iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Новый шаг в развитии богословия в России
В издательстве «Познание» вышли первые книги из серии учебников для бакалавриата духовных школ Московского Патриархата, рассчитанные также на студентов теологических факультетов. Проект осуществляется под общим наблюдением Святейшего Патриарха Кирилла и Высшего Церковного Совета. Непосредственное руководство проектом осуществляет митрополит Волоколамский Иларион. Серия «Учебник бакалавра теологии» предусматривает порядка 60 учебников. Впервые за 30 лет в практике издания учебной православной литературы все книги написаны по единому образовательному стандарту. Об этой и других особенностях этой серии, о новом методическом подходе к рассмотрению библейских событий, а также о том, зачем к некоторым учебникам написаны хрестоматии, «Журналу Московской Патриархии» рассказал заместитель главного редактора Издательского дома «Познание» Максим Калинин. PDF-версия.  
10 апреля 2019 г. 13:58
Общество
ЦВ № 15-16 (388-389) август 2008 /  27 августа 2008 г.
версия для печати версия для печати

Ложь в литературе долго не живет

Детский писатель Дмитрий Емец — автор многочисленных сказочных повестей и романов в жанре фэнтези. Широкую известность приобрели его книги про Таню Гроттер и цикл книг о Мефодии Буслаеве. Кроме того, Дмитрий Емец пишет исторические портреты — в издательстве Сретенского монастыря у него вышли книги о русских князьях. Мы беседуем с писателем об актуальных проблемах современной детской литературы.

— Дмитрий, сегодня на прилавках книжных магазинов детских книг очень много. На что, по вашему мнению, должен ориентироваться родитель, выбирая книги для своего ребенка?

— На свой вкус и на свое сердце. Не надо покупать детские книги с ощущением, с которым муж покупает жене книгу по вязанию, в котором сам ничего не понимает. Дети всегда чувствуют настроение родителей и их личное отношение.

— Расскажите, как вы начали писать для детей?

— Как-то постепенно все получилось. Я никогда не ставил перед собой задачи стать детским писателем. Просто мне нравилось делать то, что я делаю.

Когда я в 1994 году писал свою первую сказку, я учился на третьем курсе филфака МГУ и думал, что быть мне только филологом и больше никем. Я очень долго писал свои книги исключительно для себя, поскольку своих детей у меня тогда еще не было.

— На какую аудиторию рассчитаны ваши книги?

— Первые мои книги — «Дракончик Пыхалка», «Приключения домовят», «Властелин Пыли» — повести-сказки для детей примерно 4–9 лет. Потом была фантастика для подростков и реалистические рассказы. Из того, что было тогда написано, мне самому нравится «Король хитрости». Это школьные рассказы.

Но примерно с двухтысячного года я почувствовал, что в собственно детской литературе мне уже не удержаться. Я сам стал другим, изменился. Исчезло то ощущение радости и чистоты, которое бывает свойственно человеку между юностью и взрослостью. Многое из того, что мне хотелось сказать, было взрослым, серьезным. И я стал понемногу экспериментировать с жанром «универсальной» литературы, которая была бы интересна и мне самому, и читателю от 9 и до 99 лет.

Именно в те годы я написал «Таню Гроттер» — 13 книг, и вот сейчас заканчиваю сериал о «Мефодии Буслаеве». Но назвать эти книги «православной литературой» у меня язык не повернется. Я считаю, что это юмористическое фэнтези с элементами абсурдной литературы и пародии. В общем, просто веселые книги. Дай Бог, чтобы они оказались не вредными, никого не совращающими и хотя бы немного двигающими читателя в правильном направлении.

Я давно заметил: когда ставишь себе особую цель написать что-то хорошее, чистое, полезное другим, то чаще всего выходит все не то. Даже хуже иногда получается, чем когда вообще не ставишь перед собой высоких задач и пишешь, как пишется. Потому что, наверное, нельзя написать ничего такого, что было бы вне тебя. И до тех пор, пока сам не очистишься, не станешь чистым колодцем — и вода из тебя будет гнилая или с привкусом. А если, не очистившись, в состоянии горящего неофитства кидаешься что-то делать, писать, воевать — получается совсем не то, что надо. Хорошо бы наложить на каждого на несколько лет запрет писать. Как, допустим, на Ефрема Сирина его старец (если я не путаю). И ведь помогло. Прочистился его колодец — и как он потом писал!

— О чем сегодня важно говорить с юным читателем?

— Обо всем, что интересно и важно самому автору. При условии, конечно, что это что-то здоровое. Ничего другого, кроме того, что ему самому интересно и для него важно, человек вообще не в состоянии сказать убедительно. Это будет ложь, а она в литературе долго не живет. Читатель ее сразу чувствует.

— Какой вам видится христианская литература для детей, не вызывающая у них отторжения?

— Она может быть разной. Сколько авторов — столько книг. По заказу можно написать пособие по пользованию микроволновкой, но не христианскую книгу. Это уже от души и от сердца.

И меньше сюсюканья. Православную литературу сюсюканье всегда очень портило.

— Может ли, на ваш взгляд, в современной детской литературе идти серьезный разговор о Боге? Нужно ли это, и в какой форме?

— Это очень сложно. Тут самое главное слово — осторожность. Один шаг влево или вправо — и получится ложь. Дети ее, может, разумом и не уловят, но все равно капля яда у них в душе осядет. Может, все-таки Евангелие и Псалтирь — более безопасный путь? Тут главное — не вызвать отторжения.

Нельзя воспитать христианина раньше, чем просто нормального человека. Спокойного, уравновешенного, думающего о ближнем.

Часто в жизни действует некий двойной стандарт. Правило вечернее и утреннее читаем, на причастие ходим — а людишки все равно так себе. А потом непонятно, почему наши дети в пятнадцать лет вдруг перестали ходить в Церковь. Да потому что изначально все это было где-то вне души. Им говорили «не осуждай» — а сами осуждали. Им говорили «прости» — а сами не прощали.

В общем, от нас много не требуется. Быть человеком, не творить другим того, чего себе не желаем, не сплетничать, не осуждать, просить Бога о даровании любви и смирения. А остальное уже Церковь даст.

— Многих православных родителей зачастую смущают сказочные сюжеты детских книг, волшебство. Как вы смотрите на эту проблему?

— Тут не магии надо бояться, а отношения к ней. Глупо выгонять из сказок Бабу-Ягу и Змея Горыныча. Это заведомо утопия и тупик. Главное, чего тут надо бояться, это смешения магии и православия.

Где нет трезвения — там нет здоровой литературы. Мне кажется, упоминание Таинств, креста, Церкви, молитв имеет право существовать только в реалистических жанрах. Когда же все это прокрадывается в фэнтези — это губительно.

— Многие детские книги, ставшие классикой, далеки от той благостности, которую хотят видеть в детской литературе православные родители. Например, некоторые родители, не задумываясь, спешат исключить из круга чтения своего ребенка такие книги, как «Малыш и Карлсон» Астрид Линдгрен. А вы читаете «Карлсона» своим детям?

— Сам я читал «Карлсона» в детстве пятнадцать раз. Это была моя любимая книга, вместе с «Маугли» и «Вини-Пухом». Мне кажется, «Карлсона» изгонять не стоит. Да таких родителей и мало, кстати сказать. Телевизоры все наши знакомые повыбрасывали уже давно, а вот на «Карлсона» пока никто не покушался.

— Востребованы ли современным российским обществом писатели-сказочники?

— Сказочники, боюсь, нет. Реалисты — да. Фантасты — тоже в какой-то мере да. Но все же нужны, просто до боли нужны в нашей русской литературе реалисты. Но не обличающие, охваченные духом уныния, у которых все плохо. А реалисты радостные и жизнеутверждающие.

И еще интересно: совершенно нет «многодетной» литературы. Семей многодетных уже много, и надо им что-то свое — где будет вся эта детская возня, горшки, памперсы, ссоры, вечернее укладывание, вопли при утренних сборах в храм. Когда по храму дети бегают, как электровеники, и только тогда успокаиваются, когда подсвечники чистят. А ничего «многодетного» в литературе не вспоминается. Разве только шведская книга «Папа, мама, восемь детей и грузовик»... Кстати, вот отличная, правильная книга, хотя написал ее зарубежный автор, и о православии там вообще ничего нет. Но все, что нужно, и само как-то просачивается.

Пока в православной литературе нет ничего лучше книг Лукашевич и Шмелева, а они давно уже жили. Но это не означает, что ничего равного им не появится. Современной православной литературе — всего лет пятнадцать. И она просто не успела еще наработаться за такое короткое время.

Мария Виноградова
27 августа 2008 г.
Ключевые слова: литература
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59
Пешком к преподобному Сергию
К Игумену земли Русской в Троицкий монастырь издавна течет людская река. В прежние времена паломники традиционно шли туда пешком. Но уже больше века Сергиев Посад прочно интегрирован в транспортную систему страны, и сейчас пешее паломничество к преподобному Сергию выглядит экзотикой. Группа энтузиастов решила изменить это представление, занявшись обустройством пешеходной тропы из Москвы до Троице-Сергиевой лавры. Фактически авторы этого начинания стоят у истоков новой общест­венной инициативы — создания многокилометрового пешего пути, преодоление которого рассчитано не на одни сутки: ничего подобного в России нет. Корреспондент «Журнала Московской Патриархии» анализирует этот опыт и делится собственными рекомендациями по правильной подготовке к такому паломничеству. PDF-версия
4 октября 2019 г. 16:59