iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
История жизни Первосвятителя в недавней истории Церкви
Появление имени будущего Предстоятеля Русской Православной Церкви на страницах «Журнала Мос­ковской Патриархии» относится к далекому 1968 г., когда была опубликована небольшая заметка «Молодежь и IV Ассамблея Всемирного Совета Церквей» (ЖМП. 1968. № 11), подписанная «В. Гундяев, студент Лен. дух. академии». Речь в ней шла о состоявшейся в Упсале (Швеция) очередной Ассамблее ВСЦ, к работе которой впервые была привлечена и церковная молодежь. Конечно, обширный круг обсуждавшихся вопросов при наличии весьма широкого представительства вызывал много различий в мнениях. В частности, особые споры вызвала проблема «интеркоммуниона» (совместного причастия), посредством которого некоторые инославные христиане полагали возможным преодолеть конфессиональные разделения. В ответ на это православные делегаты указывали, что Евхаристию, неизменный центр сакраментальной жизни Церкви и истинный критерий церковного единства, возможно совершать лишь при единомысленном исповедании веры.
15 декабря 2016 г. 15:40
Церковь
ЦВ № 11 (408) июнь 2009 /  11 июня 2009 г.
версия для печати версия для печати

Счастье и нравственный закон

29 мая Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил перед молодыми людьми — студентами вузов, учащимися духовных учебных заведений, членами юношеских организаций. Встреча прошла в Ледовом дворце Санкт-Петербурга. В зале собрались более восьми тысяч человек. Свою речь Святейший Патриарх посвятил теме счастья и нравственного чувства, данного человеку Богом. Завершив свое выступление, Предстоятель Русской Православной Церкви ответил на вопросы молодежи.

Дорогие друзья! Для меня большая радость встретиться сегодня с вами.
С Петербургом связана лучшая часть моей жизни. Я был таким, как вы — студентом, школьником, я здесь учился. Это мой родной город, когда я приезжаю сюда, я чувствую, что приехал домой. Я радуюсь тому, что именно в Санкт-Петербурге, своем родном городе, я впервые выступаю перед столь большой молодежной аудиторией. Поэтому я хотел бы сердечно поблагодарить всех устроителей этой встречи и, конечно, всех участников.

Что является самым главным для человека? К чему устремляются наши помыслы? К чему устремляется и на чем фокусируется наша жизненная энергия? Ответ
на эти вопросы чрезвычайно важен. Конечно, существует много разных ответов на вопрос о том, что есть главное в жизни. Но, наверное, если свести к некоему общему знаменателю все частные выборы в пользу того или иного «главного в жизни», то это понятие можно описать одним простым человеческим словом: счастье. Поэтому я хотел бы сегодня поговорить с вами о счастье.

Размышляя над этой темой, я вспомнил замечательные слова Мартина Лютера Кинга. Я встречался с этим человеком в далеком 1968 году, когда уже была достигнута некая победа в борьбе цветного населения Соединенных Штатов за свои права, и слышал его выступления. И вот в одном из этих выступлений он сказал замечательную фразу: «У меня есть мечта». Он не был мечтателем, он был блестящим политиком, оратором, христианским пастором. Но у него была мечта, и эта мечта привела к совершенно конкретным свершениям. Я думаю, что счастье возникает в сознании человека как некая мечта. Но одни эту мечту осуществляют, а другие нет. Более того, считая, что возникшая мечта есть реальный образ человеческого счастья, люди, достигнув того, о чем мечтали, вдруг к удивлению своему сознают, что они очень далеки от подлинного счастья.

Что происходит в реальной жизни: человек начинает свой жизненный путь, в молодости у него, как и у Мартина Лютера Кинга, есть мечта — своя собственная мечта, связанная с профессиональной, общественной деятельностью, с семейной жизнью, с личным успехом. А потом вдруг в какой-то момент оказывается, что эту мечту невозможно реализовать, и происходит изменение вектора жизни, мечта распадается, идеалы разрушаются, и человек становится совсем другим — в нем развивается цинизм и недоверие к жизни, он подвергает самой разрушительной внутренней критике свою мечту, называя ее чем-то наивным, нереалистичным. Высокие идеалы, которые чаще всего связываются с юношеской мечтой и вплетаются в понимание молодым человеком счастья, с течением лет подвергаются осмеянию и забвению, и можно слышать: «Ну какими же мы были дураками! Во что мы верили!»

Идеалы молодости — наиболее правдивые, чистые и светлые. Как же сохранить мечту, как сохранить идеалы, которые в молодости особенно ярки? Очень важно понимать, что является тем компасом, который указывает правильный путь. Имеет ли вообще человечество такой компас, который указывает направление к счастью? Позвольте мне сказать: человечество имеет такой компас, и он не является результатом приобретенных знаний или воздействия среды. Он является онтологической частью нашей человеческой природы — Бог, сотворив человека, пожелал этот компас вложить в его природу.
Этим компасом является врожденное нравственное чувство.

И когда некоторые ученые говорят нам, что нравственность — это нечто приобретенное, и на формирование ее влияют внешние силы, на это следует ответить простым и весьма легко доказуемым тезисом: удивительно, но где бы ни жил человек, как бы он ни воспитывался, всегда грех отражается в сердце человека болью. Эта боль есть голос нашей совести. Когда мы поступаем плохо, об этом говорит совесть; когда мы поступаем дурно, то чувствуем внутренний дискомфорт. Конечно, это ощущение можно снять, и для этого есть средства: можно выпить лишнего и забыться со стаканом в руках, можно употребить наркотики, а можно просто убедить себя, что все это предрассудки, что никакой совести не существует.

Кстати, мы очень ловко стараемся себя убеждать; одним из самых сильных аргументов, помогающих нам заглушать голос совести, является попытка сравнивать себя с другими. Совершив что-то плохое, мы чаще всего говорим: а что же я особенного сделал? Вот сосед или товарищ по учебе, ведь он такой и сякой, и что мои небольшие проступки по сравнению с тем, что он делает? Мы очень любим осуждать других людей за то плохое, что они совершают, тем самым оправдывая свои собственные поступки. Это очень опасная и вредная методология, которая разрушает нравственное чувство; она направлена на то, чтобы заглушить голос совести.
Хорошо известно, что движущей силой многих общественных изменений было неудовлетворенное чувство справедливости. А почему люди борются за справедливость? Мы не соглашаемся с условиями жизни, если они несправедливы; люди не соглашаются с законами, если видят несправедливость этих законов. А мерилом является нравственное чувство, тот самый компас, который точно указывает человеку, куда нужно идти. Поэтому для того, чтобы не потерять ориентира в жизни, чтобы не потерять возможность достичь счастья, реализовать мечту, достичь высоких идеалов, нужно самое главное — защитить и сохранить свое нравственное чувство.
Почему мне представляется важным сказать вам об этом здесь, в молодежной аудитории? Потому что природа молодого человека сама по себе такова, что он впитывает окружающую информацию и поступающие из окружающей среды сигналы гораздо сильнее, чем человек зрелый. Пожилым людям тяжелее учиться, потому что их сознание уже сформировано. Молодой человек открыт для восприятия. Мы посещаем лекции, слушаем преподавателей и доверяем им, и через усвоение знаний мы включаемся в поток человеческой мудрости. Но в то же время жизненно важно, чтобы вместе с этим потоком мудрости мы не усвоили вредные и отравляющие сознание и душу идеи.

Чтобы не потеряться в информационном потоке, мы должны сохранять и воспитывать в себе единственный объективный критерий, который существует вне времени и вне пространства, который один и тот же в России
и в Папуа – Новой Гвинее, — нравственный критерий. Конечно, каждый из вас знает, что существуют культурные различия между людьми — различия в обычаях, в обрядах, но фундаментальные нравственные ценности человечества едины для всех.

Как же эти ценности сохранить? Мы говорили о том, что нравственное чувство и совесть могут быть деформированы пьянством, наркотиками, неправильными жизненными установками. Как сохранить в чистоте эти нравственные силы? Для этого очень важно воспитывать свой ум. Образование есть образование ума, воли и чувств. На первом месте — ум, потому что сознание, если оно неправильно сформировано и воспитано, может разрушать нравственное чувство. Поэтому жизненно важно иметь подлинное образование. Когда я говорю об этом, я имею в виду не только образование, которое завершается получением диплома и обеспечивает доступ человека к той или иной профессии, — я говорю о формировании человеческого образа. А в основу этого человеческого образа положен образ Божий. Бог возжелал, чтобы мы, люди, несли в себе, в своей природе, Его образ, Его качества. Таков Его замысел. И если образование, которое получает человек, раскрывает этот Божественный образ, эти силы разума, воли и чувств, то человек становится очень сильным, он становится непобедимым. Когда человек способен отбирать информацию, критически оценивать все, что происходит вокруг него, тогда он сам формирует свое сознание, свою жизнь; тогда он идет к своей мечте и реализует то, что называется человеческим счастьем.

Очень большую роль в формировании образа играет вера. Некоторые говорят, что можно быть человеком добрым и нравственным и при этом не быть верующим. Это действительно так: есть люди и добрые, и нравственные, и при этом не религиозные. И ответ на вопрос, почему так происходит, в том, что Бог в наше сердце, в нашу природу заложил нравственный закон, и если мы не повреждаем этой природы, то живем в соответствии с Его законом, даже если и не очень много знаем о Боге. Но нередко бывает так, что под влиянием внешних обстоятельств, под влиянием факторов, которые сбивают «стрелку компаса», человек не способен удержать, сохранить в порядке свое нравственное чувство, и религия, вера в первую очередь предназначена для того, чтобы помогать человеку его сохранять. Если взять языческую религию, то там дело обстояло несколько иначе — были божества, которым надо было приносить жертвы, в некоторых культах даже самые страшные жертвы, вплоть до человеческих. Это делалось для того, чтобы задобрить божество; нужно было расположить божество к себе, а в ответ на эти действия, по мнению тех, кто так поступал, это божество должно помогать человеку в решении конкретных утилитарных задач. В христианстве совершенно другое отношение к Богу. Именно поэтому христианская религия, православная вера (в данном случае мы будем говорить о Православии как религии абсолютного большинства нашего народа) — это не способ задобрить Бога; это способ войти с Богом в особые отношения. Православная вера дает нам возможность войти в живое соприкосновение с Богом, и Бог помогает человеку сохранять нравственное чувство.

Замечательные слова звучат в ветхозаветном псалме: «Жертва Богу — дух сокрушенный» (Пс. 50. 19). Значит, самая лучшая жертва Богу — не тельцы, не волы, не петухи, не куры, не бараны, а состояние нашего духа. И через такую религиозную связь с Богом мы входим с Ним в соприкосновение, и в ответ на это Бог дает нам силу и разумение, Он воспитывает нас в страхе. Некоторые, может быть, сейчас поморщились: а причем здесь страх? Есть такое важное понятие — страх Божий. Это совсем не тот страх, который мы испытываем, когда инспектор ДПС останавливает водителя или когда экзаменатор обнаруживает шпаргалку в нашей руке. Страх Божий — это нравственная категория. Когда человек вступает в контакт с Богом, тогда действия, направленные против Божьего закона, становятся для него невозможными. Человек понимает, что этими действиями он разрушает эту дорогую для него связь; понимает, что Бог от него отступит и предаст своей собственной свободе — живи как хочешь, поступай как хочешь, делай как хочешь, — и в конце концов в самый тяжелый момент жизни без воли и помощи Божией мы вдруг проседаем и проваливаемся. Как важно, чтобы страх Божий — высочайшая духовная, нравственная категория — присутствовал в нашей жизни! Тогда мы много раз подумаем: а следует ли нам нарушать Божий нравственный закон, жить против совести? Следует ли нам предавать любовь, дружбу? Следует ли нам искать человеческого счастья не в тех великих и светлых идеалах, которые чаще всего присутствуют в детском и молодежном сознании? Я глубоко убежден в том, что вера является силой, способной защитить наше нравственное чувство.

А теперь — о самом главном. Почему жизнь в соответствии с нравственным законом должна непременно приводить нас к счастью?
Мы не знаем почему, это непостижимо для нашего разума, но Бог пожелал, чтобы человек был счастлив только в нравственной системе ценностей. И как бы нас ни учили, что нравственность относительна, как бы ни разрушались наши идеалы, как бы ни помрачалась наша мечта от цинизма жизни, какие бы учителя и искусители ни говорили нам, что все это не так, все это чушь и старорежимность, — это вечная и неизменная истина: человек может быть счастливым, живя в той нравственной системе ценностей, которая была создана Богом и вложена в его природу, и другого для нас не дано.

А как же внешние факторы, ведь для некоторых внешнее благополучие является непременным условием счастья? Зарплата, машина, квартира — деньги, деньги, деньги… Да, материальный фактор имеет отношение к полноте человеческой жизни, и было бы большим искушением, соблазном и неправдой утверждать иное. Материальный фактор — важная составляющая человеческого благополучия. Но что происходит, когда он становится основной составляющей? А происходит вот что: стал человек хорошо жить, купил одно, другое, третье; обзавелся машиной, домом, а потом осмотрелся, и оказывается, что коллеги живут лучше — и дом лучше, и машина лучше, а у руководителя — собственный самолет, да еще не один дом за границей! И вдруг тот самый дом, который был таким желанным, первая машина, которая казалась пределом счастья, становятся вовсе не такими желанными… И если нет внутреннего нравственного регулятора этого процесса, он бесконечен. Потребление может быть бесконечным, и тогда оно перестает приносить удовлетворение.

Приведу другой пример из жизни своей семьи. Мой дед, который на излете лет своих стал священником, был до этого мирянином, защищал Православную Церковь в трудные 20–30-е годы, имел большую семью — семь своих детей и приемная дочь. Вот этот человек оказался в заключении. Время было тяжкое, и заключение это с небольшими перерывами продлилось почти тридцать лет. Множество тюрем, лагерей, ссылок, жизнь бомжа… С внешней точки зрения — абсолютно неудавшаяся жизнь. Умер мой дед в возрасте 91 года, он тогда уже стал священником, служил в Уфимской епархии, в Башкирии, потом стал слепнуть и ушел на покой. Перед самой его смертью я встречался с дедом, это была очень интересная беседа, многое из того, что он сказал, я в своей памяти храню всю жизнь. Я его спросил: «Дедушка, а ты был счастлив?» Странный вопрос к человеку, который тридцать лет в тюрьме просидел за веру. Он прошел огонь и воду за эти годы заключения. Представьте себе: он не понял моего вопроса. Не понял потому, что он был действительно счастливым человеком, несмотря на все страдания, лишения и скорби. Он меня научил тому, что есть человеческое счастье.

Еще раз повторю, потому что считаю это архиважным: каким бы ни было видимое благополучие безнравственного человека, он не может быть счастливым по определению. Но не по человеческому определению, а по определению Божию. Именно поэтому нужно хранить в сердце веру — потому что вера помогает сохранить нравственное начало. Через веру дается человеку сила Божия, которая помогает ему делать правильный выбор в жизни.

И сегодня у меня, как у Мартина Лютера Кинга, есть мечта. Моя мечта о том, чтобы вы и вся молодежь нашей страны, и весь народ наш, никогда не дали никому возможности изменить тот курс, следуя которым, мы можем обрести счастье.

Я хотел бы всем вам пожелать мудрости, силы духа, способности осуществить мечту — каждому свою. И дай Бог, чтобы эти мечты были светлыми и чистыми, чтобы они соответствовали тем высоким нравственным идеалам, которые только и способны дать человеку подлинное счастье.
 

11 июня 2009 г.
Ключевые слова: Патриарх Кирилл
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00