iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Пастырское воспитание души
«В воскресенье, 11 ноября 1800 года, в Петропавловском соборе начался благовест к Литургии. После Литургии отправлен был молебен в начале учения отроком, и по окончании оного при колокольном звоне был крестный ход в дом, предназначенный для помещения семинарии. В доме сем Его Преосвященством совершено было водоосвящение и сам владыка Иоанн окропил все комнаты освященной водой. По окончании церемонии префект семинарии Василий Максимович Квашнин говорил длинную речь на русском языке. Затем следовали между избранными учениками латинские стихи и короткие речи на русском, латинском и греческом языке. Торжество окончилось пением концерта». Так описано в рукописи, принадлежащей Евпраксии Гавриловне Сведомской, открытие Пермской духовной семинарии — старейшего учебного заведения на Урале. PDF-версия.  
9 сентября 2021 г. 15:00
Ковчег для Заступницы усердной
Это событие вышло за рамки церковного торжества, став заметной вехой в жизни и Татарстана, и всей России. Ему сопутствовала Международная научно-практическая конференция «Чудотворный Казанский образ Богородицы в судьбах России и мировой цивилизации». Само же торжественное богослужение посетили как представители государственной власти Российской Федерации — спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко и начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов, — так и исламское духовенство во главе с председателем Центрального духовного управления мусульман России верховным муфтием шейх-уль-исламом Талгатом Таджуддином. Это не случайно: Казанская икона Божией Матери прочно вошла в историю Отечества, освятив своим сиянием века бытования всех народов России, а место ее чудесного явления свято для каждого соотечественника. PDF-версия.
6 сентября 2021 г. 13:45
Православие как судьба
Традиция получения образования в российских духовных школах иностранными студентами имеет давние корни. В XIX веке Россия оказалась не только оплотом Православия в мире, но и центром церковного образования. Начиная с 1850-х годов в российских духовных академиях и семинариях получали образование греки, болгары, сербы, черногорцы, а также сирийцы. Одни из них после учебы возвращались на родину, другие оставались в России. Среди иностранцев-выпускников были будущие архиереи, богословы, церковные деятели. Сегодня среди иностранцев по-прежнему популярна идея получения богословского образования в России. Какое применение они планируют найти знаниям, полученным в российской духовной школе, легко ли дается изучение предметов, о чем они мечтают и планируют ли служить на родине, отправился выяснять корреспондент «Журнала Московской Патриархии» в Санкт-Петербургскую духовную академию. PDF-версия.  
31 августа 2021 г. 14:30
Документы
ЖМП № 12 декабрь 2011 /  5 января 2012 г. 19:10
версия для печати версия для печати

Материальное обеспечение православного приходского духовенства в Российской империи

Со времён петровских преобразований Православная Церковь включена в государственный аппарат Российской Империи; власть стремится использовать духовенство на местах как проводника государственной политики. Прекращение практики избрания причта приводит к разрыву личных связей между прихожанами и духовенством и ставит перед государством вопрос о необходимости материальной поддержки духовенства. Особо остро вопрос обеспечения касался сельских приходов, в городах и монастырях духовенство было традиционно более обеспечено.

Традиционные способы материального обеспечения православного приходского духовенства

К числу традиционных способов материальной поддержки духовенства следует отнести наделение его землей, плату за выполнение треб, узаконенную ругу в некоторых областях или сбор добровольных приношений с прихожан (1).

а) Земля

Основным источником дохода и пропитания для населения России была земля. Если монастыри получали значительные земельные пожертвования и владели крупной недвижимостью, то приходское белое духовенство традиционно в России по уровню своего благосостояния сближалось с окружающим его населением: в городе было более обеспечено, в селе — менее. Характерно, что, в отличие от Западной Европы и Речи Посполитой, на Руси практика пожертвования недвижимости приходским церквам не была распространена: все пожертвования и вклады делались в монастыри, поэтому приходские причты не обладали независимым источником дохода. Вторым фактором, не способствовавшим накоплению капитала и недвижимости на приходах, был тот факт, что русское приходское духовенство было традиционно женатым и многодетным, что порождало проблемы обеспечения семьи, раздела имущества, наследования прихода. Однако в России до XVIII века вопрос обеспечения приходского духовенства решался самими прихожанами: они выбирали причт, они же несли ответственность за их обеспечение (2). В некоторых регионах практика выборности причта и заключения с ними договоров о содержании сохранялась до конца XVIII века.

Однако государство иногда брало на себя заботу об обеспечении причтов приходских церквей, которые, как правило, находились в городах, или на окраинах, или в бедных местностях. Государство пыталось решить проблему обеспечения духовенства традиционным способом: наделить духовенство землей. Наделение церковных причтов землей получило распространение с середины XVII века. Превращение обработки земли в основной источник обеспечения духовенства сближало последнее с крестьянством (3) и, по мнению многих современников, отвлекало духовенство от прямых обязанностей (4). Во время государственного межевания (особенно начиная с 1765 года) обеспечение духовенства землей приняло систематический характер: было предписано отводить приходским церквам, находящимся на помещичьей земле, по 33 десятины, а имевшиеся ранее в распоряжении духовенства земли оставлять в пользовании, но прикреплять к церквам (5). В принципе наделение духовенства землей решало проблему обеспечения их самым необходимым пропитанием, однако если на землях, населенных государственными крестьянами, выделение наделов шло вполне успешно, то в частновладельческих имениях помещики и крестьяне весьма неохотно выделяли эту землю, и процесс обеспечения духовенства землей был растянут до середины XIX века.

Следует оговориться, что духовенству было законодательно запрещено приобретать населенные крестьянами земли и владеть ими, этим правом обладало только одно привилегированное сословие — дворяне.

Наделение церковных причтов землей заключало в себе ряд сложностей и принципиальных недостатков: по мнению современников, у духовенства, работавшего наравне с крестьянами для обеспечения себя пропитанием, не оставалось времени и возможности на выполнение своих прямых церковных и гражданских обязанностей. Именно этот момент, а также сближение духовенства с крестьянами, следствием чего стало его участие в крестьянских волнениях, привело к тому, что Павел I указом от 18 декабря 1797 года запретил духовенству обрабатывать церковные наделы своими силами, а обязал это делать крестьян, входивших в состав прихода (6). Однако этот указ вызвал недовольство, «поставляя священно- и церковнослужителей в беспрерывной зависимости от прихожан в насущном их хлебе… [при этом] налагая на сих последних новую и необычайную им повинность», уничтожал «между ими тот союз мира, любви и доброго разумения, каковой между всеми сынами церкви, а паче между пастырями и стадом их словесным вера полагает» и был отменен Александром I указом от 3 апреля 1801 года (7).

б) Плата за требы

Еще в XVIII веке сложилось две концепции отношения к оплате требоисправлений. С одной стороны, предпринимались попытки оплату треб отменить. Еще «Духовный Регламент» предлагал с введением приходских штатов и прикреплением определенного числа дворов к приходу назначить и подворный налог (или, как это тогда называлось, обязательную ругу) для обеспечения духовенства конкретного прихода (8). В «Прибавлении к “Духовному Регламенту”» опять же было отмечено, «понеже намерение есть Его Императорского Величества так церкви распорядить, чтобы довольно ко всякой число прихожан было приписано, и определить, что всякий приходской человек должен в год причту своея церкви… того ради… Святейший Правительствующий Синод, согласясь с мирскими честными властьми, сочинит совет и намеренное определение уставит», и после этого священники не должны будут взимать плату за требы (9). Однако план введения ежегодного налога так и не был реализован. Отголосок его виден в распоряжении причтам собирать на раскольничьих приходах с каждой приходской души «по гривне в год да по гривне же с каждого погребения, рождения, брака» (10).

С другой стороны, было распространено мнение, что плата за требы — вещь неизбежная. Поэтому государством предпринимались попытки регламентировать оплату треб. Но с прекращением выборов духовенства (11) прекратилось и заключение с ними договоров общины об их содержании, а значит, 1) вопрос о том, кто должен обеспечивать содержание приходского духовенства, оказался открытым; 2) духовенство вынуждено было заниматься сборами натуральных продуктов и требовать оплаты треб, поскольку они являлись единственным источником их существования; 3) прихожане не могли ограничивать требования духовенства (12). В 1765 году был принят сенатский указ, который ввел таксу за оплату основных требоисправлений (13). Были предложены следующие расценки: при молитве над родительницей — 2 коп.; при совершении крещения — 3 коп.; при совершении брака — 10 коп., при погребении возрастного — 10 коп.; при погребении малолетнего — 3 коп. Указ запретил брать плату за исповедь и причащение, а оплату всех остальных треб признал вполне возможной.

Однако, как показывают исследования историков XIX века, расценки, предложенные Сенатом, оказались чрезвычайно занижены по сравнению с практикующейся оплатой (14), фактически не исполнялись и никоим образом не могли решить проблемы обеспечения духовенства (15).

в) Руга

Кроме платы за требы многие церкви еще с допетровских времен обеспечивались также ругой (плата причту в виде жалования). Руга могла выдаваться либо из государевой казны, либо помещиком, на земле которого находилась церковь, либо местным населением деньгами или натурой. В начале XVIII века правительство пыталось отменить государственную ругу вообще (16). После секуляризации церковных земель были составлены штаты церквей, нуждавшихся в обеспечении, однако в них были включены только городские церкви. С 1786 года в результате деятельности комиссии о церковных имениях размеры руги во многих местах были сокращены или даже упразднены, а руга стала полностью и повсеместно денежной (17), однако на сельские причты она не распространялась. Некоторые причты в начале XIХ века по‑прежнему получали ругу от помещиков или от приходов (в Юго-Западной Руси), но нестабильно. В XVIII — первой половине XIХ века неоднократно издавались распоряжения о том, что строить новые церкви можно только при назначении им постоянной руги или в случае предоставления прихожанами гарантии о назначении причту стабильного жалования (18).

ЖМП продолжит публикацию материалов, посвященных истории материальной поддержки православного духовенства в Российской империи, в 2012 году.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Извлечение из отчета обер-прокурора Св. Синода за 1867 г. СПб., 1868. С. 292–301.

2. Стефанович П. С. Приход и приходское духовенство в России в XVI–XVII вв. М., 2002. С. 109–168.

3. Смолич И. К. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 8. Ч. 1. С. 366.

4. Сочинения Ивана Посошкова. М., 1863.

5. Полное Собрание Законов Российской империи (ПСЗ). Т. 16. № 12 570.

6. ПСЗ. Т. 24. № 18 273; Т. 25. № 18 316.

7. ПСЗ. Т. 26. № 19 816.

8. ДР. Ч. 3. П. 13.

9. Прибавление к Духовному Регламенту. О священстве. П. 21, 22.

10. ПСЗ. Т. 6. № 4009. П. 23.

11. См. о выборном начале: Морошкин М. Я. Выборное начало в духовенстве. СПб., 1870.

12. Любимов С. О способах содержания русского духовенства в XVII и XVIII столетиях // Православный Собеседник. 1865. Ч. 1. Крыжановский Е. Очерк быта малороссийского сельского духовенства // Руководство для сельских пастырей. 1861; 1862; 1864; Лазаревский А. М. Очерки из быта Малороссии XVIII в. // Русский архив. 1871; Розанов Н. История Московского епархиального управления со времени учреждения Св. Синода (1721–1821). М., 1869.

13. ПСЗ. Т. 7. № 12 378.

14. Любимов С. О способах содержания русского духовенства в XVII и XVIII столетиях // Православный Собеседник. 1865. Ч. 1.

15. Официальные расценки оплаты треб были увеличены в 2 раза указом от 3 апреля 1801 г. и «на волю прихожан оставлено давать духовенству и больше положенного, без всякого однако со стороны духовных притязания и домогательства» // ПСЗ. Т. 26. № 19 816; РГИА. Ф. 796. Оп. 107. Д. 460. Л. 226.

16. См.: Смолич И. С. История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 8. Ч. 1. С 362.

17. Ругу в размере 22 605 р. получали 202 храма (из них 28 соборов).

18. ПСЗ. Т. 11. № 8625; Т. 14. № 10 665, 10  780; Т. 26. № 19 572; Т. 35. № 27 405.

 

 

5 января 2012 г. 19:10
Ключевые слова: XIX век, духовенство
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Второе явление Спаса Нерукотворного
На июньском Синоде (см. Журнал № 36) в общецерковный месяцеслов было внесено празднование 24 мая (6 июня) явления в Ярославле чудотворного образа Спаса Нерукотворного. В апреле этого года одна из древнейших и почитаемых святынь Ярославской земли (наряду с Толгской иконой Божией Матери) была торжественно передана из фондов городского художественного музея на хранение в Спасо-Афанасиевский монастырь. Явленный больше четырех столетий назад образ Спасителя был изъят вместе с другими церковными ценностями в начале 1930-х годов и долгие десятилетия считался навсегда утраченным. Несколько лет назад благодаря сотрудничеству Церкви и музея чудотворный образ был найден, отреставрирован и из музейного хранилища перенесен в храм для всенародного поклонения. PDF-версия.
13 октября 2021 г. 17:00