iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
В мире
Храмь Покрова Пресвятой Богородицы в г.Асунсьон
ЖМП № 4 апрель 2014 /  16 июня 2014 г.
версия для печати версия для печати

Южный крест

В историческом центре столицы Республики Парагвай на улице Нуэстра Сеньора де ла Асунсьон (в переводе с испанского — Успение Божией Матери) стоит русская православная церковь Покрова Пресвятой Богородицы и привлекает внимание прохожих своим необычным стилем, в котором сочетается модерн и древняя псковская архитектура. Этот храм построен в 1927 году русскими эмигрантами. В прошлом году приход, который борется за выживание с момента открытия, отметил 85‑летие со дня освещения храма.

В Асунсьон я прилетел почти два года назад, 13 апреля 2012 года. После 25-летнего отсутствия постоянного священника на приходе меня, клирика Белгородской епархии, командировали по благословению Святейшего Патриарха Кирилла в распоряжение епископа Каракасского и Южно-Американского Иоанна (РПЦЗ) и направили в параг-вайскую столицу. И сразу же два противоположных чувства — радость пасхального богослужения, впервые совершенного за эти годы в сам день Святой Пасхи, и грусть от вида прихода, пришедшего в запустение: храм нуждался в ремонте и покраске, буйная тропическая зелень оккупировала территорию церкви. Но, главное, фактически не было христианской общины и совсем не было материальных средств, на которые приход можно было бы восстановить.

В свое время я был направлен в миссионерскую командировку в Магаданскую епархию. За четыре года служения там я как нигде остро прочувствовал ту бездну страданий, которую претерпели русские люди, ощутил холодное дыхание Колымы и повидал человеческие кости, которые время от времени отмываются вместе с золотом.

Как же после этого мне не понять священнослужителей и мирян того времени, оказавшихся в Южной Америке? Это люди, родившиеся и воспитанные в православной Российской империи и вынужденные эмигрировать из России после большевистского переворота. До конца жизни многие из них пронесли любовь к потерянной Родине и ненависть к коммунистической власти. Эти чувства сквозят и со страниц, сохранившихся в Асунсьоне в небольшой приходской библиотеке эмигрантских газет и журналов, издававшихся в том числе и в Южной Америке. Изучение своего прихода я начал с приходской летописи.

Летопись

А начиналось всё так. «По инициативе и приглашению Н.Ф. Эрна в квартире князя Я.К. Туманова 1-го августа 1926 г. состоялось Общее Собрание русских православных христиан, живущих в г. Асунсьоне и в провинциях Республики Парагвай»1. Присутствовал всего 31 человек. «Открыл собрание Н.Ф. Эрн, который прочел молитву “Царю Небесный” и предложил выбрать Председателя Собрания и секретаря. Председателем был выбран А.А. Каширский и секретарем Г.Бенуа».

Николай Францевич Эрн — видный военный. Генерал-майор Генштаба Русской армии с 1917 года, участник Первой мировой войны, участник Добровольческой армии с самого начала ее основания. Затем помощник дежурного генерала штаба главнокомандующего, впоследствии — Вооруженных сил Юга России. После эвакуации из Крыма состоял при штабе главнокомандующего в Сремских-Карловцах. В 1924 году выехал в Парагвай, где был приглашен на должность профессора Военной академии. Участник Чакской войны Парагвая с Боливией, генерал-лейтенант Парагвайской армии и представитель Русского общевоинского Союза (РОВС) в Парагвае. Брат русского религиозного философа Владимира Францевича Эрна.

Общее собрание постановило желательным создать православную церковь в Асунсьоне. Для изыскания средств на строительство храма был избран комитет из четырех человек: Н.В. Бобровского, В.Н. Пестрикова, Н.М. Голубинского и самого Н.Ф.Эрна. Помощь решили попросить и у «своих» (письма были направлены митрополиту Антонию (Храповицкому), председателю Архиерейского Синода РПЦЗ, митрополиту Евлогию (Георгиевскому), управляющему с 1921 года русскими православными приходами в Западной Европе, и протопресвитеру Константину Изразцову, управляющему всеми приходами Южной Америки), и у «соседей» — местных православных арабов и сербов.

У митрополита Антония, например, просили благословения на исполнение задуманного решения, «чтобы в далеком Асунсьоне православные слышали бы звоны колокола, призывающего их в Святую Церковь», а также «помочь Церковными предметами, как то образами, утварью, облачени-ями, книгами, нотами».

Митрополита Евлогия извещали о том, что русская колония в Асунсьоне, достигшая к тому времени 98 человек, провела общее собрание и выбрала комитет для выяснения материальных возможностей к приглашению священника и устройства хотя бы самой скромной церкви. У владыки также испрашивали благословения «на это святое дело», а также на передачу приходу «облачений, священной утвари и икон Стокгольмской Православной Церкви, ныне закрываемой, о чем возбуждал перед Вами ходатайство К.Н. Гулькевич, наш представитель в Лиге Наций в Женеве».

Следующее общее собрание православных членов русской колонии той же численности состоялось примерно через полтора месяца — 26 сентября. В этот раз подавляющим большинством было решено приступить к организации прихода и устройства церкви. Поблагодарили письмом Изразцова за пожертвование билета из Европы до Асунсьона для приезда священника. Определили содержание священнику и поручили приходскому совету пригласить священника. Церковным старостой единогласно выбран Нико-лай Эрн.

К тому времени пришел ответ и от митрополита Антония. Протопресвитеру Изразцову поручалось снабдить комитет некоторыми церковными вещами. «По организации Церкви будет прислан Св. Антиминс, если таковой не окажется у Изразцова лишний, а также метрические книги и бланки. Одновременно с сим посылается книга “Деяния Всезаграничного Русского Церковного Собора” 1921 г., в которой помещен приходской Устав, которым надлежит руководствоваться при организации церковной жизни».

5 сентября 1927 года часть русской колонии в Асунсьоне во главе с церковным комитетом встречает «хлебом и солью» архимандрита Пахомия, первого настоятеля новосозданного прихода. В помещении временной церкви в бывшем «русском доме» отслужили благодарственный молебен, а затем вместе пили чай. 11 сентября совершена первая Божественная литургия.

Церковь соорудили по чертежам эмигрировавшего в Парагвай талантливого военного инженера капитана Георгия Леонидовича Шмагайлова, который в Российской империи строил Гродненскую крепость (1912–1915), последнюю перед Первой мировой войной. Постройкой храма безвозмездно руководил инженер Н.А. Снарский.

И наконец, 26 октября 1928 года храм Покрова Пресвятой Богородицы освящен отцом Константином Изразцовым при сослужительстве архимандрита Пахомия. Закончены и все формальности: утвержден Устав прихода, а князь Язон Туманов проводит юридическую регистрацию прихода на основании законов Парагвайской Республики.

Летопись прихода отмечает, что «на богослужениях обычно присутствовали 15–20 молящихся. Торжественные праздничные службы и панихиды по Государю Императору и Его семье, генералу Врангелю привлекали почти полностью всех живущих в Асунсьоне православных русских. В Страстную Пятницу присутствовали почти все от колонии Юго-Славян. За год при Церкви говело и причащалось Св. Тайн — 38; крестилось — 4; бракосочетаний — 2». Благолепию богослужений, по воспоминаниям очевидцев, способствовал очень хороший церковный хор.

В документе видно, что проблемы финансирования возникли с самого начала: народу было мало, да и жили эмигранты в большинстве своем бедно. Ежемесячные взносы, на которые содержался приход, обязательные для всех членов прихода, определялись каждым в соответствии со своими возможностями, но уже тогда выплачивались нерегулярно и не всеми. Приходской совет уже в ноябре 1928 года призывал всех соотечественников поддерживать свою русскую православную церковь взносами и пожертвованиями, чтобы уберечь ее от закрытия или от передачи православным других национальностей. На этом страницы старой летописи прихода обрываются.

Настоятель

По сохранившемуся отчасти приходскому архиву можно проследить дальнейшую жизнь прихода. Это и метрические книги с 1928 года: крещения, венчания, отпевания, протоколы приходских собраний, счета. И новые священники: отцы Михаил Кляровский, Порфирий Бирюков, Василий Вахромеев, Варлаам Вемлов и Алексий Яблочков. Череду священнослужителей, окормлявших также общину храма Святителя Николая в Энкарнасьоне, второго по величине города Парагвая, и нескольких других, со временем исчезнувших, православных общин, замыкает Преосвященнейший епископ Аргентинско-Парагвайский Иннокентий (Петров; †1987). Непростая судьба этого человека достойна особого внимания.

Иван Николаевич Петров родился в Елабуге в семье офицера. Летом 1918 года 16-летний юнкер попал в отряд полковника Войцеховского, который первым ворвался в дом Ипатьева. Иван взял себе кусочек штукатурки, на котором была кровь царских мучеников, и до самой смерти носил ее в ладанке на груди.

К началу 1922 года за участие в боях на Урале, в походе Колчака через Сибирь и знаменитом броске на Хабаровск он получает чин поручика, солдатский Георгиевский крест и знак отличия военного ордена «За Великий Сибирский поход» I степени.

Осенью того же года из Владивостока Петров попадает в Шанхай, затем в составе 1-го Сибирского кадетского корпуса отправляется по морю в Сербию. Там, после расформирования корпуса в 1925 году. долгое время служит помощником начальника узловой станции железной дороги, затем в Министерстве путей сообщения чиновником.

В 1941 году приказ о формировании русского корпуса привлек в его ряды многих русских эмигрантов. Иван Николаевич провел всю войну на Балканах.

В июне 1948 года Петров переселился в Аргентину, где стал рабочим на текстильной фабрике у сербского фабриканта. Постоянно посещал богослужения. На его ревность и любовь к храму обратил внимание ученый богослов Преосвященнейший архиепископ Буэнос-Айресский и Аргентинско-Парагвайский Афанасий (Мартос) и взял его в иподиаконы. После курса богословских наук в 1962 году Петров был рукоположен в иереи.

25 декабря 1967 года он был назначен настоятелем Покровского храма в Асунсьоне и Николаевского храма в Энкарнасьоне и стал в Парагвае заметной фигурой. Русская газета (№ 133 от 1978 года) сообщала: «Русские в Асунсьоне пользуются весьма благосклонным отношением к ним правительственных кругов во главе с Президентом республики генералом Альфредо Стресснером. На отпевании полковника Андреева и майора Корсакова в нашей церкви присутствовал Президент Республики и все министры, а воинские части всех родов оружия держали почетный караул у гроба. Отпевание почивших и погребение на кладбище совершал настоятель церкви протоиерей Иоанн Петров, пользующийся большим авторитетом, как среди горожан, так и в правительственных кругах. Большой трагедией для православных в Парагвае является то, что нет кандидатов в священники в помощь о. Иоанну, который остался единственным священником на всю страну, где существует пять храмов. Хотя лета о. Иоанна не молодые и здоровье слабое, но он ревностно исполняет свои пастырские обязанности, не щадя своих сил, посещает колонии, в которых проживают тысячи православных колонистов».

Овдовевший отец Иоанн принял в 1982 году постриг в монашество с именем Иннокентий. Через год был возведен в сан епископа Асунсьонского, викария Аргентинской епархии. С кончиной в 1983 году его учителя архиепископа Афанасия (Мартоса) владыка Иннокентий возглавил епархию. Три года спустя он заболел раком, но продолжал руководить церковной жизнью в своей обширной епархии до самой кончины — 23 декабря 1987 года2.

Подъем и раскол

Золотое время Асунсьонского прихода — 1940–1960-е годы. Русские в это время в Парагвае жили дружно. Всех сплачивал Покровский приход. В 1940-х годах сложилась Ассоциация белых русских. Почти одновременно появился дамский комитет. Действовали русская библиотека, русский хор, русский театр. Устраивались собрания, вечера. До 1960-х годов приход был довольно многочисленным и сильным. Прихожане содержали храм и батюшку. Например, клировые ведомости РПЦЗ от 1957 года сообщают о том, что Свято-Покровский приход состоит из 139 человек. В воскресные дни храм посещают 50–60 человек, на Рождество Христово — 100–120 человек и на Святую Пасху — около 200 человек. В течение 1957 года на исповеди побывало 133 человека.

Но постепенно из-за ассимиляции русских ситуация стала меняться. Сыновья первых переселенцев женились на парагвайках. В итоге терялся русский язык. В русско-парагвайских семьях предпочитали крестить своих детей уже в католических храмах. Приход стремительно уменьшался.

Негативно сказалось на жизни храма то, что с 1987 года, после смерти последнего настоятеля, приход долгое время был лишен пастыря. Во второй половине 1990-х годов священник РПЦЗ из Буэнос-Айреса стал приезжать раз в три-четыре месяца.

Но самым тяжелым ударом по общине стала неожиданная новость о том, что священник, который посещал приход в Асунсьоне, откололся от РПЦЗ вместе с Агафангелом (Пашковским), самопровозглашенным «митрополитом» и «первоиерархом», бывшим епископом РПЦЗ (после подписания Акта о восстановлении канонического общении между РПЦ МП и РПЦЗ в 2007 году). На приходе об этом узнали совершенно случайно, когда накануне Дней России в Парагвае, прошедших в ноябре 2008 года, в Асунсьон прибыл секретарь митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского Илариона (Капрала) протоиерей Михаил Бойков. Он сообщил почетному консулу России в Парагвае Игорю Флейшеру, что взял с собой походный алтарь для богослужений. Дипломат удивился и напомнил, что в Асунсьоне действует русский храм. В ответ отец Михаил заявил: «Вы отошли от Зарубежной Церкви, поэтому мы не можем служить на вашем приходе». Эта новость потрясла парагвайских русских. По инициативе Флейшера русская община направила старосте прихода письмо, в котором просила его не допускать к служению в Покровском храме священника-раскольника. Таким образом, храм вернули Зарубежной Церкви.

Вселенская Церковь

Новый архиерей в Южно-Американской епархии РПЦЗ был назначен 20 июня 2008 года — Священный Синод Русской Православной Церкви утвердил избрание игумена Иоанна (Берзиня) епископом Каракасским. Владыка регулярно посещает приходы своей обширной епархии и через совершение евхаристии и архипастырскую проповедь терпеливо врачует рану раскола в южноамериканской пастве.

До того как меня назначили настоятелем в Асунсьон, приход периодически посещал и настоятель приходов Московского Патриархата в аргентинской провинции Мисьонес игумен Варфоломей (Овьедо), этнический парагваец. А за сохранением храма и двух православных кладбищ в течение почти 30 лет бессменно следил староста прихода Сергей Васильевич Коленко, который в Парагвай эмигрировал с родителями из Шанхая и, кстати, хорошо помнит святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского.

Первой моей задачей в Асунсьоне стало возрождение литургической жизни прихожан. Ведь за 56 лет, с 1957 года, христианская община Асунсьона сократилась почти в шесть раз. Удалось ли что-то сделать? Наверное, немного. Совершаются регулярно богослужения, было несколько крещений, венчание, соборования и другие требы. В храме были отпеты несколько пожилых членов русской общины.

Было и чудо: нашлись благотворители парагвайцы, которые отремонтировали храм, очистили территорию церкви от тропической зелени и посадили розы и елочки. Церковный ландшафт сразу приобрел российский колорит. Мы избрали приходское собрание и другие органы управления. У нас даже сложилось небольшое ядро христианской общины.

Сегодня община православных в Асунсьоне — это около 30 человек взрослых и детей. На Святую Пасху 2013 года в храм пришло около 50 человек. Много это или мало? Церковь Христова, по Евангелию, присутствует и среди двух-трех человек. Но есть ли перспективы роста? Одному Богу ведомо. Потомки старой эмиграции растворились в парагвайской жизни и, за редким исключением, перешли в католичество. Современная эмиграция в Парагвай из России, с Украины или из Белоруссии малочисленна. К приходу редко присоединяются новоприбывшие, кто-то и не заходит в храм вовсе.

Состав прихода — интернациональный: русские, украинцы, белорусы, греки, на клиросе поет женщина из Македонии, в гости заходят болгары и сербы. Есть уже и этнические парагвайцы. Семена православия посеяны в южноамериканскую почву и приносят свои плоды.

 

Примечания:

1 Здесь и далее в кавычках выдержки из Летописи православной русской церкви в г. Асунсьоне (рукопись).

Простнев С.К. Судьбы российской провинции за рубежом. V Международные Стахеевские чтения: Материалы научной конференции. Елабуга, 2012. С. 206–209.

 

Иерей Игорь Терентьев

16 июня 2014 г.
Ключевые слова: община, Южная Америка
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету - четверть века
Первый набор студентов Православный Свято-Тихоновский богословский институт, как тогда назывался ПСТГУ, провел осенью 1992 года. И тогда же состоялся первый в истории ПСТБИ торжественный акт — в день избрания святителя Московского Тихона на патриарший престол, 18 ноября, ставший по патриаршему благословению институтским праздником. Первый в Церкви университет — ведущее в России православное высшее учебное заведение открытого типа, ежегодно выдающее государственные дипломы установленного образца по десяткам специальностей, преодолело за этот период колоссальный путь. «Журнал Московской Патриархии» устами ректора ПСТГУ протоиерея Владимира Воробьева вспоминает главные вехи на этой дороге и рассказывает об основных задачах развития вуза. PDF-версия Но сначала мы приглашаем читателей на небольшую экскурсию в университетский городок в столичном районе Марьино. PDF-версия
20 ноября 2017 г. 11:30