iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Церковь
ЦВ № 24 (445) декабрь 2010 /  14 декабря 2010 г.
версия для печати версия для печати

Праздник в прямом эфире. К юбилею первой трансляции патриаршего богослужения

Двадцать лет назад состоялась первая трансляция Рождественского патриаршего богослужения по центральному телевидению. Для 1991 года это было настоящим прорывом. Миллионы людей, имевшие лишь смутные представления о православии, увидели красоту церковной службы, которая к тому же сопровождалась простым, доступным и вместе  с тем глубоким и проникновенным комментарием. В канун знаменательного юбилея мы беседуем с первым комментатором патриарших богослужений, сотрудником Московской Патриархии Николаем Державиным.

— Николай Иванович, как родилась идея трансляции богослужения? Была ли это инициатива телеканала?
— Да, интересно было бы выяснить, от кого исходила инициатива проведения трансляции богослужения — непосредственно от руководства телеканала или от священноначалия. Приближалось Рождество, когда приснопамятный Патриарх Алексий поручил мне помочь организовать трансляции богослужения.  Я встретился с группой, которой было поручено провести первую трансляцию. Мы поехали в Богоявленский собор, посмотрели, где разместить камеры, как выставить свет, обсудили другие технические требования. Сложность состояла в том, что никто в группе не знал, как снимать богослужение. Что нужно делать? Изначально задача сводилась к тому, чтобы просто показать хорошую картинку. Потом по мере обсуждений возникли вопросы о том, что можно снимать, а что нет, каков порядок богослужения. В процессе разъяснений и обсуждений родилась идея сопроводить трансляцию комментариями, объяснить зрителям, что происходит в это время в храме, раскрыть важные моменты богослужения, дать русский перевод непонятных текстов. Я доложил Патриарху об этом предложении и, получив одобрение, написал небольшой текст.  Далее возник вопрос, кто будет читать комментарий в эфире. Изначально предполагалось, что этим займутся дикторы, но такого диктора, который с первого раза смог бы сориентироваться в происходящем, мы не смогли найти. В итоге съемочная группа предложила мне принять участие в общей работе, хотя у меня не было ни опыта, ни соответствующей подготовки. Вообще до этого времени трудно было представить, что в России когда-нибудь появится возможность прямой трансляции богослужения по центральному телевидению.

— Вы уже двадцать лет комментируете трансляции праздничных богослужений. Меняется ли при этом конструкция комментария, его содержание? Ведь последование богослужения остается неизменным.
— Конечно, комментарий сохраняет свои конструктивные особенности. Однако это прямой эфир, где возникают разные обстоятельства и нужно быть готовым ко всему, к любой неожиданности. Когда я оказываюсь за монитором, то полностью погружаюсь в богослужение, сопереживаю его вместе с остальными молящимися и стараюсь передать это настроение телезрителям.

— Кто смотрит эти трансляции, есть ли реакция самих телезрителей?
— Во-первых, наши трансляции смотрят верующие люди, которые хотели бы участвовать в богослужении, но не могут сделать это в силу различных обстоятельств. От таких зрителей мы получали немало благодарственных писем, но были и критические замечания. В частности, некоторые верующие телезрители писали, что нужно сократить объем комментариев, что богослужение не должно превращаться в фон для диктора. Люди хотели почувствовать атмосферу службы, благоговения. И, конечно, мы прислушивались к таким пожеланиям.
Во-вторых, нас смотрят люди, которые еще не перешагнули порог храма, но испытывают интерес к тому, что происходит в Церкви. И применительно к таким зрителям трансляции богослужений являются формой церковной миссии. Стараясь  отвечать  этим требованиям, в отдельные моменты я просто умолкаю и даю зрителям возможность насладиться пением хора. Или возьмем, к примеру, такой важный момент Литургии, как евхаристический канон. Поначалу я объяснял, что происходит в это время, но потом решил, что не буду этого делать.

— Вы упомянули о возможных казусах, которые могут возникнуть в прямом эфире. Были ли они у вас?
— Конечно. Пропадал звук, исчезала картинка на мониторе, и приходилось комментировать вслепую. Когда трансляции шли из Богоявленского собора, мое место было расположено справа от алтарной части, а ПТС (передвижная телевизионная система. — Ред.) и все остальные службы находились за стенами храма. Не было возможности общаться напрямую, связь, если и была, то односторонняя. В общем, в этом отношении с тех пор мало что изменилось.

— Есть ли специфика проведения трансляций из Храма Христа Спасителя по сравнению с Богоявленским собором?
— Безусловно. Это связано с размерами, особенностями интерьера, организацией пространства. Изначально при строительстве была идея создать в храме все возможности для съемок: заложить туда телевизионные коммуникации, поставить стационарные камеры, в крипте собора устроить ПТС. Однако в силу финансовых  проблем  этот  проект не был  реализован. Единственное, что сделали, — это очень скромное комментаторское место за алтарной частью.

— Одно время с вашим участием действовал проект «Церковь без границ». Не могли бы вы рассказать о нем?
— Да, через два года после начала трансляций было создано Православное информационное телевизионное агентство, куда вошли настоящие профессионалы и при этом верующие люди. Проект «Церковь без границ» предполагал организацию в день праздника цикла прямых репортажных включений из разных регионов и стран. Но этот проект был дорогим. Нужно было послать людей в разные точки мира, заказать так называемый ствол, чтобы в нужный момент включить передачу через спутник. Какое-то время мы это делали, но кризис 1998 года нас подкосил.

— Что из вашей комментаторской практики запомнилось больше всего?
— Наверное, самые памятные трансляции мы провели в день Рождества Христова в 2000 году из Вифлеема и Иерусалима. В Вифлееме условия были очень тяжелыми, каждая деталь съемок согласовывалась с величайшим трудом, во время трансляции у меня не было нормального места, пришлось сидеть на каком-то балкончике. К тому же накануне шел проливной дождь, который нарушил работу городской энергосистемы, даже в храме протекла крыша, а внутри кое-где стояла вода. Хорошо, что Промыслом Божиим мы, перестраховавшись, заранее заказали дизель-генератор. Всё богослужение прошло с нашим освещением, а мы были единственной программой, которая давала сформированный сигнал. Благодаря ощущению команды мы выходили из самых трудных ситуаций, когда профессионализм подкреплялся сплоченностью и силой духа.
...Агентство развивалось, вскоре мы занялись производством еженедельных цикловых программ, одно время нашими силами выпускалось шесть еженедельных программ для разных каналов и одна ежедневная. Агентство работало практически круглосуточно. К сожалению, в связи с кризисом 1998 года оно прекратило свое существование. Но слава Богу, что телеканалы за это время также накопили опыт съемок церковных сюжетов.

— Как духовенство относится к организации трансляций?
— Вначале была некая настороженность. Конечно, процесс съемок — свет, работа камер — мешает молящимся. Когда в алтаре стоит дополнительный свет, который режет кому-то глаза, торчат микрофоны, на возвышении установлена камера, а во время каждения перед Патриархом идет оператор, это не способствует созданию молитвенного настроения. Но надо понимать, ради чего это делается, надо в этом случае проявить чувство христианской солидарности и жертвенной любви к ближним, которые не могут прийти в храм и побывать на патриаршем богослужении.

— Сегодня много говорят о том, каким должно быть православное телевидение. Каково ваше мнение по этому поводу?
— Нам нужен канал, который, освещая широкий спектр проблем и событий, давал бы церковную оценку всему происходящему. Нужно делать культурологические, молодежные, детские программы. Зрителя нужно не просто информировать. Его нужно сориентировать по тем или иным вопросам, предложить ему адекватную точку зрения, а не просто критиковать, не просто говорить, что мир лежит во зле. Конечно, важно, чтобы подача материала была искренней, без налета елейности, выполненная в современной стилистике. Мы должны быть конкурентоспособны.
Беседовал Евгений Мурзин


СПРАВКА. ПРАВОСЛАВИЕ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ

Каналы
«Спас». Транслируется кабельными операторами РФ и стран СНГ. Вещание: 24 часа в сутки. 60% эфирного времени канала отведено общественному вещанию, а остальные 40% составляет православная тематика.
«Союз». Создан на базе епархиальной телестудии и первоуральской телекомпании «Союз». Вещание: 24 часа в сутки. Религиозное вещание на канале представлено трансляцией богослужений. Остальные передачи носят просветительский и воспитательный характер.
«Радость моя». Транслируется региональными кабельными операторами практически во всех регионах РФ. Вещание: 24 часа в сутки. Детский семейный образовательный телеканал.

Передачи
«Слово пастыря». Выходит по субботам на Первом канале в 9:40. Основу передачи составляют трансляции выступлений и проповедей Святейшего Патриарха Кирилла.
«Церковь и мир». Выходит на канале «Россия 24» по субботам в 14:35 и воскресеньям в 21:35. Ее ведет митрополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.
«Православная энциклопедия». Выходит по субботам на канале ТВЦ в 8:30 в прямом эфире.
 

14 декабря 2010 г.
Ключевые слова: телевидение
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Жизнь и молитва на Смоленской земле
В этом году Смоленск отпраздновал свое 1155-летие. За почти 12 веков существования этот город неоднократно становился крепостью на пути рвущихся к Москве захватчиков и навсегда вписал себя в ле­топись воинской славы России. Но есть у него и еще одна особенность. Не случайно на Днепровских воротах, на въезде в историческую часть Смоленска, на огромном плакате с изображением Предстоятеля Русской Церкви написано: «Смоленск — земля Патриарха». Над духовным возрождением города Святейший Патриарх Кирилл трудился без малого четверть века. Как сегодня организована и развивается здесь духовная жизнь, какие проблемы стоят перед ее духовенством и как оно отвечает на вызовы времени, «Журналу Московской Патриархии» рассказал митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор. ПДФ-версия
10 октября 2018 г. 15:21