iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Новый шаг в развитии богословия в России
В издательстве «Познание» вышли первые книги из серии учебников для бакалавриата духовных школ Московского Патриархата, рассчитанные также на студентов теологических факультетов. Проект осуществляется под общим наблюдением Святейшего Патриарха Кирилла и Высшего Церковного Совета. Непосредственное руководство проектом осуществляет митрополит Волоколамский Иларион. Серия «Учебник бакалавра теологии» предусматривает порядка 60 учебников. Впервые за 30 лет в практике издания учебной православной литературы все книги написаны по единому образовательному стандарту. Об этой и других особенностях этой серии, о новом методическом подходе к рассмотрению библейских событий, а также о том, зачем к некоторым учебникам написаны хрестоматии, «Журналу Московской Патриархии» рассказал заместитель главного редактора Издательского дома «Познание» Максим Калинин. PDF-версия.  
10 апреля 2019 г. 13:58
Интервью
Фото Алексея Реутского
ЖМП № 6 июнь 2016 /  1 июля 2016 г. 16:00
версия для печати версия для печати

Православной прозе нужен новый герой

О проблемах книгоиздания и распространения православной литературы

Сегодня книжная отрасль, как и вся экономика страны, переживает сложный период. Cокращается число книжных магазинов, количество впервые изданных книг выросло до 120 тысяч в год, но замерло на этой отметке, при этом падают тиражи. Согласно опросам ВЦИОМ, доля нечитающего населения увеличивается в России на 2 % ежегодно. Стагнация наблюдается и в секторе православной литературы. Как изменить эту тенденцию и какие проблемы для этого необходимо решить, рассказывает начальник отдела реализации Издательства Московской Патриархии Андрей Осипов.

Программа «20 книжных» как «200 храмов»

— Андрей Владимирович, два года назад одной из ключевых проблем системы распространения православной литературы вы назвали отсутствие в стране церковной сети распространения, в которой было бы представлено максимальное количество издаваемых книг. Что-то изменилось за это время?

— К сожалению, ничего кардинально в этом вопросе не изменилось, хотя эта проблема обсуждается и в профессиональных издательских кругах, и в Издательском совете Русской Православной Церкви. Но я не знаю ни одного магазина, который был бы открыт за это время на периферии. Вообще, у таких книжных более широкая задача, чем просто торговля. Они, на мой взгляд, должны стать духовно-просветительскими центрами, в которых организовано место для встреч читателей с авторами книг, где можно послушать лекции по актуальным духовным проблемам, проводить круглые столы и выставки. Такие магазины также могут стать центрами современного церковного искусства.

— Каким вы видите такой центр?

— Он должен отвечать нескольким требованиям.
Первое: он должен либо целиком находиться за церковной оградой, либо выходить из нее фасадом с дверью, чтобы можно было зайти, минуя территорию храма. Такой вход делается для людей, которые по каким-то причинам стесняются зайти в храм. На его полках должны быть все новинки (а это три тысячи книг, именно столько ежегодно «грифуется» Издательским советом) плюс всё, что пользуется стабильным спросом. Поэтому его площадь должна в идеале быть не менее 250 м2. Сегодня основной канал доступа читателей к книге, несмотря на развитие электронных носителей, — это всё еще книжный магазин.

Второе: он должен быть оснащен специальным профессиональным торговым оборудованием и программным обеспечением, иметь свою рекламу, учет, аналитику и обратную связь. Это будет значительным достижением, если представители таких центров могли бы встречаться для обмена информацией и обсуждения тенденции развития рынка.
Третье: там обязательно должна быть нормальная парковка. Чтобы люди приезжали семьями и общались.
И, четвертое, самое важное: такой центр должен быть самоокупаем.
Если таких магазинов нет, нет смысла говорить о росте интереса к чтению и книгоизданию.

— Но если это не просто магазин, а настоящий центр современного церковного искусства, то за прилавок вы уже не поставите обычного продавца!

— Все его сотрудники должны представлять профессиональную среду. У человека должна быть возможность прийти и поговорить с профессионалами-консультантами о книге. Сами по себе церковные лавки — это очень узкий формат. У лавок своя задача — продавать молитвословы, акафисты, Закон Божий, Библию. Может быть, 100–150 наименований. К слову, в Издательском совете есть понимание, что книжный магазин, в отличие от церковной лавки, — это всё же другой формат. То есть создание профессиональной среды — это важнейшая из задач. Но в обычной церковной лавке это сделать невозможно, масштаб должен быть другой.
А дальше профессиональная среда сама себя начинает развивать. Она заинтересована в том, чтобы полки были полными и был читательский интерес. И уже внутри магазина она сама занимается продвижением книги и создает особую среду, атмосферу любви к чтению, к книге как таковой.
Но без структуры, на которую можно опереться в регионах при товародвижении — именно таких духовно-просветительских центров, — ничего не получится.
Без внимания Церкви к проблеме не обойтись. Мне кажется, что создание таких магазинов — хотя бы по одному в каждом городе, где был бы представлен весь ассортимент православной книги — это задача внутренней церковной политики. Почему бы не объявить, как это было с программой «200 храмов», что Церковь начинает программу «20 книжных», по которой будет создано по два духовно-просветительских центра в каждом Федеральном округе.

— На уровне Москвы такая система распространения создана?

— Да, но Москва в этом смысле не показатель для остальной России. Есть Сретенский монастырь со своим магазином, есть два магазина нашего издательства, в одном из которых — на Погодинской улице, 18 — проходят встречи автора с читателями. Есть магазин при Благовещенском храме у отца Димитрия Смирнова, магазин на Пятницкой «Православное слово». Кроме того, у нас много храмов, где церковные лавки по своей площади — именно книжные магазины. Таким образом, в Москве это отчасти решается на приходском уровне. В нашем издательстве есть интернет-магазин, есть «книга почтой», магазины на вокзалах, и мы взаимодействуем со всеми регионами от Калининграда до Камчатки, непосредственно с епархиальными складами. Но у всех одна и та же проблема — как быстро донести книгу до широкого читателя. Потому что до склада книга дойдет, а вот дальше?

Учиться сервису

— Чему Церковь могла бы поучиться у светской системы распространения? Можно ли использовать пространство ее магазинов для продвижения духовной литературы? Ведь есть же православные издательства, которые устраивают, например в «Библио-Глобусе», встречи своих авторов с читателями.

— Я думаю, такие встречи не проблема. Но дело в том, что для использования их пространства в продвижении книг авторы должны быть представлены в этом магазине. Их книги должны стоять там на полках. Например, вы хотите провести в таком магазине вечер с отцом Андреем Ткачевым, а директор спросит, кто это, что он написал. Нужны какие-то проекты кооперации со светской сетью распространения — взаимодействия и объединения усилий. Но для этого православные издательства должны создать продукт, который интересен и светским сетям. Вот у «Лепты» и «Никеи» это отчасти получается.
Издательство Московской Патриархии тоже старается сотрудничать со светскими структурами, приезжаем на книжные выставки в регионы. В прошлом году у нас было более 50 таких книжных выставок по всей в стране. Нас в этом случае интересует география покрытия, приходит много читателей и в Екатеринбурге, и в Волгограде, и в Нижнем Новгороде, и в Новосибирске.

Поучиться можно сервисной составляющей: своевременность рассылки, оповещение, приглашение, информация о выходе новинок, когда за неделю до появления книги людям на почту приходит сообщение об этом. Активнее использовать для продвижения книг социальные сети. Мы тоже стараемся это делать. В мирской системе хорошо работает политика совместных конференций, встреч в масштабе круглых столов. Да, у нас это тоже есть на тех же Рождественских чтениях, но в более скромном масштабе. И что греха таить, профессионалов среди церковной системы распространения очень мало. Они появятся тогда, когда появится профессиональная среда, когда по всей стране найдутся люди, для кого книжное дело — дело всей жизни и форма служения Богу.

— Здесь значение социальных сетей, наверное, можно сравнить с существовавшим в советские времена институтом литературной критики. Например, в каждом номере толстого литературного журнала  можно было прочитать критические статьи на новые книги. Актуален ли такой институт критики для духовной литературы?

— К сожалению, отсутствие на нашем рынке правильно организованного института критики — это еще одна проблема. Представим себе такую ситуацию. Выходит книга, и тут же о ней появляется критическая статья, в которой дается анализ содержания с учетом интересных для Церкви тенденций. Эта критика должна быть влиятельна в том смысле, что она может поднять продажи книги, это инструмент продвижения книг во всем мире. Причем событие не только книга, но авторитетное критическое мнение, оценка, критические замечания. И люди за этим следят. В мире архитектуры и искусства у нас есть такие люди, которые вокруг себя такую интеллектуальную среду создают.
В сфере церковных книг что-то подобное есть. Например, в Издательском совете книги проходят рецензирование, но это закрытая система. Делается это для присвоения грифа. А критик всё же общается и формирует читательскую и издательскую среду. Иногда качественные критические статьи можно найти на «Богослов.ру», но какой-то системной площадки для критики — обзорной, интеллектуальной, интересной — у нас нет.

Структура спроса в условиях кризиса

— Как изменился спрос на православную книгу в связи с кризисом?

— Не могу сказать, что будет по итогам 2016 года, но, как ни странно, в 2015 году у нас спрос не упал, а остался на том же уровне, что и в предыдущем году. Если считать в экземплярах, то мы продали то же количество книг. Если посмотреть структурно, то какие-то позиции продавались лучше, какие-то хуже, но в целом сложилась такая картина. Но при этом отмечу, что спрос резко падает, если книга стоит больше 400 рублей.

— На какие же позиции спрос сохранился, а на какие снизился?

— Мы специфическое издательство, у которого существенную долю занимает богослужебная и календарная литература. И она вся вверху списка продаж. Издавать ее — наша прямая задача. Стабильный спрос у молитвословов, Библии, Евангелия — это книга для читателя, и она осталась на том же уровне. К слову, Библии продается у нас порядка 10 000 экземпляров в год. Причем полная Библия продается лучше и больше, чем отдельно Евангелие. Еще одна позиция — детская духовная литература, которая стабильно занимает 10–15% рынка. Эта объясняется тем, что детская книга — самая доступная, а главное, малобюджетная форма досуга мамы и ребенка. Но ассортимент ее опять же не растет. Отдельно хочу сказать о Детской Библии нашего издательства. Она продается также хорошо. На мой взгляд, это образец того, с какой любовью и профессионализмом можно сделать книгу. Это гордость нашего издательства.
А вот на православную прозу спрос упал. «Несвятые святые» в свое время прорвали все блокады и плотины, и книга пошла к массовому читателю, формируя в обществе интерес к православной прозе. Это прогнозировалось, чувствовалось, что где-то есть напряжение и ожидание чего-то нового, которые были созданы не «Святыми», а скорей всего книгами Юлии Вознесенской. Было понятно, что в этой тематике что-то есть, какой-то потенциал (по словам епископа Егорьевского Тихона, общий тираж его бестселлера к концу 2015 года составил 2 млн экземпляров и был издан в 16 странах Европы и Америки). Вслед за «Несвятыми святыми» православная проза пошла на светский рынок, и это длилось два года. Но теперь из всей «зеленой серии» (серия книг, оформленных в стиле книги «Несвятые святые». — Прим. ред.), продается только одна — самая первая. А всё остальное «умерло». Чем это объяснить? Нет проблематики, нет героев, не хватает таланта авторов.  

— Если представить, что вам лично предложили бы выступить с какой-то идеей, инициативой, которая стала бы первым ярким, нетривиальным шагом в решении всех вышеназванных проблем, какой она была бы?

— Возродить в Москве музей русской печатной книги. Это то, что, на мой взгляд, можно назвать книжно-культурным проектом, который был бы консенсусным для всех, особенно если инициатива исходила бы от Церкви. Когда-то такой музей был на Никольской улице в палатах XVII века бывшего государева печатного двора. Экспозиция есть, кажется, она хранится в Российской государственной библиотеке. Лично для меня школа и традиции русского книгоиздания — безусловное общенациональное культурное наследие.

Справка
В России ежегодно выходит 120 тыс. вновь изданных книг (в 2012 г. издано 116,8 тыс. наименований). От этого количества книги православных издательств составляют всего лишь 2,5 % (3000 наименований). Ежегодно на прилавках Издательства Московской Патриархии продается 7 тыс. позиций, в год оно издает 150 новых книг. Максимальный тираж Библии сегодня составляет 30 тыс. экземпляров, молитвословов — 10–15 тыс., богослужебной литературы (Типиконы, Октоихи и др.) — 5 тыс. Сейчас в стране порядка 50 стабильно работающих православных издательств, 90 % их находится в Москве.
Количество книжных магазинов в Москве с 2014 по 2015 г. сократилось с 226 до 199, а в России за последние двадцать лет — больше чем в восемь раз. Сегодня в целом на 145 млн населения страны приходится около 1000 книжных магазинов.

1 июля 2016 г. 16:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00