iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Точка отсчета
В истории монашества Афона, и прежде всего русского Пантелеимонова монастыря, есть важная, точная и непреложная дата — «февраль 14-го индикта» как хронологически первое документально верифицированное упоминание «обители Рос(а)», игумен которой Герасим собственноручно подписал документ с указанием своего развернутого титула. Грамота из архива Святогорской лавры Святого Афанасия (Акт. Лавр. I.19: P. 155.37–38) сохранилась в подлиннике и издана в 1970 году Полем Лемерлем с коллегами в парижской серии «Архивы Афона» по этому оригиналу с приложением альбома фотографий. Подлинный документ представляет собой гарантийное подтверждение (Ἀσφάλεια) игумена обители Святого Илии Николая, который, судя по тексту, намерен обосноваться в монастыре Предтечи τοῦ Ἀτζιιωάννη, где игуменом являлся Симеон, чтобы исполнять свои обязанности (игумена) по управлению (обителью) — временно, на один год. Акт подписан свидетелями — игуменами афонских монастырей, среди которых и «пресвитер и игумен обители Рос(а)» Герасим.
15 мая 2017 г. 12:59
Десять веков Русского Афона
От расположившейся в центре Македонии материковой части Халкидик в Эгейское море Творец бросил три полуострова-«пальца». Западная Кассандра — скопление молодежных курортов, пристанище любящих вольный морской ветер серферов. Центральная Ситония, еще несколько десятков лет назад сплошь покрытая рыбацкими деревушками, теперь превратилась в облюбованное немецкими, сербскими и русскими отпускниками место для спокойного семейного отдыха. Восточный Афон, отделенный от Ситонии заливом Святой горы, — удел Пресвятой Богородицы, единственное в мире монашеское государство и один из центров мирового Православия. Перед празднованием тысячелетнего присутствия русских на этой земле корреспондент «Журнала Московской Патриархии» совершил краткое паломничество в Пантелеимонов монастырь, которое, впрочем, едва не затянулось.
12 мая 2017 г. 17:59
Аналитика
монахиня Мария (Лелянова). Гатчина, 1920-е гг.
ЖМП № 7 июль 2011 /  6 июля 2011 г.
версия для печати версия для печати

Преподобномученица Мария Гатчинская. Благодатная страдалица и утешительница в скорбях

Пять лет назад, в 2006 году, Русской Православной Церковью прославлена в лике новомучеников и исповедников Российских преподобномученица Мария Гатчинская. Произошло это событие в день памяти святых Царственных страстотерпцев.

В истории русской святости имя преподобномученицы Марии Гатчинской стоит в одном ряду с именами таких святых, как святые блаженные Ксения Петербургская и Матрона Московская. Пораженная в юности тяжелым неизлечимым недугом, святая страдалица стяжала благодатные дары утешения, прозорливости и молитвенной помощи скорбящим и страждущим. Почитание матери Марии еще при жизни было настолько велико, что место ее молитвенного подвига привлекало паломников со всех концов России. Уже тогда, в годы безбожного лихолетья, ее именовали не иначе, как «святая мать Мария», настолько очевидными были ее духовные дарования и чудеса, являемые по ее молитвам.

В 1874 году в Санкт-Петербурге, неподалеку от Новодевичьего монастыря, в доме № 101 по Забалканскому проспекту в семье владельца сургучного завода Александра Ивановича Лелянова родилась девочка, получившая в крещении имя Лидия.

В шестнадцать лет Лидию поразил тяжелый недуг — болезнь Паркинсона, которая стала следствием заболевания энцефалитом. На выпускные экзамены в женской гимназии девушку привезли уже в инвалидной коляске.

Не помогли долгие курсы лечения, болезнь продолжала неумолимо отнимать телесное здоровье. Лидия перестала владеть ногами и вынуждена была лежать, так как сидеть ей не давала постоянная боль во всем теле. Постепенно и руки ей отказали, а всё тело ссохлось. Только голова и лицо оставались не тронуты болезнью. Лицо было, по воспоминаниям современников, благообразным и светлым.

Болезнь будущей матери Марии протекала необычно, в чем видится особое действие Промысла Божьего, поскольку этот тяжелый недуг не приобрел тех форм, которые обычно бывают неизбежными и, кроме поражения телесного, приводят также к разрушению личности.

Как отмечал первый составитель жизнеописаний многих Новомучеников и Исповедников Российских протопресвитер Михаил Польский, «оказавшись полным физическим инвалидом, (мать Мария) не только не деградировала психически, но обнаружила совершенно необычные, не свойственные таким больным черты личности и характера: она сделалась чрезвычайно кроткой, смиренной, покорной, непритязательной, сосредоточенной в себе, углубилась в постоянную молитву, без малейшего ропота перенося свое тяжкое состояние» (1).

После того как Лидия полностью потеряла подвижность, она по совету врачей вместе с сестрой и матерью переселилась в императорский пригород — Гатчину. Зеленому двухэтажному деревянному дому неподалеку от Гатчинского Павловского собора суждено было стать местом монашеского и исповеднического подвига преподобномученицы Марии Гатчинской, местом паломничества сотен людей.

На стенах большой комнаты, которая служила приемной и прилегала к келье матери Марии, можно было увидеть фотографии священномученика митрополита Петроградского Вениамина и митрополита Петроградского Иосифа (Петровых). Владыка Вениамин написал на своей фотографии: «Глубокочтимой страдалице матушке Марии, утешившей, среди многих скорбящих, и меня грешного». Владыка Иосиф оставил на своей фотографии большую выписку из своего духовного дневника «В объятьях Отчих».

Именно по благословению священномученика Вениамина раба Божия Лидия была пострижена в монахини с наречением имени Мария в честь преподобной Марии Египетской. Ровно десять лет после принятия ангельского чина продолжалось ее благословенное Господом служение. «Мать Мария пользовалась большой известностью, к ней приходила масса народу, особенно из окружающих деревень», — вспоминает один из современников. Вдова вице-адмирала Сильман на следствии показала: «Живу я в городе Красногвардейске [Гатчине] 25–26 лет, за это время уже давно слышала, что в городе по улице К.Маркса [Багговутовской] живет Мария, которая слыла в городе как исцелительница и святая. Нередко меня останавливали прохожие и священники и спрашивали, где живет святая Мария» (2). Как явствует из материалов следственного дела, фотографии подвижницы «распространялись по всему СССР». «Посещало мать Марию очень много народу, — показывала на следствии Александра Ивановна Анц, — служились у нее на квартире молебны и бывало духовенство. В городе она пользуется большой известностью, и если она помолится, то после всё сбывается. Поэтому к ней ходит народ и просит помолиться для того, чтобы исполнилось какое-либо желание» (3).

Живую картину служения монахини Марии запечатлел в своих воспоминаниях профессор Иван Михайлович Андреевский, побывавший в марте 1927 года у праведницы и получивший от нее духовную помощь. Сила слов и молитвы матери Марии была такова, что посетитель, по его собственному признанию, вышел от нее «другим человеком». Андреевский, сам получивший утешение от матушки Марии, был также свидетелем ее чудесного воздействия на других. «Юноша, унывающий после ареста и ссылки отца-священника, вышел от матушки с радостной улыбкой, сам решившись принять сан диакона. Молодая женщина от грусти пришла к светлой радости, также решившись на монашество. Пожилой мужчина, глубоко страдавший от смерти сына, вышел от матушки выпрямленный и ободренный. Пожилая женщина, вошедшая с плачем, вышла спокойная и твердая». И таких людей были не десятки, а многие и многие сотни (4).

Постепенно вокруг матери Марии создается православное сестричество, сестры которого занимались молитвой, чтением и изучением Священного Писания и делами милосердия. Сестричество это называлось кружком почитания отца Иоанна Кронштадтского.

После кончины первого духовника матери Марии, известного миссионера и исповедника православной веры протоиерея Иоанна Смолина, духовником матери Марии становится молодой батюшка отец Петр Белавский (1892–1983). Отец Петр был рукоположен во священника священномучеником митрополитом Вениамином 19 декабря — 1 января 1921 года. Таким образом, и он, и матушка Мария получили благословение на служение у этого святого архиерея. После 1927 года и отец Петр, и мать Мария стали сторонниками митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), сохраняя вместе с тем верность Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Петру (Полянскому).

Духовное окормление отцом Петром матушки Марии и сестер Иоанновского кружка длилось без малого три года. Осенью 1929 года он вместе с главой петроградских «иосифлян» архиепископом Димитрием (Любимовым) был арестован и затем отправлен на Соловки (5). С заключенным на Соловки отцом Петром мать Мария поддерживала переписку. Она диктовала свои письма сестре Юлии. Из одного из писем мы узнаем, что и после ареста отца Петра кружок вокруг матери Марии продолжал существовать, а также, что ее физические страдания невероятно усилились, и даже любое прикосновение вызывало сильную боль. «Сестра и птенцы низко кланяются, поздравляют, целуем твою отеческую руку. — Говорится в письме. — Скажу несколько слов о себе. Здоровье сильно ухудшилось; чувствуется болезненность во всем, стала недотрога, но всё же Господь милостив ко мне» (6).

Дочь отца Петра Белавского Ксения Петровна свидетельствовала, что, когда они с матерью Ксенией Васильевной и сестрой Александрой приходили к матери Марии, Ксения Васильевна предупреждала девочек, чтобы ни в коем случае они не сделали неосторожного движения: не толкнули кровать, на которой лежала мать Мария или не задели ее саму, так как любое прикосновение приносило ей тяжкие физические страдания (7). Это подтвердит и медицинское заключение, сделанное главврачом дома предварительного заключения…

18 февраля 1932 года повсеместно прошли массовые аресты монашествующих. А на следующий день, в пятницу 19 февраля, арестовали и мать Марию с сестрой Юлией Александровной. В постановлении на арест матери Марии прямо вменялось в вину исповедание веры: «Участвует на нелегальных сборищах, где читается евангелие, на которые приглашается местное население и в беседах на религиозные темы ведет антисоветскую пропаганду» (8).

Как вспоминали современники, «мать Марию волокли со второго этажа их дома два чекиста, прямо по полу, несмотря на ее крики от боли, погрузили в грузовую машину и увезли в Ленинград» (9).

Можно представить, какие невероятные физические страдания испытывала мать Мария и во время ареста, и во время транспортировки в кузове промерзшего грузовика по ухабистой дороге. Страдалицу привезли в больницу, которая находилась на Фонтанке и называлась больницей им. 25 октября (бывшая Александровская). Здесь главным врачом было подписано медицинское освидетельствование тяжелого заболевания матери Марии, в котором, между прочим, говорилось, что больная нуждается в постоянном уходе не менее двух человек и подлежит переводу в гражданскую больницу или в дом призрения… Но жестокий механизм не дал обратного хода…

Монахине Марии было предъявлено стандартное обвинение по статье 58/10 по делу «группы монашек Вохоновского, Нежадовского монастырей, Покровского подворья Пятогорского монастыря и Сергиевой пустыни».

На самом же деле причиной ареста было огромное духовное и общественное значение матушки Марии. Она «была настолько популярна, что ее считают даже ясновидящей и предсказательницей… Слава ее святости была большая и далеко за пределами района» (10).

Действительно, какую опасность для властей могла представлять прикованная к постели монахиня-инвалид? Тем не менее безбожные власти эту опасность осознавали. Духовная сила и авторитет, а также полная безбоязненность матери Марии были страшны богоборцам. К ней обращали взоры те, кому требовалось укрепление в противостоянии явно антихристианскому миру, насаждаемому на месте Святой Руси. Видя смиренное ежедневное мученичество и неземной дар Божественной любви матери Марии, а также твердое стояние в вере, страждущие чувствовали живое дыхание Духа Божия, воочию созерцая, как немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное (1 Кор. 1, 27). И это живое веяние благодати укрепляло их на путях исповедничества.

Показания жителей Гатчины дали коллегии ГПУ вполне ясную картину жизни и служения матери Марии. Мать Мария заявила следователю, что по религиозным убеждениям она является истинно православной и что не считает нужным молиться за советскую власть, потому что самой власти это не нужно. 22 марта 1932 года коллегия ОГПУ приговорила мать Марию к ссылке.

Но Господь избавил мученицу от дальнейших страданий. Однажды тем, кто носил передачи для матери Марии, было объявлено: «Скончалась в госпитале». По сведениям из архива ЗАГСа, смерть последовала 17 апреля 1932 года (11). Честные останки блаженной страдалицы были выданы ее невестке. Похоронить тело матери Марии было велено без огласки.

Погребение состоялось на Смоленском кладбище неподалеку от часовни Ксении Петербургской. С тех пор ее смиренная могилка стала местом непрекращающегося паломничества верующих людей. Приходя поклониться блаженной Ксении, паломники потом шли на могилку к матери Марии.

В 1981 году монахиня Мария Гатчинская была прославлена в сонме новомучеников и исповедников Российских Русской Православной Церковью Заграницей. Приходило и время ее прославления на родине.

На протяжении нескольких лет гатчинское благочиние вело тщательную исследовательскую работу, готовя материалы для прославления матери Марии Русской Православной Церковью. Это радостное событие произошло в день памяти святых Царственных мучеников летом 2006 года, а весной следующего, 2007 года состоялось обретение святых мощей матери Марии и их торжественное перенесение в Павловский собор города Гатчины, где они пребывают и поныне.

С тех пор неуклонно растет почитание мученицы, количество паломников к раке ее святых мощей из разных уголков России, ближнего и дальнего зарубежья, появляются свидетельства о новых чудесах благодатной помощи по молитвам преподобномученицы Марии Гатчинской. Ежегодный крестный ход в день памяти святой с ее святыми мощами собирает многие сотни богомольцев, и этот праздник приобретает всё большее духовное значение в жизни Санкт-Петербургской епархии.

Смиренный образ матери Марии незримо предстоит пред нами, являя свет Христовой любви, пример безропотного терпения скорбей, веры и упования, а также полного самопожертвования в служении Богу и ближнему.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Польский М., протопр. Новые мученики Российские. Jordanville, 1957. Т. II. С. 254–257.

2 Архив УФСБ СПб и ЛО. Д. 8894. Т. 2. Л. 458 об.

3 Архив УФСБ СПб и ЛО. Д. 8894. Т. 1. Л. 24.

4 Цит. по: Антонов В.В. Она имела дар утешения // Возвращение. № 3 (7). С. 47.

5 Антонов В.В. Цит. пр. С. 48.

6 Интернет-сайт Гатчинского Покровского собора.

7 Запись беседы с К.А. Белавской. 8 февраля 2004 г. Личный архив В.А. Васильева.

8 Постановление о предъявлении обвинений и избрании меры пресечения. Архив УФСБ СПб. ЛО. Д. 8894. Т. 1. Л. 376.

9 Епанчина А. Цит. пр. С. 12.

10 Антонов В.В. Цит. пр. С. 46.

11 Справка отдела ЗАГС Адмиралтейского района г. Санкт-Петербурга № 27/1 от 29.04.2004 г.

Виктор Васильев
6 июля 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Одним миром
Иван-чай пахнет недлинным русским летом, низким небом, луговым разноцветьем на дороге от Ростова Великого к Угличу. В терпком его вкусе — десятки поколений живших и кормившихся от родной земли хлебопашцев, сотни исхоженных нищими босоногими странниками верст и напутственная спозаранку материнская молитва. Есть в нем и добросовестный труд безымянных паломников — неутомимых крестоходцев, кропотливо собирающих соцветия кипрея ежегодно в конце июля. И еще этот маленький пакетик плотной бумаги несет имя великого святого подвижника Церкви Русской. К преподобному Иринарху Затворнику корреспондент «Журнала Московской Патриархии» отправился в юбилейный год: угодник Божий окончил земной путь ровно четыре века назад — 13/26 н.ст. января 1616 года. Вернулся же из Ростовского Борисо-Глебского, что на Устье, монастыря я со знаменитым местным иван-чаем... Но не только с ним.
24 июля 2017 г. 16:00