iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Аналитика
император Николай II и члены его семьи
ЦВ № 13-14 (386-387) июль 2008 /  17 июля 2008 г.
версия для печати версия для печати

К 90-летию убийства императора Николая II и его семьи

17 июля 1918 года большевиками были расстреляны император Николай II и члены его семьи. О хронике тех трагических событий по просьбе "Церковного вестника" рассказывает Владимир Лавров, доктор исторических наук, заместитель директора Института российской истории РАН.

Второго марта 1917 года император Николай II отрекся от престола и полностью отстранился от политической деятельности; его супруга и дети также не вели никакой политической деятельности вплоть до своей смерти. Между тем 3 марта исполком Петросовета постановил арестовать членов семьи Романовых и предложил сделать это Временному правительству. Однако 6 марта министр иностранных дел П.Н. Милюков запросил Великобританию о возможности выезда Николая II в Лондон. И  через три дня из Лондона пришел положительный ответ.

Перед войной английский король Георг V писал своему двоюродному брату и российскому императору: «Да, мой самый дорогой Ники, я надеюсь, что мы всегда будем продолжать нашу с тобой дружбу; ты знаешь, я неизменен... и помни, что ты всегда можешь рассчитывать на меня как на своего друга». Однако 10 апреля 1917 года Георг V под давлением левых кругов взял обратно королевское слово.

А само Временное правительство 7 марта 1917 года приняло постановление об аресте Николая II и  его супруги. 8 марта исполком Петросовета постановил арестовать всю царскую семью. С 9 марта Николай II вместе с семьей находился под арестом в Царском Селе.

Эти постановления не имели законного юридического основания, поскольку им не предшествовало никакого расследования и не было повода для ареста. Однако правительство 4 марта создало Чрезвычайную следственную комиссию для расследования противозаконных действий бывших министров и прочих высших должностных лиц. Комиссия предприняла большие усилия с целью выявить документы и свидетельства о противозаконной, антигосударственной деятельности бывшего государя и его супруги. Предполагалось предать их суду по обвинению в государственной измене.

Однако Следственная комиссия не добыла ничего, что подтверждало бы обвинение. Но вместо того, чтобы освободить невиновных, правительство 1 августа отправило царскую семью в ссылку в Тобольск, подальше от столицы. 

Бывший государь, его супруга и дети подверглись незаконным политическим репрессиям со стороны Временного правительства и Петросовета. Затем захватившие власть Совет народных комиссаров (Совнарком) и ВЦИК не отменили незаконные действия Временного правительства, а продолжили их.

В январе 1918 года Совнарком принял решение перевести Николая Романова в Петроград для предания его суду. Однако перевод в Петроград и суд не состоялись, поскольку перед большевиками встал вопрос: за что судить? Только за то, что он родился наследником и был императором? И за что судить супругу и детей? К тому же, такой суд мог быть только открытым. Получалось, что всех засудить не удастся даже большевистским судом.

Решением ВЦИК весной 1918 года Николай II был вместе с семьей переведен в Екатеринбург. А  19 мая в протоколе ЦК РКП(б) появилась запись о том, что переговорить с уральцами о дальнейшей участи Николая поручается Я.М.  Свердлову. В начале июля в Москву для обсуждения вопроса о расстреле царя прибыл военный комиссар Уральской области большевик Ф.И. Голощекин, которого Свердлов знал по совместной подпольной работе.

Известная телеграмма екатеринбургских большевиков за подписью Голощекина и члена президиума Уральского совета Г.И. Сафарова председателю совнаркома Ленину от 16 июля 1917 года оговаривает условие, при котором отсутствие ответной телеграммы с запрещением предстоящего расстрела будет рассматриваться как согласие на него. Поэтому Ленин дал как минимум молчаливую санкцию на совершение этого преступления. Однако некоторые исторические источники свидетельствуют о том, что председатель правительства все-таки отправил ответную телеграмму с прямым предписанием расстрелять членов царской семьи.

В ночь на 17 июля в Екатеринбурге по решению президиума Уралсовета и коллегии Уральской ЧК были расстреляны Н.А. Романов, его супруга Александра Федоровна и дети Алексей, Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. В тот же день ВЦИК и Совнарком получили телеграмму из Екатеринбурга с уведомлением о состоявшейся казни.

18 июля президиум ВЦИК по  докладу своего председателя Свердлова о расстреле царской семьи единогласно принял резолюцию: «Президиум признает решение правильным». Таким образом, самый высокий орган советской власти официально солидаризовался с убийцами, что само по себе является соучастием в преступлении.

21 июля в соборе Казанской иконы Божией Матери на Красной площади в Москве совершалось патриаршее служение Литургии по случаю храмового праздника. После чтения Евангелия патриарх Тихон сказал, что «совершилось ужасное дело: расстрелян бывший государь Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета рабочих и солдатских депутатов, и высшее наше правительство — Исполнительный Комитет одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководимая Словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его. Не будем здесь оценивать и судить дела бывшего государя: беспристрастный суд над ним принадлежит истории, а он теперь предстоит пред нелицеприятным судом Божиим, но мы знаем, что он, отрекаясь от престола, делал это, имея в виду благо России и из любви к ней... Он ничего не предпринимал для улучшения своего положения, безропотно покорился судьбе... и вдруг он приговаривается к расстрелу где-то в глубине России, небольшой кучкой людей, не за какую-либо вину, а за то только, что его будто бы кто-то хотел похитить. Приказ этот приводят в исполнение, и это деяние — уже после расстрела — одобряется высшей властью. Наша совесть примириться с этим не может. И  мы должны во всеуслышание заявить об этом, как христиане, как сыны Церкви. Пусть за это называют нас контрреволюционерами, пусть заточают в тюрьму, пусть нас расстреливают».

Патриарх говорил с волнением и тихо. В Казанском соборе почувствовали «облегчение от сознания, что заговорили те, кому следует говорить и будить совесть. Правда, на улицах говорят различно, некоторые злорадствуют и одобряют убийство...» — свидетельствовал в те дни на Поместном Соборе Российской Православной Церкви протоиерей П.Н. Лахостский.

Следует отметить, что патриарх поверил заявлению ВЦИК от 19 июля, в котором утверждалось, что решение о расстреле царя принято в Екатеринбурге, а его супруга и дети эвакуированы в надежное место. Какие бы слова сказал патриарх, зная, что большевики убили невинных девушек с последующим раздеванием и ограблением?..

Органы государственной власти, их руководители и одновременно руководители правящей партии  — Совнарком и РКП(б) во главе с Лениным, ВЦИК во главе со Свердловым, подчиненные им президиум Уральского совета и коллегия Уральской ЧК совместными усилиями расправились с царской семьей. Она подверглась незаконным политическим репрессиям как со стороны Временного правительства, Петросовета и входивших в них партий, так и со стороны РКП(б), Совнаркома, ВЦИК и подчиняющихся им органов советской власти. И до октября, и после причиной политических репрессий было то, что царская семья являлась живым символом Российской империи с ее государственной религией — Православием.

Члены царской семьи были казнены не как конкретные люди: Николай Александрович, Александра Федоровна, Алексей, Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия Романовы,  — в этом качестве они не представляли реальной угрозы никому, поскольку Белая армия не боролась под лозунгом восстановления монархии. Но для полного разрыва с «проклятым прошлым», сплочения большевиков пролитием невинной крови требовалось политически репрессировать и уничтожить живые символы великой православной России.

«Ныне, отрекаясь от грехов прошлого, мы должны понять: благие цели должны достигаться достойными средствами, — отметил в одном из своих выступлений Святейший Патриарх Алексий. — Созидая и обновляя жизнь народа, нельзя идти по пути беззакония и безнравственности. Совершая любое дело, даже самое доброе и полезное, нельзя приносить в жертву человеческую жизнь и свободу, чье-либо доброе имя, нравственные нормы и нормы закона».

17 июля 2008 г.
Ключевые слова: история, Николай II
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи