iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Семь жизней Сергея Лисевицкого
В этом году исполнился ровно век со дня рождения Сергея Лисевицкого, а в прошлом - 20 лет, как он покинул этот мир. Проживший удивительно насыщенную жизнь, событий в которой хватило бы на несколько, Сергей Николаевич оставил после себя насчитывающий полторы сотни снимков уникальный фотоархив, с хроникальной беспристрастностью запечатлевший жизнь Церкви в 1940–1980 е годы. Это потрясающее по своей полноте, подробности и наполненности интереснейшими репортерскими штрихами свидетельство эпохи. Точнее, сразу нескольких эпох, вместившихся в обозначенный временной период. Вдвойне обидно, что об этих фотографиях сегодня мало кто знает. С любезного разрешения нынешнего правообладателя снимков Лисевицкого — Российской государственной библиотеки искусств — мы хотя бы отчасти восполняем этот пробел, публикуя несколько фоторабот Сергея Николаевича.
23 декабря 2015 г. 12:30
Первые годы Трехсвятительского подворья в Париже
Научная серия Дома русского зарубежья (ДРЗ) пополнилась новым важным трудом — сборником «Русское зарубежье: музыка и Православие». ­Вдохновителем, главным организатором и составителем проекта стала кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания (ГИИ) Светлана Зверева. На подробное изучение духовного музыкального наследия русского зарубежья исследователя благословил митрополит Антоний (Блум), глава Сурожской епархии ­Московского Патриархата (1914–2003). Отрывки из обширного интервью, взятого в 2002 году Светланой Зверевой у митрополита Антония и полностью вошедшего в упомянутый сборник, мы с любезного разрешения автора предлагаем вниманию читателей. В них архипастырь вспоминает о первых годах парижского Трехсвятительского подворья Русской Православной ­Церкви — о тяжелой эпохе изгнания и невзгод, наполненной вместе с тем горячей верой, молитвой и светлым упованием на будущее оказавшихся в рассеянии соотечествен­ников.
18 сентября 2015 г. 10:00
Аналитика
Выпускной альбом КДА 1912 год
ЖМП № 12 декабрь 2015 /  15 января 2016 г. 16:45
версия для печати версия для печати

Академия в ликах: Собор святых Киевской духовной академии

Уже несколько лет 9 ноября (по новому стилю), в день памяти преподобного Нестора Летописца, когда Киевские духовные школы отмечают свой актовый день, Киевская духовная академия празднует Собор своих святых. Это местное торжество было установлено в 2012 году по благословению Блаженнейшего Мит­рополита Киевского и всея Украины Владимира.

Собор выпускников

В Русской Православной Церкви во второй половине ХХ века получила широкое распространение практика установления празднований Соборов святых. Такие соборные памяти, как правило, учреждаются в честь святых, либо объединенных общим подвигом, либо связанных с одной территорией. Например, в современном церковном календаре присутствуют Соборы Афонских преподобных, Киево-Печерских преподобных, Оптинских старцев, Белорусских святых, Волынских святых и т.д.

В последние годы можно заметить и еще одну новую тенденцию, а именно почитание святых, вышедших из одной духовной школы. Она прижилась не только в Киеве. Например, несколько лет назад появилась икона Собора святых Московской духовной академии. Эта тенденция заслуживает особого внимания. Понятно, что такие категории, как «общая территория» или «общее место подвига», указывают на определенную общность связанных с ними людей. Но для современного человека не менее очевидно, что «общность школы» может стать куда более глубоким объединяющим началом для многих поколений людей, нежели просто «местность». Выпускники духовных семинарий и академий, как правило, на всю жизнь сохраняют чувство причастности к своей альма-матер.

Собор святых Киевской духовной академии — хорошая иллюстрация именно такой глубинной общности духа, которая сохраняется на протяжении нескольких веков. Киевская духовно-образовательная традиция берет свое начало в 1615 году. И хотя за минувшие с тех пор четыре столетия порой существенно менялся и статус Киевских школ, и содержание образования, и принципы научно-богословской аттестации, но всё же Киевская академия всегда особо подчеркивала единство образовательной традиции, восходящей к XVII веку.

Особое почитание святых, связанных с Киевскими духовными школами, зародилось в начале ХХ века, когда в Киеве шла активная подготовка к 300-летнему юбилею академии. К концу ХIХ века было прославлено лишь два святых угодника, вышедших из стен Киевской академии: святители Димитрий Ростовский и Иннокентий Иркутский. В годы правления императора Николая II, когда в Русской Церкви заметно оживился процесс канонизаций, Киевская духовная академия способствовала причислению к лику святых еще нескольких своих воспитанников. Так, профессор КДА протоиерей Федор Титов приложил немало усилий к тому, чтобы в 1911 году был прославлен святитель Иоасаф (Горленко), епископ Белгородский; а в 1916 году — святитель Иоанн (Максимович), мит­рополит Тобольский. К сожалению, в дореволюционный период не удалось завершить процедуру канонизации святителя Павла (Конюскевича), митрополита Тобольского. По замыслу отца Федора Титова, его прославление должно было состояться в 1915 году во время торжественного празднования 300-летия Киевской академии. Однако первая мировая война помешала провести эти торжества, и потому тогда канонизация не состоялась. В результате святитель Павел был включен в святцы Русской Православной Церкви лишь в 1984 году (в составе Собора Сибирских святых).

Таким образом, к 1917 году к лику святых было причислено пять воспитанников Киевской академии: святители Димитрий Ростовский, Иннокентий Иркутский, Феодосий Черниговский, Иоасаф Белгородский и Иоанн Тобольский. В 1915 году отец Федор Титов писал, что Киевская академия «является доселе единственным учебным заведением не только в России, но и во всем православном христианском мире, воспитавшим столь много не просто только замечательных, но и высоконравственных деятелей». Он также свидетельствовал, что в начале ХХ века существовало местное почитание многих выходцев из киевской школы, которые не были еще канонизованы. «Такое отношение народной совести к воспитанникам Киевской академии является, по нашему мнению, самым лучшим и ярким признанием ее высоких исторических заслуг перед Вселенской Православной Церковью», — завершает свои размышления отец Федор.
Надежды протоиерея Федора Титова на то, что со временем к лику святых будут причислены и другие достойные выпускники КДА, реализовались в 1990–2000-х годах, когда в Русской Православной Церкви была возобновлена традиция регулярных канонизаций святых. К настоящему времени к лику святых причислено уже более пятидесяти выходцев из Киевской академии. Причем это святые не только Русской Православной Церкви, но и других Поместных Православных Церквей.

Икона академических святых

В 2012 году была написана и торжественно освящена икона Собора святых Киевской духовной академии. В ее центре как главные покровители школы изображены преподобный Нестор Летописец и святитель Петр Могила. Они держат Братскую икону Божией Матери — главную святыню ныне уже не существующего Киево-Братского училищного монастыря. Хотя преподобный Нестор жил за много веков до создания в Киеве Братской школы, всё же его изображение на этой иконе не случайно. С 1992 года по благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира Киевские духовные школы отмечают свой актовый день, как сказано, 9 ноября, то есть в День памяти преподобного Нестора. С тех пор этот святой почитается как покровитель Киевских духовных школ.
Святые изображены на иконе на фоне трех зданий: в центре — Богоявленский собор Киево-Братского монастыря (он был разрушен в 1930-е годы), справа от него изображен учебный корпус старой академии (он сохранился и принадлежит сегодня Национальному университету «Киево-Могилянская академия»), а слева — нынешний академический храм в честь Рождества Богородицы (на территории Киево-Печерской лавры). Так на иконе объединены Киево-Братская и Киево-Печерская обители, приютившие академию в разные исторические эпохи.

Значительную группу святых, изображенных на иконе, составляют святители XVII — начала XIX века: Димитрий Ростовский, Феодосий Черниговский, Иоанн и Филофей Тобольские, Павел (Конюскевич), Георгий (Конисский), Иннокентий и Софроний Иркутские, Иоасаф Белгородский, Арсений (Мацеевич), Антоний Воронежский.
В XVIII веке выходцы из Киево-Могилянской академии оказали огромное влияние на церковную жизнь в пределах современной России. Большинство архиерейских кафедр в Русской Церкви в первой половине XVIII века занимали воспитанники Киевской школы. Они сумели создать особый тип архиерея, который считался образцом для всего синодального периода. Образцовый архиерей того времени — это человек высокообразованный, владеющий иностранными языками, умеющий синтезировать лучшие достижения западной науки с отечественными церковными традициями. Он обязательно должен был содействовать развитию образования, заниматься миссионерством.
В этом заключалась тогда особая «киевская школа». Казалось бы, в ней нет ничего экстраординарного. И потому некоторые исследователи вслед за Георгием Федотовым называют эту святость «казенной». Но именно эти «казенные» святые оказали решающее влияние на развитие Русской Церкви в синодальную эпоху и были окружены глубоким народным почитанием как при жизни, так и особенно после смерти. Кроме того, нельзя забывать, что отличительной чертой киевских воспитанников была готовность принципиально защищать интересы Церкви. Вспомним, например, митрополита Ростовского и Ярославского Арсения (Мацеевича; 1697–1772), который выступил против секуляризации церковных земель, за что и пострадал — умер в зато­чении.

На рубеже XVIII–XIX веков выпускники Киевской академии имели непосредственное отношение и к возрождению традиции старчества. Стоявший у истоков этого возрождения преподобный Паисий (Величковский) начинал свой путь в стенах Киево-Могилянской академии. Выпускником академии был и святитель Антоний (Смирницкий), епископ Воронежский, которого преподобный Серафим Саровский называл своим «старшим братом». Одним из наиболее авторитетных аскетических писателей XIX века был также выпускник КДА святитель Феофан Затворник.
На иконе изображены и почитаемые святители XIX века Иннокентий Херсонский (Борисов) и Мелетий Харьковский (Леонтович). Оба они были ректорами Киевской академии. На иконе можно также заметить святителя Филарета (Амфитеатрова). Этот известный иерарх хотя и не был выпускником КДА, однако в течение двух десятилетий (с 1837 по 1858 год) служил на Киевской кафедре и как киевский митрополит был главным покровителем Киевских духовных школ.
На иконе подвижники благочестия XVII–XIX веков соседствуют с теми, кто жил уже совсем в другое время и засвидетельствовал свою веру перед лицом грозных испытаний. Более половины изображенных на иконе святых — это новомученики и исповедники ХХ века во главе с выпускником КДА 1874 года священномучеником Владимиром (Богоявленским).
Среди новомучеников есть несколько преподавателей Киевских духовных школ. Это прежде всего священномученики Анатолий (Грисюк, он был профессором КДА) и Амвросий (Полянский, ректор Киевской духовной семинарии в 1906–1917 годах).
Из выпускников КДА к лику новомучеников и исповедников причислены архиепископы Иоанн (Поммер), Митрофан (Краснопольский), Никодим (Кротков), епископы Василий (Преображенский), Макарий (Гневушев), Парфений (Брянских), Пимен (Белоликов), Сильвестр (Ольшевский), архимандрит Матфей (Померанцев), протоиереи Георгий Извеков, Димитрий Игнатенко, Леонтий Гримальский, Неофит Любимов, Петр Павлушков, Петр Чельцов, Сергий Правдолюбов, священник Виктор Элланский, мирянин Владимир Правдолюбов. Выпускником КДА был и недавно канонизированный Украинской Православной Церковью схиархиепископ Антоний (Абашидзе).

Житие на основе дела

Выявление среди новомучеников и исповедников ХХ века выпускников Киевской духовной академии и Киевской духовной семинарии оказалось чрезвычайно непростой задачей. Дело в том, что при подготовке канонизаций новомучеников центральную роль играют, как правило, материалы следственных дел. Они позволяют реконструировать обстоятельства ареста, осуждения и смерти епископов, священников и православных мирян. Однако эти материалы содержат крайне скудную информацию об их образовании. Нередко в них вообще ничего не сказано о том, где и когда обучался тот или иной священник. Поэтому в житиях новомучеников и исповедников ХХ века порой нет ясных сведений о времени и месте их учебы. Встречаются в житиях и досадные фактологические ошибки.
Вот лишь один характерный пример. В 2000 году в Соборе святых новомучеников и исповедников был прославлен священномученик Феок­тист Смельницкий. В его житии, размещенном на официальном сайте Карагандинской епархии, сказано, что он «окончил медицинский факультет Томского государственного университета и Киевскую духовную академию». Далее указано, что после окончания академии он стал профессором КДА, где преподавал «римское церковное право и патристику». На самом деле кафедры с таким наименованием в КДА никогда не было. В дореволюционных списках преподавателей и выпускников КДА имя Феоктиста Смельницкого не значится.

Похоже, что источником информации для составителей жития послужили сведения, содержащиеся в архиве Центра правовой статистики и информации при областной прокуратуре Караганды (дело № 2089). В этом деле сообщается, что Феоктист Смельницкий родился в 1863 году в Томске в семье священника, окончил медицинский факультет Томского университета, а затем Киевскую духовную академию, после чего был в ней профессором. Здесь также указано, что он принял священный сан в 1931 году, после чего служил в Чернигове. Он был арестован в Чернигове в 1936 году, сослан в «Карлаг», где и был расстрелян в 1937-м. Однако эта информация разительно отличается от той, которая сохранилась в сведениях о духовенстве Черниговской епархии в Государственном архиве Черниговской области. Так, здесь сообщается, что Феоктист Смельницкий родился 4 января 1874 года в семье псаломщика в селе Тарасовичи Остерского уезда Черниговской губернии, в 1898-м он окончил Черниговскую духовную семи­нарию, вступил в брак и в том же году был рукоположен в священный сан «к церкви с. Верхличи Суражского уезда Черниговской губернии». Впоследствии он служил на различных приходах Черниговской епархии. В 1913–1917 годах — эконом Черниговской духовной семинарии. Он действительно был арестован в Чернигове в 1936 году и сослан в Караганду.
Можно с полной уверенностью сказать, что отец Феоктист не был не только профессором, но и студентом КДА. Вполне очевидно, что биографические данные, которые содержатся в следственном деле, не соответствуют действительности. Возможно, здесь были спутаны сведения о нескольких разных лицах. Всё это еще раз подтверждает необходимость более внимательного подхода к изучению жизненного пути новомученников и исповедников ХХ века.

Нимбы в ожидании ликов

На иконе Собора святых Киевской академии есть и те, кто был прославлен другими Поместными Церквами. Известно, что в Киевской академии обучалось множество греков, сербов, грузин, болгар, румын, сирийцев, черногорцев, которые впоследствии стали известными церковными деятелями у себя на родине. Среди воспитанников Киевской духовной академии, канонизованных другими Поместными Церквами, можно отметить священномученика Кириона (Садзаглишвили), Католикоса-Патриарха всея Грузии; священноисповедника Досифея (Васича), митрополита Загребского (Сербская Православная Церковь); святителя Рафаила (Хававини), епископа Бруклинского (канонизирован Православной Церковью в Америке); преподобного Симеона Дайбабского (Сербская Православная Церковь).
Вполне очевидно, что список святых, чей жизненный путь связан с Киевскими духовными школами, по мере изучения доступных материалов будет пополняться. Именно поэтому на заднем плане иконы написаны нимбы, под которыми не видно лиц. Это указание на то, что мы не можем знать всех святых, вышедших из Киевской академии. Кроме того, эти нимбы могут принадлежать и будущим святым. Ведь призыв к святости обращен ко всем нам, а значит, святость в духовной школе никогда не должна прекращаться.
Собор святых Киевской духовной академии — это прежде всего важный духовный ориентир для студентов. На иконе они видят людей, которые сидели за партами в их родной киевской школе, слушали здесь лекции, постигали науки. Эти люди более всего в жизни возлюбили Христа и последовали за Ним, откликнувшись на Его призыв. Венец этого пути изображен на иконе. Собор святых Киевской духовной академии — внушительное свидетельство святости во Христе, которая, хочется верить, будет всегда жить в Киевской академии.

Владимир Бурега
15 января 2016 г. 16:45
Ключевые слова: история, Украина
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи