iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Репортажи
Бутырская тюрьма. Крестный ход. Фото Сергея Кобелева
ЖМП № 7 июль 2015 /  31 августа 2015 г. 14:32
версия для печати версия для печати

Изведи из темницы душу мою

В конце каждого года будет проходить неделя молитвы о всех, кто так или иначе связан с тюрьмой, — о заключенных и сотрудниках исправительных учреждений. Впервые эта акция состоялась конце 2014 года в тюрьмах столицы по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, а непосредственным организатором стала Комиссии по социальному служению в местах лишения свободы при Епархиальном совете Москвы. О том, как прошла первая неделя молитвы, рассказывает один из ее организаторов старший священник храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырском тюремном замке (СИЗО № 2) протоиерей Константин Кобелев.

Неделя молитвы, проведенная в тюрьмах Москвы, не имеет аналогов ни в мировой истории, ни в истории России. Дело в том, что раньше молитва о заключенных совершалась по старому чину молений о плененных. Однако есть существенная разница между человеком, попавшим в плен, и человеком, заключенным в тюрьму по решению суда. Службы недели молитвы были составлены таким образом, чтобы затронуть все основные проблемы и все категории лиц, так или иначе связанные с тюрьмой. Молились и о заключенных, и о справедливом нелицеприятном правосудии, и о жертвах преступлений, и о семьях заключенных, и о возвращении к нормальной свободной жизни. В заключительный день была совершена молитва о сотрудниках уголовно-исполнительной системы. Специальные прошения добавлялись в ектинии на Литургии, после чтения Евангелия читались специально разработанные молитвы, по окончании Литургии служились молебны с особыми прошениями.

Впервые в российской истории неделя молитвы совершалась в России на Крестопоклонной неделе Великого поста 2014 года, но ныне, в декабре 2014 года, чин недели молитвы был составлен и упорядочен священником Иоанном Чураковым, старшим священником храма Святителя Николая в СИЗО № 5. Новый чин был составлен за те несколько месяцев, что прошли после предыдущей недели молитвы. По благословению епископа Красногорского Иринарха, председателя Синодального отдела по тюремному служению, вместе со мной все изоляторы столицы для совместного богослужения со священниками, несущими служение в тюрьмах, посетил сотрудник Синодального отдела по тюремному служению Александр Козырев.

День первый

Молитва о заключенных в Бутырской тюрьме (СИЗО № 2)

В малиново-багровом Бутырском тюремном замке с круглыми башнями с зубцами в форме ласточкиных хвостов звучали проникновенные слова молитвы о заключенных. Первый день недели молитвы был посвящен именно им. Сам день начала акции, 14 декабря, был выбран не случайно. В этот день Церковь чтит память Филарета Милостивого, святого, жившего в Византии в VIII веке и прославившегося особым милосердием к страждущим и обездоленным. Кроме того, место и время начала акции совпало со следующей датой: девять лет назад в храм Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме была перенесена копия чудотворной иконы «Неупиваемая Чаша». В этом году торжественный крестный ход с этой иконой в десятый раз обошел храм, построенный в 1782 году в самом центре тюремного двора.

Состояние человека, находящегося в узах, с особенной остротой выразил в своем 141-м псалме царь Давид, величайший поэт и пророк древности. Он написал его, казалось бы, в безвыходной ситуации: в пещере, окруженный со всех сторон врагами: «Голосом моим ко Господу взываю, голосом моим Господу помолюсь. Изолью Ему моление мое, печаль Ему возвещу. Когда изнемогал во мне дух мой, были ведомы Тебе стези мои. На пути, котором я шел, расставили сети мне. Взглянул я направо и вижу: нет человека, близкого мне; некуда мне бежать, и нет защиты душе моей. Воззвал я к Тебе, Господи, и сказал: Ты упование мое, от Тебя приемлю участь мою на земле живых! Внемли молению моему, ибо смирился я глубоко! Избавь меня от гонителей моих, ибо они стали сильнее меня. Изведи из темницы душу мою, да прославлю имя Твое!» Не случайно стих прокимна на службе этого дня («Изведи из темницы душу мою…») взят именно из этого псалма, который так перекликается с нуждами современных заключенных. Ведь только за освобождением духовным можно ожидать окончательного и бесповоротного физического освобождения, которое дается Господом в ответ на молитвы человека и на смиренное принятие своей участи, какой бы она ни была.

В положенном для чтения Евангелия месте службы звучали слова Спасителя: Аминь, аминь глаголю вам, яко всяк творяй грех, раб есть греха. Раб же не пребывает в дому во век: сын пребывает во век. Аще убо Сын вы свободит, воистинну свободни будете (Ин. 8, 34–36). Возглавлявший богослужение протоиерей Сергий Киселев (старший священник одного из храмов «Матросской тишины») говорил о внутренней свободе, которую получает каждый, кто с верою припадает к чудотворному образу «Неупиваемая Чаша»: свободе от страстей, от рабства греха. Вспоминали в этот день и молитвенную помощь святых, прошедших через стены Бутырки.

День второй

Молитва об исполнении правосудия (СИЗО № 4, «Медведь») 

Тюрьма в Медведкове поражает своими размерами. Недаром со временем городские власти планируют сделать ее крупнейшим изолятором Москвы. Тюремная церковь же пока совсем маленькая — она представляет собой переделанную камеру.

В понедельник, 15 декабря, в СИЗО № 4 молились о совершении правосудия, в котором нуждаются и те, кто находятся в тюрьме в ожидании суда, и осужденные, которые надеются на положительное решение суда об условно-досрочном освобождении, и, собственно, жертвы преступлений, которые должны чувствовать себя под защитой закона. В этот день прозвучала евангельская притча о немилосердном судье, который исполнил настойчивое прошение вдовицы, чтобы избавиться от докучавших ему просьб (ср.: Лк. 18, 1–8). Выбор именно этой притчи символичен: Церковь исполняет свое извечное право ходатайства за всех обиженных и обездоленных, за «малых сих», сначала перед лицом Божиим, а потом перед власть предержащими и сильными мира сего. Сама Церковь и каждый ее член здесь уподобляются евангельской вдовице. Важно и то, что Христос в этой притче говорит именно об истинном правосудии, о том, чтобы на суд не влияли человеческие слабости и пороки: подкуп, клевета, лжесвидетельство, заблуждение, честолюбие и т.д. Прошения об этом звучат на сугубой ектении. Богослужение проводил старший священнослужитель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» при СИЗО № 4 протоиерей Леонид Кучерук, ему сослужили автор статьи и иеромонах Александр Зарубин.

День третий

Молитва об умножении заботы о жертвах преступлений в «Матросской тишине» (СИЗО № 1)

Стены «Матросской тишины» скрывают сразу два храма. Как и в Медведкове, это тоже бывшие камеры. 16 декабря 2014 года впервые были совершены сразу две Божественные литургии, ранняя и поздняя, с молебным пением об умножении заботы о жертвах преступлений. Раннюю Литургию в храме Воздвижения Креста Господня совершал старший священник этого храма протоиерей Сергий Киселев. Вместе со мной ему сослужили священник Александр Слесаренко и диакон Димитрий Гусев. Люди, по тем или иным обстоятельствам попавшие в тюрьму, по сути дела, молились о своих врагах, от которых так зависит их судьба. Не всегда жертвы преступления проявляют качества истинного христианина. Зачастую этими людьми и их родственниками овладевают злоба и жажда мести, они требуют для виновного большего наказания, чем он заслуживает по совести и закону. Эти чувства часто бывают взаимными: жертвы преступления требуют сурового наказания преступнику, а тот вынашивает планы ответной мести. Так зло движется в замкнутом кругу ветхозаветного закона: око за око, зуб за зуб. Поэтому в этот день заключенные молились об их жертвах, о том, чтобы те не унывали, чтобы Бог облегчил их печаль; но и о том, чтобы они не предвосхищали Суда Божия и помнили и о своих грехах, о чем говорится в молитве Господней («И остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим») и в притче о должниках, где Христос говорит о том же (ср: Мф. 18, 21–35).

Важность молитв этого дня в том, что Церковь молится не только о телах и материальном благополучии потерпевших от преступных действий, но и о душах их, часто исполненных скорби и печали, а порой и переполненных злобой и обидой. Вторая Литургия была совершена в совсем небольшом храме Святой Анастасии Узорешительницы, которая помогала заключенным и сама пострадала за Христа.

День четвертый

Молитва о примирении семей заключенных (СИЗО № 6 и СИЗО № 7)                          

На окраине Москвы, недалеко от Николо-Перервинского монастыря стоит необычное здание, напоминающее древний замок, но в современном исполнении. Над железобетонными стенами по углам возвышаются четыре круглые кирпичные башни. Над одной из башен сияет позолотой православный крест. Это место подобно замку, построенному сирийским язычником Диоскуром для своей дочери Варвары, прославленной в лике великомучениц: отец мечтал сохранить ее красоту и уберечь от христианского учения.

17 декабря, в день памяти этой святой, в СИЗО № 6 прозвучали тропарь и кондак великомученицы. Литургия объединила одетых в одинаковые зеленые одежды женщин разных возрастов и национальностей. В этот же день было совершено таинство крещения — крестили и детей, и взрослых. Восприемницы были тоже из числа заключенных. В притворе храма на этой службе было особенно много детей, которые до трех лет по закону должны содержаться вместе с заключенными матерями. Для них на территории тюрьмы устроена детская площадка. Особенно приятно наблюдать, как при взгляде на детей — своих и чужих — заключенные меняются в лице: на устах появляются улыбки, в глазах нежность.

После богослужения вместе с Александром Козыревым мы направились в другую тюрьму. Это — СИЗО № 7 в Капотне. Начальник тюрьмы Владимир Александрович Машкин объявил общий сбор. Утром здесь была совершена Литургия с молитвой о семьях заключенных, а теперь уже в актовом зале в присутствии работников изолятора и их руководителя прозвучали песнопения и слова молитв специально разработанного молебна о сотрудниках уголовно-исполнительной системы.

День пятый

Молитва о возвращении бывших заключенных  в общество (СИЗО № 3)

В Краснопресненской тюрьме совершали богослужения протоиерей Иоанн Каледа, сын отца Глеба (того самого, который был первым священником в возрожденном после советской разрухи храме Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме), протоиерей Михаил Авраменко, протоиерей Максим Миров, протоиерей Владимир Сахаров, священник Вячеслав Новосельцев и автор статьи. Один из заключенных с радостью поведал священникам, что в хозотряде, состоящем из осужденных, по его подсчетам, 90% — православные, воцерковленные люди.
В храме во время Литургии была тишина, которую не встретишь в приходском храме на воле. Большая часть заключенных причастилась, ведь участие в таинствах — залог возвращения к нормальной человеческой жизни, но уже просвещенной Христом. «Мы посылаем вас как апостолов на зону или на свободу, в вас заложено то семя, которое должно прорасти», — с этими словами протоиерей Константин Кобелев обратился к каждому из заключенных, пришедших на службу.

Во время Литургии одному из них стало плохо. Другие заключенные моментально бросились ему на помощь. А сотрудники миссии, наблюдая это происшествие, поймали себя на мысли, что и сами настолько пропитаны бесконечными штампами об «извергах» и «закоренелых злодеях», сидящих в тюрьме, что в первые секунды поразились той любви, с которой заключенные стали заботиться о болящем брате.

День шестой

Молитва о сотрудниках  (СИЗО № 5)

19 декабря в храме Святителя Николая в СИЗО № 5 был престольный праздник. Первый раз этот день праздновался в новом, отдельно стоящем храме. Колокола еще не привезли, но звонница уже готова. Храм поражает своими фресками, иконами и замечательной акустикой. В отличие от других тюрем Москвы, не считая Бутырской, здесь церковь не расположена в одной из бывших камер, но возведен отдельно стоящий храм. Старший священник иерей Иоанн Чураков обратился ко всем молящимся — осужденным из хозотряда — со словами любви и утешения. Лица заключенных — как женщин, так и мужчин — заметно светлеют. Для них богослужение — единственный способ почувствовать праздник. В СИЗО они отмечают Новый год и Рождество вне домашней атмостферы. И только в храме, где совершается служба, чувствуют себя как дома.

Вместе с заключенными молились и сотрудники изолятора. Они обращаются не только к Святителю Николаю, но и к своим небесным покровителям: сотнику Лонгину, который пронзил копьем ребро Христа и вскоре уверовал в Него, и к тюремному стражу, который сторожил апостола Петра и уверовал в Христа, когда чудесным образом открылись двери тюрьмы и спали оковы с заключенных  ¬христиан.

Крестный ход возглавил начальник тюрьмы майор внутренней службы Евгений Александрович Добров. Он шел впереди, нес фонарь, за ним шли вместе сотрудники и заключенные. И, конечно, в этот момент вспомнилось, как в Бутырской тюрьме в самом начале недели молитвы такой же фонарь нес человек в форменной робе заключенного.
Надзиратели молились о заключенных, заключенные — о своих смотрителях и жертвах. Но и последние, хочется надеяться, именно в этот день, который в 2014 году был объявлен днем милосердия к заключенным, помолились о своих обидчиках. В этот день во всех храмах Москвы собирались пожертвования для обустройства церквей во всех тюрьмах России для того, чтобы было возможно совершение Литургии в местах лишения свободы. Не стоит забывать, что между приходскими храмами и храмами тюремными есть существенная разница. Если обычные церкви строятся и благоукрашаются благодаря трудам и пожертвованиям самих прихожан, то в храмах, создающихся в изоляторах, нет постоянного прихода, нет и прихожан, которые могли бы пожертвовать свои средства на благоукрашение храма.

Осужденные из числа тех, кто выполняет в местах лишения свободы работы по хозяйственному обслуживанию, могут регулярно посещать храм в период своего заключения. Подследственные же посещают храм по разрешению начальства тюрьмы в соответствии со строгими правилами, и им порой приходится смиренно ожидать того часа, когда их приведут в церковь. Но и те, и другие находятся в крайне стесненных обстоятельствах. Естественно, в тюремных храмах всё делается бесплатно: совершаются все требы, принимаются записки, раздаются свечи, иконы, книги. Тюремная паства специфична еще и тем, что из нее нет возможности создать хор. Поэтому храмы в местах лишения свободы не могут существовать без поддержки извне, без поддержки милосердных людей, находящихся на свободе. Блажени милостивии, яко тии помилованы будут (Мф. 5, 7).

протоиерей Константин Кобелев
31 августа 2015 г. 14:32
Ключевые слова: молитва
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи