iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Место подвига — место памяти
Эта деятельность — удачный пример рецепции Церкви в отношении важной инициативы, до которой у других участников гражданского общества пока не дошли руки. В 2019 году на заседании Совета по правам человека Президент России Владимир Путин заметил, что в стране до сих пор нет единого реестра захоронений жертв политических репрессий. Ответом стала инициатива бутовских прихожан1. Правда, пока речь идет только о местах, где захоронены жертвы Большого террора, как часто называют репрессии 1937–1938 годов. Об этом этапе работы, близком сегодня к завершению, корреспонденту «Журнала Московской Патриархии» рассказал директор Мемориального научно-­просветительского центра «Бутово», член Церковно-общественного совета по увековечению подвига новомучеников и исповедников Церкви Русской при Патриархе Московском и всея Руси Игорь Гарькавый. PDF-версия.
11 ноября 2022 г. 17:00
Священноисповедниче Михаиле, моли Бога о нас
На заседании Священного Синода 25 августа 2022 года (журнал № 76) в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской было включено имя протоиерея Михаила Союзова (12.05.1869 – 19.10.1922). 4 сентября в храме Христа Спасителя в Москве за богослужением Святейший Патриарх Кирилл совершил чин его прославления в лике святых. Память священноисповедника Михаила Союзова будет отмечаться 6/19 октября.  Протоиерей Михаил в 1919–1922 годах являлся настоятелем Князь-Владимирского собора в Петербурге. В мае 1922 года был арестован, осужден в ходе Петроградского процесса по делу «о сопротивлении изъятию церковных ценностей»и скончался в тюремной больнице 19 октября 1922 года. В 1990 году Верховным Судом СССР судебное дело пересмотрено и издано постановление об отсутствии в деяниях осужденных состава преступления, в их числе был священник Михаил Союзов. Материалы к прославлению священноисповедника Михаила были предоставлены Санкт-Петербургской епархией. О том, как собирались необходимые для канонизации документыи каковы основные вехи жизни нового святого Русской Церкви, рассказывает Екатерина Карловская, секретарь епархиальной Комиссии по канонизации, принимавшая активное участие в этой работе.  PDF-версия.
25 октября 2022 г. 15:00
Почивать на лаврах некогда
Конец 1990-х годов — время создания многочисленных православных учебных заведений. Они возникали на образовательном небосклоне, и какие-то из них быстро исчезали, не хватало опыта, профессиональных кадров. Некоторые образовательные учреждения, занимаясь духовным воспитанием и приобщением учеников к православной культуре, не уделяли должного внимания общему образованию и также были обречены. Однако к сегодняшнему дню есть и положительные примеры — школы и гимназии, прошедшие нелегкий путь становления и достигшие высоких результатов. Как удается каждый год выпускать отлично подготовленных учеников, выбирающих разные профессии и поступающих в лучшие вузы страны, любящих Бога и не теряющих связь со своей alma mater, делится с читателями «Журнала Московской Патриархии» директор Гимназии имени священномученика Константина Богородского города Ногинска протоиерей Олег Волков. PDF-версия.
10 ноября 2022 г. 15:00
Аналитика
Икона новомучеников, расстрелянных на Бутовском полигоне под Москвой 1/14 марта 1938 года
ЖМП № 5 май 2012 /  2 мая 2012 г. 14:45
версия для печати версия для печати

Новомученицы бутовские, молите Бога о нас

На расстрельном полигоне в Бутове на 25 погибших приходится одна женщина. При этом в святцах каждое седьмое имя в Бутове — женское. Удивительно, что большинство бутовских новомучениц пострадало в марте и в апреле, то есть в период от Международного женского дня до Недели жен-мироносиц.

В нижнем храме каменного собора на Бутовском полигоне по всему периметру стен располагаются иконы бутовских святых. На каждой из них стоит дата того дня, когда эти люди были расстреляны, те, кто причислен к лику святых, изображены стоящими на одной иконе. Двигаясь вдоль стен храма, мы будто проходим годовой круг, где каждый месяц представляет своих новомучеников. Образы мужей в архиерейских, монашеских, священнических одеяниях, миряне — ктиторы, псаломщики, прихожане храмов в простых крестьянских рубахах. У каждого в руке крест — символ мученической кончины. Мужи, мужчины разных возрастов, редко среди них явится женский лик. Но что это?! Приближаемся к месяцу марту, одна за другой чередуются иконы, на которых большинство святых — женщины. Мы двигались вдоль стен храма, будто крестным ходом, против часовой стрелки, и подошли к иконам месяца марта со стороны последних его чисел. 22 марта — две святые, 20 марта — 8 святых, 14 марта — 7 святых, 7 марта — 4 прославленные новомученицы.

7 марта — канун Международного женского дня, который в СССР начал широко отмечаться с 1921 года как праздник трудящихся женщин. Продолжает он отмечаться и сегодня, хоть потерял уже свою изначально революционную окраску. В Бутове в канун этого дня, 7 марта 1938 года, было расстреляно 313 человек, среди них 25 женщин, в самый же праздник 8 марта — 365 человек, в том числе 13 женщин. Случайное совпадение? Наверное, случайное.

На Бутовском полигоне из 20 760 пострадавших, имена которых мы знаем, женщин менее тысячи. Примерное соотношение таково: из 25 человек убитых лишь одна женщина. Похожая статистика прослеживается и в отношении других мест массовых захоронений периода «ежовщины». Уничтожалось в основном мужское население. Женщины в большинстве своем проходили по двум видам дел. Один из них, так называемые шпионские дела. Здесь достаточно было иметь неподходящую (или скорее подходящую) фамилию, чтобы попасть в тюрьму. Конфликт с Польшей — кампания по выявлению польских «шпионов», брали в основном мужчин, а когда не хватало, то и женщин. Сотрудники НКВД стояли перед необходимостью выполнять спускаемую сверху разнарядку. За невыполнение плана по количеству арестованных можно было и самому угодить под арест. Конфликт с Прибалтикой — кампания по латышским шпионам, с Германией — по немецким. А уж на следствии человека, арестованного только за то, что имеет соответствующую для ареста национальность, путем отработанной системы следствия, а проще сказать системы изощренных пыток вынуждали признаться во всем том, что ему инкриминировалось. Суд «тройка», пролистав материалы дела — «альбом» (метод на ведомственном жаргоне так и назывался — «альбомным»), в глаза не видя подсудимого, одна лишь только фотография, выносил приговор: восемь — десять лет лагерного заключения или высшая мера.

Еще большее, чем по «шпионским» делам, число женщин проходило по так называемым делам церковным. Настоятельницы, монахини, послушницы монастырей, мирянки — прихожанки храмов, члены приходских советов. Им, несмотря ни на что, твердо стоящим в вере, им, несмотря ни на какие угрозы, защищавшим свои монастыри и церкви, инкриминировали антисоветскую деятельность, контрреволюционную пропаганду, участие в церковно-монархических организациях. Таких женщин было арестовано великое множество, ими наполнялись женские отделения тюрем, женские лагерные зоны в Сибири, Казахстане, на Дальнем Востоке. Они лежат в земле расстрельных полигонов под Санкт-Петербургом, Екатеринбургом, Тверью, Москвой.

Возвратимся к статистике по Бутову. Среди 330 прославленных на сегодня новомучеников, пострадавших на Бутовском полигоне, 49 женщин. Вдумайтесь! Из числа расстрелянных каждая 25-я — женщина, из числа святых — каждая седьмая. Впечатляющая разница. Факт, ярко свидетельствующий о том, чьи руки спасали Церковь в годы лихолетья. Да вспомним и совсем недавние времена, 70–80-е годы XX века. Немногие выжившие храмы, на службах малое число молящихся, и кто они? Почти исключительно женщины, в основном пожилого возраста. Вспоминается случай, произошедший с митрополитом Ювеналием в США в конце 70-х. Кто-то из американских чиновников, побывавший незадолго до того в СССР и присутствовавший на службе в одном из московских храмов, рассказав, что видел в нем одних только старушек, спросил у владыки Ювеналия: «Что вы будете делать, когда эти ваши бабушки умрут?» — и получил ответ: «Наши бабушки бессмертны!»

Наши бабушки бессмертны! Вечны и в земном, и в небесном смысле. Это они пронесли Церковь через 70 лет жесточайших гонений. Через открытые яростные атаки богоборцев 1920–1930-х годов, через хитрые политические маневры властей в 60–70-е годы. Через равнодушие и презрение к религии новых поколений, выросших среди массовой и повсеместной антирелигиозной пропаганды. Да и сейчас женщины по-прежнему составляют большинство прихожан в храмах, в паломнических группах, среди приезжающих для молитвы в возрожденные монастыри. И сегодня Церковь живет в основном женской заботой. Теперь, когда войти в храм уже не позорно и безопасно, когда это не вредит карьере или положению, пожалуй, наоборот, мужчин в церкви стало значительно больше. Они сильные, успешные, помогают иногда приходам значительными пожертвованиями, помогают в конкретных необходимых делах. Но в основе своей храмы по-прежнему содержатся заботой женщин, значительная часть их — женщины пожилого возраста, те самые бабушки, которые вечны. Их малой лептой и сейчас живут храмы.

Где в евангельском повествовании говорится о женщинах? Где они во время возрастания славы Спасителя, когда Он окружен толпами почитателей? Вблизи Его ученики, мужи. Женщины — в стороне, на вторых ролях, молча слушают, кормят, ухаживают. Но вот Иисус взят под стражу, вот крестный путь Его по улицам Иерусалима, вот Он распят, кто же с ним на Голгофе? Только женщины! Где ученики, где почитатели Его славы, где сильные и уверенные в себе мужи? Рассеялись! Вот у креста насмешники Иисуса, Его палачи, любопытствующие зеваки, а из числа верных только женщины. Они остаются верны Спасителю и после смерти Его, и после погребения. Они, как только это становится возможным, идут ко гробу, чтобы завершить, как должно по иудейскому обычаю, обряд. Отдать последние почести Тому, Которого любили, не ожидая от Него ничего и пренебрегая опасностью. Любовь и верность ведут их. Они же становятся первыми свидетелями обетованного воскресения.

Как похожи, как разительно сходны эти истории — евангельское повествование, которому две тысячи лет, и история Русской Церкви менее чем столетней давности. Вот толпы мужчин, славивших Иисуса, искавших сделать Его царем иудейским, моментально рассеиваются, как только расчетливый мужской ум убеждается, что сила власти земной одолела нового учителя и быть при нем уже не сулит выгод, а становится опасным. И вот женское сердце, наполненное любовью и жалостью, которое отвергает расчет, не пускает сойти с Лобного места, ведет ранним воскресным утром с сосудами, наполненными миром, ко гробу Спасителя. То же самое происходит в России в XX веке. Русская Церковь пока сильна, в ней основа — мужчины, женский пол на втором плане. Но приходит новая власть, обрушиваются гонения, быть при Церкви становится невыгодно и опасно, и множество мужчин отворачивается от нее, ведомые своим расчетливым умом.

Остаются те из них, кто истинно верит, те, о которых пророчески сказал священномученик митрополит Серафим (Чичагов) незадолго до своего ареста и расстрела на Бутовском полигоне: «Сейчас многие страдают за веру, но это золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история христианства». Сказал и сам стал частью драгоценного золотого сплава, встал в ряд тех немногих, оценивших верность вере дороже собственной жизни. Они да женщины не умом, а сердцем своим чувствующие невозможность оставить терзаемое богоборцами тело Церкви. Я сейчас говорю даже не о тех, прославленных Церковью святых, кому написаны жития, иконы и акафисты, но о тех безвестных, какие просто ходили в храмы, содержали их, убирали, поддерживали жизнь. Храм мертв, если в нем нет людей. Тело Церкви не стены, но стоящие в них. Эти женщины долгие годы и были Русской Церковью.

Наше светское общество празднует 8 марта, Неделя жен-мироносиц — «женский день» в Православной Церкви отмечался в этом году 29 апреля. Вспоминаются те самые, описанные выше события двухтысячелетней давности. И именно в этот период, в марте-апреле наступают «женские дни» в храмах на Бутовском полигоне. Март — месяц, в котором приняли мученическую кончину большинство из проходивших по «церковным делам» женщин, дни памяти почти половины (двадцати трех) бутовских новомучениц приходятся на март. На праздничном аналое в эти дни одна за другой сменяются соборные иконы, на которых большинство составляют женские лики, хотя не всех новомучениц мы можем видеть на них, некоторые святые прославлены уже после того, как иконы были написаны. А затем апрель, празднование женам-мироносицам. Случайно? Наверное, случайно. Или нет? Будто что-то хотят сказать нам, подвести этой перекличкой разных эпох — советской и евангельской, разных разумений — светского и христианского к какому-то осмыслению.

Март — Международный женский день. Апрель — Неделя святых жен-мироносиц. А между ними на службах в бутовском храме звучат в молитвословии женские имена: «О, святые новомученицы, в день сей на месте сем убиенные». И дальше по датам:

7 марта
преподобномученица Параскева,
мученица Елисавета,
мученица Варвара,
мученица Ирина,

10 марта
преподобномученица Мстислава,

14 марта
преподобномученица Матрона,
преподобномученица Анна,
преподобномученица Александра,
преподобномученица Евдокия,
преподобномученица Ольга,
преподобномученица Дария,
мученица Надежда,

16 марта
преподобномученица Марфа,

20 марта
преподобномученица Анна,
преподобномученица Ксения,
преподобномученица Мария,
преподобномученица Матрона,
преподобномученица Екатерина,
преподобномученица Надежда,
преподобномученица Антонина,
преподобномученица Евдокия,

22 марта
преподобномученица Александра,
преподобномученица Наталия,

5 апреля
преподобномученица Анастасия,
преподобномученица Варвара,

молите Бога о нас!

2 мая 2012 г. 14:45
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Методология богословских исследований сквозь призму модернистского кризиса в Римско-Католической Церкви
На рубеже XIX–ХХ веков Католическая Церковь столкнулась с новым для себя вызовом, получившим впоследствии именование «модернизм» и приведшим к возникновению так называемого модернистского кризиса. Согласно распространенной сегодня точке зрения, модернистский кризис продолжался в Католической Церкви вплоть до созыва в 1962 году Второго Ватиканского собора и был этим собором преодолен. Проанализировав постсоборные процессы внутри католицизма, кандидат богословия, доцент Московской духовной академии иерей Антоний Борисов дал разъяснения «Журналу Московской Патриархии», почему можно с уверенностью сказать, что некоторые аспекты модернистского кризиса присутствуют в Католической Церкви и на современном этапе, и какую пищу для размышлений это дает православному человеку. PDF-версия.
23 ноября 2022 г. 17:00