iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Культура
Выставка "Живые" в ДК МЭИ
29 мая 2018 г. 19:30
версия для печати версия для печати

«Живые» свидетельства веры в богоборческую эпоху

В ДК МЭИ открылась выставка «Живые», посвященная жизни христиан в послевоенное время. Здесь собраны самодельные иконы, сделанные из фотографий, самиздатские молитвословы, церковные календари и переписанные от руки акафисты, богослужебная литература, редкие экземпляры Священного Писания, изданные в СССР. В особый отдел экспозиции выделены духовные стихи и иные неканонические, но так или иначе отражающие народную религиозность, тексты. Все эти экспонаты создают наглядное впечатление о богоборческой эпохе и служат прямым доказательством того, что несмотря на репрессии и гонения вера в народе оставалась жива. 

      Однажды, в 1960-х годах сотрудники Государственной публичной исторической библиотеки стали свидетелями загадочного явления. Их читальный зал вдруг превратился в места нашествия странной для библиотеки публики - пенсионерок в платочках. Нет, никакого шума бабушки не производили, наоборот, вели себя тихо. Но, как выяснилось, из всего огромного фонда их интерес вызывала только одна книга - Библия. Когда об этом узнали товарищи, ответственные за идеологическое воспитание, то перед администрацией библиотеки встал вопрос об изъятии «Книги книг» из фондов. Но как это можно, если Библия постоянно в ходу у научной общественности? И тогда придумали компромиссный вариант, как в «Ленинке», где читатели находили Библию и другие религиозные книги не по названию в каталоге, а по шифру, передававшемуся из уст в уста. А в Исторической библиотеке просто переместили карточку из ящика с буквой «Х» - «Христос» - в ящик с буквой «Л» - «легенды о Христе». Библия осталась в библиотеке, но потаенно. Если кто-то ее спрашивал, ему говорили: посмотрите в каталоге на букву «Л». Эту и другие любопытные истории можно услышать на экскурсии на выставке «Живые» в ДК МЭИ.
      «Наша небольшая экспозиция в ДК МЭИ состоит из шести тематических разделов: самодельные иконы, предметы религиозного быта (деревянная пасочница, билет на Пасхальное богослужение в Елоховский сбор, фотографии и др.), богослужебная и религиозная литература, в том числе самиздатская, официальные издания Московской Патриархии, Священное Писание в том виде, в каком оно бытовало на пространстве СССР, и народное религиозное творчество», - рассказывает директор музея «Вера и люди в Советском Союзе» Ксения Толоконникова.
       Самодельные иконы, сделанные из раскрашенных фотографий и вставленные в рамки из подручных материалов, простые люди покупали на колхозных рынках. Наличие икон в домах советских граждан в 1950—1980-е годы не было поводом к административному и тем более уголовному преследованию, однако некоторое давление все же ощущалось. Оно было распределено неравномерно: деревенская бабушка вполне могла иметь в своей избе обихоженный красный угол с иконами, лампадой, вербами и т. д., а городским жителям, особенно представителям интеллигентных, «идеологически значимых» профессий (учителя, врачи, научные сотрудники) подобная роскошь была недоступна. Так появлялись потаенные иконостасы в буфетах и шифоньерах. Но чтобы иметь перед глазами священные изображения, интеллигенция покупала репродукции религиозных картин, например, «Явления Христа народу» Иванова. 
       А после того как в 1960 году в СССР торжественно отметили условное 600-летие Андрея Рублева, «прописку» в советском обществе получили и репродукции его икон. Теперь «Троица» за стеклом книжного шкафа ни у кого не вызывала вопросов - тем более, что советские искусствоведы подробно разъяснили широкому зрителю, как именно следует понимать творчество этого «великого художника Древней Руси».  
Особый интерес у заинтересованного посетителя выставки вызовут самиздатские книги, за перепечатку и распространение которых можно было получить тюремный срок. Например, ксерокопия зарубежного репринтного издания «Пути ко спасению» Феофана Затворника или перепечатанные на пишущей машинке молитвословы. Но большей частью молитвы, самой распространенной из которых был 90-й псалом («Живые помощи») переписывались от руки, с разной степенью грамотности и понимания смысла.
И молитвословы, и Священное Писание в Советском Союзе издавались - но далеко не в том количестве, которое могло удовлетворить спрос (характерно, что тираж в выходных данных не указывался). На черном рынке цена «советской» Библии могла доходить до 200 рублей. А покупка дореволюционного издания Священного Писания у букиниста часто была чревата общением с милицией. «Мама одной из наших собеседниц (музей занимается сбором не только артефактов, но и воспоминаний. - Прим. ред.), будучи студенткой психфака МГУ, купила Библию, - продолжает рассказ Ксения Толоконникова. - К ней подошли милиционеры и поинтересовались, зачем ей эта книга. Она быстро нашлась, показав студенческий билет и ответив, что ее интересует психология верующего человека. И встреча с милицией осталась для ее без последствий». 
       Официальными изданиями Московской Патриархии в 1940—1980-е были Журнал Московской Патриархии, церковные календари и сборник «Богословские труды». Последний издавался с 1960 года и представлял собой уникальное для советской эпохи издание. Достать «Труды» простому православному верующему было почти невозможно. Они, будучи изданы мизерным тиражом, почти нигде не продавались, за исключением редчайших мест — так, по воспоминаниям современников, «Богословские труды» можно было встретить в лавке виленского Свято-Духова монастыря.
      «Однако в них публиковались работы, имеющие действительную богословскую ценность и открывавшие перед читателем иную идеологическую, сравнительно с марксистско-ленинской, реальность, - говорит Ксения Толоконникова. - В частности, это были труды священника Павла Флоренского, Владимира Лосского. Такая «безоглядность» редколлегии и снисходительность цензуры объясняется во многом именно тем, что «Труды», изданные гомеопатическим по советским меркам тиражом, просто не могли найти дорогу к широкому читателю и потому были сравнительно безопасны».
      Что касается церковных календарей, то в них наряду с месяцесловом и необходимыми справочными материалами официального характера помещались богослужебные тексты, среди которых преобладали акафисты, — с тем чтобы в какой-то мере компенсировать нехватку богослужебной литературы, предназначенной для храмового и келейного употребления. Издания в основном распространялись в узком церковном кругу — среди людей, профессионально связанных с храмом.
Выставка организована музеем «Вера и люди в Советском Союзе» и храмом прп. Сергия Радонежского в Крапивниках совместно с Национальным исследовательским университетом «МЭИ». Она продлится до 18 июня. Время для свободного посещения - будни с 10 до 18 часов. Кроме того, можно записаться на субботнюю экскурсию по телефону музея: 8 (916) 889-7250.
Адрес выставки: ДК МЭИ (м.Авиамоторная, Энергетический проезд, дом 3, стр. 1). 
Справка
1945 год. В СССР действует 10 243 храма (Украина — 6072, РСФСР — 2297, Белоруссия — 633, Молдавия - 615, Прибалтика — 343. В остальных республиках- 83). 
1957 год. В СССР действует 13 478 храма и молитвенных дома. Число священников и дьяконов - 12 288 человек.
1966 год. В СССР действует 7 523  храма и 16 монастырей.
1967 год. Число состоящих на регистрации священнослужителей — 7410 человек.
В период 1961-1964 гг. в СССР осуждено по религиозным мотивам 1234 человека.  

 

29 мая 2018 г. 19:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи