iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Больше, чем игра
Как развить в детях интерес к основам православной культуры? Что сделать, чтобы знания на уроках ОПК не забывались за школьными дверями, а пробивались живыми ростками веры и воспитывали бы юную душу? Эти важные вопросы ставит перед православными педагогами и духовенством епархии митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь. Ответы на эти вопросы, еще будучи школьным учителем, искал и клирик Петропавловского храма Симферополя, а ныне его настоятель и секретарь Симферопольской и Крымской епархии протоиерей Александр Якушечкин. И решил, что лучшее средство — это коллективная игра, сочетающая интригу, интерактив, стремление к творчеству и, конечно, прекрасные призы. В этом году исполнилось 10 лет, как игра-конкурс знатоков православной культуры «Зерно истины» впервые вышла на крымском телевидении.
1 сентября 2017 г. 11:54
Епископ Шадринский и Далматовский Владимир: Наша задача – знать архимандрита Антонина и достойно почитать его память
На родине архимандрита Антонина Капустина, в с.Батурино сегодня проходят торжества, посвященные 200- летнему юбилею создателя Русской Палестины. Участие в них принял Святейший Патриарх Кирилл, который с Первосвятительским визитом посещает в эти дни Курганскую митрополию. Как стало известно корреспонденту ЖМП, неравнодушные к памяти своего земляка жители Шадринского района Курганской области поставили бронзовый бюст отцу Антонину возле Преображенского храма, где служили отец и дед архимандрита Антонина Капустина, и хотят создать в Батурино музей для увековечивания его памяти. О том, каким ему видится будущее Батурино, сможет ли мало привлекательное село стать одним из центров паломничества, рассказал корреспонденту ЖМП епископ Шадринский и Далматовский Владимир.
25 августа 2017 г. 16:40
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Интервью
5 февраля 2013 г. 16:45
версия для печати версия для печати

Епископ Каракасский и Южно-Американский Иоанн: Моя главная задача — исцелить раскол и вернуть паству и наши храмы

С 11 по 22 февраля состоится первосвятительский визит Святейшего Патриарха Кирилла в Латинскую Америку. Три года назад епископ Каракасский и Южно-Американский Иоанн дал интервью ЖМП о том, как живут сегодня в этом регионе православные верующие. Известно, что Южная Америка впервые приняла православных верующих — греков, славян, сербов — во второй половине XIX века. В ХХ веке сюда эмигрировали те, кто не смог смириться с властью большевиков в России. В частности, офицеры Белой армии, имена которых до сих пор вспоминают здесь с благодарностью. Чем заслужили это наши прадеды, как будет меняться приходская жизнь православных приходов в ближайшие 20 лет, какие проблемы переживает сегодня православие в Латинской Америке, архиерей рассказал нашему изданию.

Волны русской эмиграции

— Ваше Преосвященство, за 30 лет, что вы служите Русской Православной Церкви, произошло много знаменательных событий, которые мало кто мог представить. Каким вы видите православие в России и в Южной Америке еще через двадцать лет?

— Двадцать лет для меня большой период. Но, с другой стороны, если посмотреть чуть больше 20 лет назад, когда отмечали 1000-летие Крещения Руси, никто не думал, что так быстро рухнет «железный занавес», что восстановится общение между двумя ветвями Русской Православной Церкви и они объединятся. Поэтому с тем, что сегодня происходит в России, я связываю большие надежды, в этом я оптимист. Возрождение православия в России можно сравнить с временами святого равноапостольного князя Владимира, поскольку сейчас фактически происходит второе крещение Руси. И если посмотреть, что было после первого крещения: люди просто пошли за князем, они ничего не понимали, были безграмотные, но чистым сердцем приняли христианство, крестились и открылись для действия Святаго Духа. И через поколение это была уже Святая Русь. И сыновья князя Владимира Борис и Глеб тоже были святыми. Преподобный Антоний Печерский ушел на Афон и вернулся, принес с собой идею монашества. Если это было возможно тогда, когда люди были неграмотными, то сегодня, когда у нас есть память о Святой Руси, много литературы в открытом доступе, то снова расцвести православию намного легче, чем тогда. Надеюсь, это произойдет за предстоящие двадцать лет.

— Вам приходилось в Южной Америке общаться с разными поколениями эмигрантов из России, чем они отличаются друг от друга?

— Первая волна — это изгнанники, белая эмиграция. Вторая волна — это те, кто не захотел возвращаться в СССР после Второй мировой войны, — беженцы (они жили на оккупированной территории и потом бежали на Запад от приближающегося фронта. Например, в Латвии 10% населения стали беженцами). Это и советские военнопленные, и увезенные на Запад для работы на немцев советские граждане. Все они хорошо понимали, что многих ждут на родине ссылки и лагеря. А третья и четвертая — уехали по собственной воле. Третья волна в большей степени была еврейской эмиграцией. Это не значит, что они сами евреи, но их могли считать евреями по браку или по одному из родителей. И среди них было много православных верующих, а те, кто не были, стали верующими. Первая и вторая волна всегда боролись за свою «русскость», всегда смотрели на Россию с надеждой, что если не они, то хоть их дети или внуки вернутся на родину. В настоящее время в наши храмы ходят потомки первой волны эмиграции. И среди них есть один старенький, но бодрый человек, который родился в России до революции. Его зовут Валентин Васильевич Хасапов, ему 96 лет, и он живет в Буэнос-Айресе.

Еще одна особенность в том, что дети первых двух волн эмиграции сохранили русский язык, хорошо говорят по-русски. Для сравнения: те, кто приехал десять лет назад, говорят по-русски проглатывая согласные, в их речи звучат испанские слова, это удивительная вещь. Но их мало в наших храмах. С третьей волной в Аргентине я еще не сталкивался. Это не значит, что их нет, просто я не знаком ни с кем из них. Много представителей четвертой волны эмиграции посещают приходы Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Я служу в кафедральном соборе Воскресения Христова Буэнос-Айреса и исполняю также функции священника, исповедую, причащаю, поскольку священников у нас не хватает, поэтому непосредственно общаюсь с нашей паствой.

— Какова численность вашего прихода?

— В воскресный день у нас бывает на службе около тридцати человек, а в Пасху — несколько сотен. Молодежи мало, средний возраст от 40 и старше. Кроме русских есть у нас и аргентинцы, один из них сейчас учится в семинарии в Джорданвилле. Службы у нас в выходные, в главные и двунадесятые праздники (со всенощной накануне). Если праздник в будний день, людей приходит совсем мало: в будни все работают. Поэтому бывает, что в обычный день я совершаю службу келейно. Малочисленность наших приходов можно объяснить еще той причиной, что сильный удар по Русской Православной Церкви Заграницей в Латинской Америке нанес раскол.

Предыстория такова: в 2007 году группа православного духовенства и мирян в Латинской Америке ушла в раскол, созданный Агафангелом (Пашковским) — бывшим епископом РПЦЗ. Он отказался принять Акт о каноническим общении Зарубежной Церкви и Московского Патриархата. Лишенный сана за раскольническую деятельность, Агафангел провозгласил себя «митрополитом» и «первоиерархом» Зарубежной Церкви. В Южной Америке к нему ушла часть приходов: бразильские приходы, ряд приходов в Аргентине, а также в других странах. Всеми «агафангеловскими» приходами в Южной Америке руководит «епископ Сан-Паульский и Южно-Американский» Григорий. В прошлом запрещенный в служении протоиерей Георгий Петренко, который, овдовев, принял монашество с именем Григорий. Я сейчас изучаю этот вопрос, в чем причины такой поддержки раскольников именно в Латинской Америке, но точного ответа пока не знаю. Например, со старообрядцами я могу найти общий язык и в чем-то согласиться, потому что раскол с ними — церковный, все противоречия там по церковным вопросам. А с нашими раскольниками раскол отнюдь не церковный. Его причины, на мой взгляд, политические, психологические и социопсихологические. Плюс общий дух сопротивления, который царит в умах и душах людей в Латинской Америке. В частности, раскольники до сих пор утверждают, что Россия — это продолжение Советского Союза, что в Русской Православной Церкви есть сотрудники КГБ и т. д. Никаких контактов с раскольниками у нас сейчас нет. Хотя мы открыты к разговору и готовы объяснить, почему Акт о каноническом общении с Московским Патриархатом, подписанный в мае 2007 года, не является ни «предательством», ни «уклонением». Но раскольники не хотят ничего слышать.

И передо мной как архиереем стоит сегодня главная задача — исцелить раскол, вернуть назад и паству, и сами храмы (так, Троицкий собор Буэнос-Айреса занят раскольниками). Поднять уровень церковной жизни людей, потому что люди отошли от Церкви.

Но не всё плохо. Очень обнадеживает ситуация в Чили. Там большинство православных прихожан — чилийцы, которые перешли в православие из католичества.

На первый взгляд это может показаться странным, ведь позиции Католической Церкви в Чили очень сильны, католики серьезно занимаются религиозным образованием. Однако бывшие католики сказали мне, что переходят в православие, так как в поиске истинной веры православие отвечает их духовным поискам. Но в целом для южноамериканских стран характерна обратная тенденция: люди уходят из Церкви, заключают смешанные браки, ассимилируются, и их дети уже, как правило, хоть крещенные в православии, но не сохраняют в дальнейшем свою православную веру. И очень важное значение имеет то, что в Чили священник, тоже чилиец, занимается активной миссионерской работой. И в храмах Московской Патриархии большинство людей — чилийцы. В Сантьяго у нас нет храма, его забрали раскольники. Но мы сделали часовню в обычной квартире и проводим там богослужение. В Чили православная община более живая, чем в Аргентине. Сейчас мы строим храм во имя преподобного Силуана Афонского в Консепсьоне (второй по величине город Чили), там постоянно проживает наш священник. Для строительства храма православные арабы пожертвовали землю, а русские, чилийцы и несколько сербов жертвуют свои средства. Это будет единственный православный храм в этом городе. Его настоятель — протоиерей Алексий Аедо.

— Сколько же всего приходов в вашей епархии?

— Эти цифры очень условны. Часть наших приходов, как я говорил уже, в расколе. Но мы все-таки считаем их своими. У нас есть и такие, где службы бывают очень редко, например раз в месяц или еще реже — раз в год. В Венесуэле у нас шесть приходов, и там два священника, в Чили у нас три общины — один священник и один дьякон, в Аргентине — действующих три прихода (один из них — собор). Есть в Парагвае один приход. Туда недавно приехал священник из России. А в Бразилии пять действующих приходов, которые полностью ушли в раскол, точно так же как и единственный храм в Уругвае.

— Может быть, с переходом на испанский богослужебный язык вам удастся привлечь больше паствы из коренного населения? Вы говорили, в частности, что в Чили на ваших приходах служат по-испански?

— Да, в Чили служат по-испански. Но когда я там бываю и служу, то свою часть службы произношу на церковнославянском (и это понятно пастве), а остальная часть службы идет на испанском. К слову, у них в богослужении есть и русские распевы, и греческие. Есть одна проблема, о которой мне хотелось бы вам сказать. Она касается потомков русских эмигрантов, которые родились в той же Аргентине и не понимают церковнославянского языка. Но при этом они не хотят ходить в храм, где служат по-испански, считая, что в этом случае они уже не смогут называть себя русскими и их уже ничего не будет связывать с Россией. Я думаю, что вопрос, переходить на испанский язык в богослужении или нет, это вопрос времени. И когда вы спрашивали о будущем православия в Латинской Америке, это, возможно, наше будущее — повсеместное служение на испанском. Антиохийцы перешли уже, у них четыре епархии в Южной Америке. В Аргентине и Чили они полностью перешли на испанский, в Бразилии — на португальский, а в Венесуэле служат по-арабски. И если на испанский богослужебный язык со временем перейдут русская, греческая, сербская общины, то, скорее всего, они все объединятся в одну Церковь, потому что разделение по национальному признаку в этом случае, мне кажется, будет бессмысленно. Я считаю, мы должны перейти на испанский, но я не тот человек, кто может это сделать, так как в достаточной мере не знаю испанского языка.

— В одном из интервью вы сказали о перспективах работы со старообрядческими общинами...

— Этот вопрос надо изучать. В Южной Америке есть, особенно в Бразилии и Боливии, очень много старообрядцев часовенного согласия. Старообрядцы есть и в Уругвае. На практике они не имеют священства, но не утверждают, что благодать священства вовсе отнята из мира. И я хочу с ними познакомиться и поговорить с надеждой привлечения их под наш омофор.

— Как у вас построено духовное руководство? Существует ли у мирян проблема поиска духовника?

— У нас так мало священнослужителей, которые находятся так далеко друг от друга, что выбора практически нет. Это в Москве несколько храмов на одной улице может стоять. И расстояния опять же не дают возможности священству часто собираться, чтобы обсуждать общие духовные вопросы. А интернет-конференции не можем проводить, так как много священников старшего поколения и им это всё очень непривычно. Но, конечно, если у священства возникают какие-то вопросы по духовному окормлению паствы, то решаем их напрямую, по телефону. Часто это вопросы, возникающие в семьях, где супруги принадлежат разным Церквам: Католической и Православной.

— Владыка, а насколько вы чувствуете присутствие Бога в своей жизни?

— Я считаю, это естественное состояние, когда Бог присутствует в нас и мы не обращаем на это внимания, но зато сразу замечаем, когда Его нет. Но хочу сказать о другом. В Южной Америке меня часто посещает ощущение, что люди здесь чувствуют себя как бы на задворках цивилизации. Не только потому, что живут небогато, но и потому что географически удалены от остального мира. Мое наблюдение: в Аргентине не очень ощущается религиозность людей, а чилийцы, наоборот, очень настойчивы в поиске истинной веры. И хотя в Аргентине верующие в значительной массе католики, но среди католиков есть такое течение, как «богословие освобождения». Это южноамериканское явление, когда политика начала заменять церковность. Это явление, мне кажется, играет большую роль в нашем расколе, только у католиков это — левая политика, а у наших — правая. Они считают себя монархистами, но с каким-то фашистским уклоном. Например, они всегда поддерживали военные диктатуры, они настроены против России, в которой, по их мнению, по-прежнему правят коммунисты и т.д.

 Русские имена в пантеоне героев

— Насколько ощущается в Латинской Америке влияние русской культуры, ведь в 20-х годах ХХ века туда эмигрировало много русских?

— Не сказал бы, что везде, где жили русские общины, это ощущается. Но в некоторых местах есть влияние русских. В частности, в Парагвае, за который сражались белые русские офицеры. Наиболее известен из них генерал-майор Иван Беляев, возглавивший Генштаб Парагвайской армии в Чакской войне Парагвая против Боливии (1932–1935). Он проявил себя не только как военный, но еще и как ученый — географ, этнограф, антрополог, лингвист, впервые описавший быт и культуру парагвайских индейцев. Противниками Беляева и других русских с боливийской стороны были немецкие офицеры, в частности генерал Ганс Кундт. Боливийская армия превосходила по численности парагвайскую, но проиграла. Имена русских офицеров, погибших в тех боях, выбиты на плитах в Национальном пантеоне героев. Так, в сентябре прошлого года в городе Асунсьоне, столице Парагвая, на кладбище, где под русские захоронения выделен специальный участок, были перезахоронены останки русского офицера Василия Орефьева-Серебрякова. Он погиб ровно 80 лет назад, за один день до победы, ведя за собой на штурм крепости Бокерон, занятой боливийцами батальон Парагвайской армии. Мне было поручено возглавить процедуру перезахоронения вместе с представителями парагвайского правительства и военных. В церемонии участвовал и выступил с кратким словом посол России в Парагвае Григорий Машков. Всё было очень торжественно: играл военный оркестр, был выстроен почетный караул из парагвайских солдат в форме времен Чакской войны. От имени армии Парагвая выступил полковник Эльвио Флорес, который подчеркнул, что русские белые офицеры всегда вели себя в боях как «первоклассные военные». Это правда, потому что русские воины сражались за Парагвай как за свою вторую родину, которая приняла их, дала им кров и работу.

— Что бы вы хотели пожелать православным верующим России?

— Укрепиться православием, быть закваской в обществе, стяжать дух мирен. Если даже несколько человек будут стоять в вере крепко, это не может не повлиять на всех окружающих. А если человек исповедует христианство, но живет не по-христиански, он других отвращает от христианства. Каждый из нас должен проповедовать Евангелие делом. Не каждый призван проповедовать словом, но каждый может это делать примером своей жизни, жить по Евангелию. Как сказано: Да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16)

Справка:

Южноамериканская епархия Русской Православной Церкви Заграницей по территории одна из самых больших православных епархий в мире, она охватывает всю Южную Америку. Ранее у Русской Зарубежной Церкви в этих странах было несколько епархий: Аргентинско-Парагвайская, Бразильская, Чилийско-Перуанская и Венесуэльская. Но с годами паства сократилась и все эти церковные области были объединены в одну с центром в Буэнос-Айресе. Впервые православные верующие прибыли на континент в 1860‑е гг. и поселились в Аргентине, Уругвае и Бразилии. Это были сирийцы и ливанцы, приехавшие из Османской империи. В 1880‑х гг. в Аргентину стали переселяться греки, сербы, румыны и болгары. В 1887 г. православные жители Аргентины обратились к императору Александру III с ходатайством об открытии православной церкви в Буэнос-Айресе. При участии российского посла в Аргентине и обер-прокурора Синода Победоносцева в 1888 г. церковь была открыта, настоятелем прихода был назначен священник Михаил Иванов. Первоначально она располагалась в частном доме, походный иконостас привезли из Мадрида. В 1889 г. в этой домовой церкви была совершена первая в Южной Америке православная Литургия. Первый православный храм на континенте был построен в Буэнос-Айресе в 1898–1899 гг., в 1901 г. — освящен в честь Святой Троицы. Средства на его возведение жертвовали императрица Мария Федоровна, отец Иоанн Кронштадтский, Боткин, Самарин, верующие из многих стран. Сегодня православные приходы континента принадлежат Антиохийской, Сербской, Греческой и Русской Православным Церквам.

 

Протоиерей Владимир Силовьев (слева) и епископ Каракасский и Южно-Американский Иоанн

Собор Воскресения Христова в Буэнос-Айрисе (Аргентина)

Всенощная в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове

 

5 февраля 2013 г. 16:45
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50