iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Пастыри с открытым сердцем
На заседании Священного Синода 25 августа 2022 года было утверждено Положение о Центре поддержки миссионерских станов при Синодальном миссионерском отделе с целью  дальнейшего развития миссионерской работы в отдаленных регионах России (журнал № 86). Согласно Положению, основными задачами центра являются открытие и развитие миссионерских станов на Дальнем Востоке, Сибири и Крайнем Севере; их кадровое обеспечение; проведение социологических, аналитических исследований состояния «миссионерского поля» Русской Православной Церкви в местах расположения миссионерских станов, а также предложения по организации работы миссионерских станов; обучающие мероприятия, в том числе семинары, конференции и рабочие встречи по проблемам деятельности и развития миссионерских станов. Центр поддержки возглавил митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. С какими проблемами сталкиваются проповедники сегодня и что необходимо для повышения эффективности их служения, узнал корреспондент «Журнала Московской Патриархии». PDF-версия.
14 ноября 2022 г. 15:00
Наследники древней Алании
Северная Осетия — вершина айсберга индоевропейской цивилизации на Кавказе, уходящего в глубины океана истории. Храмы и святилища, наскальные крепости и сторожевые башни, руины древних городов и родовые склепы в горах и ущельях, завораживающих своей красотой, — все это зримые следы исчезнувшей страны, имя которой Алания. По церковному преданию, христианство аланам проповедовали святые апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит, в сонме мучеников раннего Средневековья сияют имена аланских святых. В XVIII веке после присоединения к России православная вера стала связующей нитью двух народов. Сегодня потомки древних алан строят храмы, служат ближнему, занимаясь социальной работой, сохраняют память о пострадавших за веру и ратуют за богослужение на осетинском языке, в чем видят источник духовного просвещения своего народа. PDF-версия.
20 сентября 2022 г. 16:00
Крест на плацу
Исправительную колонию ИК-18 в Ардатове клирик Знаменского храма протоиерей Михаил Резин посещает с 1992 года. На этом месте до революции располагался Покровский женский монастырь, основанный в начале XIX века по благословению преподобного Серафима Саровского. После того как обитель ликвидировали, здесь была детская коммуна, похожая на ту, которая описана в повести Антона Макаренко «Педагогическая поэма», затем содержались несовершеннолетние преступники, а десять лет назад учреждение перепрофилировали в женскую исправительную колонию. Какова специфика окормления осужденных женщин, как здесь нужно расставлять акценты на проповеди, каких тем лучше избегать в разговоре и в чем заключаются истоки женской преступности, священник рассказал «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.
19 мая 2022 г. 13:00
Интервью
Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий
ЖМП № 12 декабрь 2021 /  16 декабря 2021 г. 16:30
версия для печати версия для печати

Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий: «Поездки по сельским приходам — самая большая радость для меня как правящего архиерея»

В уходящем году Тверской епархии исполнилось 750 лет. Праздничная Литургия по поводу столь значительного юбилея состоялась в Спасо-Преображенском соборе Твери. Этот храм, основанный первым Тверским епископом святителем Симеоном, несколько веков был кафедральным собором епархии, а в 1935 году большевики его взорвали. Нынешний правящий архиерей Тверской епархии митрополит Тверской и Кашинский Амвросий рассказал «Журналу Московской Патриархии», как уже в процессе воссоздания собор наполняется жизнью, зачем архипастырь недавно пригласил директоров школ на совещание в один из монастырей, часто ли он видит страх в глазах подчиненных и каким образом удалось прекратить поток жалоб в епархиальное управление от мирян.  PDF-версия.

Даешь молодежь!

— Ваше Высокопреосвященство, в прошлом году вы прошли через две знаковые даты вашей биографии: полувековой юбилей и 15-летие архиерейской хиротонии. Вспомните, пожалуйста, основные вехи вашего епископского служения. Что больше всего на этом пути запало в душу?

— Получилось так, что я чуть ли не всю жизнь провел в учебных заведениях. С учетом моего студенчества, в Московской духовной академии пробыл в общей сложности десять лет, столько же в Санкт-Петербургской духовной академии. Присутствуют в послужном списке и другие духовные школы, так что можно сказать, что бо́льшую часть сознательной жизни я пробыл либо на студенческой скамье, либо близ нее — как ректор или сотрудник вузовской администрации. То есть я все время общался с молодежью, вращался в студенческой среде. А для пастыря это очень благодатно! У молодежи горят глаза. Ей всегда присущи сильная, хотя в чем-то и наив­ная, устремленность, романтизм в хорошем смысле слова. Работая в духовных школах, ты этим буквально живешь и не стареешь. Когда самый знаковый ректор Санкт-Петербургской духовной академии ХХ века Святейший Патриарх Кирилл говорил, что годы ректорства — счастливейшие в его жизни, я не понимал, что он имеет в виду. А теперь смысл тех слов мне открылся.

С назначением на Тверскую кафедру я оказался в принципиально иной ситуации. Молодежи, тем более церковной, здесь сравнительно немного. Внутренне мне приходится перестраиваться и в какой-то степени взрослеть. Собственной духовной школы в нашей митрополии нет. И привычной семинарской среды мне не хватает, особенно при развенчивании некоторых присущих образу Церкви стереотипов. Я как раз считаю, что Церковь молода и останется вечно молодой, и наша задача — демонстрировать это миру.

— Если церковная молодежь в Тверской области не преобладает, а собственной семинарии в митрополии нет, где вы черпаете пополнение пастырских кадров?

— Последние годы студенты из Тверской мит­рополии направляются для обучения в Московскую духовную академию и на заочный сектор Санкт-Петербургской духовной академии, где поддерживается высокий стандарт преподавания. Специфика наших мест еще и в том, что существующий штат пастырей на девять десятых не имеет систематического духовного образования: в основном его представители заканчивали заочные отделения семинарий. Причины понятны. Эти люди рукополагались в 1990-е годы, когда не только не было сил и физической возможности учиться, но даже священноначалие не отпускало с приходов: нужно было начинать служить, причем немедленно. Мы в меру своих сил работаем над этим: для повышения образовательного уровня духовенства устраиваем пастырские конференции и лекции. Кстати, в этом году решили провести, пусть и в несколько усеченном виде, епархиальное собрание — в отличие от прошлого года, когда оно не состоялось в силу известных ограничений.

Но духовное образование — это не только получение необходимых знаний, но и бережная огранка личности пастыря самой средой духовной школы. Некоторая доля наших священно­служителей имеет дипломы Тверского государственного университета. Кафедра теологии там специальная, выпускникам бакалавриата выдаются дипломы государственного образца. Но образование это все же не духовное, а светское, которое студенты получают по заказу государства. Кстати, контрольные цифры приема там весьма скромные.

Конечно, есть сильные церковные округа в направлении работы с молодежью, например Кимрский. Конаково известно хоровой школой для мальчиков с богатейшей историей. Благодаря бессменным руководителям протоиерею Вадиму Махновскому и его супруге этот коллектив живет и развивается. В том же Конаковском районе действует созданная уже почившим протоиереем Борисом Ничипоровым прекрасная детско-юношеская творческая мастерская «Новая Корчева», воспитавшая сотни прекрасных музыкантов, певцов и художников. Создан в епархии молодежный церковный хор, который часто поет за архиерейскими богослужениями. Я постоянно вижусь и общаюсь с верующими молодыми людьми. Вместе участвуем в разных событиях епархии, в делах милосердия, в которых нуждаются другие люди. Вместе не раз ходили в кино: смотрели фильмы «Где ты, Адам?» и «Человек Божий», потом их обсуждали. Недавно встретился со студентами наших вузов в Путевом дворце, прошли по всему зданию-музею. Пока желаемое более регулярное общение с молодежью сковывает отсутствие доступной и удобной площадки, где священники, и я в том числе, могли бы встречаться с юношами и девушками. Для них ведь важно, чтобы такое место было красивым, светлым, комфортным. Надеюсь, скоро оно у нас появится.

Работаем и с молодыми людьми, еще далекими от Церкви. Чаще всего это происходит на Александро-Невском приходе Твери. Инославные молодые люди, в основном наши тверские спортсмены, вместе с православными активно участвовали в массовом крестном ходе в честь 500-летия обретения мощей преподобного Макария Калязинского в качестве волонтеров.

На селе школьники в составе предметной области Основ религиозных культур и светской этики часто выбирают ОПК. В Твери соответствующий процент меньше, но мы продолжаем работу в этом направлении и с родителями, и с педагогами. Так, недавно собрали представителей школьных администраций в Успенском Старицком монастыре. Дали небольшой концерт духовных и светских песнопений, за столом с нехитрым угощением в неформальной обстановке обсудили насущные проблемы духовного просвещения. Под конец встречи одна директор так растрогалась, что произнесла буквально следующее: «Я только теперь поняла, что неправильно воспитываю детей. Завтра же соберу совещание, где расскажу, что и как надо менять!»

— В Тверской епархии довольно много монастырей, да и монашествующих прилично: если посчитать мужчин и женщин, в общей сложности наберется под две сотни. Чем, на ваш взгляд, это объясняется?

— Видимо, сама история епархии побуждает верующих к тому, что в молитве и богослужении они стремятся к монашескому уставу. К примеру, в нашем кафедральном соборе за богослужением неукоснительно поются все положенные стихиры. Вообще наши земляки монастыри любят. Самая посещаемая обитель — мужская Нило-Столобенская пустынь (хотя в наши дни паломников там меньше, чем до революции, когда она не уступала по этому показателю даже Троице-Сергиевой лавре). Сегодня приток желающих принять иноческий и монашеский постриг все же сократился: видимо, люди по сравнению с 1990-ми годами менее готовы к целожизненному подвигу, более прагматичны в земном измерении. На мой взгляд, главная задача насельников в мужских монастырях — стать преемниками монашеской традиции. Ведь монастырь — это не просто здание, где люди одного пола ходят в одинаковой черной одежде, а преемство духа. В этом смысле на Тверской земле монашествующие обходятся без тех или иных крайностей. Обителей со строгим, трудновыполнимым уставом у нас нет. Более строгое общежитие в Нило-Столобенской пустыни и Николаевском Малицком монастыре, нашем «тверском Афоне», где богослужения совершаются по уставу Святой Горы (но постоянных ночных бдений при этом нет). По количественному составу монастыри разные. Есть по нескольку десятков насельников, а есть и по несколько человек. Монастырь как организм живет своей самостоятельной жизнью, и нельзя насильно добиваться того, что должно приходить естественным образом. У нас есть и несколько монастырских подворий, где подвизаются один-два человека. Некоторые из них, верю, со временем смогут стать полноценными обителями.

— В современных женских монастырях иногда можно видеть, как сестры слишком увлекаются хозяйственными вопросами, условно говоря, не отрываются от грядок в теплицах. Как найти здесь нужную меру?

— Святой Венедикт в свое время вывел замечательную формулу: молиться, трудиться и отдыхать монашествующим следует поровну — по восемь часов ежесуточно. Прежде всего нужно помнить, что хлопоты по хозяйству все же не заменяют молитвы. Думаю, им надо уделять ровно столько времени, сколько необходимо для потребностей собственной жизни обители. Ну и конечно, не забывать при этом о социальных учреждениях, если при том или ином монастыре они действуют, о делах любви и милосердия. К примеру, при наших женских монастырях открыты два дома-школы для детей: для девочек в Вознесенском Оршином и смешанный в Богородицком Житенном монастырях. Но это все же отдельное, самостоятельное направление жизни обители.

Где-то между Петербургом и Москвой

— Все ли приходы епархии вы объехали?

— Пока еще не все. Но подписал уже 238 антиминсов (я всегда это делаю, когда приезжаю как правящий архиерей на приход впервые). До назначения на Тверскую кафедру в здешних местах бывать не доводилось. Но когда прибыл сюда, почувствовал, будто вернулся домой. Возможно, оттого, что это моя первая кафедра, и конечно, колоссальную роль играет множество здешних святынь. Духовно мне здесь очень комфортно.

Тверитяне — люди с непростым характером, да еще и между собой от района к району сильно различаются. Настоящий бич нашей земли — малонаселенность, впечатление от которой усиливает изолированность деревень и сел друг от друга протяженными водными преградами, это около тысячи больших и малых рек, множество озер и болот. Ситуация, при которой к одному приходу приписаны по пять – десять храмов, для нас обыденная. Многие села разрушены и вымерли, сотни храмов уже в прошлом веке не подлежали восстановлению: рядом просто физически не осталось людей.

— Что же делать с такими храмами? Спокойно смотреть, как продолжают рушиться руины, в которые они превратились?

— Мне кажется, гораздо справедливее этот вопрос задать не Церкви, а государству. Ведь это в результате государственной политики деревни признавались неперспективными, а селяне массово переезжали и продолжают перебираться в города. Да, до сих пор многие опустошенные храмы состоят на государственной охране как памятники. Но даже в случае гипотетического их восстановления кто будет поддерживать в них жизнь? Приход там создать невозможно — попросту не из кого. Есть счастливые исключения. К примеру, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет отстроил новую деревню в пределах села Никольское в Калязинском районе и возвел храм. Сотрудники университета отдыхают там летом, составляя временный приход, в котором естественным образом окормляются и живут полноценной церковной жизнью несколько местных жителей. У села Покровское в Кимрском районе прихожане из московского храма во имя Марона Пустынника построили целое поселение. Они теперь церковь и наполняют, а редкие местные жители в их среде растворяются. То есть в таких случаях регулярная церковная жизнь продолжается хотя бы в сезонном варианте.

Конечно, там, где храм в статусе архитектурного памятника пребывает в плачевном состоянии, но приход, пусть и небольшой, фактически существует и действует, мы находим возможность здание хотя бы законсервировать: проводим минимальный ремонт, перебираем и латаем кровлю. Если богослужения там совершаются не регулярно, а от случая к случаю, назначаем ответственного прихожанина, который присматривает за зданием. Но все архитектурное наследие области епархия восстановить, конечно, не в силах. Вот недавно государственные органы предлагали нам взять на баланс десятки объектов культурного наследия, имевшие некогда церковное предназначение, вплоть до усадеб, оград и ворот. Да у нас даже в городах, в том же Калязине, многие храмы до сих пор отапливаются дровами, а на острове, где был прежде знаменитый монастырь и подвизался преподобный Макарий Калязинский, нет ни электричества, ни газа — нам бы изыскать средства, чтобы перезимовать! Кстати, только что нашли благотворителя, который согласился неимущим прихожанам нашей епархии на зиму передать по десять кубометров дров. Сейчас собираем по церковным округам сведения, чтобы помощь оказалась адресной, — и это поистине большое дело!

— С точки зрения российского обывателя, Тверь затерялась где-то между Москвой и Санкт-Петербургом. А к какой из столиц она ближе, по вашему мнению?

— В Твери часто шутят, что у нас два пригорода: Москва и Санкт-Петербург. Территориально мы ближе к Москве. Но с ней у тверитян исторически были сложные отношения, не в последнюю очередь потому, что Тверь в свое время претендовала на роль центра Отечества. С основанием Санкт-Петербурга коренные тверитяне часто перебирались туда, и сейчас корни многих жителей северной столицы происходят из Калязинского, Кашинского, Бежецкого районов. Я бы сказал, что ментально Тверь ближе к Санкт-Петербургу, а в церковном плане, конечно, к Москве.

Очень жаль, что ни по качеству, ни по уровню жизни мы пока не можем составить достойную конкуренцию этим мегаполисам. Природа здесь красивейшая, земля благодатная — и втройне больнее видеть опустевшие деревни. А ведь Тверской регион обладает колоссальнейшим туристическим потенциалом, взять хотя бы Торжок с его замечательными памятниками.

На границе музея и собора обойдемся без забора

— Рядом с распятием в вашем кабинете красивый старинный ключ. Что это за реликвия?

— Это подлинный артефакт от боковых диаконских врат Спасо-Преображенского кафед­рального собора, снесенного в 1935 году богоборцами. Сейчас возобновились работы по его воссозданию. На областном уровне проект курирует лично губернатор Игорь Руденя, осо­знающий ценность и значение восстановления исторической справедливости. В основных габаритах здание готово, ко внутренним работам скоро перейдем. Время от времени в соборе уже совершаются богослужения, на которые собирается довольно много верующих. В ноябре внутри храма мы устроили выставочный фотопроект «Ритмы веры» о жизни Тверской епархии, который был открыт для посещения в вечерние часы. Интерьеры воссоздаваемого собора при этом выступали как арт-пространство: сами фотоработы освещались яркими световыми пятнами, а все окружающее терялось в полумраке, и фоном звучал «Покаянный канон» Арво Пярта. Вообще для тверитян это место исторически было особенным. Когда кто-то из местных жителей или гостей сюда прибывал, то говорил: «Приехал к Спасу Златоверхому». Возле собора был похоронен святой благоверный Михаил Тверской, многие архиереи — мои предшественники. Моя мечта — обустроить в цокольном уровне собора хороший зал, который будет местом регулярных встреч правящего архиерея с молодежью, представителями общественности, гостями и прихожанами. Рядом — Картинная галерея в Путевом дворце, средоточие культурной жизни нашего города, от которого новый кафедральный собор не будет отделен забором. Мы обязательно наладим сотрудничество, да у нас уже и сегодня выстроены самые добрые отношения. Нынешний же наш кафедральный собор, Воскресенский, хорош и вместителен, но расположен далеко от центра города — в Христорождественском монастыре, и многим прихожанам добираться туда стало неудобно.

Следующий этап работы над архитектурным комплексом — воссоздание колокольни, во внешних очертаниях напоминавшей колокольню Новоспасского монастыря в Москве. Кроме того, пришла пора реставрировать здание епархиального управления, где мы с вами беседуем. Исторически это архитектурный ансамбль губернаторского дома, переданный Церкви еще до революции. Работать тут ­можно, а вот общаться с прихожанами, устраивать совместные мероприятия затруднительно. Я же на уровне епархии ощущаю необходимость неформального места общения в стиле молодежного кафе, куда любой желающий мог бы зайти с улицы, поразмышлять или перемолвиться парой слов о вопросах веры, познакомиться с книжными новинками, узнать новости епархиальной жизни или просто выпить чашечку вкусного кофе.

— Наше время весьма противоречиво. По вашему ощущению, куда в целом направлен вектор общественного сознания в России — к Церкви или от нее?

— Многое поменялось в нашей жизни, особенно в последние два года. Составлявшее большинство прихожан старшее поколение значительно поредело. По самоидентификации население Тверской области православное, о чем подавляющее большинство респондентов традиционно заявляет в различных опросах. Неверующих лично я тут пока не встречал. Но в храмы людей ходит немного. Мы стараемся заявлять о себе громко, очень активно сотрудничаем с тверскими СМИ, в том числе в современных форматах. Иногда событием недели там, в сетевых ресурсах, особенно во время пандемии, «разыгрывалась» дата церковного календаря. Еженедельно я лично отвечаю на вопросы читателей одного из крупных областных интернет-порталов.

Объезжая приходы, общаясь с прихожанами, острее начинаешь понимать: зачастую чем беднее община, тем искреннее в ней вера и тем больших результатов она способна добиться. Вот буквально вчера был в храме во имя великомученика Димитрия Солунского в Новом Семеновском, что в Калининском районе в Тверской глубинке. Церковь восстанавливают буквально по крупицам, я и вижу: проделана колоссальная работа — при том что приводить в порядок все там хватит не только нашему, но и следующему поколению. Но именно благодаря таким неунывающим людям, которые, несмотря ни на что, не покидают свою родину, понимаешь: не все потеряно! Тут же вручил настоятелю медаль преподобного Нила Столобенского... Искренне благодарен Богу, что вижу такие примеры искреннего служения. Поездки по отдаленным сельским районам для меня — самая большая радость, такая же, как частое совершение Литургии.

— Вы не так давно на Тверской кафедре, духовенство знакомится с вами, это ­всегда процесс, требующий времени и терпения с обеих сторон. И известно, что нового человека встречают часто с настороженностью. Часто ли вы в глазах подчиненных священников видите страх?

— Нет, гораздо чаще сталкиваюсь с недоверием: мол, очередной начальник приехал и непонятно чего хочет. Кто-то боится гипотетического ущемления собственных интересов. Вообще хочу сказать, что исполнительская дисциплина в моей епархии пока не на должном уровне, и над этим нам всем предстоит работать — кропотливо и с поистине Христовой любовью. Другое дело, если я вижу, что приход в Твери более или менее благополучный, а настоятель пребывает в самоуспокоении. Допускаю, что у него может начаться стресс, особенно на фоне моих рассказов об успехах на небогатых сельских приходах. В таких случаях я слагаю в сердце своем тревогу с надеждой на исправление ситуации.

— Священников часто любят спрашивать, каков для них идеальный образ архиерея. А каким должен быть современный священник с точки зрения правящего архиерея?

— Архиерей — тоже священнослужитель. Каждый из нас, принимая священный сан, давал священническую присягу, где в том числе говорится и о должном отношении к священноначалию. Если отвечать на ваш вопрос кратко, можно сказать, что любой священник обязан соотносить свое служение со Священным Писанием, святым Преданием и канонами Церкви. В Церкви меньший благословляется большим. Этот принцип, с одной стороны, ни в коем случае не должен служить основой для самоутверждения священнослужителя, для использования его власти в корыстных целях, а с другой — это залог церковной дисциплины, которую никто не отменял. Кто дает право священнодействовать в храме? Правящий архиерей. И он точно так же, между прочим, это право может и отобрать. Некоторые из наших собратьев-современников, к сожалению, хотели бы видеть Церковь сверхдемократичной организацией, возможно, по образцу протестантского устроения, с личными правами, превышающими обязанности (даже по сравнению с хорошо всем нам известным принципом демократического централизма). Но этому, конечно, не бывать.

Увы, но некоторые считающие иначе клирики сейчас есть и в моей епархии; порой служители в священном сане считают себя абсолютно самодостаточными, независимыми от правящего архиерея. Видимо, это оттого, что они пришли из мира и внутренне остались светскими людьми, так и не постигнув природу Церкви и ее каноническое устроение. Остается надеяться, что хотя бы со временем этот недуг удастся уврачевать.

— Имеют ли значение для вас жалобы мирян? Рассматривают их в епархиальном управлении всерьез или нет?

— Оказалось, что тверитяне по натуре — люди творческие. Любят сочинять большие тексты, в том числе и жалобы! Когда я только занял кафедру, они посыпались как из рога изобилия. Сначала я удивился, а потом изучил предысторию вопроса и понял, что точно так же было и с моим предшественником на кафедре, и с архиереем, который был перед ним, и так далее. В основном изложенные факты не подтверждались. Более того, некоторые жалобы сквозь годы и десятилетия вообще написаны чуть ли не под копирку! Вот такая получилась своеобычная связь времен. Конечно, давать ход этим опусам было несправедливо. Поэтому через некоторое время их поток сам собой прекратился.

Но жалобы мы рассматриваем. Чтобы в них разобраться, у нас создана дисциплинарная комиссия под руководством опытного, уважаемого священнослужителя. Миряне — такие же члены Церкви Христовой, как и священнослужители. Они, конечно, должны участвовать и в церковной жизни. Хотелось бы, чтобы это участие было деятельным, созидательным, вдохновенным, а не зацикливалось бы только на недостатках и каких-то требованиях.

 

Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий (Виталий Анатольевич Ермаков) родился 15 июня 1970 г. в с. Лужки Железногорского района Курской области. 7 апреля 1994 г. ректором Московских духовных школ епископом Дмитровским Филаретом (Карагодиным; ныне архиепископ) в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры пострижен в монашество, 29 мая 1994 г. рукоположен во иеродиакона, в октябре того же года — в сан иеромонаха. В 1995 г. окончил Московскую духовную семинарию, в 1999 г. — Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. В августе 2000 г. распоряжением Патриарха Алексия II назначен проректором пастырских курсов, преобразованных впоследствии в Сретенскую духовную семинарию, и определен в братию обители. В 2003 г. прошел обучение в Российской академии государственной службы при Президенте РФ по программе «Основы государственно-церковных отношений». 3 июня 2004 г. архиепископом Орехово-Зуевским Алексием (Фроловым) в соборном храме Сретенского монастыря возведен в сан игумена.

Решением Священного Синода от 24 декабря 2004 г. (журнал № 88) избран епископом Прокопьевским, викарием Кемеровской епархии. Решением Священного Синода от 19 июля 2006 г. (журнал № 78) назначен епископом Бронницким, викарием Московской епархии. Решением Священного Синода от 6 октября 2008 г. (журнал № 85) назначен епископом Гатчинским, викарием Санкт-Петербургской епархии, ректором Санкт-Петербургских духовных школ. 1 февраля 2014 г. за Божественной литургией в Храме Христа Спасителя в Москве Святейшим Патриархом Кириллом возведен в сан архиепископа. В 2018–2019 гг. — ректор Московских духовных школ, в 2019–2020 гг. — ректор Сретенской духовной семинарии и наместник Сретенского монастыря в Москве. Решением Священного Синода от 25 августа 2020 г. (журнал № 49) назначен преосвященным Тверским и Кашинским, главой Тверской митрополии, с освобождением от должностей ректора Сретенской духовной семинарии и наместника Сретенского монастыря.

 

Тверская епархия учреждена не позднее 1271 г.

как Тверская и Кашинская.

В 1927–1943 гг. именовалась Калининская и Кашинская, в 1943–1944 гг. — Калининская и Смоленская,

в 1944–1950 гг. — Калининская и Великолукская,

в 1950–1990 гг. — Калининская и Кашинская,

в 1990–2011 гг. — Тверская и Кашинская.

Решением Священного Синода от 27–28 декабря 2011 г.

(журнал № 174) из состава Тверской епархии выделены

Бежецкая и Ржевская епархии.

 

16 декабря 2021 г. 16:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Методология богословских исследований сквозь призму модернистского кризиса в Римско-Католической Церкви
На рубеже XIX–ХХ веков Католическая Церковь столкнулась с новым для себя вызовом, получившим впоследствии именование «модернизм» и приведшим к возникновению так называемого модернистского кризиса. Согласно распространенной сегодня точке зрения, модернистский кризис продолжался в Католической Церкви вплоть до созыва в 1962 году Второго Ватиканского собора и был этим собором преодолен. Проанализировав постсоборные процессы внутри католицизма, кандидат богословия, доцент Московской духовной академии иерей Антоний Борисов дал разъяснения «Журналу Московской Патриархии», почему можно с уверенностью сказать, что некоторые аспекты модернистского кризиса присутствуют в Католической Церкви и на современном этапе, и какую пищу для размышлений это дает православному человеку. PDF-версия.
23 ноября 2022 г. 17:00