iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Интервью
Митрополит Ташкентский и Узбекистанский Евгений и отец Сергий Стаценко
ЖМП № 7 июль 2014 /  12 августа 2014 г. 14:27
версия для печати версия для печати

Протоиерей Сергий Стаценко: По опыту знаю - Господь не оставляет

В глубине городского кладбища № 1 Ташкента, ­которое сейчас в народе называется Боткинским, среди десятков могил священства узбекской столицы невозможно не заметить силуэт храма, построен­ного чуть больше 100 лет назад и освященного в честь Святого благоверного князя Александра ­Невского. Его настоятель протоиерей Сергий Стаценко создал в храме полноценную приходскую общину, живущую по принципу семьи. Кроме того, отец Сергий успе­вает руководить Просветительским отделом Ташкентской и Узбекистанской епархии и исполнять обязанности проректора по учебной части Ташкентской духовной семинарии.

— Отец Сергий, вы были клириком ташкентского кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы в течение десяти лет. В качестве настоятеля ведете свое служение без малого три года. Тяжело ли было менять статус c «один из» на «всему голова»?

— Мое назначение настоятелем было довольно случайным. Вижу в этом Промысл Божий. Наша епархия не так богата священниками: на 39 храмов — 49 священников. Сначала перспектива настоятельства меня сильно испугала. Долгое время я был клириком собора и настоятельской работы не искал. Я просто боялся наломать дров в работе с людьми, сделать что-то неправильно.
К тому времени у меня уже была нагрузка по семинарии и Просветительскому отделу. В каких-то ситуациях я просто изнемогал от ­нехватки времени и физических сил и здоровья. Но те несколько секунд, которые давались мне на размышление — принимать предложение митрополита Владимира (Икима) стать настоятелем или нет, — позволили вызреть одной интересной мысли. С 2007 года в Ташкентской духовной семинарии я преподаю курс практической катехизации, в котором свел воедино и обобщил опыт воцерковления людей на приходах нашей Церкви. Но для меня это была лишь голая теория. Я подумал, что, возглавив приход, смогу воплотить теорию в жизнь, то есть выйти из «штаба» в реальный «бой». Это пугало, но одновременно и привлекало. Так что мое согласие было обусловлено «научными» причинами.

Приход — это мы

— Какие изменения стали пер­выми?

— На первом приходском собрании, где мне официально передавались полномочия, я обратился к клирикам и работникам храма с просьбой поддержать мой замысел превратить приход в семью для верующих, а храм — в родной и уютный дом. Тогда я пояснял, что предстоит вести борьбу буквально за каждого человека. Говорил, что храм должен стать многолюдным, что наша работа не может ограничиваться богослужениями, но должна также быть направленной на просвещение. Просил всех присутствовавших понять и «заразиться» этой идеей.
Добавлю, что с назначением на настоятельство меня не сняли с других послушаний. Всё, что я делал в соборе, я продолжил делать и на приходе, который стал новой базой Просветительского отдела.
Конечно же, я знал, что при загру­женности одному мне будет невозможно воплощать все замыслы. Нужны были помощники, которых, благодаря прошлому настоятелю, не пришлось искать. На приходе еще до моего появления слаженно работал хорошо подобранный коллектив, и мне удалось найти у него поддержку.
Приход не должен замыкаться на личности настоятеля и обслуживать его интересы. Приход — это не я. Не я что-то сделал на приходе. Приход — это все мы. И каждый из нас делает общее дело.

— Почти сразу после своего назначения на приход вы открыли благотворительную столовую. Почему вы начали именно с этого?

— Существует простое до гениальности правило: священник должен уделять внимание людям. Достаточно порой просто выслушать человека в его нужде или беде, чтобы он стал признателен тебе лично, а в твоем лице и всей Церкви. Если внимание к человеку превосходит простое выслушивание, то уровень благодарных чувств возрастает на порядок. Самое главное, люди уже не чувствуют себя чужими. Сначала мы стали приглашать на обеды бедных пожилых людей, которым трудно ходить, сложно готовить себе еду. Затем к трапезе как-то совершенно естественно и ненавязчиво мы стали приглашать активных прихожан храма. Обеды стали нашей формой внимания и уважения к ним. Сама идея об общих трапезах не нова. Достаточно было адаптировать практику древних агап к современности.

Отдельно нужно сказать, что с назначением на Ташкентскую кафедру нашего правящего архиерея Митрополита Викентия практически сразу определились приоритеты в приходской деятельности. Главным направлением стала социальная работа. В том числе по благословению владыки была открыта приходская благотворительная столовая, где могли обедать не только работники и прихожане храма, но и неимущие люди. Когда по санитарным соображениям вход в трапезную для человека был невозможен, горячая пища ему выдавалась в контейнерах. Этой же практики мы придерживаемся и сегодня.
Трапеза в нашем храме сразу переросла статус приема пищи. Вокруг обедов мы стали формировать центр образования и духовного просвещения. Были закуплены проектор и усилители. Для удобного размещения людей были приобретены стулья вместо обычных узких и неудобных лавок. Во время трапезы мы стали показывать видеофильмы, в которых можно увидеть христианскую проблематику. Так трапезная стала местом встреч и обсуждений.

— Каким был второй шаг?

— Почти сразу после назначения на приход в формате внебогослужебных собеседований была учреждена взрослая группа воскресной школы. До этого при храме была объединенная группа, но особого внимания взрослой аудитории не уделялось.Я не торопил события, никого настойчиво не зазывал. Сначала надо было сформировать концепцию воскресной школы и оценить свои возможности.
Воскресная школа стала не просто местом тематических собеседований, а чем-то более личным. Мы устраивали чаепития, преподносили маленькие подарки, беседовали о жизни, пытаясь увлечь людей.
На первый призыв откликнулись 15 человек. Они составили костяк тех, с кем предстояло работать в дальнейшем. Никакой активной агитации не было. Это было принципиально. И сейчас в храме висят объявления, периодически прихожанам напоминается, что мы существуем и продолжаем свою работу. Наши встречи должны были пополняться новыми участниками через проповедническую работу тех, кто пришел раньше. Одни люди приглашали других. Было необходимо постепенное — узким потоком — включение людей в нашу общину. Сегодня к нам приходят уже 40 человек.

Главным предметом, который мы начали осваивать, стало Священное Писание Нового Завета. Параллельно обязательно велся диалог с аудиторией по интересующим ее вопросам. После этого шел показ фильмов.
Формирование группы проводилось по семейному принципу: если кому-то нравилось занятие, они приводили на следующее своих родных и близких, друзей и знакомых. Приход к нам не накладывает на человека никаких обязательств. Звучала только одна просьба к людям: чтобы каждый понемногу приносил с собой какой-нибудь снеди, которой можно угостить других. Храм в тот момент ни в чем не нуждался, но хотелось, чтобы люди не становились некими потребителями, а почувствовали свое участие. Негласный проект «Пришел сам, накорми другого» реализуется до сих пор — мы выставляем печенье и чай, а что-то более изысканное приносят сами слушатели.

Я уверен, что воскресная школа должна стать приходской общиной. Простое собеседование и информатизация населения закончились бы тем, что люди приходили бы и уходили (даже получив знания). За совместной же трапезой люди подсознательно чувствуют свое единство, слушатели знакомятся более тесно. Сегодня слушатели нашей воскресной школы уже стали активными членами приходской общины.
 

— Как проходят занятия в воскресной школе?

— За одно занятие мы проходим одну главу Евангелия. Зачитываем ее в синодальном переводе, затем в греческом подстрочном переводе. Одновременно описывается каждый исторический сюжет, выявляется — часто совместно — духовный замысел, заложенный в Евангелие Спасителем. За два года мы добрались только до Деяний святых апостолов, но я считаю это приемлемым. Большая часть времени воскресных встреч посвящена вопросам и ответам. И вопросы слушателей, как правило, не повторяются.
Оглашение

— В октябре 2011 года по благословению Митрополита Ташкентского и Узбекистанского Викентия на приходах всей епархии было введено обязательное оглашение перед принятием таинства крещения. Как вы отнеслись к этому нововведению?

— Я горячо поддерживаю это решение. Сам я пытался заниматься оглашением еще при прежнем руководстве— начинал оглашать людей в ташкентском кафедральном соборе, потом мое дело продолжили другие клирики и семинаристы. Но эта практика не могла обрести должных масштабов, если бы она была необязательной для всех приходов. Сейчас в каждом храме человек в обязательном порядке должен пройти 12 огласительных бесед. С еженедельной периодичностью это составляет приблизительно три месяца.

— Не много ли времени занимает оглашение? Как на это реагируют люди?

— Сначала у потенциальных оглашаемых энтузиазма было мало. Помню, как на первое занятие, о котором я объявлял заранее несколько раз, не пришел никто. Зато на второе пришли 10–12 человек. Вероятно, что во всех храмах, куда обращались люди, тоже отказались крестить без оглашения.
Конечно, сначала люди негодовали, что каждую субботу в течение 12 недель им по два-три часа будут говорить о том, что их особо не интересует, но потом стал проявляться обратный эффект. У многих появился этакий неофитский задор, которому нужно было дать правильное направление.

— Сколько человек ходит на огласительные беседы сегодня?

— В среднем 50 человек. По-моему, результат неплохой, учитывая то, что наш храм кладбищенский.

— Насколько я знаю, обучение проводится по цикличной системе, что позволяет человеку войти в процесс обучения на любом этапе. Не наскучило ли вам рассказывать одно и то же раз за разом?

— Конечно, некое приедание есть. Но, во-первых, цикл растянут на продолжительное время, так что оно всё стирает. Во-вторых, есть возможность открывать новые аспекты в повторяющейся теме, а также оттачивать подачу материала. И потом, на беседы приходят разные люди. Мне нравится наблюдать за их реакцией, как в них раз за разом понемногу открывается христианское сознание. Они начинают интересоваться православием, задавать вопросы. Порой приводят с собой и крещеных друзей, которые ничего не знают о вере. Помимо толкования «Символа веры» на каждом занятии мы говорим о нравственных проблемах, о человеческой жизни, грехе, молитве, богослужении…

— Оглашение завершено, человек крещен. Остается ли он при храме или, получив заветное свидетельство, исчезает?

— Можно привести статистику по городским храмам. В Ташкенте из «выпускников» огласительных бесед в храм приходят 1–2% слушателей. Но проходит время, и 50–60% слушателей часто начинают появляться в храмах. Мне и эти цифры внушают оптимизм. Для меня очевиден принцип духовной социологии. Оптимизм поддерживает еще и то обстоятельство, что семя может быть законсервировано и прорасти гораздо позже, но всё же прорасти. В том, что оно прорастет во многих, я более чем уверен.
Братство

— При вашем храме третий год успешно действует братство трезвости. Расскажите о нем.

— Во время одного из визитов в наш храм Митрополит Викентий поделился мыслью, что приход может стать основой для создания трезвеннического движения в Узбекистане. Этой идеей мы воодушевились.
Методику я не выбирал. Один из наших волонтеров вызвался вести работу с зависимыми от алкоголя на основе программы «12 шагов». Он сам, благодаря Спасителю и тем принципам, которые заложены в программе, не просто вышел из этого состояния, но и до сих пор уверенно пребывает в трезвости.
Конечно, к программе иногда можно встретить неоднозначное отношение. Я и сам сначала пытался обойти ее стороной. В первую очередь меня смутил прагматичный американизм этой программы. Там был перекос на общество анонимных алкоголиков с обещаниями, что именно общество поможет, вытащит, возвысит. Смутило меня и то, что Бог обезличенно назван Высшей силой.
Мы переработали эту программу в православном ключе. Исключили перекос на зависимость от общества, сделали главной надежду на Бога и на то, что мы как члены братства можем только поддержать человека в его беде. И программа стала работать.

Путь братства не был усыпан лепестками роз. Сначала происходила большая ротация. Люди приходили и ожидали какого-то мгновенного эффекта. Когда им говорили, что нужно работать над собой, очень многие вроде бы соглашались, но на занятиях больше не появлялись. Но мы работу не прекращали.
В работе братства я выступаю как духовный консультант. Мы действуем в паре с руководителем братства, это очень эффективно. Но надо понимать, что, если к нам, к примеру, придут 50 человек, мы не сможем удержать всех в поле своего внимания, люди будут заброшены и сами отсеются. Выход видим в том, чтобы опытные и устоявшиеся в трезвости члены нашего братства возглавили новые ячейки на других приходах.
Братство как форма общинности — наиболее эффективная форма воцерковления человека. В воскресной школе идут схоластические занятия, потребление информации. А в братстве человек направлен на исцеление, один из последовательных этапов на пути к которому — приобщение к таинствам. В первую очередь к Покаянию и Евхаристии.

Община

— В чем заключается, на ваш взгляд, основная задача формирования общины?

— Приучить человека к тому, что у него есть еще один дом — храм. Мы стараемся делать всё, чтобы человек не чувствовал себя чужим.

— Какую роль в формировании общины вы отводите настоятелю?

— Я стараюсь исключить всякую «ориентацию на батюшку». В силу занятости я редко бываю на приходе. Более интенсивная, глубокая работа с людьми предполагает постоянное присутствие священника на месте. Но у меня это нечасто получается. Я всегда думаю о том, что нужно сделать для того, чтобы община была сориентирована не на человека, но на Бога. Я прекрасно знаю выражение Поражу пастыря, рассеются овцы (Мф. 26, 29). Но почему бы из людей, ходящих в послушании, не воспитывать наставников?

— Поясните, что вы имеете в ­виду?

— Формы организации сектантских общин — не их изобретение. Это форма, заимствованная у древнехристианской Церкви, в том числе и из православных общин. Со временем общинность ушла с приходов и стала практиковаться в монастырях. Роль пресвитера при самоуправлении не настолько велика. Для меня было важно, чтобы люди не игнорировали меня как священника и настоятеля (это в принципе и не получится в силу специфики православия). И одновременно чтобы они, нащупав путь и получив какие-то знания, могли продвигаться дальше самостоятельно, не забывая Церковь. Даже если вдруг произойдет смена настоятеля, важно, чтобы человеческое стремление к ­Богу не угасло, чтобы люди сохранили формы взаимопомощи, которые возникают сейчас.

Я дошел опытным путем до того, что любой коллектив людей существует благодаря общей идее, каким-то принципам. Коллектив живет до тех пор, пока он работает, проявляет активность, занимается чем-то общеполезным. Об этом же говорят законы психологии и общественной жизни. Каждый человек остается где-то, пока он востребован и ощущает свою нужность, не равнодушен и не находится в состоянии покоя. Здесь было бы уместно объединить все эти русскоязычные термины в один ­англоязычный — action. В это понятие входит и активность, и деятельность, и стремление к поступательному расширению этой деятельности.
Православный «экшн»

— Как это применимо в право­славии?

— То, что я назвал «экшн», должно быть заложено в основу деятельности любой общины. Активность может развиваться в разных направлениях: социальном, евхаристическом, просветительском. Она может быть увязана с самим храмом, когда община старается поддержать храм во всех отношениях, начиная от богослужебной жизни и заканчивая уборкой. Мне приходилось видеть такие примеры — храм Живоначальной Троицы в Хохлах, где настоятелем является протоиерей Алексий Уминский. Община живет храмом, храм живет благодаря общине. В наших условиях это следует рассматривать как идеал, к которому мы стремимся.

— А как это происходит у вас? Чем занимаются члены общины вашего храма?

— Мы стараемся задействовать наших общинников в работе социальной службы при храме. Согласно циркулярному письму Митрополита Викентия, основанному на решении Архиерейского Собора 2011 года, при храме были учреждены должности социального работника, молодежного работника и катехизатора. После того как мы основали приходскую службу социальной помощи и поддержки, работа пошла довольно активно. В этой работе стала время от времени участвовать большая часть наших прихожан.
Владыка Викентий подал идею, с чего начать социальную работу: посещать прикованных к постели людей и собирать вещи для неимущих. Люди стали работать с воодушевлением. Мы посещаем приюты, патронируем одиноких и больных людей. Патронажное сопровождение у нас не временное — на месяц или год, это потребовало определенных трудовых затрат, но мы ухаживаем за человеком до тех пор, пока он не выберется из тяжелой ситуации или его жизнь не закончится естественным образом. Мы уже проводили нескольких людей, о которых заботились, в вечность.
Поскольку наш храм кладбищенский, перед нами встала задача сохранения заброшенных христианских могил. Была создана специальная волон­терская бригада по уходу за захо­ронениями, к которой время от времени многие присоединяются.

— Когда ваши прихожане успевают всё это делать? Ведь еще работать надо!

— Большинство и не может прийти. Естественно, люди работают, это радует, говорит о нормальной социальной обстановке. Конечно, не всегда можно отвлечь человека от основной работы. Но по мере возможности и сил он сам включается в приходскую работу. Мы никого не заставляем.

— В вашем храме за богослужением поет народный хор. Как вы его собрали?

— Слушатели воскресной школы живо воспринимают информацию. Но без богослужений такие занятия могут остаться говорильней. Нужна была вовлеченность в богослужения. Я попросил нашего регента поработать с нашими воскресниками, обучить песнопениям Божественной литургии. Желающих оказалось немало. Занятия шли полгода, потом был дан старт. Теперь каждую субботу в нашем храме проводятся народные литургии. Профессиональный хор запевает, а наши прихожане ведут свои партии, как они были обучены этому.
Если говорить о детях и молодежи, то мы тоже уделяем внимание подрастающему поколению. Но поскольку дети ориентируются на подражание, то в просветительской работе упор должен быть сделан на взрослых.

— Исходя из вашего опыта, какой бы вы дали совет священникам и мирянам, создающим приходскую общину? Что самое важное?

— Пусть помнят, что важно видеть в человеке не статистическую единицу, заполняющую храм и выполняющую определенную работу. Главное — видеть в человеке человека, суметь разглядеть в нем образ Божий. С людьми нужно говорить, говорить часто, подробно, постоянно повторяться и многократно объяснять элементарные вещи. Это трудная и кропотливая работа, которая похожа на воспитание детей. Порой могут опускаться руки, сковывает усталость. Мало кто сможет вас понять и поддержать. Выход в том, чтобы во всем обращаться ко Христу, звать Его на помощь, просить Его обо всех сразу и о каждом в отдельности. По опыту знаю: Господь не оставляет.
Беседовала Надежда Исаева

Справка. Родился в 1974 г. в Душанбе (Таджикистан) в семье служащих. В 1997 г. окончил факультет радиофизики и электроники Таджикского государственного университета. C 1999 по 2003 г. учился в Ташкентской православной духовной семинарии. С 2003 по 2007 г. заочно учился в Московской духовной академии. В 2001 г. рукоположен во иерея, в 2009 г. возведен в сан протоиерея. C 2005 г. — председатель Просветительского отдела Ташкентской и Среднеазиатской (ныне — Узбекистанской) епархии. В 2011 г. назначен настоятелем храма Святого благоверного Александра Невского на 1-м городском кладбище Ташкента.

Надежда Исаева
12 августа 2014 г. 14:27
Ключевые слова: духовенство
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Православному Свято-Тихоновскому гуманитарному университету - четверть века
Первый набор студентов Православный Свято-Тихоновский богословский институт, как тогда назывался ПСТГУ, провел осенью 1992 года. И тогда же состоялся первый в истории ПСТБИ торжественный акт — в день избрания святителя Московского Тихона на патриарший престол, 18 ноября, ставший по патриаршему благословению институтским праздником. Первый в Церкви университет — ведущее в России православное высшее учебное заведение открытого типа, ежегодно выдающее государственные дипломы установленного образца по десяткам специальностей, преодолело за этот период колоссальный путь. «Журнал Московской Патриархии» устами ректора ПСТГУ протоиерея Владимира Воробьева вспоминает главные вехи на этой дороге и рассказывает об основных задачах развития вуза. PDF-версия Но сначала мы приглашаем читателей на небольшую экскурсию в университетский городок в столичном районе Марьино. PDF-версия
20 ноября 2017 г. 11:30