iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
История жизни Первосвятителя в недавней истории Церкви
Появление имени будущего Предстоятеля Русской Православной Церкви на страницах «Журнала Мос­ковской Патриархии» относится к далекому 1968 г., когда была опубликована небольшая заметка «Молодежь и IV Ассамблея Всемирного Совета Церквей» (ЖМП. 1968. № 11), подписанная «В. Гундяев, студент Лен. дух. академии». Речь в ней шла о состоявшейся в Упсале (Швеция) очередной Ассамблее ВСЦ, к работе которой впервые была привлечена и церковная молодежь. Конечно, обширный круг обсуждавшихся вопросов при наличии весьма широкого представительства вызывал много различий в мнениях. В частности, особые споры вызвала проблема «интеркоммуниона» (совместного причастия), посредством которого некоторые инославные христиане полагали возможным преодолеть конфессиональные разделения. В ответ на это православные делегаты указывали, что Евхаристию, неизменный центр сакраментальной жизни Церкви и истинный критерий церковного единства, возможно совершать лишь при единомысленном исповедании веры.
15 декабря 2016 г. 15:40
Церковь
ЦВ № 24 (445) декабрь 2010 /  21 декабря 2010 г.
версия для печати версия для печати

Наркомания — это и болезнь, и грех

Из слова Святейшего Патриарха Кирилла на церемонии подписания соглашения между Государственным антинаркотическим комитетом и Русской Православной Церковью.

Русская Православная Церковь в лице священнослужителей и мирян уже с середины 90-х годов ХХ века принимает активное участие в помощи наркозависимым и их родственникам. На сегодняшний день во многих епархиях существуют реабилитационные центры. Согласно моим данным, у нас их тридцать (может быть, некоторые из них еще не зарегистрированы), это на порядок больше, чем государственных. Русская Церковь, вступив в эту работу, вкладывает в нее значительные ресурсы, и скажу вам откровенно, что делать это очень непросто, потому что сегодня перед нами стоит огромное количество и других задач — очень важных, судьбоносных для страны, для народа, для Церкви. Это вопросы, связанные с воспитанием, с образованием, с возрождением церковной культуры, с возрождением церковных памятников. Я мог бы продолжать этот перечень: это и информационная деятельность, и многое другое, во что нужно вкладывать и силы, и средства — интеллектуальные, духовные, материальные, чтобы постараться переломить те негативные тенденции, которые проявляются сегодня в духовной жизни наших современников.

То, что сегодня происходит на улицах Москвы, нас шокирует. Но ведь у всего происходящего есть глубочайшие причины, лежащие на уровне человеческого сознания, человеческого сердца. Мы не сможем решить важных задач, связанных с обустройством страны, с устойчивым развитием России, если мы не изменим человеческого сознания, если мы не воспитаем духовно сильных, здоровых людей, любящих свое Отечество, уважающих другого человека, способных к солидарным действиям. Всем этим сегодня занимается Русская Церковь, и, совершая этот огромный труд, мы с особым вниманием относимся к теме, о которой сегодня здесь говорим.

Несмотря на очень ограниченные материальные ресурсы, церковные структуры, сознавая важность работы по реабилитации наркозависимых, могут существовать как независимая система и даже расширять свою деятельность. Но возникает вопрос о том, насколько это целесообразно. Полагаю, что мы должны идти по пути координации усилий Церкви и государства, потому что в церковной сфере работы с наркозависимыми нет того, что есть в государственной сфере. В государственной сфере акцент делается на медицинский фактор, это то, чем реально располагает государство: врачами, квалифицированным персоналом. А Церковь не располагает ни врачами, ни квалифицированным персоналом — она занимается не столько медицинским излечением, сколько психологической, духовной реабилитацией, восстановлением системы ценностей в сознании вчерашнего наркомана. Ввести человека с разрушенной психикой, полностью дезориентированного нравственно, духовно и мировоззренчески, в систему ценностей — именно этим занимается Церковь. Тяжелая работа, но у Церкви есть специфические средства, которые она употребляет.

В конце концов, наркомания — это и болезнь, и грех, как и каждая болезнь есть отражение некоего беспорядка, нарушения Божиего плана о мире и человеке. В каком-то смысле каждая болезнь является следствием греха, но в наркомании, как и в алкоголизме, эти следствия особенно очевидны. Поэтому Церковь и употребляет присущие ей способы и средства воздействия на духовную жизнь человека, чтобы закрепить в нем те положительные перемены, которые были достигнуты медикаментозно или путем иных медицинских технологий.

Поэтому я предложил бы сделать особый акцент на сотрудничестве в сфере, где медицинский фактор может сочетаться с фактором духовной реабилитации. Как человек, призванный говорить от лица Церкви, я хотел бы, вне зависимости от убеждений здесь присутствующих, сказать, что всё это достигается не только нашими скромными человеческими усилиями. Это достигается силой Божией. Как человек не может освободиться от греха самостоятельно, но только благодатью Божий, так и человек, даже очень сильный, не в состоянии сам освободиться от наркозависимости. Но когда молитвой, аскетическим деланием, духовным подвигом привлекается Божественная сила, тогда человек получает исцеление.
Что касается соглашения о взаимодействии между Государственным антинаркотическим комитетом и Русской Православной Церковью, то я думаю, что в результате подписания и реализации положений этого документа мы могли бы более эффективно решать следующие задачи:

— лечение, реабилитация и постреабилитационное сопровождение людей, страдающих  наркотической зависимостью;
— развитие сети учреждений по реабилитации больных наркоманией, созданных Русской Православной Церковью, ее каноническими подразделениями либо с их участием. Мы открыты к тому, чтобы создавать новые реабилитационные центры не исключительно на церковной основе, но с привлечением общественных организаций, юридических и физических лиц. Полагаю, что чем шире будет фронт взаимодействия, тем эффективнее мы сможем работать;

— организация системы подготовки и переподготовки священнослужителей, а также церковных социальных работников, занимающихся проблемой наркомании. На Архиерейском совещании, которое состоялось в феврале этого года в Москве, было принято решение о том, что отныне православный приход будет включать в себя не только священника, диакона, регента, псаломщика, но и — в обязательном порядке — социального работника, молодежного руководителя и педагога. Эти люди будут включены в штат прихода. Мы уже приступили к этой работе. Совершенно очевидно, что более чем в 30 тыс. приходов Русской Православной Церкви не могут одновременно появиться эти работники — тогда нам нужно было бы привлечь армию в 100 тыс. человек. Для того чтобы это произошло, нужно подготовить людей. Но уже сейчас мы начали подготовку специалистов на одном из факультетов Православного Свято-Тихоновского университета в городе Москве, а также в ряде других учреждений. Многие из социальных работников, которые будут работать в приходах, получат специальную подготовку по работе с наркозависимыми;


— проведение конференций, семинаров, круглых столов и иных совещательных мероприятий, посредством которых можно было бы обмениваться информацией, достигая большей координации в совместных действиях;
— проведение общенациональных благотворительных акций антинаркотической направленности;
— создание благотворительных фондов с целью обеспечения финансовой поддержки проводимых Церковью мероприятий по профилактике употребления наркотиков и реабилитации наркозависимых лиц;
— создание рабочих групп в целях разработки представляющих взаимный интерес проектов законов и иных нормативно-правовых актов, касающихся проблем наркомании.

21 декабря 2010 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи