iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Семь жизней Сергея Лисевицкого
В этом году исполнился ровно век со дня рождения Сергея Лисевицкого, а в прошлом - 20 лет, как он покинул этот мир. Проживший удивительно насыщенную жизнь, событий в которой хватило бы на несколько, Сергей Николаевич оставил после себя насчитывающий полторы сотни снимков уникальный фотоархив, с хроникальной беспристрастностью запечатлевший жизнь Церкви в 1940–1980 е годы. Это потрясающее по своей полноте, подробности и наполненности интереснейшими репортерскими штрихами свидетельство эпохи. Точнее, сразу нескольких эпох, вместившихся в обозначенный временной период. Вдвойне обидно, что об этих фотографиях сегодня мало кто знает. С любезного разрешения нынешнего правообладателя снимков Лисевицкого — Российской государственной библиотеки искусств — мы хотя бы отчасти восполняем этот пробел, публикуя несколько фоторабот Сергея Николаевича.
23 декабря 2015 г. 12:30
Первые годы Трехсвятительского подворья в Париже
Научная серия Дома русского зарубежья (ДРЗ) пополнилась новым важным трудом — сборником «Русское зарубежье: музыка и Православие». ­Вдохновителем, главным организатором и составителем проекта стала кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания (ГИИ) Светлана Зверева. На подробное изучение духовного музыкального наследия русского зарубежья исследователя благословил митрополит Антоний (Блум), глава Сурожской епархии ­Московского Патриархата (1914–2003). Отрывки из обширного интервью, взятого в 2002 году Светланой Зверевой у митрополита Антония и полностью вошедшего в упомянутый сборник, мы с любезного разрешения автора предлагаем вниманию читателей. В них архипастырь вспоминает о первых годах парижского Трехсвятительского подворья Русской Православной ­Церкви — о тяжелой эпохе изгнания и невзгод, наполненной вместе с тем горячей верой, молитвой и светлым упованием на будущее оказавшихся в рассеянии соотечествен­ников.
18 сентября 2015 г. 10:00
Некрологи
Протоиерей Василий Секачев
ЖМП № 3 март 2016 /  15 марта 2016 г. 16:10
версия для печати версия для печати

Протоиерей Василий Секачев

4 февраля 2016 года после тяжелой болезни скончался настятель Свято-Троицкого храма НИИ СП им. Н.В. Склифосовского протоиерей Василий Секачев (05.08.1967–04.02.2016).

Отец Василий родился и жил в Москве. Окончил французскую спецшколу № 10, в 1984 году поступил на исторический факультет МГУ, который окончил в 1991 году. Затем стал слушателем аспирантуры при Институте Европы РАН. В 1998 году получил ученую степень кандидата исторических наук. Одновременно шло духовное возрастание будущего пастыря. Он принял таинство крещения, а в 1994 году был рукоположен в сан диакона епископом Верейским Евгением (Решетниковым), в 1998 году — в сан пресвитера Патриархом Алексием II.

С первых месяцев служения в храме Святого благоверного царевича Димитрия при Первой градской больнице отец Василий проявил себя как терпеливый, кроткий, очень милостивый и самоотверженный пастырь. Хрупкий с виду, он обладал большой силой духа. После службы мог  долго исповедовать больных Первой градской или больницы им. Склифософского. Отец Василий всегда откликался на просьбу посетить больного дома. Естественные для него доброта и участливое внимание к страдающему человеку легко располагали к нему людей. Для многих из них подобные встречи становились знаменательными: им открывалось Православие.

Интересный случай произошел с группой молодых африканцев из Республики Кот-д’Ивуар, которые как-то раз пришли в храм в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского. Поговорив с ними на французском, батюшка выяснил, что приехавших обманули мошенники, пообещав, что в России их примут игроками в футбольные клубы, где они смогут неплохо заработать. На деле всё оказалось иначе. С них взяли деньги за перелет, за проживание, а потом просто выставили за дверь. Отец Василий в меру сил постарался помочь, поддержал и утешил африканцев. Двое из них заинтересовались Православием, и отец Василий их крестил. Требник он читал на французском языке.
В 2006 году священник стал старшим преподавателем истории Церкви в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, совмещая эту работу с уроками в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия и в Димитриевской школе.

Отец Василий был педагогом от Бога. Сухие цифры и факты превращались на его занятиях в увлекательный рассказ. Он погружал своих слушателей в давно минувшую эпоху, стараясь привить им любовь к истории вообще, но прежде всего к истории своей страны. Когда речь заходила о военных конфликтах, священник разворачивал карту, реконструировал сражения, рассматривал позицию каждой из сторон. Говоря о тех или иных исторических личностях, он старался показать их внутренний мир, в котором порой самым причудливым образом уживались добро и зло.
Дети и подростки очень его любили. Он часто ездил в детские лагеря, организовывал походы. Каждого ребенка воспринимал как личность, стараясь уделять ему внимание не только на уроке. Дети настолько доверяли ему, что даже самые сложные вопросы в воспитании разрешались при его участии легко и быстро. Так, у одного из учеников Дмитриевской школы в 10-м классе возникли сомнения в вере и обида на Бога, непонимание христианской жизни. Священник много беседовал с юношей, помог ему разобраться в мучивших того вопросах, нашел нужные слова и примеры.

Отец Василий был очень чутким и бесконфликтным человеком. Это чувствовали все, с кем ему приходилось общаться. В спорных вопросах он никогда не пытался склонить собеседника к своей точке зрения, хотя никогда не испытывал нехватки в аргументах — он был прекрасно образован и обладал широким кругозором. Видя, что разговор принимал эмоциональную окраску, он прекращал его. Для священника приоритетом всегда оставались добрые отношения с собеседником. Однако это не было слабостью: отец Василий никогда не изменял своей позиции и при необходимости готов был спокойно, твердо и с уважением к собеседнику ее отстаивать. Он никого не подавлял, но и ни под кого не подстраивался. В его бесконфликтности угадывалась христианская любовь к людям, с которой он относился даже к тем, кто его не понимал. Пастырь лишь старался найти объяснение и причины этому непониманию.

Отец Василий обладал важнейшим качеством священника — смирением. В одном из его интервью есть замечательные слова: «Главный страх, мне кажется, — это боязнь смирения. Да, человек больше всего страшится, что его не заметят, не оценят, чего-то не дадут и он будет среди обделенных, смиренных. Наша общая беда, что мы не можем довериться Богу. Не можем поверить, что есть Тот, Кто нас любит больше всех. Мы вообще не очень-то верим в любовь, но больше в себя, в каких-то людей, какие-то обстоятельства, возможности этого мира, но не в любовь Бога к нам. Поэтому нам бывает очень сложно».

Врожденное чувство такта, отсутствие самомнения, желание всегда идти на контакт позволило ему легко установить добрые отношения с администрацией НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, куда батюшка был назначен в 2002 году. В 2008 году ему удалось договориться о службах в престольные праздники в большом Троицком храме, через год к ним прибавились службы на Пасху и на Рождество, а с 2010 года администрация разрешила служить там уже постоянно. Кроме того, был отреставрирован и маленький Воскресенский храм, в котором в советское время хранился архив рентген-снимков.
Узнав о страшном диагнозе, отец Василий не воспринял его как крест. А только вздохнул — вот теперь придется отложить все попечения. Но потом подумал и сказал: «Нет, нельзя, у меня домашние — матушка, сын, у меня приход. Я не имею права умирать. Я должен лечиться».

Он никогда не жаловался, не показывал признаков того, что ему плохо, тяжело, что он страдает, не терял бодрого настроения. Cвященник до конца верил, что Бог даст ему силы победить эту болезнь, но и к смерти был готов. Однажды он сказал: «Христианин отличается от других людей тем, что готов умереть в любой момент своей жизни и дать ответ Богу. Мы не знаем, когда умрем, мы молимся, чтобы Господь дал нам еще немного времени земной жизни, чтобы мы покаялись во грехах своих, но мы всегда должны быть готовы к тому, чтобы умереть в любую минуту». Накануне смерти отец Василий был в сознании, исповедался и причастился святых Христовых таин.
На отпевании отца Василия Троицкий храм был полон людей. Митрополит Истринский Арсений зачитал слова соболезнования от Святейшего Патриарха Кирилла всем, кто знал и любил почившего пастыря. «Нельзя не печалиться, особенно тем, для кого отец Василий был отцом, наставником, учителем, поддержкой в жизни, — сказал в своем слове епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон. — Но вместе с тем можно и радоваться, что он прошел этот путь земной и, как мы верим, по любви и милосердию Божиему сейчас находится не в местах мучения, а в местах светлых, радостных».
Однажды отец Василий сказал: «С Богом можно ничего не бояться, даже смерти». Всё так. Потому что для тех, кто всем своим сердцем любит Бога и предан Ему, смерти нет.

протоиерей Алексий Новичков
протоиерей Андрей Постернак
15 марта 2016 г. 16:10
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи