iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мониторинг ОРКСЭ: каждая пятая программа обучения некачественная, каждый четырнадцатый опрошенный родитель говорит о несоблюдении добровольности при выборе модуля
Рабочая программа Рождественских образовательных чтений началась 22 января в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя с IV конференции учителей ОПК столичного региона. После приветствий глав областного и городского епархиальных отделов религиозного образования и катехизации епископа Зарайского Константина и иеромонаха Онисима (Бамблевского), председателя комиссии по образованию Мосгордумы Антона Молева и чиновников профильных структур исполнительной власти Москвы и Подмосковья с основным докладом выступил ректор Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования Евгений Малеванов. Он познакомил собравшихся с результатами мониторинга преподавания Основ религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ) в четвертых классах российских общеобразовательных средних школ.
24 января 2016 г. 23:00
Духовник для гимназистки
В разговорах о проблемах православных гимназий обычно охотнее обсуждаются дефицит бюджетных средств, нехватка ­помещений и качество образования. О духовном попечительстве речь заходит гораздо реже. Между тем духовник (в официальной терминологии — духовный попечитель) — одна из ключевых ­фигур ­современного образовательного процесса. Не только ­потому, что его кандидатура утверждается правящим архиереем, и без ­действующего духовника Синодальный отдел религиозного образования и катехизации (ОРОиК) по нормам не вправе выдать конфессиональное представление (основной документ, удостоверяющий православный статус школы). Персонал православной школы отличается от светской в том числе и наличием духовника. Именно от него в первую очередь зависит формирование здравой моральной атмосферы не только в ученическом, но и в педагогическом коллективе. «Журнал Московской Патриархии» вместе с самими школьными духовниками и представителями школьных администраций анализирует главные тенденции развития ­духовничества в эпоху постсоветских реформ.
22 октября 2015 г. 15:26
Интервью
Вклад отдельных федеральных округов в выбор школьниками модуля ОПК (2014 - 2015 учебный год)
ЖМП № 3 март 2015 /  2 сентября 2015 г. 10:00
версия для печати версия для печати

Основы православной культуры всё более востребованны

ШКОЛЬНЫЙ КУРС ОСНОВ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУЫ И СВЕТСКОЙ ЭТИКИ: МОНИТОРИНГ, СТАТИСТИКА И АНАЛИЗ ДАННЫХ

Весной каждый родитель будущего четвероклассника выбирает для своего ребенка один из шести модулей в курсе Основ религиозных культур и светской этики (ОРКСЭ), который тот будет изучать в течение следующего учебного года. Результаты этого выбора уже пять лет с ежеквартальной периодичностью отслеживает государственное образовательное учреждение — Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (далее — Академия). Какова динамика популярности различных модулей ОРКСЭ в российских регионах и как государственные органы контролируют соблюдение законодательства при обучении этому предмету, «Церковному Вестнику» рассказывает федеральный оператор электронного мониторинга ОРКСЭ, заведующая отделом Управления проектами внебюджетного обучения Академии Ольга Проскуркина.

Популярность ОПК растет

— Ольга Ивановна, из опубликованных на вашем веб-сайте материалов в глаза бросается практически полное совпадение цифр по четвероклассникам, которые начали изучать те или иные модули ОРКСЭ в сентябре, с соответствующими результатами родительских собраний весной прошлого года. Основы светской этики (ОСЭ) сейчас изучают 44,62% четвероклассников (на родительских собраниях год назад их выбрали 44,6% родителей), Основы православной культуры (ОПК) — 32,9% (соответственно 33%), Основы мировых религиозных культур (ОМРК) — 18,2% (соответственно 18,3%). Это говорит о том, что никто из родителей и самих школьников между маем и сентябрем не изменил свой выбор?

— Действительно, в августе — сентябре перед тем, как окончательно разбить ребят на группы по изучению того или иного модуля, школы устраивают так называемые уточняющие родительские собрания. И об изменении своего решения на этих собраниях слышать приходится крайне редко. С одной стороны, это говорит о продуманном, взвешенном решении, которое в семьях третьеклассников было принято весной. С другой — общероссийское распределение по выбору конкретных модулей, по нашим данным, вообще крайне устойчиво. В 2010 году, в период апробации курса, наш мониторинг охватывал 19 регионов, в 2011-м — 21, в 2012-м — 83, сейчас — все 85 субъектов Федерации. Несмотря на столь различный массив учета, процентное соотношение почти не меняется. Приоритет отдается большой тройке, в совокупности охватывающей больше 95% всех обучающихся. Весьма стабильна ситуация и в большинстве регионов.

— Давайте рассмотрим данные позапрошлого и прошлого учебных годов. Из 1 423 555 четвероклассников ОПК весной изучали 468 753. В относительном выражении это 32,93% — на 1,59 процентного пункта больше предыдущего показателя (кстати, годом раньше было еще меньше — 31,2%). В относительных единицах, возможно, мелочь, но применительно к российским масштабам речь идет о десятках тысяч человек. Поскольку динамика по основам исламской, буддийской и иудейской культур практически отсутствует, логично ли предположить: «расширение влияния» ОПК произошло за счет аудитории ОСЭ и ОМРК?

— Да, по первому из этих двух модулей — общероссийскому лидеру — годовое сокращение составило 1,08%, по второму — 0,43%. Думаю, это объясняется в целом возросшей активностью ответственных за преподавание ОПК в епархиальных структурах. По сравнению с представителями других конфессий Русская Православная Церковь активнее знакомит родителей третьеклассников с содержанием модуля ОПК, шире представлена в соответствующих профильных координационных советах.

— Еще один показатель, различимый разве что только под лупой. Во всей России Основы иудейской культуры преподаются 311 четвероклассникам. Это меньше половины ребят, по разным причинам не изучающих курс вообще. А ведь учебники продолжают издаваться, преподаватели проходят переподготовку, строчка в отчетности кочует из года в год.

— Еще до старта эксперимента по введению курса ОРКСЭ Федерация еврейских общин России высказывалась против его модульности. Объяснялось это возможными кадровыми проблемами (нехваткой педагогов для преподавания Основ иудейской культуры на должном уровне), а также бережным соблюдением духовных традиций практически в каждой российской еврейской семье (и потому, мол, нет необходимости изучать данный предмет в школе). Что же касается не изучающих ОРКСЭ четвероклассников, сейчас в России их всего 746. Во всех этих случаях речь идет об уважительных причинах. Это ребята на надомном обучении и из специальных коррекционных учреждений. И там, и там ОРКСЭ просто не входят в учебный план.

История с географией

— Попробуем проанализировать ситуацию в различных регионах по выбору конкретных модулей.

— Картины распределения по федеральным округам сторонников ОСЭ и ОМРК почти совпадают друг с другом. В целом они просто отражают статистический вес населения того или иного округа в общероссийском масштабе, то есть можно вести речь о равномерном распределении. Применительно к четырем конфессиональным модулям ситуация иная. Для двух из них характерны доминирующие территории.

Основы исламской культуры главным образом выбирают в Северо-Кавказском округе (его вклад в общероссийское преподавание этого модуля — 89%), а Основы буддийской культуры — в Сибири (69%). Приведу еще две характерные цифры. В Ингушетии Основы исламской культуры изучают абсолютно все четвероклассники, а в Калмыкии Основы буддийской культуры — 42%.

— А ОПК?

— Большинство выбравших этот модуль (35%) живет в центре России, еще 19% — в Южном федеральном округе и 15% — в Приволжском. Остальные показатели меньше 10%. Как видите, своеобразная российская карта в разрезе различных модулей ОРКСЭ не открывает Америки и выглядит довольно-таки предсказуемо. Неконфессиональные модули (ОСЭ и ОМРК) востребованы в различных регионах более или менее равномерно, во всяком случае огромного разброса между различными субъектами Федерации нет. Если же говорить о родителях, выбирающих один из четырех модулей конфессионального наполнения, в большинстве случаев они руководствуются собственной национальной, культурной и религиозной идентичностью.

В первую очередь тут всё определяется, скорее всего, долей населения, относящего себя в данном регионе к той или иной ментальности. Исключения из этого правила буквально единичны. Например, один мулла на Северном Кавказе «записал» своего сына-четвероклассника на ОПК.

— А вот в Татарстане, если верить вашему мониторингу, вообще ни один школьник не изучает Основы исламской культуры, равно как ОПК, буддийскую и иудейскую культуры.

— Такое положение дел сохраняется неизменным на протяжении трех лет. Нельзя сказать, что всем оно нравится. Высказывают недовольство и представители Русской Православной Церкви, и авторы учебника по Основам исламской культуры из Московского исламского университета. В этой республике побывало множество комиссий — наших, Рособрнадзора и российского Министерства образования и науки, но никаких нарушений они не обнаружили. Всё сделано по закону: не придерешься!

— Чем же конкретно объясняются нулевые показатели четырех ­модулей?

— По официальной статистике, нет ни одного желающего. Как поясняют на местах, население осознанно «голосует» за изучение интегрированного курса ОМРК и выступает против деления детей по конфессиональному признаку. Сколько мы родителей ни опрашивали, все говорят, что добровольно и сознательно выбрали для своих детей ОМРК и ОСЭ.

Кстати, первый из этих модулей в Татарстане популярнее второго (20 131 ребенок против 17 356), что достаточно уникально для России (подобное наблюдается только в Белгородской и Саратовской областях, в Дагестане, в Карачаево-Черкесии, в Забайкальском крае, в Еврейской автономной области и в Ямало-Ненецком автономном округе). «Близнец» у Татарстана один-единственный, и тоже в исторически мусульманском регионе — Кабардино-Балкарская республика: 5401 школьник изучает ОМРК и 3394 — ОСЭ.

Жалоб нет, но... они есть

— Как официально сформулировано в аналитической записке к текущим результатам мониторинга, жалобы на нарушение прав детей и родителей (законных представителей) по выбору модуля ОРКСЭ не поступали. Совсем?

— Официально — да. На заседаниях методического объединения по курсу ОРКСЭ, куда входят представители всех конфессий и авторы учебников, звучат предположения, что имеет место административное давление. Но фактического и официально задокументированного подтверждения нарушения добровольности у нас нет. Как показывают результаты мониторинга, вопросы о выборе модуля на телефонные «горячие линии» поступают крайне редко, а все недоумения и недопонимания решаются на уровне образовательной организации.

Однако, поскольку вопрос остается открытым и находится на постоянном контроле правительства, департаментом государственной политики в сфере общего образования министерства утвержден план мероприятий по изучению эффективности реализации ОРКСЭ. В соответствии c ним на платформе нашего сайта мы провели анонимное анкетирование родителей четвероклассников. При этом все полевые результаты обрабатывались не на местах, а в нашей информационно-аналитической системе автоматически. Заполненную анкету имели возможность видеть только сам родитель и оператор сайта. В опросе приняли участие 1179 образовательных организаций из всех 85 регионов России. Получено около 5 тысяч анкет, они еще анализируются. Однако, по предварительным данным, примерно каждый двадцатый респондент отмечает, что его выбор не был добровольным.

Впрочем, надо иметь в виду: это тоже не совсем официальные жалобы, ведь анкеты анонимные. В целом же, повторюсь, факты нарушения добровольности крайне редки, хотя и попадаются. О них мы узнаем в основном из прессы.

Упомяну еще о двух важных аспектах. Как показывает опыт, напрямую на родителей третьеклассников никто не давит, но их решение во многом определяется намерением большинства. А школам зачастую чисто технически сложно преподавать три и больше модулей: возникают дополнительные проблемы с делением классов на группы, с оплатой учительских ставок, с расходами по закупке учебников. В итоге добровольность-то выбора соблюдается, но вот объективным такой выбор назвать трудно. И в каждом из шести регионов, куда выезжали наши специалисты, родители признавались: при своем выборе они в основном ориентировались на то, какой модуль изучался в школе в предыдущем учебном году и какой опыт накоплен.

— А если речь идет не о массовых нарушениях, а о приписках в ту или иную сторону? На ваш взгляд, такое возможно?

— Вряд ли, да в этом и смысла нет. Преподают каждый модуль в соответствии с программой и по учебному плану, присутствующие на уроках школьники, естественно, фиксируются в журналах посещаемости и успеваемости. Нет, массовые искажения отчетности невозможны.

— А давление на родителей, к примеру, из-за нехватки учебников?

— Это гораздо вероятнее. В целом ни в одном регионе нельзя пожаловаться на дефицит учебно-методических комплектов. Но ведь по каждому модулю к использованию в школе допущены различные учебники. И, к примеру, в Пермском крае ОРКСЭ преподаются по учебникам семи разных издательств, обеспеченность школ которыми колеблется в пределах от 32% до 127%. Некоторые книги используются еще с момента апробации курса — с 2010 года — и уже успели обветшать. Объяснение простое: далеко не везде органы власти выделяют на соответствующие цели бюджетные средства. В итоге полностью потребности четвертых классов в учебниках по всем шести модулям ОРКСЭ закрыты лишь в 76% российских общеобразовательных школ. Учебников ОПК достаточно на Дальнем Востоке, на Северном Кавказе и в Северо-Западном федеральном округе. Максимальная нехватка — 5,8% от возможной аудитории — наблюдается на юге России, где ОПК вообще снискали большую популярность. Сейчас каждый четвертый учебник приобретается за счет средств региональных бюджетов, почти каждый третий — при поддержке муниципалитетов. Но вот в Москве и в Новосибирске родители частично вынуждены покупать учебники за свой счет. И этот фактор, конечно, может влиять на выбор того или иного модуля.

Под присмотром государства

— Что можно сказать о квалификации преподающих ОРКСЭ педагогов? Способны ли учителя «началки» качественно научить этому предмету четвероклассников?

— Мы здесь не видим больших проблем. Мониторинг, правда, показывает дефицит знаний у педагогов по преподаванию отдельных (особенно конфессиональных) модулей. Сейчас ОРКСЭ в преобладающей степени (в 70–90% случаев) ведут учителя начальной школы. Реже представлены учителя истории, мировой художественной культуры, литературы и русского языка, а в отдельных случаях (около 1% от всей выборки) — педагоги дополнительного образования, географии, музыки и др.

Из этих цифр ясно: ежегодно преподавательский состав в курсе ОРКСЭ значительно обновляется. Как мы считаем, краткосрочного внеочередного повышения квалификации учителям недостаточно, необходимы дополнительные обучающие занятия по модулям. С этой целью в большинстве субъектов РФ разработана система сопровождения профессионального развития учителей ОРКСЭ, методической помощи и поддержки учителя.

Вообще, государственные органы на повышение качества преподавания ОРКСЭ смотрят всё пристальнее. Только на этот год помимо упомянутого анкетирования запланированы еще две важнейшие работы: обследование учителей на предмет владения содержанием модулей (то есть срез профессиональной компетентности в данной специализации) и социологический опрос об эффективности и качестве обучения ОРКСЭ среди педагогов, родителей, представителей традиционных конфессий, чиновников системы образования и преподавателей высшей школы.

— Весьма различные группы респондентов. Очевидно, в этих выборках запланированы какие-то глубинные интервью о проблемах курса?

— Конечно. Но заниматься этим будут ученые-социологи, мы же выступаем как технический заказчик от имени государства.

— Обследование учителей предполагается сплошным?

— Нет, в обозримой перспективе это, увы, нереально: ОРКСЭ у нас ведут свыше 67 тыс. преподавателей.

Парадоксы статистики

— Давайте вернемся к особенностям выбора модулей ОРКСЭ в различных регионах. Но теперь попробуем проанализировать, как и в чем именно те или иные российские территории различаются применительно к востребованности ОПК.

— В целом по России, как мы уже говорили, ОПК в курсе ОРКСЭ сейчас изучает почти каждый третий четвероклассник. Это второе место среди всей шестерки модулей. Ту же самую — вторую — позицию ОПК занимают на Дальнем Востоке, в Крыму, в Северо-Западном и Приволжском федеральных округах.

Лидирующие строчки у этого модуля — на юге России (65% всех четвероклассников) и в Центральном округе (50%). Реже всего ОПК выбирают в Сибири, на Урале и — особенно — на Северном Кавказе (соответствующие доли — 21, 17 и 15%), где этот модуль уступает не только ОСЭ, но и ОМРК, а в последнем случае — еще и Основам исламской культуры.

— Последнее как раз неудивительно. А почему такие цифры показывает Урал?

— Специально мы не изучали. Как можно предположить, в первую очередь из-за той же присущей массовому сознанию ментальности, культурной, национальной и религиозной идентичности.

Центр России с его половиной выбравших ОПК — всё же исторические корни Московской Руси и их ближайшее окружение. Это, если угодно, средостение российской государственности. А в населении Урала и Сибири перемешаны представители великого множества национальностей, да еще и массовая миграция советской эпохи сделала свое дело. И, видимо, на подсознательном уровне, чтобы избежать возможных распрей в семье, во дворе, в классе, родители склоняются к выбору ОСЭ и ОМРК. Вот хотя бы Свердловская область — земля, политая кровью царственных страстотерпцев. Казалось бы, более действенную агитацию в пользу ОПК и представить трудно! И тем не менее этот модуль изучает лишь 7058 из 44 725 четвероклассников: показатель, близкий к северокавказскому. Особый случай — Карелия. Да, русские там в большинстве. Но это поликонфессиональная территория — историческая родина карелов, среди которых много католиков и лютеран. В свое время именно здесь возникла «беспоповщина» — одно из самых радикальных течений в старообрядчестве. На общее мировоззрение современного населения эти моменты, быть может, влияют не очень сильно. А вот в качестве дополнительной помехи против выбора конфессионального модуля (или, вернее, как аргумент в пользу ОСЭ и ОМРК) рассматриваться вполне могут. Кроме того, не все родители правильно понимают слово «этика». Многие думают, что ребенка на ОСЭ научат хорошим манерам, этикету или основам воспитания. Или возьмите еще один характерный пример — Оренбургскую область.

— Если ориентироваться на стереотип — самая что ни на есть русская земля.

— А ведь вплоть до XVIII века ее населяли башкирские и казахские племена, и только потом здесь появляются переселенцы из Центральной России. Соответственно, состав населения многонационален: татары, башкиры, казахи, немцы, украинцы... Как результат — всего 12% выбравших ОПК, что вдвое реже, чем по Приволжскому федеральному округу в среднем. Здесь же — Башкортостан, Удмуртия, Чувашия. По всем социологическим опросам, православное население в этих республиках преобладает. А вот значения показателя представленности ОПК в курсе ­ОРКСЭ: 0,8; 12,7 и 40,4% соответственно. Очень разные цифры, но везде меньше половины. И повсюду к тому же свои особенности: так, учебник по ОПК специально переведен на чувашский язык.

— А вот на Дальнем Востоке соседствуют внешне очень похожие друг на друга Приморский и Хабаровский края и Амурская область. Если в первом из них ОПК выбирает большинство (10 091 из 19 198 семей — это 52,6%), то в двух других регионах этот модуль всего лишь третий по популярности (23,2 и 8,1% соответственно). Чем это можно объяснить?

— Это тема для отдельного исследования. Возможно, население по-разному воспринимает эффективность агитационных материалов, которые епархиальные структуры публикуют в местных СМИ.

— В Центральном федеральном округе курс ОПК представлен хорошо: общая по федеральному округу цифра — 50% — выглядит достойно. Но одновременно это чемпион по разбросу данных по разным субъектам Федерации! На одном полюсе — Тамбовская, Рязанская и Воронежская области с 93, 88 и 87% соответственно, на другом — столичный регион с 34% в Подмосковье и 28% в Москве. И если в Курской области ОПК выбирают 79,6% родителей, то в соседней Орловской — 37,3%. Могут ли быть этому рациональные объяснения?

— Конечно. Нас самих очень интересуют эти довольно парадоксальные результаты. Пока мы не можем однозначно их интерпретировать, но объяснения, разумеется, есть. Одно из возможных — разная интенсивность работы координационных советов при региональных управлениях образования, куда входят представители традиционных конфессий. Кроме того, Тамбовщина — преобладающе сельский регион, и патриархальные настроения там могут быть развиты сильнее. В Курской и Орловской областях около двух третей населения живет в городах. Да и вообще эти регионы, не говоря уж о Подмосковье, относятся к наиболее урбанизированным российским территориям. А отпечаток на мировоззрение людей в XXI веке это не может не накладывать.

— Ольга Ивановна, что, на ваш взгляд, можно сказать об эффективности преподавания ОРКСЭ в общероссийском контексте? Состоялся ли этот курс как школьный предмет (по которому, кстати, не выставляются отметки), стоило ли его вводить, оправданно ли его присутствие в обязательной программе?

— Разумеется. Иного ответа быть не может! По данным нашего мониторинга по состоянию на осень прошлого года, 93% родителей четвероклассников считают, что курс ОРКСЭ полезен, 80% — что он интересен. Как правило, в семьях замечают, что ребенок благодаря этим урокам стал вежливее. Мы четко видим: общая настороженность и скепсис, которыми общество встречало курс пять лет назад, сменились спокойным и доброжелательным отношением. «Дети могут узнать о своей культуре больше, чем мы»; «Предмет убережет их от религиозного экстремизма»; «Этот курс формирует мировоззрение» — ответы, которые красноречивее всего говорят за ОРКСЭ, а не против.

Консультационная линия мониторинга ОРКСЭ: (495) 452-2370, 452-6646

Справка об авторе

Ольга Проскуркина окончила Орский и Оренбургский педагогические институты по специализациям «учитель французского / немецкого языка» и «педагог-психолог» соответственно. Кандидат педагогических наук. Проект сопровождения введения курса и мониторинга ОРКСЭ в субъектах РФ ведет с момента начала апробации в 2010 г. Награждена патриаршим знаком «За труды по духовно-нравственному просвещению».

КОММЕНТАРИИ

В числе передовых в школьном преподавании ОПК — регионы, где эта работа организована на системном уровне

Протоиерей Василий Попов, заведующий отделом религиозного образования и катехизации
Воронежской митрополии:

- В нашем регионе сложилась целая система работы по приобщению школьников к ОПК. Формироваться она начала еще в 1990-е годы. Тогда речь шла о факультативах духовно-нравственного цикла, к необходимости введения которых школы приходили через внеклассную воспитательную деятельность. Сейчас эта система помимо преподавания предметов федерального и школьного компонентов включает в себя олимпиады по ОПК, конкурсы духовного краеведения среди школьников и методических проектов — среди педагогов, регулярную курсовую подготовку учителей ОПК на базе Воронежского областного института развития образования (ВИРО), проблемные семинары и постоянно действующие методические объединения, а также епархиальные трехгодичные курсы для педагогов. Юридическим основанием всей этой работы является ряд договоров между Воронежской митрополией, областным департаментом образования, науки и молодежной политики и ВИРО. В структуре ВИРО уже 17 лет существует методический отдел духовно-нравственного просвещения, который подотчетен не только институту, но и нам. Основной его задачей является методическое сопровождение педагогов — преподавателей ОПК. Кроме того, отдел проводит ежегодный мониторинг образовательных учреждений по ОПК с последующим анализом и рекомендациями, а также формирует банк передового педагогического опыта в области духовно-нравственного просвещения учащихся. И, пожалуй, главное: реализация всех перечисленных факторов была бы невозможна без особого внимания и личной поддержки со стороны правящего архиерея.

Евгений Малеванов, ректор Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, кандидат педагогических наук:

- По поручению Министерства образования наша академия является федеральным оператором по сопровождению курса ОРКСЭ во всех субъектах РФ с 2010 года. За прошедший период мы обучили более 5 тыс. учителей комплексного учебного курса ОРКСЭ, в том числе тьюторов из числа профессорско-преподавательского состава региональных учреждений дополнительного профессионального образования. Весь комплекс мероприятий академия реализует в тесном контакте с региональными органами управления образованием и учреждениями повышения квалификации.

2 сентября 2015 г. 10:00
Ключевые слова: дети, ОПК, статистика, школа
Также читайте:
образование
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
В Москве открылся Восточноевропейский международный симпозиум исследователей Нового Завета
В гостинице «Даниловская» 26 сентября начал работу VII Восточноевропейский международный симпозиум исследователей Нового Завета, проходящий под названием «История и богословие в евангельских повествованиях». В организованном при содействии Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св.св. Кирилла и Мефодия форуме участвуют несколько десятков библеистов из России, Сербии, Греции, Румынии, Германии, Финляндии, Великобритании, США. До 30 сентября в его рамках состоятся несколько пленарных заседаний, семинаров и тематических дискуссий. В среду, 28 сентября, открытую лекцию «Неканонические Евангелия: историческое влияние и вклад в богословие» с переводом на русский язык в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) прочитает профессор Нового Завета Университета Регенсбург (Германия) Тобиас Никлас.  
27 сентября 2016 г. 02:30
Памятник святому равноапостольному князю Владимиру «открыт» на Боровицкой площади столицы
Правда, случилось это пока что в рамках двухсерийной анимационной ленты («Выбор князя Владимира». «Князь Владимир. Возвращение родных берегов»), официальная премьера которой состоялась в среду, 14 сентября, в Международном информационном агентстве «Россия сегодня». Главные герои мультфильма — современные петербургские школьники брат с сестрой Володя и Леля — в грезах попадают в средневековую Русь, на двор киевского Великого князя Владимира. Вместе с крестителем Руси ребята станут свидетелями узловых поворотных моментов, случившихся 1028 лет назад в истории нашего Отечества и воссозданных по Повести временных лет. А завершится повествование уже в наши дни, в современной реальности — сценой торжественного открытия Патриархом и главой государства на Боровицкой площади монумента святому равноапостольному князю, где тоже побывают Леля и Вова.
14 сентября 2016 г. 17:35