iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Церковь
ЦВ № 17 (461) сентябрь 2011 /  12 сентября 2011 г.
версия для печати версия для печати

Подвижник веры Донецкой земли

В наше время, о котором всё чаще духовники говорят как о времени оскудения любви, свидетельства о жизни истинных подвижников укрепляют нас в вере. Особой силой обладают слова о тех, кто еще недавно жил среди нас. И один из них — схиархимандрит Зосима (Сокур).

 «Вы побейте его, чтоб он в церковь не бегал»

Схиархимандрит Зосима (Иван Алексеевич Сокур) родился 3 сентября 1944 года в тюремной больнице деревни Косолманки (Верхотурский район Свердловской области). Его мама отбывала в это время срок за «религиозную пропаганду». Отец Ивана погиб на фронте в год его рождения. С детства Иван мечтал быть священником. В семь лет уже свободно читал на церковнославянском языке. В детстве ему посчастливилось часто общаться с духовными чадами, среди которых были и монашествующие Иоанна Кронштадтского. Среди них была и тетушка Ивана, сестра его матери монахиня Антонина. Схиархимандрит Зосима вспоминал: «Позакрываем все окна, двери — подушками, одеялами и поем вечерню, утреню, акафисты, правило — и так целую ночь».

Монахиня Антонина оказала большое влияние на духовное формирование мальчика.

Зная о том, что маленький Иван постоянно ходит в храм, школьные учителя подговаривали детей: «Вы там побейте этого попа, чтоб он в церковь не бегал!» Ивана избивали, но в конце «этого воспитательного процесса» он кротко улыбался и говорил: «Ну ладно, хватит. Давайте я буду вас благословлять». Так с детства он научился побеждать всех своих врагов кротостью и любовью. Уже тогда Церковь Христова стала главным смыслом его жизни.

 

«А умрешь Зосимой»

В 1961 году Иван Сокур с золотой медалью окончил первую авдеевскую школу. Затем Донецкий сельскохозяйственный техникум, а через год поступил послушником в Киево-Печерскую семинарию. Там Ивану посчастливилось стать духовным сыном схиигумена Валентина, который предсказал ему: «Тебе 13 раз будут предлагать епископство, а единожды — быть главой Русской Православной Церкви в Японии. Отказывайся — это не твой путь. Твой путь — быть рядовым сельским батюшкой». Эти слова старца в точности исполнились: в последний, 13-й раз, епископство отцу Зосиме предлагали в 1997 году. Но он отказался, помня слова старца. Иван стал свидетелем закрытия Киево-Печерской лавры. «Как плакали старцы, схимники, когда лавру закрывали. Закапывали свои святые иконы — спасали от поругания. Но все жили верой, что лавра вновь откроется, что лавра возродится и будет вновь служить».

Юноша пришел послушником в Свято-Духовский скит Почаевской лавры. После закрытия скита Иван пытался поступить в семинарию. Священника, который осмелился дать ему рекомендацию, почислили за штат.

Иван поехал поступать в Загорск. И хотя все экзамены были сданы на «отлично», от властей пришло указание его не принимать. В 1975 году он был пострижен в монашество с именем Савватий митрополитом Никодимом. При наречении имени после слов «постригает брат наш Савватий власы главы своея», обращаясь к молодому послушнику, митрополит Никодим произнес следующие слова: «А умрешь Зосимой», — провидя в нем особый дар молитвы. Через шесть дней после этого события владыка рукоположил новопостриженного в сан иеромонаха.

В это время Иван познакомился с епископом Новосибирским Павлом, который предложил ему поехать в Новосибирск, чтобы уже из «глухой таежной» Сибири поступать в Ленинградскую духовную семинарию.

Заветная мечта Ивана сбылась, и он стал учащимся Ленинградской духовной семинарии.

Любимым местом его в семинарии и академии была библиотека. Даже на смертном одре старец поучал: «Не будьте бесчувственными, стремитесь к знаниям и будете всегда полезны и интересны. Всегда стремлюсь к познаниям, самообразование — это постоянная цель моей жизни».

После окончания семинарии иеромонах Савватий подвизался в Свято-Успенском монастыре Одесской епархии. Но в связи с тяжелой болезнью матери он попросил перевести его в Ворошиловградскую и Донецкую епархию, и его просьбу удовлетворили. Он стал настоятелем храма святого Александра Невского в поселке Александровка Марьинского района.

 

Александровка

В Александровке отец Савватий прослужил десять лет, начав с восстановления сельского храма.

«Службы у него всегда были длинные, монастырские, но молился он пламенно», — вспоминают его духовные чада. Кто однажды побывал у него на службе, приезжал снова.

В перерыве между службами отец Савватий исполнял различные требы: крещение, венчание, отпевание, освящение. Примечательно, что денег за требы он не брал, а говорил так: «Пусть сто человек не заплатят, зато Господь пошлет одного, который всё покроет». Уже тогда Господь дал старцу дар провидения человеческих сердец и распознавания помыслов.

Из воспоминаний Ивана (Трубицына), будущего схиигумена Лазаря: «Приехал в Александровку — уже темнеет... А тут и отец Савватий выходит на крылечко, на меня смотрит и говорит:

— Дедушка (Ивану Гавриловичу было уже за 60) по базару прошлялся, по автобусам проехался, а какая сегодня была лития... Ну, что тебя привело?

— У меня сын в Афганистане.

— Они там как на Голгофе, — говорит.

— Может, он уже и не живой — три месяца известий нет?

— Живой, живой. Приедешь до дому, получишь известие. Когда я приехал домой, мы получили от сына письмо, что его перевели в другую часть».

Полинявший полушубок и полинявший подрясник — неизменные атрибуты его старческого служения и свидетели нестяжания. В них он встречал самых важных гостей.

«Я монах, мне ничего не надо», — подчеркивал старец. И в то же время какой у него был изысканный вкус, когда речь заходила о благоустройстве, украшении храма. На церковное благолепие он был готов отдать последнюю копейку.

 

«Музыкальная шкатулка»

Последние два года служения в Александровке отца Савватия часто забирали в сельсовет и «кулаками убеждали» отказаться от священнического служения. По той же причине он скоро попал в тюрьму, где после избиения его поместили на трое суток в «музыкальную шкатулку» — темную, без окон камеру, обитую резиной. Тихая музыка угнетающего характера настолько действовала на психику, что уже через сутки жертвы бросались на стены. «Если бы не Иисусова молитва, я сошел бы с ума», — вспоминал старец. Время гонений на всю жизнь оставило свои следы на теле старца: обострилось рожистое воспаление ног, открылись глубокие раны, болели отбитые легкие, на спине вырос горб.

Видя, что привычными методами отца Савватия сломить нельзя, его стали переводить с прихода на приход. Он сменил три храма, прежде чем в 1989 году стал настоятелем Свято-Васильевского прихода в селе Никольском Волновахского района.

«Они решили загнать его в такое место, — вспоминает схимонахиня Фомаида, — куда транспорт не ходит. Храм заброшенный, полуразрушенный, вместо иконостаса — фанерная доска. Около храма горелый деревянный сарай — дом священника, окна вросли в землю, внутри — мыши и крысы». В селе Никольском было явление Божией Матери. На этом месте забил святой источник, и окрестные жители совершали здесь молебны и крестные ходы. Отец Савватий не только восстановил этот храм, но и со временем основал в Никольском два монастыря — мужской и женский.

В 1990 году отец Савватий удостоился сана архимандрита, а в 1992-м принял великую схиму с именем Зосимы. В Никольском его старческое служение стало известно на весь православный мир — от Афона до Иерусалима, от Санкт-Петербурга до Сибири. Радостные и просветленные выходили люди от схимника: «Батюшка лечит». Перед его молитвой отступали смертельные и неизлечимые болезни.

Вот несколько примеров.

У духовной дочери старца Валентины обнаружили рак молочной железы, сделали операцию, но состояние ухудшалось, она с трудом передвигалась. По молитвам старца женщина получила полное исцеление.

Монахиню Синклитикию готовили к операции: рак почки. Шансов на успех было мало. Старец благословил отказаться от операции и приезжать в обитель. Монахиня начала трудиться в монастыре, исполнять различные послушания — болезнь отступила.

Перед силой молитвы праведника отступали и врожденные патологии у младенцев, которые даже теоретически не поддаются лечению. Многим старец Зосима помогал и материально, но особое место в его евангельском доброделании занимала богадельня, или дом милосердия, где нашли приют люди преклонного возраста.

По его благословению, при его участии и помощи построено на Донбассе около десятка храмов. Наиболее известные: Иоанна Воина, Иверской иконы Божией Матери, Александра Невского, святителя Луки Крымского, Агапита Печерского, Благоразумного разбойника и др.

В 1998 году схиархимандрит Зосима попал в реанимацию с острой почечной недостаточностью, где пережил клиническую смерть. После выздоровления отец Зосима основал Успенский Свято-Васильевской и Успенский Свято-Николаевский монастыри в Донецкой епархии. Отошел он ко Господу 29 августа 2002 года. Дату кончины ему Господь открыл заблаговременно. В последние дни старец раздавал множество указаний братьям и сестрам обителей, оставил и письменное завещание.

Приведем лишь несколько строк из духовного завещания старца Зосимы:

«Аз, грешный схиархиман-дрит Зосима, оставляю последнюю свою волю: и по смерти моей свято и вечно, до последнего издыхания храните все завещания, те священные традиции, ту особенность служб, записанных братьями и сестрами в монастырском уставе, сохраняя их до малейших подробностей и не допуская никаких отступлений.

Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Отходя в жизнь вечную, последнее слово глаголю вам, дорогие братья, сестры и все молящиеся в обители нашей: держитесь Русской Православной Церкви, в ней спасение. Какое ни случится искушение, кайтесь и исправляйтесь. Подаю из гроба, бездыханный и безгласный, мир, любовь и благословение Божие».

Из книги «Великие старцы ХХ столетия»

12 сентября 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи