iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
18% супружеских пар России не могут зачать и родить детей. Но выход ли - суррогатное материнство?
3 мая 2012 г. 13:45
версия для печати версия для печати

Ирина Силуянова: Суррогатное материнство как выхолащивание материнской любви

Сегодня младенческая смертность в России в 8 раз превышает аналогичные показатели стран Европы и Америки. Снижается рождаемость, ее прирост ежегодно составляет всего 0,2%. Восемнадцать процентов супружеских пар не могут зачать и родить собственных детей. Но даже в этих условиях каждая женщина, даже если бесплодна, имеет право на счастье – быть матерью. Так говорят сторонники суррогатного материнства. Однако стоит серьезно задуматься, что на самом деле стоит за "услугой", когда одна женщина рожает зачатого в пробирке ребенка для другой? Почему Церковь однозначно осуждает такой способ продолжения человеческого рода. Об этом размышляет завкафедрой биомедицинской этики Российского государственного университета им. М.И. Пирогова профессор Ирина Силуянова.

Ветхозаветный архетип

Суррогатное материнство (СМ) – это вынашивание и рождение чужого ребенка одной женщиной для другой женщины, которая не может или не хочет рожать сама.

Обычно сторонники суррогатного материнства (а они есть и среди православных мирян) оправдывают и даже аргументируют свою позицию примером из Ветхого Завета, когда Агарь (служанка Сарры) родила от Авраама на колени бездетной Сарре сына, Измаила. Таким образом, они рассматривают Агарь, как некий прообраз суррогатной матери. Но этот аргумент не совсем точен. Ведь Агарь рожает все-таки своего биологического сына. И если все же рассматривать эту ветхозаветную историю, как некий "архетип" повторяющихся жизненных ситуаций, то не следует забывать и о ее дальнейшей судьбе изгнанной женщины, испытывающей за свой поступок лишения, страдания и т.д. (Быт.,16).

Вот как определяется СМ в Основах Социальной Концепции Русской Православной Церкви: "Суррогатное материнство", то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка "заказчикам", противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. "Суррогатное материнство" травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания" (XII.4).

Почему Церковь против?

Почему Церковь занимает такую жесткую позицию относительно суррогатного материнства и каковы основания такой позиции?

Первое. Суррогатное материнство находится в непосредственной связи с ЭКО - методами экстракорпорального оплодотворения. ЭКО - это процедура  искусственного, вне материнского тела (in vitro) - создания человеческих эмбрионов. А затем последующим уничтожением "лишних" эмбрионов, включая использование их в качестве "сырья" для новых "терапевтических" препаратов и т.д., против чего так же выступает Церковь.

Второе. СМ и ЭКО все чаще становятся средством и своеобразным  "пространством" для многочисленных вариантов экспериментирования над природой человека. В частности, речь идет о проектах создания умственно и физически совершенного человека, с помощью генной инженерии, связанной с    манипуляциями с человеческим эмбрионом. Сегодня в России набирает силу  так называемое Российское трансгуманистическое движение, исповедующее идеологию – трансгуманизм. Трансгуманисты призывают к созданию "нового человека" и выходу на новый виток эволюции человечества с помощью генной инженерии. Эта идеология имеет прямой антихристианский характер. Пока это более теоретические убеждения небольшой группы людей, чем реальная научная практика. Но если не противостоять этой идеологии, то вполне допустимо, что она может обернуться и конкретными делами.

Настоящая мать вряд ли допустит эксперименты над своим ребенком, а для суррогатной матери это допустимо. И здесь можно вспомнить опять же архитипическую историю о сути подлинной материнской любви, связанную с Соломоновым решением о том, кого из двух женщин признать настоящей матерью (3Цр.3, 16-27). Для настоящей матери гибель ребенка недопустима, она пойдет на любые условия, чтобы сохранить ему жизнь, для суррогатной – напротив. Вот почему СМ - это удобное "средство" для экспериментов над человеком и его природой.

Конечно, нельзя исключать того, что суррогатная мать испытывает на последних сроках беременности какие-то переживания за судьбу вынашиваемого ею ребенка. Это вполне возможно. Но, тем не менее, суррогатной матери легче согласится с фактом экспериментов над ее плодом, чем если бы это был ее собственный ребенок, потому что она же уже психологически готова отказаться или продать его.

Третье. Еще одна опасность суррогатного материнства в том, что с помощью социальной легализации СМ происходит выхолащивание одной из главных ценностей христианства - жертвенной любви, как нравственного отношения между людьми, реальным свидетельством действенности и ценности которой является именно материнская любовь.

Суррогатная мать добровольно, по предварительному договору, отказывается от рожденного ребенка, практически продает его. Она предоставляет в "аренду" свое тело, тем самым разрушая великую "физику" любви, на которой построена вся "мета-физика" человеческих отношений. В основе  нравственности и культуры человеческих отношений лежит именно жертвенная материнская любовь, как некий "геном" нравственности,  отвечающий за сохранность человечности в человеческом обществе. Не случайно для Максима Исповедника именно материнская любовь стоит первой по своему подобию, силе и сути любви Творца к человеку. Именно материнская любовь к своему ребенку "цементирует" человеческие отношения, сохраняет человеческое общество от саморазрушения и уничтожения, является краеугольным камнем стабильности социальных отношений. Когда материнство становится суррогатным, трудно избежать   обесценивания моральных ценностей. Суррогатные отношения легко  оборачиваются и ненавистью, и нелюбовью, и потребительским отношением родителей и друг к другу и к самому "заказному" ребенку. Ведь жестокость, агрессия, хамство, преступность – то, что в нашем обществе возрастает катастрофически - не возникают сами по себе. Они – следствие разрушения моральности человеческих отношений. Сам факт существования суррогатного материнства ведет к усилению процесса выхолащивания базовых, нравственных для человеческой культуры ценностей. Академик Левон Бадалян когда-то назвал суррогатное материнство – биологической проституцией. Сегодня оно становится "подлинным лицом" общества потребления с его принципом "все на продажу".

Девальвация понятия "семья"

К четвертому основанию отрицательного отношения Церкви к суррогатному материнству относится то, что суррогатное материнство способствует уже идущему в мире процессу легализации гомосексуальных семей.

Теперь у мужчин-гомосексуалистов появляется аргумент признания сожительства двух мужчин-гомосексуалистов как семьи, в силу того, что они могут с помощью ЭКО и СМ иметь или "заказать" своих биологических детей. Существующий до сих пор для гомосексуалистов барьер иметь детей в "браке" преодолен.

СМ способствует разрушению традиционной семьи и тем, что легализует право одиноких граждан иметь детей с помощью СМ без семьи. А это уже путь к узакониванию неполных браков. Случай с певцом Киркоровым – яркий пример того, как человек, не желая жениться, но желая иметь наследников,  заказывает ребенка у суррогатной матери, лишая его права иметь свою мать.

Пятое основание касается политики защиты прав человека. СМ связано с нарушением прав человека, в частности, с нарушениями права детей иметь мать или отца (см. право на ЭКО одиноких женщин). Поэтому Церковь выступает против суррогатного материнства, так как видит в такой форме человеческих отношений реальную угрозу, в том числе и для физического и психического здоровья детей.

Спрос на суррогатных матерей. Причины роста

Во-первых, это массовый рост бесплодия у женщин в современном европейском и российском обществе. Это феномен конца ХХ начала ХХI века, который непосредственно связан легализацией абортов, охватившей Европу в 1960-70-е годы. Одна из причин бесплодия – это осложнение после абортов. Когда производство абортов стало массовым, массовым становится и бесплодие, и как следствие возникает запрос на СМ и методы искусственного оплодотворения.

Во-вторых, причина спроса на СМ – это следствие мощного влияния прагматического мировоззрения, норм общества потребления. Многие женщины, исходя из эгоистических идеалов, и из прагматических соображений не желают переносить трудности вынашивания ребенка. Ведь беременность это всегда лишения, ущемления себя в комфорте и т.д. Таких женщин пока не так много, но тенденция уже существует.

Юридическая коллизия


Тем не менее, ситуация в России относительно изменения законодательства не безнадежна. Как известно, юридические нормы временны по своей природе и изменчивы. К примеру, нельзя не обратить внимание и на специфическую ситуацию, в которой оказалась наше законодательство. Сегодня Семейный Кодекс РФ все еще оставляет за суррогатной матерью право оставить ребенка себе, не отдавая его "заказчикам". С другой стороны, последний закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (21.11.2011) лишает ее этого права. Суррогатная мать заключает договор с "заказчиками", будь то фирма, или физические лица, и после чего все пути назад отрезаны. Можно предположить, что впереди нас ждет настоящая борьба противников и лоббистов суррогатного материнства в Госдуме. Мы надеемся, что православные люди не останутся в стороне, и с помощью Божией, общество сможет защитить себя от распада и самоуничтожения.

В заключении хотелось бы привести историю, которая после землетрясения в Японии в 2011 году облетела весь интернет. Во время поисковых работ, спасатели нашли под завалами женщину, которая закрыла телом своего трехмесячного ребенка. Она погибла, но ребенок был жив и мирно спал. На груди малыша лежал телефон, на экране которого был текст: "если ты выживешь – помни, я люблю тебя!". Такова любовь матери к своему чаду.

Что нам предлагают взамен?

3 мая 2012 г. 13:45
Ключевые слова: биоэтика, права человека
Также читайте:
медицина
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи