iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Церковь
ЦВ № 15-16 (436-437) август 2010 /  28 августа 2010 г.
версия для печати версия для печати

Нижегородская епархия: хроника стихийного бедствия

Верхняя Верея. На пепелище
Принято думать, что в деревнях российской глубинки остались одни старики. В Верхней Верее было много молодежи, село активно строилось, разрасталось, растило детей. Дома были в основном каменные, ухоженные сады и огороды, почти на каждом дворе — свой автомобиль, классы в местной школе не пустовали.
Село сгорело ночью. Мы направились туда утром следующего дня. Спасатели предупредили, что там по-прежнему опасно: село выгорело, но лес вокруг продолжает гореть. Тем не менее, люди возвращаются на пепелище, надеясь найти хоть что-то на месте своих бывших жилищ.
Когда мы въезжаем в село, кажется, что мы попали в фильм о войне. Все вокруг коричневого выгоревшего цвета, кое-где видны остовы печек, куски фундамента, обгоревшие железные заборы, оплавившиеся машины, трактора, мотоциклы, велосипеды... По селу бродят брошенные бычки и козы, собака сидит на крыльце чудом сохранившейся школы, кошка жалобно мяукает на выгоревшей улице.
На окраине села встречаем старушку с кастрюлей в руках.
— Меня бабушка Лида зовут, — говорит она. — Мокеевы мы. Вот, кое-что сохранилось на огороде, картошечки немного да морковка. И за то Богу спасибо, хоть что-то да осталось, у других-то даже огороды выгорели. А у меня в саду и яблоньки не горели, но яблочки на ветках висят все печеные. Жить меня внучок Дмитрий к себе берет, а там посмотрим. Самой-то мне, конечно, не отстроиться заново. Церковь жалко, ее только-только восстанавливать стали, теперь все сначала надо начинать...
— Вот здесь был наш дом,— показывает на пепелище Татьяна Ваганова. — Ничего не осталось, все сгорело. Детей-то у нас четверо, денег на черный день с такой семьей не отложишь. Младших детей схватили в охапку, заглянули, не остался ли кто у соседей на дворе, отпустили их собаку с цепи — и в машину... Не то что какие-то вещи взять — даже подумать об этом не успели, документы только схватили. Машина нас спасла: мы уезжали, а огонь нас догонял, деревня за пятнадцать минут сгорела.
— Все живы остались — это главное, — говорит Николай Ваганов, муж Татьяны. — Для кого-то этот пожар стал последним мгновением жизни. Конечно, все старались друг другу помочь. Тут, знаете как, забываешь, на кого обижен был, с кем спорил, — понимаешь, что все это мелочи. Вот у нашей родственницы Ирины — она рядом с нами, на другой улице живет, — в доме были бабуля за восемьдесят и грудной ребенок. Как пожар начался, она в одну руку ребенка схватила, другой бабулю тащит. А ведь все в считанные минуты случилось, и они все трое могли сгореть. Спасло только то, что ее муж пораньше с работы сорвался, как чувствовал. Подоспел как раз вовремя, до автомобиля их дотащил, с улицы выехали, и дом их вспыхнул. Все вместе пытаемся вспомнить, к кому из одиноких стариков не смогли пробиться из-за огня молодые парни, помогавшие спасателям эвакуировать односельчан. Радуемся, когда оказывается, что кого-то из тех, кого уже начали оплакивать, видели в эвакопункте в «Лазурном»...

Всем миром
«Мне позвонили из штаба МЧС и сообщили, что нужно кормить людей в точках дежурств и тушения пожаров, — рассказывает настоятельница Иверского женского монастыря монахиня Антония (Миронова). — Нам выделили две “ветки” — до деревни Виля и в приграничные районы области. И мы стали объезжать места дислокации пожарных, там люди дежурят круглосуточно: где девяносто человек, где шестьдесят… Нашу машину уже начали узнавать. Потом у нас появились и другие объекты. Ежедневно обеспечивались горячим питанием 320 человек».
Созданная в епархии рабочая группа по организации помощи пострадавшим в первую очередь организовала сбор средств и вещей. По данным на 18 августа, на епархиальный расчетный счет для пострадавших от лесных пожаров поступило 1 134 455 рублей. Пожертвования поступают от организаций и частных лиц. В каждом приходе Нижегородской епархии был установлен ящик для пожертвований.
Материальную помощь одеждой, предметами первой необходимости (средствами гигиены, бытовой химией, посудой, постельным бельем, медикаментами) только в Выксунском районе получили 716 человек, а помощь продуктами питания — 510. В конце августа сбор одежды был прекращен, поскольку собранной одежды оказалось достаточно, чтобы обеспечить всех нуждающихся.
 

Анисия Орлова
Сергей Киселев
28 августа 2010 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00