iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Церковь
ЦВ № 24 (445) декабрь 2010 /  14 декабря 2010 г.
версия для печати версия для печати

Праздник в прямом эфире. К юбилею первой трансляции патриаршего богослужения

Двадцать лет назад состоялась первая трансляция Рождественского патриаршего богослужения по центральному телевидению. Для 1991 года это было настоящим прорывом. Миллионы людей, имевшие лишь смутные представления о православии, увидели красоту церковной службы, которая к тому же сопровождалась простым, доступным и вместе  с тем глубоким и проникновенным комментарием. В канун знаменательного юбилея мы беседуем с первым комментатором патриарших богослужений, сотрудником Московской Патриархии Николаем Державиным.

— Николай Иванович, как родилась идея трансляции богослужения? Была ли это инициатива телеканала?
— Да, интересно было бы выяснить, от кого исходила инициатива проведения трансляции богослужения — непосредственно от руководства телеканала или от священноначалия. Приближалось Рождество, когда приснопамятный Патриарх Алексий поручил мне помочь организовать трансляции богослужения.  Я встретился с группой, которой было поручено провести первую трансляцию. Мы поехали в Богоявленский собор, посмотрели, где разместить камеры, как выставить свет, обсудили другие технические требования. Сложность состояла в том, что никто в группе не знал, как снимать богослужение. Что нужно делать? Изначально задача сводилась к тому, чтобы просто показать хорошую картинку. Потом по мере обсуждений возникли вопросы о том, что можно снимать, а что нет, каков порядок богослужения. В процессе разъяснений и обсуждений родилась идея сопроводить трансляцию комментариями, объяснить зрителям, что происходит в это время в храме, раскрыть важные моменты богослужения, дать русский перевод непонятных текстов. Я доложил Патриарху об этом предложении и, получив одобрение, написал небольшой текст.  Далее возник вопрос, кто будет читать комментарий в эфире. Изначально предполагалось, что этим займутся дикторы, но такого диктора, который с первого раза смог бы сориентироваться в происходящем, мы не смогли найти. В итоге съемочная группа предложила мне принять участие в общей работе, хотя у меня не было ни опыта, ни соответствующей подготовки. Вообще до этого времени трудно было представить, что в России когда-нибудь появится возможность прямой трансляции богослужения по центральному телевидению.

— Вы уже двадцать лет комментируете трансляции праздничных богослужений. Меняется ли при этом конструкция комментария, его содержание? Ведь последование богослужения остается неизменным.
— Конечно, комментарий сохраняет свои конструктивные особенности. Однако это прямой эфир, где возникают разные обстоятельства и нужно быть готовым ко всему, к любой неожиданности. Когда я оказываюсь за монитором, то полностью погружаюсь в богослужение, сопереживаю его вместе с остальными молящимися и стараюсь передать это настроение телезрителям.

— Кто смотрит эти трансляции, есть ли реакция самих телезрителей?
— Во-первых, наши трансляции смотрят верующие люди, которые хотели бы участвовать в богослужении, но не могут сделать это в силу различных обстоятельств. От таких зрителей мы получали немало благодарственных писем, но были и критические замечания. В частности, некоторые верующие телезрители писали, что нужно сократить объем комментариев, что богослужение не должно превращаться в фон для диктора. Люди хотели почувствовать атмосферу службы, благоговения. И, конечно, мы прислушивались к таким пожеланиям.
Во-вторых, нас смотрят люди, которые еще не перешагнули порог храма, но испытывают интерес к тому, что происходит в Церкви. И применительно к таким зрителям трансляции богослужений являются формой церковной миссии. Стараясь  отвечать  этим требованиям, в отдельные моменты я просто умолкаю и даю зрителям возможность насладиться пением хора. Или возьмем, к примеру, такой важный момент Литургии, как евхаристический канон. Поначалу я объяснял, что происходит в это время, но потом решил, что не буду этого делать.

— Вы упомянули о возможных казусах, которые могут возникнуть в прямом эфире. Были ли они у вас?
— Конечно. Пропадал звук, исчезала картинка на мониторе, и приходилось комментировать вслепую. Когда трансляции шли из Богоявленского собора, мое место было расположено справа от алтарной части, а ПТС (передвижная телевизионная система. — Ред.) и все остальные службы находились за стенами храма. Не было возможности общаться напрямую, связь, если и была, то односторонняя. В общем, в этом отношении с тех пор мало что изменилось.

— Есть ли специфика проведения трансляций из Храма Христа Спасителя по сравнению с Богоявленским собором?
— Безусловно. Это связано с размерами, особенностями интерьера, организацией пространства. Изначально при строительстве была идея создать в храме все возможности для съемок: заложить туда телевизионные коммуникации, поставить стационарные камеры, в крипте собора устроить ПТС. Однако в силу финансовых  проблем  этот  проект не был  реализован. Единственное, что сделали, — это очень скромное комментаторское место за алтарной частью.

— Одно время с вашим участием действовал проект «Церковь без границ». Не могли бы вы рассказать о нем?
— Да, через два года после начала трансляций было создано Православное информационное телевизионное агентство, куда вошли настоящие профессионалы и при этом верующие люди. Проект «Церковь без границ» предполагал организацию в день праздника цикла прямых репортажных включений из разных регионов и стран. Но этот проект был дорогим. Нужно было послать людей в разные точки мира, заказать так называемый ствол, чтобы в нужный момент включить передачу через спутник. Какое-то время мы это делали, но кризис 1998 года нас подкосил.

— Что из вашей комментаторской практики запомнилось больше всего?
— Наверное, самые памятные трансляции мы провели в день Рождества Христова в 2000 году из Вифлеема и Иерусалима. В Вифлееме условия были очень тяжелыми, каждая деталь съемок согласовывалась с величайшим трудом, во время трансляции у меня не было нормального места, пришлось сидеть на каком-то балкончике. К тому же накануне шел проливной дождь, который нарушил работу городской энергосистемы, даже в храме протекла крыша, а внутри кое-где стояла вода. Хорошо, что Промыслом Божиим мы, перестраховавшись, заранее заказали дизель-генератор. Всё богослужение прошло с нашим освещением, а мы были единственной программой, которая давала сформированный сигнал. Благодаря ощущению команды мы выходили из самых трудных ситуаций, когда профессионализм подкреплялся сплоченностью и силой духа.
...Агентство развивалось, вскоре мы занялись производством еженедельных цикловых программ, одно время нашими силами выпускалось шесть еженедельных программ для разных каналов и одна ежедневная. Агентство работало практически круглосуточно. К сожалению, в связи с кризисом 1998 года оно прекратило свое существование. Но слава Богу, что телеканалы за это время также накопили опыт съемок церковных сюжетов.

— Как духовенство относится к организации трансляций?
— Вначале была некая настороженность. Конечно, процесс съемок — свет, работа камер — мешает молящимся. Когда в алтаре стоит дополнительный свет, который режет кому-то глаза, торчат микрофоны, на возвышении установлена камера, а во время каждения перед Патриархом идет оператор, это не способствует созданию молитвенного настроения. Но надо понимать, ради чего это делается, надо в этом случае проявить чувство христианской солидарности и жертвенной любви к ближним, которые не могут прийти в храм и побывать на патриаршем богослужении.

— Сегодня много говорят о том, каким должно быть православное телевидение. Каково ваше мнение по этому поводу?
— Нам нужен канал, который, освещая широкий спектр проблем и событий, давал бы церковную оценку всему происходящему. Нужно делать культурологические, молодежные, детские программы. Зрителя нужно не просто информировать. Его нужно сориентировать по тем или иным вопросам, предложить ему адекватную точку зрения, а не просто критиковать, не просто говорить, что мир лежит во зле. Конечно, важно, чтобы подача материала была искренней, без налета елейности, выполненная в современной стилистике. Мы должны быть конкурентоспособны.
Беседовал Евгений Мурзин


СПРАВКА. ПРАВОСЛАВИЕ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ

Каналы
«Спас». Транслируется кабельными операторами РФ и стран СНГ. Вещание: 24 часа в сутки. 60% эфирного времени канала отведено общественному вещанию, а остальные 40% составляет православная тематика.
«Союз». Создан на базе епархиальной телестудии и первоуральской телекомпании «Союз». Вещание: 24 часа в сутки. Религиозное вещание на канале представлено трансляцией богослужений. Остальные передачи носят просветительский и воспитательный характер.
«Радость моя». Транслируется региональными кабельными операторами практически во всех регионах РФ. Вещание: 24 часа в сутки. Детский семейный образовательный телеканал.

Передачи
«Слово пастыря». Выходит по субботам на Первом канале в 9:40. Основу передачи составляют трансляции выступлений и проповедей Святейшего Патриарха Кирилла.
«Церковь и мир». Выходит на канале «Россия 24» по субботам в 14:35 и воскресеньям в 21:35. Ее ведет митрополит Волоколамский Иларион, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.
«Православная энциклопедия». Выходит по субботам на канале ТВЦ в 8:30 в прямом эфире.
 

14 декабря 2010 г.
Ключевые слова: телевидение
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00