iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00
История
Златоустов монастырь (реконструкция на конец XIXв., худ. Максим Прилепский)
11 февраля 2020 г. 17:00
версия для печати версия для печати

Златоустовская обитель: вехи истории и будущее

ПРИХОД ВОССОЗДАЕТ ЛЕГЕНДАРНЫЙ МОНАСТЫРЬ В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ

Существовавшая более пяти веков и закрытая большевиками столетие назад славная и почитаемая московская обитель — Златоустовский монастырь — постепенно возвращается в нашу жизнь — пока в памяти верующих горожан, в пространстве музея, открытого Церковью на ее месте, в установленных на улицах и во дворах мемориальных знаках. У истоков этой деятельности стоит Центр изучения истории и наследия Московского Златоустовского монастыря, учрежденный приходской организацией ближайшего храма Святых бессребреников Космы и Дамиана на Маросейке. О том, как весьма скромными силами удалось добиться официальной регистрации нового объекта культурного наследия в центре столицы, а также о новых задачах, стоящих перед историками и энтузиастами, «Журналу Московской Патриархии» рассказал руководитель центра священник Сергий Чураков.

— Ваше преподобие, как получилось, что весь комплекс работ по приданию охранного статуса месту расположения бывшего Златоустовского монастыря взвалил на себя не синодальный отдел, не епархиальная структура, а один-единственный приход?
— В 2006 году нашему храму под приходской дом в постоянное бессрочное пользование передали единственное сохранившееся от монастырского архитектурного ансамбля здание — келейный корпус в 5-м владении по Малому Златоустинскому переулку 1862 года постройки. Здесь сосредоточилась миссионерская и образовательная деятельность прихода. Мы понемногу, на общественных началах занимались и изучением истории монастырского квартала. А пятью годами позднее в траншее при ремонте теплотрассы рабочие обнаружили элементы 16 саркофагов от древних надгробий. При изучении надписей на крышках выяснилось, что в них покоились останки членов семьи сибирского царевича Алексея Кучумовича и младенец (девочка) из рода Стрешневых, возвысившегося после брака Евдокии Стрешневой с царем Алексеем Михайловичем. Это событие помогло осознать: Златоустовский монастырь не остался под толщей невообразимого прошлого; возможно, мы в буквальном смысле топчем его погребенные в культурном слое остатки и в любом случае соприкасаемся с его вполне осязаемым наследием. При колоссальной помощи известного москвоведа Владимира Козлова тогда же, в 2011 году, мы провели первую научную конференцию, собравшую всех ученых и краеведов, которые еще в 1990-е годы занимались историей квартала. Быстро выяснилось, что формат конференции — самый продуктивный для привлечения специалистов и обмена между ними полезной информацией. Поэтому с 2014 года здесь проводятся уже ежегодные чтения. C определенного момента они разделились на две секции: историко-мемориальную и богословскую, посвященную творениям святителя Иоанна Златоуста. В результате в нашем распоряжении оказался мощнейший пласт информации, включившей в себя в том числе оцифрованные (благодаря содействию Троице-Сергиевой лавры) фонды Златоустовского монастыря из Российского государственного архива древних актов, а также собственно монастырский архив (к сожалению, неполный из-за разорявших обитель опустошительных пожаров).
Чуть позже пришло понимание, что здесь, на месте бывшего монастыря, нужна и молитвенная жизнь. В 2016 году появилась молельная комната, позднее преобразованная в домовую часовню. Мы начали с еженедельного водосвятного молебна с чтением акафиста перед иконой Божией Матери «Знамение». Написали точный список с почитавшегося в монастыре чудотворным образа Знамения Пресвятой Богородицы с изображением святителей Иоанна Новгородского и Николая Мирликийского на полях. Максимально точно воссоздали икону святителя Иоанна Златоуста — в соответствии с характерным для Москвы конца XV века иконографическим изводом и с учетом внешнего вида (размеров и геометрических характеристик) драгоценного оклада главного храмового образа, хранящегося в Музеях Московского Кремля. Стали читать Псалтирь с поминовением всех, кого прихожане нашего храма указывают в соответствующих записках, имен из всех выявленных списков монастырской братии и из других документов, содержавших послужные списки обители, а также из Синодика Златоустовского монастыря XVII столетия. Поначалу это молитвословие занимало три часа в сутки, затем шесть, а теперь длится ежедневно с 8 до 22 часов.
— Территория бывшего монастырского квартала весьма сильно иссечена современной застройкой. Свободное место с учетом действующих в историческом центре Москвы градостроительных норм и правил здесь найти весьма сложно. Где, как вам кажется, можно было бы поставить полноценный храм?
— Обсуждаются несколько возможных мест. С точки зрения обращенности в городскую среду лучше других кажется вариант с надвратной церковью Захария и Елисаветы по красной линии Большого Златоустинского переулка с сохранением ведущих во двор дома 5/3 калитки и ворот. Это в каком-то смысле позволило бы примирить архитектурные пространства варварски уничтоженного монастыря и выросшего на его месте жилого квартала. Если иметь в виду мемориализацию родового захоронения Апраксиных и других птенцов гнезда Петрова, то вернее, конечно, направить усилия на воссоздание Благовещенской церкви с минимальным сдвигом от ее первозданных координат (небольшую часть ее исторического притвора сейчас занимает упомянутый жилой дом, и, кроме того, немного мешают невразумительные хозпостройки в виде сараев). Но с позиций как градостроительного мышления, так и исторической правды правильнее всего, конечно, говорить о воссоздании бывшей зимней Троицкой церкви постройки 1757–1761 годов. На ее месте в советское время появилось здание детского сада «для семей большевиков». Но этот объект уже давно приватизирован — более того, выставлен на продажу, что позволяет надеяться на начало переговорного процесса. В любом случае спокойное обсуждение взаимных намерений на серьезном государственном уровне мне представляется вполне возможным. Троицкая церковь в центре монастырского квартала, немного удаленная от 50-квартирного жилого дома, позволила бы говорить об обретении точки равновесия между церковной памятью этого места и наследством богоборческого XX века. Даже нынешние жители, в том числе и далекие от Церкви, ощущают инаковость этого места, чувствуя себя «наследниками обители поневоле». У одного из старожилов — выступивших, кстати, в качестве энтузиастов установки мемориального камня с неугасимой лампадой — в семье случилась трагедия: в том самом здании бывшего детского сада свел счеты с жизнью сын. Постепенно в сознании жителей утверждается мысль о справедливости появления здесь храма, в чем есть заслуга и нашего центра.
— В позапрошлом году произошло знаковое событие: монастырскому кварталу официально присвоен охранный статус. Как этого удалось добиться?
— Заявку на придание территории статуса достопримечательного места подавала приходская организация. Мы проделали колоссальную работу по изучению и анализу вскрытых участков культурного слоя, археологических находок, научных работ по истории квартала. Увы, даже в новейшее время исторические здания продолжали разрушаться: Братский корпус (в основе которого была постройка XVII века) снесли в 1996 году (а его последний маленький кусочек — три года назад). Мириться с этой практикой было нельзя, спокойно смотреть на снос — невозможно. Рад, что наша деятельность увенчалась успехом. В Мос­кве сейчас восемь достопримечательных мест, но наше стало хронологически первым, официально зарегистрированным Департаментом культурного наследия в реестре памятников.
Полную версию материала читайте в третьем, мартовском номере "Журнала Московской Патриархии" и скоро на нашем сайте

11 февраля 2020 г. 17:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00