iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Методология богословских исследований сквозь призму модернистского кризиса в Римско-Католической Церкви
На рубеже XIX–ХХ веков Католическая Церковь столкнулась с новым для себя вызовом, получившим впоследствии именование «модернизм» и приведшим к возникновению так называемого модернистского кризиса. Согласно распространенной сегодня точке зрения, модернистский кризис продолжался в Католической Церкви вплоть до созыва в 1962 году Второго Ватиканского собора и был этим собором преодолен. Проанализировав постсоборные процессы внутри католицизма, кандидат богословия, доцент Московской духовной академии иерей Антоний Борисов дал разъяснения «Журналу Московской Патриархии», почему можно с уверенностью сказать, что некоторые аспекты модернистского кризиса присутствуют в Католической Церкви и на современном этапе, и какую пищу для размышлений это дает православному человеку. PDF-версия.
23 ноября 2022 г. 17:00
Если Христос снисходит в ад — нисходи с Ним и ты
Великая Суббота — один из наиболее значимых дней Страстной седмицы. В большинстве случаев в православном храме в этот день большую часть пришедших на Литургию будет интересовать один-единственный вопрос: когда же священник освятит пасхальные угощения? Даже среди постоянных прихожан есть те, кто, несмотря на все разъяснения, продолжают воспринимать Великую Субботу как день ожидания наступления грандиозного пасхального торжества или как некую передышку между Великой Пятницей и Светлым Христовым Воскресением. Какое место занимает Великая Суббота в сотериологическом замысле Божием, правильно ли считать ее неким днем бездействия и что на самом деле означает Божественный покой, о котором говорят нам богослужебные песнопения накануне Пасхи, рассуждает кандидат богословия, доцент кафедры богословия Московской духовной академии священник Антоний Борисов. PDF-версия.
22 апреля 2022 г. 13:00
Когда отверзается и когда затворяется
Обычай совершения Божественной литургии при закрытых царских вратах иереями, являющийся отличительной особенностью богослужебной практики в Русской Православной Церкви, в течение последних лет становится предметом оживленной дискуссии. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в указе от 31 декабря 2014 года благословил совершение Божественной литургии во всех храмах Русской Православной Церкви в праздник Рождества Христова с отверстыми царскими вратами по «Отче наш», аргументируя свое распоряжение «особым миссионерским значением праздничного богослужения». Бесспорно, апостольский, миссионерский характер церковного богослужения должен рассматриваться как существенный мотив, определяющий те или иные изменения в литургической практике. Но не менее важным является соответствие сложившегося порядка совершения Божественной литургии богословскому и догматическому учению Церкви о таинстве Евхаристии, о котором «Журналу Московской Патриархии» рассказал преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви протодиакон Константин Маркович. PDF-версия.  
5 января 2022 г. 14:00
Аналитика
ЖМП № 10 октябрь 2022 /  14 октября 2022 г. 13:00
версия для печати версия для печати

Николай Кавасила и его богословское наследие

К 30-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ПРОСЛАВЛЕНИЯ СВЯТОГО И 700-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ

Праведный Николай Кавасила — представитель византийской традиции исихазма, выдающийся православный богослов и литургист. Его богословие есть откровенный и глубокий диалог Православия с нарождающимся возрожденческим мировоззрением, диалог, в котором утопии гуманизма без Христа противопоставляется церковное учение о человеке, созданном по образу и подобию Божиему и призванном к восстановлению помраченного образа, к обожению, жизни во Христе, обретаемой через всецелое приобщение к литургическому и молитвенному опыту Церкви. PDF-версия.

Николай Кавасила родился около 1320/22 года в Фессалониках в аристократической семье. Представители его рода играли видную роль в церковной и политической жизни Византии начиная с XI столетия. Его мать была сестрой трех архиереев, из которых наиболее известен Нил Кавасила, учитель будущего светильника Церкви, архиепископ Фессалоникийский в 1361–1363 годах, автор ряда полемических сочинений против латинян.

В 1335–1340 годах Николай Кавасила обучался в Константинополе. Помимо грамматики, риторики и философии, изучал естественные науки, особый интерес проявил к астрономии.

Источники свидетельствуют, что уже в 1330-х годах Николай Кавасила находился в тесной связи с исихастским движением. Его духовным руководителем в годы юности являлся ученик преподобного Григория Синаита и будущий Константинопольский Патриарх Исидор Бухир, которому святой Григорий дал следующий характерный совет: «Жить не в пустынях и не в горах... но в миру (чтобы окормлять) тех, кто и там живет по-монашески и киновийно». Эти слова в сопоставлении с некоторыми текстами Кавасилы указывают на традицию лаического1 исихазма, неразрывно связанного с исихазмом монашеским как на онтологическом уровне — единством аскетического идеала, так и на уровне практического соработничества по претворению в жизнь целей и задач этого духовного движения.

Начиная с 1341 года Кавасила активно участвовал в политической и религиозной жизни. На протяжении многих лет он был другом и советником императора Иоанна Кантакузина, поддерживал его во время гражданской войны, с трудом спасся от смерти в дни страшной резни фессалоникийской знати зилотами в августе 1345 года.

В 1347 году Кантакузин поручил Кавасиле сопровождать новоизбранного архиепископа Фессалоникийского Григория Паламу на его кафедру. Зилоты  воспрепятствовали вступлению в город нового митрополита.

Как свидетельствуют источники, Кавасила и его друг Димитрий Кидонис знали от самого императора о его намерении удалиться в монастырь святого Маманта (1349 г.) и собрались последовать за ним, однако по неизвестной причине этот план не осуществился. Кантакузин характеризует их как мужей, получивших высшую мудрость, равно и делами любомудрствующих и ведущих разумную безбрачную жизнь, то есть являющих собой род «мирского аскета», образованного и мудрого мужа, стремящегося сочетать христианский аскетизм с высоким литературным, научным и философским творчеством.

Твердой православной позиции придерживался Кавасила во время и после Влахернского Собора 1351 года, осудившего антипаламитов. Мирянином он, очевидно, оставался до конца жизни, по крайней мере ни один из дошедших до нас источников не говорит о принятии Кавасилой монашеского пострига или священного сана. (Приписывание же ему достоинства Фессалоникийского архиепископа основано на историческом недоразумении.)

О жизни Кавасилы после 1353 года до нас дошли лишь некоторые отрывочные свидетельства. В 1354 году он произносит панегирик при вступлении на императорский престол Матфея Кантакузина, сына императора Иоанна VI. В 1363 году он прибыл в Фессалоники на похороны своего дяди Нила, а позже и отца. Свидетельством того, что Кавасила жил еще в первой половине 90-х годов, являются поддающиеся точной датировке письма, направленные ему Мануилом II Палеологом, Димитрием Кидонисом и Иоси­фом Вриеннием. Вероятной датой кончины Кавасилы является 1397 (1398) год.

Прославление Николая Кавасилы в лике святых произошло в июне 1983 года.

Наследие, оставленное Николаем Кавасилой, достаточно велико. Количество его богословских трудов превышает полтора десятка, а всего насчитывают 35 подлинных сохранившихся произведений. Пять наиболее известных и значимых сочинений, по мнению греческого богослова П. Нелласа, составляют трилогию. Они же и самые пространные из созданных Кавасилой: «О жизни во Христе», «Толкование Божественной Литургии» и три Богородичные гомилии. 

Однако, по справедливому замечанию историка Церкви И.И. Соколова, «слава Николая Кавасилы как богослова-мистика покоится главным образом на его сочинении "О жизни во Христе"». В семи главах («словах») этого выдающегося произведения Кавасила подвергает подробному рассмотрению основы христианской духовной жизни, предлагает глубокое исследование ее природы.

Духовная жизнь, по Кавасиле, — это действительно наша жизнь во Христе, то есть самая земная жизнь Христа, жизнь Его «духовной плоти»2, которая является жизнью Всесвятого Духа и проявляется как любовь. Только такая жизнь и является подлинной, существует же и подается она единственно во Христе, в теле Христовом, в Церкви, «проявляется, простирается и действует посредством определенных таинственных последований, которые в своей сущности являются глубочайшим союзом: «браком» Бога с творением, неслитным, но полным и всеобщим «смешением» создания с Создателем». Общение человека со Христом, «сбытие»3 с Ним, является, следовательно, для Николая Кавасилы сущностью духовной жизни, что он и определяет тремя словами заглавия своего произведения: «Жизнь во Христе».

Этот главный труд Кавасилы дополнен другим, не менее значимым, — «Толкованием Божественной литургии». В нем он подробно изъясняет символический смысл богослужебных действий и молитв Божественной литургии. «Толкование» есть в некотором смысле дополнение и развитие  четвертой книги  предыдущего труда, так как в ней Кавасила не описывает последование Литургии, имея в виду, вероятно, что это объяснение содержится в другом сочинении, в то время как главы о Крещении и Миропомазании подобное описание содержат. Примечательно, что в богословии Кавасилы нет никаких свидетельств о ставшем уже распространенным в XIV веке учении об определенном числе и наборе таинств. Так, после описания Крещения, Миропомазания и Евхаристии приводится описание освящения престола, параллельно предыдущим разделам.

Все таинства, по воззрению Николая Кавасилы, представляют собой отдельные составляющие единого «Таинства Христова», спасительного для человека и возводящего его к Богу Отцу. При этом единство и сила таинств открываются в Евхаристии, которая понимается им как действенное и преображающее присутствие Христово, дающее действенность другим таинствам.

«…Другим Таинствам быть совершенными дарует одно из Таинств — Евхаристия — и помогает им в самом совершении, так как без нее они не могут совершать» («Семь слов о Жизни во Христе». Слово 4)4. Она помогает им и в самом совершении, так как без нее они не могут приводить к совершенству, помогает и после совершения тем, кто усовершился Таинствами.

 Кавасила завершает Четвертое слово возвышенным описанием восхищения праведников к явившемуся Христу, когда они станут едиными с Ним, как члены с Главой.

«Сия Глава едва только воссияет на облаках, отовсюду соберет Собственные члены. Бог среди богов, прекрасный вождь прекрасного лика; и как тяжелые тела, как скоро будут расторгнуты узы, удерживающие их в воздухе, падают к земле и тотчас находят свое место, так и тела святых… когда явится свобода, неудержимым парением устремятся ко Христу, дабы занять собственное место… Повлечет их и восхитит Сам Он… Совершающих последнее к Нему течение Сам восставит и для летящих Сам будет крылами… От трапезы пойдут к Трапезе, от сокровенной к явленной уже, от хлеба к телу» («Семь слов о Жизни во Христе». Слово 4)5

По учению Николая Кавасилы, Бог дарует человеку в таинствах все, необходимое для спасения, а человек, со своей стороны, призван к тому, чтобы сохранить принимаемое в таинствах сокровище, действуя свободно и ответственно. Исследование таинств исполняет ум и душу величием и красотой Христа и через это не дает силам души увлекаться злом.

В толкованиях заповедей блаженства Кавасила настаивает, что лучший путь к добродетелям, о которых говорит Господь, — упорное изучение жизни Христа не как интеллектуальное занятие, а как деятельное познание, приобщение и причастие к жизни Христовой, поскольку только Христос есть конечная цель жизни человека.

«Если же жизнь есть сила, движущая живущее, — пишет Кавасила, — что движет истинно живых людей, которых Бог есть Бог не мертвых, но Бог живых, как не сама любовь, которая не только увлекает и руководит их, но и легко выводит из самих себя и таким образом может сделать в них больше всякой жизни, так что она оказывается сильнее жизни? Ибо она убеждает презирать жизнь не только скоротекущую, но и постоянную. Посему что справедливее любви может быть названо жизнью? Притом, что важнее всего сказанного, жизнь есть то, что не позволяет живущему умереть, а это и есть любовь. Ибо, когда все прочее, по слову Павла, упразднится в будущей жизни, одной любви, которая останется, достаточно будет для жизни оной во Христе Иисусе…» («Семь слов о жизни во Христе». Слово 7)6

«Богородичные гомилии», хотя и написаны с соблюдением всех правил византийской риторики, представляют собой скорее цикл из трех малых трактатов, чем слова, предназначенные для произнесения. При сопоставлении их с более ранней святоотеческой традицией в учении о Пресвятой Богородице нельзя не заметить следующего обстоятельства. Если святые отцы предшествующих столетий в учении о Богоматери выделяли преимущественно его христологический аспект (и неудивительно, ибо само наименование Theotokos — Богородица — утвердилось в контексте христологических споров, в противоположность тем, кто отрицал Богоматеринство, здесь отстаивается ипостасное единство Сына Божия, сделавшегося Сыном Человеческим), то Николай Кавасила особое внимание уделяет его антропологической стороне.  И это становится вполне понятным, ибо главная ложь возрожденческого гуманизма — ложь о человеке. Гуманисты провозглашали автономию человеческого разума, его независимость от Бога, Которого они рассматривали как непроницаемую и недоступную Сущность. Весь гуманизм Ренессанса в XIV веке утверждал, что жизнь человека есть сам человек.

Видя многих своих современников, увлекающихся идеями Возрождения и трагически колеблющихся в вопросах веры, Кавасила стремится показать им, в чем заключается истинное достоинство человека и его истинное возрождение, и потому обращается к лицу Преблагословенной Девы, вся жизнь Которой была посвящена Богу и Владыке и Которая через всецелое предание Себя Творцу осталась свободной от всякого участия в делании зла, была непорочна и безгрешна, стяжала при помощи благодати Божией непревзойденную высоту святости. Она была до такой степени свята, что из Нее мог и должен был родиться Бог.«Он не лучшую Матерь из всех существующих, но вообще Лучшую Себе избрал. Она подходила Ему не более всех в человеческом роде, но в высшей степени Ему подходила, потому и удостоилась стать Ему Матерью» («Слово на Благовещение Богородицы», VIII)7.Цель, с которой Бог создал человеческую природу, указывает Кавасила, заключается в том, чтобы, когда придет Ему время родиться по человечеству, взять у нее для Себя Матерь, и потому было совершенно необходимо, чтобы «человеческая природа некогда выказала себя соответствующей тому делу, ради которого она изначально была создана, и принесла человека, который смог бы достойно послужить цели Творца»8. Этим человеком, занимающим центральное место во всем Домостроительстве спасения, стала Пресвятая Дева, которая явила в Себе красоту и благородство человеческой природы.

Тварь, восходя по пути последовательных ветхозаветных избраний, не может, по Кавасиле, не прийти к Деве, Которая составляет «целесообразный конец» всей твари и человечество Которой могло соединиться с Богом настолько тесно, чтобы из него родился Богочеловек.

Еще один момент, на котором делает акцент Кавасила в своих гомилиях, — сознательное, добровольное и действенное участие Матери Божией в таинстве Воплощения. Он решительно утверждает, что Воплощение — дело не столько Триединого Бога, но также и дело воли и веры Девы, что без Ее согласия и содействия Ее веры Домостроительство было бы столь же неосуществимым, как и без участия Трех Божественных Ипостасей. Бог желал, чтобы Матерь носила Его в чреве столь же свободно, как и Он воплотился добровольно. Кавасила показывает, как смирение Богородицы и послушание Ее Богу соединили в Лице Пресвятой Девы волю человеческую с волей Божественной и как тем самым навсегда разрешилась проблема и трагедия человеческой свободы. Человеческая свобода явила себя сообразной свободе Божией.

Сам же праведный Николай Кавасила навсегда останется в истории Православной Церкви светлым примером того, как нерасхождение жизни со словами при искреннем устремлении ко Христу как конечной цели личного бытия во всякое время и во всяком звании может открыть человеку путь к святости и врата рая.


АКТ О КАНОНИЗАЦИИ

Святейший Синод Элладской Православной Церкви

Исх. номер № 976

Афины, 3 июня 1982 года

Всесвятейший и Божественнейший Архиепископ Константинополя, Нового Рима и Вселенский Патриарх, во Христе Боге возлюбленный Брат наш и Сослужитель Господин Димитрий, Ваше Всесвятейшество в Господе лобызающе, сладчайше приветствуем. Святейший Синод Элладской Православной Церкви, во время Собора 30.04.1982, приняв к рассмотрению письмо Досточтимейшего Пантелеймона, митрополита Фессалоникийского, от 23.02.1982, равно как и заключение Комитета по церковно-правовым вопросам при Святейшем Синоде от 27.04.1982, постановил каноническое проведение необходимой процедуры официальной канонизации святого, преподобного и богоносного отца нашего Николая Кавасилы Хамаета, в миру почившего, занимающего выдающееся место в лике святых Святой Фессалоникийской митрополии, благодаря исповеднической и святой своей жизни, православному попечению и огромному вкладу в Церковь и Воспитание.

Поскольку в соответствии с каноническим чином и вековым церковным преданием официальная канонизация почивших в миру или принявших мученическую кончину принадлежит к попечению и полномочию Святейшего Апостольского и Вселенского Престола Великой Церкви Христовой в Константинополе, поэтому по решению и определению Синода, посылая Вам составленное Письмо, просим, чтобы по законам Великой Христовой Церкви было издано Патриаршее и Синодальное Дело канонизации святого, выше упоминавшегося преподобного отца нашего Николая Кавасилы, и было определено празднование его ежегодной памяти 20 июня.

Провозглашение Николая Кавасилы святым представляет прошение христианской полноты Святой Фессалоникийской митрополии, по мнению которой он жил как святой, к нему направляются молитва верующих о заступничестве и предстательстве перед Вседержителем и Всещедрым Богом.

За сим лобызающе Ваше Всесвятейшество целованием любви во Христе Боге и Спасе нашем, пребываем.

                                                                                        Серафим, архиепископ Афинский, председатель

                                                                            Архимандрит Тимофей (Тривизас), Первый секретарь


СИНАКСАРЬ

20 июня память преподобного отца нашего Николая Кавасилы

Стих: Святых наверное соучастник стал еси, святую жизнь, Николае, прожив.Божественному Николаю песньми славнейшую пою хвалу.Сей муж жил в четырнадцатом и пятнадцатом веке. Он родился в городе Фессалоники. Родителей имел славных и добродетельных. Ими обученный прекрасным нравам и всяческому благочестию, почтению совоспитанный, устремился к велией премудрости и знаниям разного рода. Неустанный проповедник, он обогащал богоглаголивую речь наитием Святого Духа. Непорочным и богоподобным своим житием блистая, он стал угодным и приближенным архонтам и царям. Преподобно, целомудренно пройдя земной путь и во всякой добродетели, преставился к Небеси и стал равным Ангелам, вечной славы и жизни сподобившись.

Примечания

1 Лаический — мирской,  принадлежащий не монашеству,  но церковному сознанию. — Примеч. авт.

2 «Духовная плоть Христа» означает,  по Кавасиле,  мистическое Тело Церкви. — Примеч. авт.

3 Термин Кавасилы «сбытие» надо понимать как «всецелая жизнь во Христе». — Примеч. авт.
4 Николай Кавасила. Христос. Церковь. Богородица. М.,  Изд-во храма святой мученицы Татианы,  2007. С. 84.

5 Там же. С.116.

6 Там же. С. 198–199.

7 Там же. С. 356.

8 Там же. С. 356.

14 октября 2022 г. 13:00
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи