iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
ЖМП № 11 ноябрь 2012 /  21 ноября 2012 г. 01:00
версия для печати версия для печати

Капитальный подход

Столичные храмы-памятники реставрируются за счет городского бюджета

Московская казна и раньше участвовала в восстановлении находящихся в государственной собственности церковных зданий, отнесенных к объектам культурного наследия. По некоторым адресам принимались отдельные постановления городского правительства, предусматривавшие прямое бюджетное финансирование проектных, реставрационных и общестроительных работ (один из недавних примеров — храм Климента, Папы Римского, в Замоскворечье), иногда принципиально важные восстановительные этапы из собственных резервных источников оплачивали местные власти (префектуры административных округов, районные управы и муниципалитеты).

Реставрация длиной в полвека?

Но чаще работы начинались по инициативе профильных структур городской исполнительной власти, которым заботиться о памятниках истории и культуры положено по штату, — департамента строительства, комитета по связям с религиозными организациями, департамента культурного наследия (Мосгорнаследия). Город самостоятельно распределял бюджетные ассигнования и проводил тендеры среди подрядчиков, а затем принимал у них готовые работы. С этого года действует утвержденный [1] московским правительством новый порядок, в соответствии с которым занимающие храмы-памятники на законных основаниях религиозные организации сами выступают в роли заказчиков, а власти лишь возмещают им понесенные затраты.

"Когда в роли заказчика выступали городские власти в лице Управления капитального строительства (УКС), у нас не было никаких рычагов воздействия на подрядчика, а шансы доказать, что те или иные работы выполнены некачественно, стремились к нулю, — признается староста храма Василия Исповедника Декаполита в Новой Деревне Николай Бесфамильный. — Сейчас мы в этом смысле гораздо менее зависимы! Правда, свобода, как это часто бывает, имеет оборотную сторону. Если в УКС работают сплошь строители-профессионалы, для которых правильно составить смету труда не представляет, у нас таких специалистов нет. И это приводит к усложнению, а значит, к удлинению всех бумажно-оформительских процедур.

Храм Василия Исповедника в 10-м домовладении по Международной улице (историческое название — ул. Носовиха), имеющий статус подворья Патриарха Московского и всея Руси, — бюджетополучатель со стажем. "В прежние годы, — вспоминает Бесфамильный, — городские власти финансировали нас в объеме до четырех миллионов рублей в год, но крайне нерегулярно. Учитывая критическое состояние здания и предстоящие затраты, это сущие копейки. Я уже устал доказывать начальникам разных уровней, что, если так будет продолжаться, реставрация затянется лет на тридцать — пятьдесят, что само по себе нонсенс: не успеем восстановить, а уже пора ремонтировать!"

Конечно, государственной поддержкой реставрационный бюджет не ограничивается. Генеральный директор подрядной организации — строительно-реставрационной компании "Практика" Роман Кравченко с гордостью демонстрирует свеженькое южное крыльцо церкви, восстановленное на средства меценатов. "Но спонсорские деньги погоды не делают! — горячо убеждает меня Бесфамильный. Судите сами: только наружные работы (по нынешнему порядку на компенсацию затрат по отделке интерьеров и устройству убранства религиозные организации претендовать не вправе) осметчены в целом на 152 млн рублей, и это, между прочим, в ценах еще 2009 года. К тому же, насколько мне известно, в пределах Третьего транспортного кольца больше нет подворья Патриарха и без главного купола, и без колокольни".

Церковь в Новой Деревне, отнесенная к объектам культурного наследия регионального значения, — детище знаменитых меценатов братьев Петра, Александра и Василия Бахрушиных, которых в Москве называли профессиональными благотворителями. Вместе с Александром Василий в 1900 году "за многолетнюю благотворительную деятельность на пользу беднейшего населения города" удостоился звания "Почетный гражданин Москвы". Уровень награды становится понятным, если учесть, что помимо Бахрушиных из купцов, промышленников и бизнесменов (как до революции, так и в новейшее время) подобное звание получил один-единственный человек — основатель знаменитой художественной галереи Павел Третьяков. А почему, собственно, "Новая Деревня", откуда столь странный топоним? Дело в том, что в 1890 году за Рогожской Заставой заработала первая мартеновская печь завода Гужона, известного сейчас как "Серп и молот". Рядом вырос обширный ремесленный пригород, окруженный многочисленными старообрядческими церквами старинной Рогожки. И чтобы рабочие-новоселы со своими домочадцами не чувствовали себя оторванными от родной веры, Василий Бахрушин, посоветовавшись с братьями, уважил просьбу священника своей приходской церкви Живоначальной Троицы в Кожевниках отца Симеона Уварова о возведении нового храма на Носовихе.
Стройка по проекту московского архитектора Алексея Попова заняла всего семь лет, и в 1897 году Василий Бахрушин уже молился в храме своего небесного патрона (до сих пор, кстати, остающегося единственным с подобным посвящением главного престола во всей России). Увы, счастливая жизнь местному приходу суждена была лишь до революции. "А в 1930-е годы свет увидел специальный проект лишения здания признаков культовости: срубили купол, уничтожили колокольню, с фасада убрали все напоминавшие о православии архитектурные детали, — рассказывает Бесфамильный. — В интерьерах появились перегородки, разделившие внутренние объемы на три этажа. После войны сюда въехал архив Института истории партии МГК КПСС, что спасло храм от разрушения. Со структурным подразделением Главного архивного управления Москвы (сейчас оно называется Научным и информационным центром политической истории Москвы) мы и сейчас делим двор. Между прочим, под землей по всей его площади на метровой глубине — монолитная железобетонная плита: так в советское время руководившая и направлявшая сила общества защищала свои секреты от подкопа! Субсидию нам выделили в размере десяти миллионов рублей. Это больше, чем в последние кризисные годы, но всё равно мало. Первоначально мы запрашивали 80 миллионов, а первоочередные капитальные работы, без которых двигаться дальше бессмысленно, тянут на 40 млн рублей. Впрочем, и за десять миллионов городским властям мы, конечно же, благодарны".

Как оценивают подрядчики, за эти деньги реально восстановить главное крыльцо и заменить нелепый входной портал с зеркальными дверями, воздвигнутый в начале 1990-х годов арендовавшим церковные помещения Сбербанком. Колокольня же и главный купол подождут лучших времен.

"Тазики под протечки подставлять уже надоело"

По иронии судьбы в список первых получателей субсидий-2012 вошел еще один храм — памятник регионального значения, воздвигнутый братьями Бахрушиными, совсем в другом районе города, как говорили век назад, "в Сокольничьей роще". Люди, получившие образование в советское время, об этом месте наверняка слышали. Ведь именно сюда ездил к детям на елку Ленин, и трогательный рассказ об этом историческом событии некогда входил в обязательную программу начальной школы. Правда, в то время ни словом не упоминалось, что получившая подарки из рук руководителя государства детвора жила в приюте, созданном на бахрушинские деньги "для православных бедных и сирот".

История благотворительности бахрушинского семейства в Москве — сотни адресов, десятки храмов, а бесплатный сиротский приют для мальчиков стал венцом этой деятельности. В 1895 году промышленники выделили на его строительство 150 тыс. рублей, позднее по семейной традиции 450 тысяч положили в банк, чтобы на проценты от вклада финансировалась работа этого богоугодного заведения. Комплекс из жилых и образовательных зданий и мастерских (по Уставу все воспитанники, поступавшие в приют четыре — шесть лет от роду, по достижении школьного возраста получали начальное образование, а затем обучались ремеслам) группировался вокруг храма Живоначальной Троицы. На дальнейшее развитие приюта по духовному завещанию Александра Алексеевича Бахрушина, скончавшегося в 1916 году, было выделено еще 400 тыс. рублей.
Таким образом, на создание одного социального учреждения Бахрушины потратили более миллиона дореволюционных рублей — сумму, невероятную даже для городского бюджета тех лет, не говоря уж об отдельных спонсорских проектах. Принципиальным моментом для жертвователей была передача заведения в полную городскую собственность, причем с сохранением социальной направленности на веки вечные. Принципиальным настолько, что Бахрушины даже добились на этот счет специальной резолюции императора.
Приют в нынешнем 2-м домовладении по 1-му Рижскому переулку сохранялся до конца Великой Отечественной войны (хотя имя Бахрушиных, которое он носил, с вывески убрали сразу после революции). Какое-то время здесь даже жили дети-иммигранты из павшей республиканской Испании. А вот стремительное "падение" приюта как единого организма началось в 1946 году, когда здесь прописалось Государственное издательство иностранной литературы, позднее преобразованное в издательство "Мир". Поначалу храмовый объем разделили горизонтальной перегородкой, оборудовав на нижнем уровне кинозал, а на верхнем — служебные кабинеты (по местной легенде, одно из помещений долгое время занимал служивший здесь юрисконсультом Владимир Жириновский). А затем и вовсе снесли главный купол и верхние ярусы колокольни: при строительстве соседней панельной многоэтажки они мешали поворачиваться стреле башенного крана.

"Видите, все верхние части стен в протечках? — помощник настоятеля Владимир Макаров соглашается стать моим гидом в скорбной экскурсии по хорам. — Официальный акт об аварийности кровли у нас на руках с 2010 года. Тогда же нам пообещали оплатить неотложные противоаварийные мероприятия, но денег в бюджете не нашлось. Что было делать? Два сезона вместе с настоятелем залезали на крышу и стеклоизолом закрывали самые проблемные места. На выделяемые сейчас (и то, замечу в скобках, с огромным скрипом, если не с прямым сопротивлением инспектора департамента культурного наследия Москвы, находящего всё новые причины для затяжки с разрешением на работы) 9,6 млн рублей реально только заменить стропила и возвести металлическую кровлю. Это половинчатое решение, ведь когда дело дойдет до восстановления купола, стальную крышу всё равно придется с ним сопрягать. Но мы и такому варианту рады: уже надоело подставлять тазики и ходить с ведрами да швабрами".

"Бриллиант обязательно носят в приличествующей оправе, и дом Божий не может существовать в окружении помойки, — возвращается к теме невольных соседей настоятель храма Живоначальной Троицы священник Сергий Чуев. — Когда мы сюда въехали, в заброшенных домиках ночевали бомжи, а на территории какие-то смуглые граждане варили наркотики. В полном соответствии с бахрушинскими заветами мы хотели бы открыть здесь реабилитационный центр с ремесленной школой для оставшихся без попечения детей. Лучшего применения этому месту всё равно не найти, ведь наш храм и здания приюта созданы и до сих пор воспринимаются как единое целое. На борьбу за всё домовладение нас благословил еще приснопамятный Патриарх Алексий II. Но государство упорно не желает передавать нам соседние здания". Которые, заметим от себя, ветшают и гибнут. Жилые приютские корпуса либо полуаварийные, либо арендованы случайными фирмами (автосервисом, продовольственным магазином, таможенным экспедитором и т.д.). Заброшенный административный корпус глядит на мир подслеповатыми треснувшими оконными стеклами. Самый большой корпус — производственный, занимаемый последние годы администрацией недавно обанкротившегося издательства, нынешним летом сгорел. Создается впечатление, что нормальная здоровая жизнь в сиротском приюте им. братьев Бахрушиных кому-то очень мешает. Впрочем, это несколько иная тема.

Кто не успел, тот опоздал

Совокупная величина субсидий, о которых шла речь выше, "зашита" в государственной целевой программе города Москвы "Культура Москвы" на 2012–2016 годы" и на текущий год определена в размере 144 млн рублей [2]. На первом — апрельском — заседании созданной при Мосгорнаследии межведомственной комиссии по вопросам проведения ремонтных и реставрационных работ на объектах культурного наследия религиозного назначения (МВК) были выбраны адресаты для получения суммы, ровно вдвое меньшей. Это семь православных приходов и Московская Марьинорощинская еврейская община, получившая средства на создание еврейского Музея толерантности в знаменитом Бахметьевском автобусном парке по ул. Образцова, 11. Деньги им перечислены неодинаковые (в рублях выражающиеся 7–8-значными числами), но и состояние у них разное. Так что осваивать субсидии пользователи памятников собираются исходя из самых насущных потребностей.

Попали в первый транш и несколько памятников федерального значения. В храме Покрова Пресвятой Богородицы в Красном Селе (ул. Нижняя Красносельская, 12), признается староста Галина Хаустова, планируют потратить деньги на покраску колокольни, замену негодной столярки, ремонт жестяных карнизов. В храме Святителя Николая в Дербеневе (Уланский пер., 11), делится настоятель протоиерей Александр Сычев, приведут в порядок фасады алтарного четверика. В храме Вознесения Господня у Никитских Ворот, по словам председателя приходского совета Ольги Цельмер, укрепят пошедшие трещинами своды трапезной части и наконец-то построят пандус для инвалидов-колясочников.

Тем же приходам, которые занимают здания храмов-памятников и впервые услышали о подобной программе, в 2012 году денег, видимо, уже не видать хотя бы потому, что в Приложении к распорядительному документу1, определяющему порядок распределения и предоставления субсидий, крайним сроком для подачи бумаг названо 15 марта текущего года. Можно, конечно, озаботиться субсидиями-2013 и уже сейчас потихоньку заполнять соответствующую официальную заявку и подбирать пакет сопутствующих документов (все детали, кстати, довольно прозрачно описаны в меню "Субсидии" на сайте Мосгорнаследия dkn.mos.ru). Но обращения по собственной инициативе, скорее всего, тоже не приведут к успеху. И дело не только в том, что упомянутое Приложение в качестве главных критериев, учитываемых МВК при выборе достойных субсидий приходов, называет два следующих параметра: историко-культурную значимость памятника (уникальное историко-культурное значение, в том числе градостроительный акцент) и его состояние (удовлетворительное, неудовлетворительное или аварийное). Чуть ниже в Приложении сказано буквально следующее. Если общий объем заявок, принятых к рассмотрению, превышает объем бюджетных ассигнований, предусмотренных Законом города Москвы "О бюджете города Москвы" на текущий финансовый год и плановый период на соответствующие цели, субсидии в указанном размере предоставляются тем религиозным организациям, по заявкам которых выражено мнение централизованной религиозной организации о необходимости предоставления субсидии в таком размере.

"На территории Москвы реставрации требуют свыше шести десятков православных храмов, отнесенных к объектам культурного наследия, — комментирует это положение заведующая хозяйственно-имущественным отделом Финансово-хозяйственного управления Московского Патриархата Татьяна Ефимова. — Понятно, что, если в условиях ограниченного бюджета раздать им скромные субсидии поровну, никаких серьезных работ на эти деньги никто не выполнит. При определении предварительных кандидатур на 2012 год мы просили викария Московской епархии архиепископа Истринского Арсения внести первичные предложения по конкретным объектам. Затем мы отсеяли те точки, у которых не в порядке или не готова проектная документация на требуемые работы. Оставшийся список из 15 позиций утвердил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Однако в довольно-таки жесткие сроки по подготовке документов, отведенные Мосгорнаследием, вписаться смог только каждый второй из них".

— Но если, как следует из опубликованных цифр, совокупный бюджет Субсидий-2012 выбран лишь наполовину, опоздавшим, видимо, светит второй транш?

— Увы, вряд ли. Как нам объяснили в Мосгорнаследии, неиспользованные средства вернулись обратно в бюджет. Правда, остальным приходам из списка-15 московские власти обещают в этом году помочь, но уже по другим каналам.

Что же касается Субсидий-2013, мы уже отправили официальные письма главам всех московских викариатств с просьбой дать свои предложения по памятникам, требующим немедленной реставрации.
"Подача документов проходила довольно нервно и потребовала двухмесячной беготни по инстанциям, — признается Валерий Морозов, завхоз храма Иверской иконы Божией Матери на Всполье (еще один памятник федерального значения по ул. Большая Ордынка, 39), получившего 13 215 тыс. рублей на первоочередные противоаварийные мероприятия по укреплению фундаментов, расчистке и обновлению фасадов. — А ведь у нас был достаточный опыт хождения по кабинетам: деньги городские власти нам обещали ежегодно начиная с 2007 года, но в последний момент каждый раз отказывали, ссылаясь на тяжелые экономические условия. Надеюсь, это объясняется отработкой новой схемы, и на следующий год всё пройдет спокойнее. А сейчас — пора за работу! Летний строительный сезон у нас короткий. А с бюджетными деньгами, как известно, две главные проблемы: первая — суметь выбить, вторая — успеть потратить. Но у нас надежный подрядчик, и в целом, надеюсь, новая система финансирования докажет свою работоспособность".

Примечания:

[1] Постановление правительства Москвы от 28 декабря 2011 года № 646-пп "Об утверждении порядка распределения и предоставления субсидий из бюджета города Москвы религиозным организациям на возмещение затрат в связи с проведением ремонтных и реставрационных работ на объектах культурного наследия религиозного назначения, находящихся в государственной собственности и переданных в пользование указанным религиозным организациям".

[2] Постановление правительства Москвы от 20 сентября 2011 года № 431-пп "Об утверждении Государственной программы города Москвы "Культура Москвы 2012–2016 годов".

21 ноября 2012 г. 01:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00