iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Архив сайта

Распятое Косово

Косово распяли на кресте, и оно висит на нем вот уже пять лет. Как православный епископ Косово и Метохии я стою не только под крестом с распятым Косово, но и сам я распят на этом кресте. Поэтому мне тяжело говорить об этом. И все же я не могу молчать, ибо от меня ожидают, чтобы я говорил.

Что такое Косово для сербов? То же, что Иерусалим для еврейского народа. Косово было и осталось колыбелью сербской государственности, сербской культуры, сербской духовности. Там — наши глубочайшие корни, там — наши величайшие православные святыни, там — заветное наследие династии Неманичей.

Поэтому Косово означает не только географическое понятие. Это слово — символ духовных ценностей, вечных христианских ценностей, ради которых стоит жить, и ради которых стоит умереть. Такой духовный, мистический заряд слово Косово получило в далеком 1389 году, который разделил историю сербского народа на период до Косовской битвы и период после Косовской битвы. Святой князь Лазарь вступил в Косово Поле, чтобы бороться турецкими полчищами. Он не захватывал чужих земель, а защищал свою собственную, не пленил чужой народ, а защищал от плена свой собственный народ, не навязывал другому народу своей веры, а защищал свою веру от другого. Это и есть косовский выбор и косовский завет. Это оплот истории сербского народа. С тех пор Косово стало символом страдания за истину, за правду, за веру. За 600 с лишним лет, прошедших после Косовской битвы, в нашей истории было много страданий.

А что происходит сегодня? Сегодня мы находимся на высшей точке этих страданий. Однако причины страданий не вчерашние. Их корни уходят в глубину веков. Понадобится много времени, чтобы обо всем этом хотя бы вкратце рассказать. Поэтому мы обратимся лишь к самым последним событиям, начиная с июня 1999 года, когда вступила в действие международная миссия в Косово и Метохии.

Столкновение двух экстремизмов — сепаратистского стремления косовских албанцев и тоталитарного режима Слободана Милошевича — привело к трагическим столкновениям в Косово и Метохии, в которых пострадали невинные жертвы с обеих сторон (как сербов, так и албанцев), после чего начались трехмесячные бомбардировки силами натовского альянса. Сербии, особенно Косово и Метохии, был нанесен огромный материальный ущерб, не говоря уже о новых жертвах среди мирных жителей. Все с нетерпением ждали прекращения бомбежки, а мы в Косово и Метохии ждали еще и прибытия международных миротворческих сил. Мы были убеждены, что они действительно защитят мирных жителей от террористов. Наконец, 10 июня 1999 года был подписан договор о выводе подразделений югославской армии и сербской милиции из Косово и Метохии, что было условием окончания войны и прекращения натовских бомбардировок. К сожалению, прибытие сил КФОР не принесло «мирную жизнь всем гражданам», как говорилось в Резолюции Совета Безопасности ООН. Мир и свобода были даны только косовским албанцам. Для всех остальных, особенно для сербов, начался новый период страданий и неописуемых злодеяний, совершаемых над безоружным народом, который некому было защищать.

Вместе с международными силами в Косово и Метохию перебрались и организованные группы так называемой Освободительной армии Косово (ОАК), обучавшиеся в Албании, а также множество людей, никогда прежде не проживавших в Косово, но привлеченных туда неограниченными возможностями грабежа и насилия.

В течение всего лишь одного месяца в Косово и Метохию вернулись из Албании и Македонии больше 700 тысяч «албанских беженцев». Многие из них стали таковыми по подстрекательству и требованию ОАК или своих политических лидеров, с целью создания у мирового сообщества как можно более сильного впечатления о «гуманитарной катастрофе», чтобы тем самым оправдать интервенцию НАТО в Сербии.

Это была потрясающая картина. С одной стороны в край входили бесконечно длинные колонны торжествующих албанцев, ободренных сопровождающими их представителями КФОР, а в другую сторону двигались такие же длинные колонны новых беженцев — изгнанников-сербов и других неалбанцев — также в сопровождении КФОР. Силы КФОР не защищали сербов от насилия, а только облегчали их уход из Косово и Метохии. Множество злодеяний, убийств и грабежей совершалось на глазах солдат КФОР. Сербов выгоняли из домов и квартир на улицу, а силы КФОР лишь помогали им покинуть Косово.

За первые три месяца, с июня по сентябрь, из Косово и Метохии было изгнано 230 тысяч сербов и 50 тысяч других неалбанцев. Этот процесс продолжается и по сей день, хотя и замедленными темпами.

Таким образом, под «защитой» КФОР и под управлением комиссии ООН была произведена этническая чистка на всей территории Косово и Метохии, и особенно — в городах, которые до этого были в наибольшей степени многоэтническими. Теперь почти все города, за исключением Косовской Митровицы, где сербы еще держатся, остались без сербов. Печ, Джаковица, Призрен, Урошевац, Србица, Вучитрн, Клина, Исток... В Приштине в 1999 году проживало 40 тысяч сербов, а теперь едва ли осталось 200 человек, которые уже пять лет живут в абсолютной изоляции, не имея возможности даже выйти на улицу.

Ежедневно мы получали известия о гонениях, похищениях и убийствах сербов по всей территории Косовского края. Больше 1300 сербов были зверски убиты, столько же похищено, и об их судьбе до сих пор ничего не известно. Десятки тысяч домов сожжены или разрушены, сотни сел и деревень снесены дотла.

Несмотря на все это, в Косово осталась одна треть сербского населения — около 135 тысяч. Все они разбросаны по мелким или крупным анклавам, которые часто напоминают гетто или лагеря. Это «сербский архипелаг», островки которого окружены бушующим морем албанцев. Сербы, которые, несмотря на все страдания, скорби и притеснения, остались жить в Косово и Метохии, стали гражданами «вне закона» и лишены всех основных человеческих и национальных прав. Прежде всего, мы лишены права на жизнь. Каждый мог, да и до сих пор может напасть на серба, убить или похитить его, где бы он ни появился. Мы лишены права на свободу передвижения, поскольку за пределами этих анклавов мы долгое время не могли ни одного шага сделать без сопровождения солдат КФОР или международной полиции. Сербы лишены и права на труд. С возвращением албанцев сербы уволены со всех своих рабочих мест, выгнаны из своих предприятий, фирм и вообще из всех учреждений. Они не могли даже обрабатывать свои нивы и огороды, поскольку и там подвергались нападениям, и там их убивали или похищали албанские террористы ОАК. Сербы также лишены адекватного здравоохранения, поскольку все больницы и клинические центры по всем городам захвачены албанцами и стали моноэтническими. В больницах больше нет ни одного врача-серба и ни одного пациента-серба. Исключением является лишь больница в Северной Митровице, где сербы еще держатся. Система образования, все школы и учреждения также захвачены албанцами. Сербские дети чаще всего вынуждены учиться в частных домах или подвалах.

Такое состояние и такая жизнь сербов продолжается и по сей день. Правда, нападения и убийства стали менее интенсивными, но не потому, что степень безопасности повысилась, а за счет того, что во многих местах уже нет сербов, так что просто некого убивать. Но подобные тенденции все еще господствуют в Косово. Достаточно вспомнить те злодеяния и насилие, которые были совершены над сербами в прошлом, 2003 году.

Много времени и много бумаги понадобится, чтобы хотя бы упомянуть все случаи нападения на сербов. Но и то, что уже сказано, дает ясную картину апартеида, который господствует в Косово и Метохии, в присутствии и под управлением международного сообщества.

Албанские экстремисты стремятся уничтожить все, что имеет какие бы то ни было сербские признаки. Главной их мишенью являются наши храмы и монастыри. Точное число разрушенных и поврежденных святынь в Косово и Метохии установить невозможно, поскольку мы не имеем свободного доступа ко всем местам, даже в сопровождении сил КФОР. Достоверно известно, что в течение первых трех месяцев (с июня по сентябрь) в 1999 году было разрушено свыше 50 храмов, а до конца года это число повысилось почти до 100. Сегодня мы знаем про 115 разрушенных и оскверненных церквей и монастырей, которые были построены в период с XII по XX век. Многие из них устояли 500 лет под турецким игом, но не могли устоять всего лишь один год в состоянии международного мира. Это лучше всего показывает, какой мир получили мы, сербы, в Косово и Метохии.

Уничтожение сербских православных храмов и монастырей, кладбищ и памятников культуры — это лишь часть обширной албанской стратегии, целью которой является изменение не только демографического, но и культурно-исторического статуса Косовского края. В то же время новейшая албанская историография и система образования приписывают ложное происхождение и принадлежность некоторым нашим великим святыням, таким как Дечани и Печская Патриаршия, Богородица Левишка и Грачаница. В этом процессе постыдную роль играют и некоторые римско-католические круги, которые отстаивают теорию, согласно которой сербы будто бы «оккупировали» албанские католические храмы. Марко Сопи, римско-католический епископ в Призрене (по происхождению албанец), в своем интервью, опубликованном Каритасом Виченца в книге о Косово, решительно оправдывает уничтожение сербских храмов после войны, называя их «политическими» храмами, хотя многие из них построены в XII—XV веках.

Нападения на храмы Сербской Православной Церкви продолжаются и по сей день. Последний случай — повреждение церкви в поселении Горня Брница под Приштиной в самый канун Рождества. О том, что сербские церкви и монастыри, а также и сербские православные кладбища все еще остаются предметом разрушительных стремлений албанских экстремистов, свидетельствуют и два недавних события. Во время первомайских праздников в 2003 году албанцы осквернили одиннадцать сербских могил в селе Житине недалеко от Витины. Из этого села сербы были изгнаны еще летом 1999 года. После этого албанцы принялись разрушать сербское кладбище в Витине, где они вырвали и бросили надгробный деревянный крест только что похороненной сербки. Под вечер 10 мая албанские хулиганы забросали камнями сербский православный храм Святого Николая в Приштине и разбили в нем все окна. Они забросали камнями и дом священника Мирослава Попадича. Это повторялось много раз в течение минувшего года. Все наши протесты и призывы к международным силам защитить храм и священника были встречены невозмутимым молчанием.

Наряду с нападениями, минированием и разрушением наших храмов и монастырей, кладбищ и памятников, в последнее время албанские экстремисты пытаются довершить дело этнической чистки и захвата наших святынь через создание различных временных учреждений, поскольку международная администрация передает свои полномочия косовским (а это значит албанским) учреждениям. Так в январе 2003 года Министерство образования Косово выступило с инициативой снести недостроенный православный храм Христа Спасителя в центре Приштины. Благодаря протестам, направленным в международную администрацию, и предъявлению соответствующих документов с разрешением на приобретение площади и постройку храма, нам удалось оспорить эту инициативу. К сожалению, судя по всему, это только временный успех.

Храм Христа Спасителя своей монументальностью уже долгое время колет глаза албанским экстремистам. Поэтому в конце декабря того же 2003 года муниципалитет Приштины снова произвел атаку на имущество Сербской Православной Церкви и на храм Христа Спасителя, приняв решение о лишении Сербской Православной Церкви права на использование площади в центре города — именно той площади, на которой воздвигнут храм Христа Спасителя. Мы вновь встали на защиту своих законных прав, и снова международная администрация приостановила это беззаконное решение, но именно приостановила, а не полностью отменила, так что мы не знаем, что будет в этом плане происходить в дальнейшем.

Эти новые злодеяния по отношению к сербскому народу в Косово и Метохии, особенно покушения на наши святыни, ясно показывают, что обстановка в Косовском крае отнюдь не стала лучше и что сербы и их святыни все еще подвергаются открытым гонениям, причем все это происходит в присутствии и под управлением международных сил Организации Объединенных Наций.

После этого краткого обозрения очевидно, что перспектива выживания сербов в Косово и Метохии, особенно возвращения изгнанных, довольно печальна. О том, что в Косово и Метохии господствует настоящий хаос, ответственность за который несет международная администрация, недавно заявил спецпредставитель по защите прав человека в Косово Марек Новинки в своем официальном докладе, представленном им в Приштине. По его словам, Косово все еще представляет собой «черную дыру» Европы и мира в отношении человеческих прав, причем международная администрация продолжает игнорировать все факты, свидетельствующие об этом.

Завершим наше выступление данными, которые недавно сообщил Координационный центр по Косово и Метохии. Согласно докладу этого Центра, «в течение четырех с половиной лет управления международной администрации в Косовском крае, от 10 июня 1999 года до конца 2003 года, совершено 6392 нападения на сербов. 1197 человек убито, 1305 получили ранения, 1138 похищено. Сегодня известно, что 155 похищенных убито, 13 удалось бежать, а 95 человек отпущены на свободу, тогда как судьба остальных 863 сербов все еще неизвестна».

Нам остается молиться и надеяться, терпеть и оставаться в нашем мученическом Косово и Метохии, рядом с нашими святынями, рядом с могилами наших предков, с уверенностью в том, что у Бога есть решение и этой проблемы.

Ключевые слова: катастрофа, Сербия
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи