iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Тактика лояльности и сопротивления: как будущий Патриарх Пимен управлял Костромской епархией
      Диссиденты-писатели и диссиденты-священники 1960 - 1970-х годов упрекали Церковь в лице Патриарха Пимена в молчании по поводу фактов гонения на религию в СССР. Но костромской период служения епископа Пимена свидетельствует об обратном, а именно о его бескомпромиссной позиции по отстаиванию интересов Церкви и духовенства. О его дипломатических, организаторских и человеческих достоинствах говорят документы Костромского областного государственного архива. В условиях жесткого контроля идеологических органов будущий Патриарх, будучи лояльным по отношению к государству, занял твердую позицию по ряду принципиальных вопросов, касающихся деятельности духовенства. Его требовательность по отношению к внутренней дисциплине и проповеднической миссии священнослужителей принесла свои плоды: религиозность населения в регионе возросла. Тактика, взятая на вооружение епископом в Костромской епархии, оправдала себя и на общецерковном уровне и создала предпосылки для возрождения Церкви в 1990-е годы. (Материал будет опубликован в майском номере (№5, 2020) "Журнала Московской Патриархии")  
5 мая 2020 г. 11:39
Митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий: «Мы расширяем преподавание религиозных культур на 5–9-е классы средней школы»
Минувшей осенью Министерство просвещения России опубликовало для общественного обсуждения новую редакцию Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования. Как следовало из текста проекта на федеральном портале «Нормативные правовые акты», из школьного курса основ религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ) предполагалось исключить все четыре конфессиональных модуля, оставив лишь два — основы светской этики и основы мировых религиозных культур. Как это соотносится с методической разработкой государственными органами целой новой предметной области основ духовно-нравственной культуры народов России, к чему готовиться родителям будущих четвероклассников и не пропадут ли втуне методические наработки по преподаванию основ православной культуры в средней школе, «Журнал Московской Патриархии» узнал у председателя Синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия. PDF-версия.  
31 января 2020 г. 12:00
Основ православной культуры, возможно, не будет в обновленной версии предмета Основы религиозных культур и светской этики, подобный вариант по-прежнему рассматривается и обсуждается — Минпрос
Экспертное сообщество продолжает обсуждать новую редакцию Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования. Текущая версия документа не предусматривает в программе курса Основ религиозных культур и светской этики ни одного из четырех конфессиональных модулей, в том числе и Основ православной культуры. Если этот вариант в итоге будет официально принят, родителям будущих четвероклассников придется выбирать всего из двух модулей, перечисленных в подпункте 25.3 «Организационный раздел основной образовательной программы» — «Основы религиозных культур народов России» (вместо прежних «Основ мировых религиозных культур») и «Основы светской этики».
12 ноября 2019 г. 16:59
Аналитика
Дмитрий Сладков
ЖМП № 10 октябрь 2011 /  25 октября 2011 г.
версия для печати версия для печати

Общественное служение православных христиан. Личные заметки на полях общецерковного документа

Летом на страницах "Журнала Московской Патриархии" появилась рубрика, посвященная деятельности Межсоборного присутствия. Этот новый церковный орган во многом делает первые шаги, и опыт создания и обсуждения документов в комиссиях Межсоборного присутствия ждет своего осмысления. Документ, посвященный общественной деятельности православных христиан, был подготовлен в числе первых и в феврале принят Архиерейским Собором. О работе над документом размышляет один из авторов исходного проекта.

В составе Комиссии по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества мне довелось быть причастным к созданию документа «Общественная деятельность православных христиан» — в качестве разработчика исходного проекта. Проблематика эта мне была достаточно близкой, мыслей по теме и около нее набралось много, однако не было ясности в том, что такое будет являть собой пока не существующий документ как жанр. Что должно получиться в результате работы? Ведь просто перенести опыт Предсоборного присутствия 1906 года на современную ситуацию и новый для Церкви формат постоянного совещательного органа было невозможно.

Поиск образцов самым естественным образом привел к таким общецерковным документам, как Основы социальной концепции Русской Православной Церкви и Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека. Они впечатляли масштабностью и широтой содержания. Католические документы на общественно значимые темы, с которыми сумел ознакомиться, также отличались пространностью и охватом.

Быть может, поэтому первое, что родилось из-под пера на заданную тему, напоминало оглавление докторской диссертации или монографии страниц на восемьсот. Имея не такой маленький опыт в разных жанрах словесности, в новой для себя ситуации я стал жертвой распространенного искушения новичков и попытался изложить в одном документе сразу всё, что знал и думал по данной теме.

Следующим этапом работы после этой очевидной неудачи стал принципиально новый текст, достаточно короткий и лаконичный, выражающий в немногих абзацах главное в теме. Однако здесь поначалу на смену искушению научной тотальности пришло своего рода искушение журнализма. Стали воспроизводиться прототипы из личного опыта работы в качестве публициста. Документ стал получаться заостренно полемическим. На первом плане, пусть неосознанно, оказались свобода авторской позиции, раскованность стиля, возможность развертывать частное богословское мнение, не подкрепленное авторитетом всей Церкви. Ответственность за всё это в журналистской практике закрепляется личной подписью, здесь, однако, всё обстояло иначе.

Ключевую роль на очередном этапе сыграли весьма жесткие по сути, при всей неподдельной личной доброжелательности, конструктивные замечания коллег. С письменными соображениями выступил едва ли не каждый третий член нашей комиссии. Коллективными усилиями выверялся каждый тезис. Предметом общего внимания была строгость мысли, недопустимость эффектных метафор, маскирующихся под богословские тезисы. Важнейшей процедурой стала неоднократная проверка каждого слова на предмет возможных интерпретаций.

Личным итогом этого непростого движения стало то, что в процессе нашей совместной работы над проектом у меня на глазах произошла своего рода материализация понятия соборности, которое до тех пор было в моем сознании в значительной мере просто литературной метафорой.

После всех редактур объем текста уменьшился ровно вдвое. Он стал жестче по своей архитектуре и суше по стилю. При этом главное сохранилось.

В частности, сохранился тезис о том, что Русская Православная Церковь считает свободную и добровольную общественную деятельность, направленную на праведное и достойное устроение жизни, на свидетельство о своей вере делами, очевидным благом.

Осталось положение, согласно которому общественная деятельность — это прямая возможность для христианина свидетельствовать перед внешним миром о Христе Спасителе.

Сохранился призыв к архиереям и клирикам осуществлять попечение об общественной деятельности православных христиан с любовью и рассудительностью, уважая свободу суждений своих подопечных.

Вошло в новый проект и обращение к словам преподобного Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся», столь важное для всего, что мы делаем на земных поприщах.

Значимым личным уроком этой истории стало то, что мой внутренний опыт отделения авторского «я» от не принадлежащего тебе текста существенно расширился. Работа над общецерковным документом по своему устроению оказалась во многом сходной с работой иконописца, где личное подчинено догмату и канону. Это не отменяет индивидуальных творческих дарований, но подводит под них подлинные основания. Это относится к самому разному художеству, в котором Церковь являет себя в мире: и иконному, и словесному, и всякому иному делу человеческих рук, ума и сердца.

Еще до первого пленарного заседания Межсоборного присутствия в ходе работы в комиссиях передо мной встал вопрос, с которым по сию пору не могу до конца разобраться. Насколько целесообразно начинать работу комиссий Межсоборного присутствия не с обсуж-дения самих по себе важных вопросов церковной жизни, вынесенных на повестку дня, а сразу с подготовки и правки документов.

Взять хотя бы комиссию по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества, в которой имею честь трудиться. Каждый из ее членов прожил в Церкви и в миру собственную жизнь и обладает своеобразным, во многом уникальным опытом. Каждый обладает и своим пониманием происходящего, которое основано на этом опыте. Всё это вместе большое богатство. Собравшись по решению Синода и благословению Святейшего Патриарха, мы имеем возможность объединить наш опыт и наше понимание во благо Церкви.

Однако для того чтобы синергийность нашего размышления и действия состоялась, по моему разумению, недостаточно только готовить и редактировать документы. Это необходимое завершение работы, но никак не ее начало. Начало же, как представляется, может заключаться в том, чтобы поделиться друг с другом нашим опытом и пониманием не в сравнительно узких рамках работы над тем или иным конкретным документом, а в свободной дискуссии по актуальной повестке дня.

Сегодняшняя земная жизнь Церкви сложна и во многих отношениях противоречива, как и всякая земная жизнь. Если заботы церковного народа во всем его многообразии не найдут живого отражения в исходящих от Межсоборного присутствия словах, то дарованный его членам шанс укрепления соборности и советования епископата с полнотой церковной (преамбула Положения о Межсоборном присутствии) не будет использован полностью. Коли мы оказались собраны волею Божией в один рабочий коллектив, возможно, следовало бы вначале лучше понять надежды, чаяния и заботы друг друга.

Не исключено, что с этой целью имело бы смысл подумать и о том, чтобы несколько скорректировать формат работы комиссий, приблизив его к жанру рабочих семинаров, круглых столов. И обсуждать можно было бы не только проекты документов, но и собственно вопросы, заданные нам Президиумом Межсоборного присутствия, самой жизнью, наши мнения и суждения по поводу этих вопросов как таковых. Документы же стали бы появляться как следствие уже достигнутого — хотя бы в определенной мере — соборного единомыслия в главном.

Повторюсь, что всё сказанное здесь носит сугубо личный характер. Это не попытка систематического доказательного анализа, но лишь субъективное свидетельство человека, которому выпала честь стать одним из участников весьма интересных и многообещающих событий церковной жизни.

25 октября 2011 г.
Также читайте:
Церковь и общество
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00