iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Священный Синод образовал новую епархию, подвел черту под важным подготовительным этапом к Архиерейскому собору и принял ряд ключевых кадровых решений
На состоявшемся вчера, 24 декабря, заседании Священный Синод подвел черту под подготовкой к запланированному на 2 – 3 февраля 2016г. Архиерейскому собору и принял ряд важных кадровых решений. Приняты (в виде проектов) регламент Собора, его повестка дня и программа работы, составы мандатной, редакционной и счетной комиссий, а также кандидатура секретаря, которые поступят на рассмотрение самому соборному заседанию. Помимо членов Священного Синода, которые согласно Уставу Русской Православной Церкви составляют президиум Архиерейского собора, в состав последнего дополнительно включены митрополит Токийский и всея Японии Даниил, митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Иларион, митрополит Рижский и всея Латвии Александр, митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий.
25 декабря 2015 г. 14:40
Синод Украинской Православной Церкви принял ряд важных кадровых и структурных решений
Вчера, 16 сентября, в Синодальном зале резиденции Предстоятеля Украинской Православной Церкви в Киево-Печерской лавре под председательством Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия состоялось заседание Священного Синода Украинской Православной Церкви. Синод принял несколько важных кадровых решений. В связи с избранием Митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия на киевскую кафедру он освобожден от должности председателя Церковного Суда. На это место назначен Митрополит Каменец-Подольский и Городокский Феодор. Управляющим Черновицко-Буковинской епархией стал Преосвященный архиепископ Хотинский Мелетий. Викарным Хотинским епископом Черновицко-Буковинской епархии, в свою очередь, определено быть наместнику Иоанно-Богословского Крещатицкого мужского монастыря архимандриту Евсевию (Дудке). Наместником этой обители назначен архимандрит Серафим (Дудка).
17 сентября 2014 г. 16:30
Церковь
Прот. Андрей Лобашинский
ЦВ № 4 (401) февраль 2009 /  26 февраля 2009 г.
версия для печати версия для печати

Соборная дискуссия. Размышления делегата Поместного Собора

Очередной Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором был выбран XVI Патриарх Московский и всея Руси, многими ожидался как уникальный церковный форум для решения острых проблем, волнующих церковную общественность. Но ожиданиям этим не суждено было в полной мере оправдаться. Избрав Предстоятеля, Собор не воспользовался представившейся исторической возможностью если не решить, то хотя бы сформулировать актуальные вопросы церковной жизни, вызывающие дискуссии и разномыслия.

Почему этого не произошло? Может быть, давление сверху, или нежелание инициировать такие дискуссии как таковые? Как очевидец, могу засвидетельствовать, что председатель Собора, новоизбранный Патриарх Кирилл буквально взывал к членам Собора с просьбой высказаться и сформулировать проблемы, волнующие Церковь, призывал к дискуссии и дождался... предложения от одного из украинских архиереев обсудить вопрос ношения духовенством камилавок зеленого цвета. Слава Богу, после этого неудачного старта обсуждение некоторых проблем все-таки произошло, и вопросы были заданы. Но и эта дискуссия была явно спонтанной и, если так можно выразиться, непрофессиональной. О чем это говорит? Думаю, в первую очередь о том, что мы как церковное общество к подлинно соборной творческой и боговдухновенной (синергийной) деятельности, к сожалению, не готовы. Это печальный факт, но вполне очевидный. Собор — зеркало церковной жизни, объективно отражающее ее состояние.

В жизни любой православной Церкви Собор, тем более Поместный, призванный быть выражением и свидетельством церковной полноты, — событие выдающееся. На него устремляются взоры, полные надежды и веры в значимость его определений. Так было всегда и, очевидно, пребудет вовек. Никакой Собор Церкви не проходил для ее земного пути бесследно. История прошлого века, так трудно и болезненно уходящего из нашего настоящего, для Русской Православной Церкви тесно связана с ее Поместными Соборами — прежде всего, с Собором 1917-18 годов, восстановившим патриаршество, и с несколькими другими, которые созывались, как правило, по поводу выборов новых Предстоятелей Церкви.

Соборы Церкви в ее каноническом сознании всегда были наиболее адекватным и полноценным инструментом решения назревших проблем церковной жизни. Хорошо известно из церковной истории, какую роль сыграли Соборы в формировании догматики и канонического строя Церкви. Натяжкой было бы думать, что все они проходили с неизменным соблюдением всех легитимных процедур и исключительно в обстановке братской любви. На них велась борьба, и порой беспощадная. Случалось и так, что человеческая немощь находила себе место. Но все же это была искренняя борьба за утверждение истины, и потому она была бескомпромиссна. При всех крайностях этой борьбы ей сопутствовал один чрезвычайно важный фактор. Этим фактором была широкая и подробная (порой даже чрезмерная) осведомленность широких церковных кругов в богословской и канонической проблематике, волнующей Церковь. Это соборное сознание коренилось в кафолическом характере Церкви и вмещало в себя все важные и существенные элементы ее жизни.

В России роль Поместных Соборов с определенного исторического момента стали играть Земские соборы, на которых решались как насущные вопросы церковной жизни, так и задачи, стоящие перед государством. Эти соборы опирались на исторически сложившиеся начала соборности, широко представленные в русской церковной дореформенной действительности. В Синодальный период эти начала и навыки соборного решения церковных проблем были безжалостно выкорчеваны бюрократической системой империи. Чудом был факт проведения исторического Поместного Собора Русской Церкви 1917-18 гг., который смог накопленный заряд церковной энергии заключить в рамки плодотворных и результативных дискуссий по всем насущным вопросам церковного бытия. Для последующих поколений русских церковных людей этот Собор приобрел черты эталонной формы решения и формулирования проблем в Церкви. К сожалению, последующая история не предоставила нам шанса закрепить успех возрождения соборных принципов. Наступило время тотального коммунистического террора и борьбы за историческое выживание самой церковной организации.

Неудивительно, что последующие условия исторического бытия нашей Церкви, неизменно экстремальные, совершенно не способствовали развитию соборной жизни и тем более формированию самого соборного сознания. Ведь соборность предполагает достаточно развитую культуру церковности и церковного самосознания, а говорить об этом в условиях советской репрессивной системы было просто смешно. Крушение Союза и насущные задачи восстановления жизни Церкви в ее элементарных формах также не послужили благоприятным историческим фоном для появления и возрождения соборности, которая предполагает духовную зрелость и церковное совершеннолетие (в смысле ответственности) ее участников и деятелей. Слава Богу и за то, что Церковь в целом не оказалась втянутой в процесс псевдодемократических перемен, оказавшийся губительным для духовно-нравственного здоровья постсоветского общества. И вполне закономерным в этих условиях стал пересмотр Устава РПЦ, который закрепил большинство функций Поместного Собора за Архиерейским Собором, несущим всю полноту церковной власти.

Следует понимать, что вне поля подлинной церковной культуры и навыков решения насущных проблем в духе любви, послушания и свободы, любой Собор в лучшем случае рискует превратиться в своеобразный Гайд-парк, где главным мотивом действия всех участников будет желание высказаться и выразить свое мнение. В худшем случае такой церковный форум может оказаться во власти безответственных и фактически антицерковных сил, способных поставить Церковь либо на порог разрушительных реформ, либо вставить клин недоверия и непослушания между иерархией и народом Божиим. Русская Церковь в лице ее архиереев эту опасность разглядела и поставила спасительную ограду.
И все же здесь стоит задуматься над тем, почему стало возможным столь успешное и глубоко значимое проведение Поместного Собора 1917-18 гг., которому предшествовал столь длительный период церковного безмолвия. Мы увидим, что этому Собору предшествовал долгий период очень широкого и плодотворного обсуждения вопросов церковной жизни в духовной печати, затем последовало решение о рассылке анкеты для Преосвященных архиереев, посвященной формулированию наиболее насущных проблем. Развернутые ответы владык на предложенные вопросы вкупе с последующей многолетней деятельностью Предсоборного присутствия и определили столь конструктивный и эффективный ход соборных заседаний и решений. Собор готовился, таким образом, в течение более чем десяти лет. Осуществимо ли это сегодня? Как делегат прошедшего Поместного Собора, с надеждой скажу: да!

Возвращаясь мысленно к прошедшему Собору, вспоминаю, какой радостью было услышать неожиданно прозвучавшее предложение возродить форму предсоборного присутствия, как инструмента, улавливающего и аккумулирующего проблемы церковной жизни для их последующего соборного (пусть пока в формате Архиерейского Собора) богомудрого разрешения. К счастью, это предложение было услышано и поддержано новым Предстоятелем Церкви, и теперь нам остается надеяться, что эту историческую возможность возрасти в меру возраста подлинной церковной соборности мы сможем реализовать. Только бы не дать себя увлечь политиканством и реформаторским зудом, а понять, чего ждет от нас Господь, давший нам благодать и свободу эту благодать умножать.

И смею смиренно надеяться, что, проявив волю начать общецерковное обсуждение насущных вопросов жизни Церкви, Святейший Патриарх и Священный Синод проявят волю не замыкать это обсуждение привычными и удобными рамками московских Синодальных учреждений, а найдут формы и инструменты подключения к нему всех епархий Русской Православной Церкви. При этом очень важно помнить, что видение церковных проблем, и более того, само состояние церковного народа, его зрелость и благочестие, в пределах Поместной Церкви могут варьироваться в очень широком диапазоне. А любое общецерковное суждение должно пройти церковную рецепцию: церковное сознание плохо поддается насилию, даже совершаемому с благими намерениями. Церковь, как богочеловеческий организм, конституируется на принципах свободы и любви в неизмеримо большей степени, чем мы можем вообразить.

Трудно представить, какой формальный вид примет в итоге это предсоборное или межсоборное «вече». Хотелось бы только пожелать ему быть в своей деятельности авторитетным и конструктивным, чтобы поистине благая идея не утонула бы в бумаготворчестве и прекраснодушии — явлениях равно опасных и уже исторически застарелых.
 

26 февраля 2009 г.
Также читайте:
церковное управление
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нота как мишень
Для немногочисленных посвященных музыкантов узкий длинный зал в первом ярусе лаврской колокольни в Сергиевом Посаде — место поистине легендарное. Это постоянная репетиционная база основанного архимандритом Матфеем (Мормылем) братского хора Троице-Сергиевой лавры. Дождливым осенним вечером в гости к хористам впервые приехал регент Московского подворья — старший преподаватель Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Владимир Горбик. Не один — с десятком певчих своего клиросного хора. И не просто так, а для пользы дела — провести мастер-класс со студентами Московской духовной академии. Яркая, наполненная экспрессивными образами преподавательская манера Владимира Александровича помогла молодым людям за одну репетицию понять, при помощи какого приема клирошане создают атмосферу вечности, почему им категорически не рекомендуется петь «консерваторским» звуком и какую фразу знаменитого Шаляпина следует помнить в любое время дня и ночи.
9 октября 2019 г. 14:59