выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте
Статьи на тему
Служение Первосвятителя: благодатные свершения и суровые вызовы
Памятная и значимая для всей Русской Православной Церкви дата — 15-летие интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла — побуждает окинуть мысленным взором свершения этого периода, дабы во всей полноте узреть, в каких направлениях трудится Церковь, что достигнуто и над чем еще предстоит упорно работать. Усердием Первосвятителя, иерархов, духовенства и всех православных христиан преодолено средостение между Церковью и обществом, которое образовалось после революции 1917 года. Советские годы наложили свой отпечаток на облик человека, отняв у него право на веру и религиозность, лишив духовных жизненных ориентиров. Еще многое надо сделать, чтобы вернуть людей к вере, однако масштабное начало положено. Никогда в истории у Русской Церкви не было таких широких возможностей для всестороннего осуществления своего служения.  Святейший Патриарх Кирилл своим примером показывает, что значит использовать все имеющиеся возможности для свидетельства о Христе. Только за последние пять лет Святейший Владыка совершил 742 богослужения, возглавил 35 епископских хиротоний, освятил 67 храмов, посетил 44 епархии, возглавил 33 заседания Священного Синода, 19 заседаний Высшего Церковного Совета, 4 совместных заседания Синода и ВЦС и одно Архиерейское совещание. На каждом богослужении Святейший Патриарх произносил проповедь с наставлением, затрагивая важнейшие духовные проблемы жизни Церкви и Отечества, указывая своей многомиллионной пастве путь ко спасению в сложных и быстро меняющихся обстоятельствах бытия современного мира. PDF-версия.    
1 марта 2024 г. 16:00
Церковь
ЦВ № 23 (396) декабрь 2008 /  11 декабря 2008 г.
версия для печати версия для печати

Отец Церкви — отец народа

Не будет преувеличением сказать, что наш русский двадцатый век — страшный и славный, кровавый и благословенный — кончился не восемь лет назад, как следует по календарю, а кончается сегодня — с погребением в Елоховском соборе последнего, может быть, по-настоящему великого нашего современника Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Пяти патриархам — от Святителя Тихона до Святейшего Алексия II — Господь судил стоять у кормила церковного корабля в течение этого столетия. Каждый по-своему выразил суть своего времени, молитву и упование народа Божия в испытаниях истории: Святитель Тихон, подъявший подвиг мученичества и исповедничества в грозе и буре революционного катаклизма; Святейшие Сергий (Страгородский), сохранивший Церковь в условиях террора и антирелигиозного геноцида и возглавивший патриотический порыв верующего (и не верующего) народа в годы Великой Отечественной; Алексий I (Симанский), мужественно противостоявший хрущевским гонениям 1950–1960-х; Пимен (Извеков), приведший Церковь после десятилетий забвения и изгойства к незабываемым всенародным торжествам 1000-летия Крещения Руси… Патриарху Алексию II довелось быть главным вершителем нового церковно-исторического строительства на изломе столетий, в самом конце XX — начале XXI века.

Трудно сказать, кто на кого «влиял» в тот или иной период сильнее: Церковь на Державу или Держава на Церковь, или воля Божия назначила время перемен для той и другой. Несомненно одно: для Церкви годы первосвятительства Алексия II были временем возрождения и утверждения.

Напомним лишь основные, знаковые события его биографии.

23 февраля 1929 г. в столице Эстонии Таллине в семье православного священника Михаила Ридигера и Елены Иосифовны, урожденной Писаревой, родился их единственный сын Алексей. Традиционный вопрос о выборе жизненного пути и профессии для Алеши Ридигера не стоял. С детства он помнил наизусть не только утренние и вечерние молитвы, но и весь текст литургии. Уже тогда он решил, что будет священником.
Бог и судьба устроили так, что будущему Патриарху довелось пройти в своей жизни путь всей церковной России.

Начинал он свое служение в Эстонии, русская община которой продолжала жить по законам и обычаям прежней дореволюционной жизни. Но в 1944 г. Таллин был освобожден советскими войсками. Последующая жизнь и служение Патриарха будут проходить в условиях социалистического общества, в рамках новых, очень непростых отношений Церкви с советским государством. Так, по воле Божией, в духовном опыте Патриарха встретились и соединились традиции и менталитет белой Церкви Исхода и Церкви до конца претерпевших.

Его церковное служение началось в 16-летнем возрасте, когда иподиакон Алексий должен был, по поручению священноначалия, привести в порядок и подготовить к возобновлению церковной службы собор Александра Невского в таллинском Вышгороде. Первое богослужение в соборе состоялось на Пасху победного 1945 года. Алексий был псаломщиком, а затем ризничим в восстановленном храме.

В 1953 году отец Алексий окончил Ленинградскую духовную академию, восемь лет спустя, 3 марта 1961 года, в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры протоиерей Алексей Ридигер принял монашеский постриг. В миру он носил имя преподобного Алексия, Человека Божия (память ему свершается 17 марта), в иночестве — имя святителя Алексия, митрополита Московского, празднуемого Церковью 12 (25) февраля.
Митрополит Алексий, имя которого принял будущий Патриарх в монашестве, — один из самых выдающихся вождей и героев Русской Церкви. Современник и сподвижник Ивана Калиты, Димитрия Донского и Сергия Радонежского, митрополит Алексий успевал и возглавить московское правительство, и строить Кремль белокаменный, и ездить в Орду, чтобы мужественно и твердо отстаивать Церковь и ее интересы в трудные годы татарского ига, государственного распада и экономической разрухи. Московский церковный центр стал тогда мощным очагом единения и консолидации русского народа. Церковь спасла государственность и создала нацию, заставила считаться с русским православным народом иноземных властителей, мечтавших о «новом порядке» и «новом политическом мышлении».

Редко бывает так, что без долгого иноческого искуса молодой иеромонах бывает посвящен в архиереи. В данном случае было именно так: постановлением Священного Синода от 14 августа 1961 года иеромонаху Алексию было определено стать епископом Таллинским и Эстонским — да еще с поручением временно принять на себя управление также и Рижской епархией.

Это не был, как кто-то может подумать, «карьерный рост». Просто в тяжелых условиях хрущевских гонений на Церковь старый и мудрый патриарх Алексий I нашел единственно правильное решение. Он сделал ставку на так называемый «молодой епископат»: призвал к церковному управлению совсем еще молодых архимандритов, с одной стороны, не отягченных подозрениями и преследованиями со стороны органов безопасности, а с другой стороны, не отягченных также традициями и шаблонами в деле церковного строительства. Отдел внешних церковных сношений возглавил тогда 30-летний, только что рукоположенный епископ (впоследствии митрополит) Никодим (Ротов), издательский отдел — 35-летний архимандрит (также впоследствии митрополит) Питирим (Нечаев). А Алексий (Ридигер) стал в тот год епископом Таллинским и Эстонским.

Всего через три года он уже будет возведен в сан архиепископа, назначен управляющим делами Московской Патриархии и постоянным членом Священного Синода, а 25 февраля 1968 г. станет митрополитом. В 1984 году ему была присвоена степень доктора богословия за церковно-исторический труд «Очерки по истории православия в Эстонии».

7 июня 1990 года, после смерти патриарха Пимена, Поместным Собором Алексий II (Ридигер) избран пятнадцатым русским Патриархом. Интронизация состоялась в Богоявленском Елоховском соборе.

Размышляя однажды о значении патриаршего служения, Святейший сам так написал об этом: «Высокий идеал! Вера — до самозаклания, отвержение всего земного во имя Небесного, очи и слух, отверстые к откровениям Божиим, неотступность в печаловании пред Богом, твердость в наказании и вразумлении, щедрость в служении примирения, верность “гробницам отеческим”, — вот великие черты, извлекаемые нами из Библии об “отце веры” — первом, кого назвала Церковь именем Патриарх».

Провиденциально Русская Церковь получила патриаршее возглавление в 1589 г. — в канун Смутного времени, социальных и политических потрясений, угрожавших самому существованию нашего народа и государства.

Словно история специально готовила страну и Церковь к ситуации, когда русские послы в 1611 г. смогут сказать: «Изначала у нас, в русском государстве, так повелось: если великие государственные или земские дела начнутся, то государи наши призывали к себе на собор патриархов, митрополитов, архиепископов и с ними советовались. И почитают наши государи патриархов великою честию… Теперь мы стали безгосударны, и Патриарх у нас человек начальный (т.е. главный, правящий народом)».

Промыслительным образом, патриаршество было восстановлено в Русской Церкви и в 1917 г. — в канун богоборческих катаклизмов: потеряв Царя, Православная Русь вновь обрела Отца-Патриарха, гаранта сохранения духовной — и не только духовной — цельности Православной России в условиях новой смуты и кризиса. иноземных нашествий, отступления от веры.

Точно так же, со вступлением на престол Патриархов Московских Святейшего Алексия начинается новое возрождение Отечества и Церкви.
Если попытаться в немногих словах охарактеризовать 18-летний путь, совершенный Русской Церковью под водительством Святейшего Алексия, нужно будет в первую очередь отметить возрождение и восстановление храмов и обителей, возвращенных Церкви. В настоящее время восстановлено уже более 700 монастырей, а храмов, городских и сельских, невозможно сосчитать — их в России открыто и реставрировано около 20 тысяч.

Патриарх Алексий был первым Предстоятелем Русской Церкви, кто сознательно «поставил перед собой задачу, чтобы не только жители Москвы и Петербурга, но и верующие по всей стране, куда, как говорится, “никогда не ступала нога архиерея”, могли видеть Своего Предстоятеля». Это, говорил Святейший, «нужно не только им — в отдаленных епархиях, приходах и обителях. Это более всего нужно мне, ибо питает благодатными духовными токами, делает возможным в буквальном смысле “служение собирания” — собирания народной молитвенной энергии в единый духовный фокус». Святейшему Патриарху в это время было уже немало лет. Он был поставлен Промыслом Божиим у кормила церковного корабля, когда ему было 60. И вот ему 70… 75… Через два с половиной месяца было бы 80… Трудно найти в истории Церкви другого Первоиерарха, который бы в таком возрасте, удрученный трудами и болезнями, продолжал сохранять бодрость, энергию, готовность стоять на страже церковных интересов, народной веры и благочестия.

Он сумел осуществить в своей личности непосредственную живую связь века минувшего и нашего времени. Воспитанный на идеалах русской церковности, на образце служения патриарха Алексия I, соратник и преемник Святейшего Пимена, — Патриарх Алексий II сполна оправдал само имя «Патриарх».

Он был поистине «начальник отцов», предстоятель пред Богом, с именем которого связана целая эпоха в истории России и Русской Православной Церкви.

Годы, в которые он стоял у кормила Русской Православной Церкви, войдут навсегда в историю как время Второго Крещения Руси — не только церковного возрождения, но и глубочайшего обновления и преображения всех сторон духовной жизни страны. Когда-то император Август сказал: «Я принял Рим деревянным, а оставляю мраморным». Почивший Первосвятитель принял под свой омофор Церковь с закрытыми монастырями, взорванными и поруганными храмами, разрушенной и сведенной до минимума системой духовного образования и богословской науки, лишенную права голоса и участия в государственной и общественной жизни, даже в исконно церковных делах милосердия и печалования о народных нуждах, — и оставляет ее нам ныне возрожденной и сильной, способной направлять и врачевать душу и совесть народа, вновь призванной к социальному служению и духовному окормлению державного строительства.

Достойным завершением того «служения примирения», которым была вся жизнь Предстоятеля, стало объединение Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом. Жертвенное служение Русской Православной Церкви было одним из важнейших факторов сохранения и утверждения российской державности в XX веке. Те, кто ушли за огненные рубежи Гражданской войны и оказались вместе с остатками белых армий и Белой России в изгнании и рассеянии, и те священнослужители и иерархи, которые до конца остались со своим народом, несмотря на террор и антирелигиозный геноцид, на трибуналы и расстрелы, на разрушение храмов и монастырей, — те и другие своей священной жертвой и исповедничеством помогли выстоять Русской Церкви, а значит, и сохраниться русской православной державности.
Хотелось бы закончить замечательными словами самого Патриарха. «Великие испытания прошла наша Церковь и весь наш православный народ в ХХ столетии. Уверен, что испытания эти промыслительны и судьбоносны. Русская Церковь и в начинающемся XXI в. не отступит от своего пути, от апостольского завета “быть всем для всех, дабы спасти некоторых” (1 Кор. 9, 22). Суть свидетельства Ее в окружающем мире — напоминание и подтверждение делом и словом обетования Господа о том, что “врата адовы не одолеют Ее” (Мф. 16, 18)».

По замечательному образному выражению святого апостола Павла, сердце Святейшего вместило нас, нам было не тесно в нем. Благодарная скорбь об этом, истинно отеческом отношении Патриарха ко всей Православной России, к нашему народу и его историческим судьбам навсегда останется в наших сердцах.

Вечная память великому подвижнику нашего времени, святителю-патриоту Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию.

11 декабря 2008 г.
Ключевые слова: Патриарх Алексий II
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Святой благоверный князь Андрей Юрьевич Боголюбский
Личность святого благоверного князя Андрея Юрьевича Боголюбского, жившего в XII столетии, как это ни удивительно, и сегодня продолжает вызывать споры, причем не только среди историков, но и среди политиков. Особенно усердствуют по этой части ревнители вульгарного политического украинства, которые безграмотно ­экстраполируют на события почти девятисотлетней давности реалии современных российско-украинских отношений и пытаются представить действия князя Андрея как якобы первый эпизод агрессии «москалей» против Украины. К сожалению, уровень исторической безграмотности многих наших современников таков, что подобные бредни, на которые гимназист начала ХХ века не обратил бы никакого внимания, сегодня приходится специально опровергать. В то же время споры вокруг фигуры Андрея Боголюбского, не утихающие и сегодня, спустя 850 лет после его кончины, красноречивее всего свидетельствуют и о масштабе личности Владимиро-Суздальского князя, и о его выдающейся роли в развитии русской государственности, и о его непреходящем значении для Русского Православия. PDF-версия.
3 июля 2024 г. 13:00