исключением, никто из членов Ассоциации русских и их потомков не смог задать вопрос Святейшему владыке по-русски.

Существенную роль в сплочении колонии парагвайцев с нашими соотечественниками из России, Украины и Белоруссии сыграл иерей Игорь Терентьев, назначенный в 2012 году в Асунсьон после 25-летнего отсутствия там священника. Усилиями бывшего клирика Белгородской епархии был отремонтирован весьма обветшалый Покровский храм. С 2014 года отец Игорь окормляет приход Блаженной Матроны Московской в Лиме, принятый в юрисдикцию Московского Патриархата в 2011 году. С первых дней пребывания в столице Перу отец настоятель пытался найти место для регулярных богослужений. Символично, что долгожданное разрешение на аренду храмового помещения на католическом приходе Фатимской Божией Матери поступило от архиепископии Лимы в день встречи Патриарха Кирилла с Папой Франциском в Гаване — 12 февраля 2016 года.

Другой островок русского Православия возник в Сан-Паулу. Речь идет о Благовещенском храме, стоящем в окружении тропической растительности в парке Независимости. Более полувека церковь относилась к «русскому апостолату» — миссии Католической Церкви, ориентированной на русское зарубежье. Настоятель храма в 1966–2004 годах иеромонах-иезуит Иоанн Cтойссер неоднократно говорил, что завещает приход Московскому Патриархату. 21 февраля 2006 года, ровно за десять лет до посещения Благовещенского храма в качестве Патриарха, в нем отслужил Литургию митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. С 2012 года раз в месяц здесь совершали богослужения священники Русской Церкви, а в 2014 году настоятелем храма был определен иерей Дионисий Казанцев.

Присутствие в Сан-Паулу хорошо организованной русской православной общины тем более необходимо, что в этом бразильском мегаполисе находится административный центр Южноамериканской «епархии» раскольников — запрещенных в служении клириков РПЦЗ, не признавших воссоединение с Московским Патриархатом в 2007 году. А вдохновителем раскола выступил Свято-Троицкий приход в Буэнос-Айресе, чье духовенство, по примеру отца Константина Изразцова, всегда неохотно признавало любое начальство (показательно, что в алтаре храма престол размещен так близко к Горнему месту, что для архиерея не остается места).

В мае 2013 года на Аргентинскую кафедру Московского Патриархата был назначен епископ Леонид (Горбачев). Деятельный архиерей с весомым церковно-дипломатическим опытом посетил все двадцать стран вверенной ему епархии (помимо упоминавшихся, это Эквадор, Венесуэла, Колумбия, Панама, Коста-Рика, Доминиканская Республика, Гаити). Владыко стремится по мере сил помогать приходам (заметим, что российских предприятий и состоятельных соотечественников, способных оказывать благотворительную помощь, в Латинской Америке совсем мало), постепенно приобретает авторитет у паствы, религиозных и общественных кругов.

По словам Преосвященного Леонида, Южноамериканская епархия обладает обширным потенциалом, но одновременно переживает серьезные сложности. Ключевые из них: дефицит духовенства; отсутствие юридической регистрации приходов; хроническая нехватка средств; пребывание церковного имущества во владении раскольников. Латиноамериканская поездка Святейшего Патриарха Кирилла, несомненно, будет способствовать преодолению этих проблем.

Справка
Мигель Паласио родился в 1984 г. в Москве.  Окончил  исторический факультет Московского педагогического государственного университета и Николо-Угрешскую духовную семинарию. Руководитель Учебно-методического управления Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия, сотрудник Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

22 марта 2016 г. 14:15
Ключевые слова: Южная Америка, история
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи