iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Пасха в Камбодже
«Христос воскресе!» — это радостное пасхальное приветствие звучит сегодня на всех континентах, в том числе и в странах Юго-Восточной Азии. Первые русские приходы в этом регионе — на Филиппинах и в Голландской Ост-­Индии (ныне Индонезия) — возникли вскоре после революции 1917 года в результате небывалого прежде рассеяния паствы Русской Православной Церкви по всему миру. В 1946 году был образован Восточноазиатский Экзархат Московского Патриархата. Экзархом был назначен архиепископ Нестор (Анисимов), много сделавший для Церкви в Восточной Азии. Но через десять лет экзархат был упразднен. Следующим толчком к распространению русских приходов в Юго-Восточной Азии стал распад Советского Союза, появление новой волны эмигрантов и туристов из стран бывшего СССР, а также рост интереса к Православию среди коренного населения. В наши дни, в декабре 2018 года, был учрежден Патриарший Экзархат в Юго-Восточной Азии, который возглавил митрополит Сингапурский и Юго-Восточно-Азиатский Сергий. На сегодняшний день в Экзархат входит 13 стран, в том числе и Королевство Камбоджа. Как развивается православная миссия и как празднуется Пасха в стране кхмеров, рассказал «Журналу Московской Патриархии» исполняющий обязанности благочинного церквей Камбоджийского округа Таиландской епархии иеромонах Паисий (Ипате). PDF-версия.
8 июня 2021 г. 18:00
Репортажи
Литургия под открытым небом на месте Покровской церкви в Антоновке
ЖМП № 7 июль 2021 /  12 августа 2021 г. 14:30
версия для печати версия для печати

Такой близкий Дальний Восток

В ПРИМОРСКОМ КРАЕ КАНОНИЗИРУЮТ ПРАВЕДНИКОВ, УЧАТ СУВОРОВЦЕВ МОЛИТВЕ И ЗАВЕРШАЮТ ОТДЕЛКУ СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКОГО КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА

Будничным июньским утром на окраине села Антоновка, что в Спасском районе Приморского края, безлюдно. Не село — одно название: оставшиеся обитаемыми дворы можно пересчитать по пальцам одной руки. Сегодня тут состоится первая за сто лет Божественная литургия. Раньше всех за околицей тормозит машина, преодолевшая три сотни километров и проведшая в пути больше четырех часов, — с владивостокскими клириками и корреспондентом «Журнала Московской Патриархии». Еще немного — и начинают подъезжать священнослужители и прихожане храмов соседних сел, самая массовая группа прибывает на автобусе.  PDF-версия.

Первые святые Приморской земли

Под руководством благочинного церквей VI округа Владивостокской епархии митрофорного протоиерея Владимира Капитанюка об­устраивается пространство для совершения Литургии под открытым небом возле поклонного креста. Его установили по инициативе настоятеля Успенского храма в соседнем поселке Кировском протоиерея Александра Спрыгина. Точка эта выбрана не просто так. Лесная растительность еще не успела одолеть остатки фундамента школы, закрытой десять лет назад и сгоревшей в прошлом году. А школу, в свою очередь, перестроили некогда из сельской Покровской церкви. Век назад здесь совершил свой тихий подвиг настоятель — священник Павел Лазарев.

Затянувшаяся в Приморье Гражданская вой­на протекала тяжело и не всегда логично. Красные войска в 1918 году перешли к тактике партизанской борьбы, порядок в населенных пунктах поддерживали казаки атамана Калмыкова при содействии белочехов, кое-где хозяйничали японские интервенты. В этих условиях таежные леса в глубинке Приморья наводнили разбойники, совершавшие самосуд и нагонявшие ужас на местных жителей.

— В советское время об объявившемся в Никитовке, в десяти километрах от Антоновки, соединении пяти лесных отрядов под общим командованием Баранова, запугивавших крестьян угрозами и жестокими расправами, говорили как о красногвардейцах. Но это противоречит современным данным: то были самые настоящие бандитские группировки анархистов, нещадно обиравшие селян, — рассказывает краевед из Кировского Сергей Денисенко. — Служившие в сельских храмах священники, пытавшиеся утешить и ободрить людей в этом хаосе, принимали первый удар безбожников. Сильно раздражал и опытный 41-летний пастырь Павел Лазарев, поэтому долго терпеть его не стали...

Настоятеля сельского храма арестовали ­ночью в канун праздника Троицы. Увезли в Никитовку и на допросе пообещали освободить, если тот прилюдно сложит с себя крест со священническими одеждами и признается, что все эти годы обманывал паству. Услышав твердый ­отказ, тут же в лесу его расстреляли1. Через Харбин вдовой матушке Клавдии Лазаревой вместе с четырьмя детьми удалось эвакуироваться в Юго­славское королевство, а после войны они перебрались за океан. «Внуки дожившей до 99 лет Клавдии Николаевны предоставили множество фактов о жизни и гибели отца Павла, но по церковным правилам свидетельства родственников не принимаются во внимание при решении вопроса о канонизации подвижника, — говорит протоиерей Владимир Капитанюк. — И здесь очень кстати оказалась шедшая параллельно работа наших архивистов по исследованию малоизученных страниц Гражданской войны».

— Новые сведения о подвиге священномученика Павла Лазарева мы начали собирать не так давно — лишь в 2017 году, — продолжает свой рассказ стоявший у истоков этой работы Сергей Денисенко. — Частично опирались на данные моего предшественника — дальневосточного историка и писателя Александра Бачурина, проведшего много лет в архивах в поиске материалов о дореволюционном духовенстве Спасского района. Мне удалось выйти на эмигрировавшую в конце 1980-х годов из Советского Союза в Канаду Тамару Монтгомери, ставшую подругой семьи Лазаревых. После телефонного разговора с ней и изучения рукописей семейных мемуаров стало понятно, каких именно сведений не хватает и в каких архивных фондах их нужно искать. Дальнейшее было делом техники...

Результатом этих усилий стало подробное житие священномученика Павла Лазарева. Священный Синод 26 декабря 2019 года включил его имя в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. В селе Многоудобное, где в Иннокентьевской церкви еще до совершившейся в 1912 году диаконской хиротонии тот служил псаломщиком, уже возводится первый храм во имя пресвитера. Покровом тайны пока окутано возможное местонахождение его мощей. По метрическим записям Преображенской церкви села Спасское смерть священника зафиксирована 2 июня 1919 года2. По воспоминаниям очевидцев, несколько месяцев спустя антоновские крестьяне попытались перезахоронить пастыря по-христиански, во гробе, и, выкопав тело, увидели, что лица покойника не коснулось тление3. Увы, завершить начатое не удалось: явились красные партизаны и предали труп огню.

— Любая власть должна помнить о преступ­лениях, совершавшихся в те смутные времена. Пока будем помнить о них, подобное никогда не повторится, — считает глава Кировского района Игорь Вотяков, тоже молившийся за Литургией. — Уверен: торжественное богослужение, в котором мы сегодня участвовали, станет доб­рой традицией. От себя же могу пообещать: это место не будет забыто, мы уделим ему должное внимание.

О каком же зримом церковно-мемориальном воплощении может идти речь? Строительство храма в Антоновке, как бы горько это ни прозвучало, перспективы не имеет: село из трехсот дворов, где всего одно поколение назад располагалась колхозная усадьба с фазанарием, оленьим стадом в четыре сотни голов и фабрикой по развеске чая «Дерсу», ныне стало прибежищем нескольких пенсионеров. «Церковь здесь строить мы не планируем, а вот часовню — да, и рядом с ней нужен небольшой паломнический центр по популяризации памяти приморских святых, — не скрывает смелых планов протоиерей Владимир Капитанюк. — Сюда станут приезжать паломнические группы, которые мы обязательно будем возить и в Никитовку, на место убиения священномученика Павла».

Священномученик Павел Лазарев стал хронологически лишь вторым святым Приморья. Первым же канонизирован его собрат прото­иерей Андрей Зимин, казненный большевиками вместе с женой, тещей и дочерьми в ночь на Крещенский сочельник 1920 года в селе (ныне райцентр) Черниговка в том же VI церковном округе Владивостокской епархии. Это имя среди верующих не было предано забвению — главным образом потому, что служивший настоятелем Богородице-Рождественской церкви отец Андрей был похоронен на прихрамовой территории. Увы, за минувший век месторасположение общей могилы утрачено, так что обретение мощей священномученика Андрея Зимина пока затруднено. Решением Синода от 4 апреля 2019 года его имя включено в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Небо на пеноплексе

Празднование юбилейного года святого благоверного князя Александра Невского в Приморье идет полным ходом. Просветительские встречи, лекции, беседы, просмотр исторических кинолент — лишь малая толика грандиозных торжеств. Владивостокскую епархию пересекли несколько крестных ходов, один из которых, входящий в юбилейную общецерковную четверку маршрутов, доставил во Владивосток икону с частицей мощей святого. А в ­Марфо-Мариинском женском монастыре на Седанке завершается восстановление одной из церквей обители — Александро-Невского храма-часовни, обезображенного в советское время нелепой деревянной пристройкой и превращенного в жилой дом. Храму уже вернули исторический облик.

Начались же епархиальные торжества еще год назад в Уссурийске — с великого освящения Александро-Невского домового храма в Суворовском военном училище в праздник перенесения мощей святого благоверного князя. Строили деревянную церковь довольно долго: закладной камень митрополит Вениамин (Пушкарь) освятил еще летом 2015 года. Такое посвящение престола значимо и для восстановления исторической справедливости: до революции на этом самом месте в составе большого полкового храмового комплекса располагалась деревянная церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского.

Сложенный из оцилиндрованной сибирской лиственницы и обработанных вручную бревен кедра 24-метровый храм очень молод, но и здесь уже есть прочные традиции. Многие из них обусловлены спецификой учебного заведения: Суворовское училище — организация военная, в то же время обучаются здесь дети. Алтарничают исключительно местные — шесть ребят и один воспитатель.

«Богослужение у нас еженедельно по воск­ресеньям. Совершать Литургию в другие дни здесь не вполне целесообразно: суворовцы на занятиях, а у меня еще два послушания — штатный клирик Серафимовского приходского храма и помощник командира по работе с верующими военнослужащими войсковой части 57367 здесь же, в Уссурийске», — говорит настоятель священник Павел Моисеев. Строжайше он запретил труднице принимать пожертвования и плату за свечи. Ну а если кто-то все же захочет заплатить? «Неволить мы не вправе, — улыбается священник, — но никаких определенных тарифицированных пожертвований у нас нет». Иконостас тут тоже необычный. Студия военных художников им. М. Б. Грекова Министерства обороны РФ предложила экспериментальную разработку для полевого храма — из бронзы. «Но он весит больше тонны, разворачивается долго — в общем, дальше эксперимента дело не пошло. Опытный образец нам и передали. Пришлось, правда, на 30 сантиметров приподнять его конструкцию, створки царских врат уж очень низкие были», — замечает священнослужитель. А роспись «неба» (потолка в храме) напечатали на... современном материале пеноплекс. Снизу и не скажешь: полное впечатление фресок.

Вместе с воспитанниками в позапрошлом году настоятель впервые в жизни прыгнул с парашютом. Не с пеноплекса — с неба всамделишного! Прямо в епитрахили поверх офицерской полевой формы. «Больше не буду: очень страшно, — признается отец Павел корреспонденту «Журнала Московской Патриархии». — Был момент, на 800-метровой высоте на борту АН-2 даже подумал: зачем мне это?! Оборачиваюсь — суворовцы улыбаются. Ну, куда уж там отступать...»

Несмотря на то что Александро-Невскому храму всего год, отец Павел в училище служит куда больше — уже одиннадцать лет. Он последовательный противник причащений поротно и посещений Литургии по графику: в свой выходной день, в воскресенье, воспитанники и преподаватели бывают в храме исключительно по собственному доброму желанию. «За каждой Литургией у нас молятся около трех десятков человек. Желающие причаститься заранее подают рапорт командиру взвода, им на 40 минут сдвигают завтрак, — объясняет священник. — За массовостью не гонюсь: увидев перемены в жизни верующих товарищей, нецерковные ребята за ними рано или поздно потянутся».

Интересуюсь, были ли подобные примеры. «В среде Суворовского училища, как и в любом мужском коллективе, часто выстраивается вертикаль социального противопоставления изгои — лидеры. Первым наедине объясняю духовный смысл их проблем, вторых в беседе немного привожу в чувство, но встречаемся тоже с глазу на глаз, чтобы не уронить их авторитет в коллективе. Судя по тому, что вижу, ситуация потихоньку выправляется. Но это по результатам исповеди у аналоя, — объясняет собеседник. — А кроме того, есть, разумеется, воспитательные занятия, беседы с ребятами по основам христианской нравственности, которые проходят у нас регулярно. Проводим уроки по избавлению от компьютерной зависимости, сквернословия. Было дело, из седьмого класса хотели отчислить нескольких суворовцев из-за пристрастия к наркотикам. Да они и сами, казалось, не горели желанием продолжать образование. И вот совместно с другими воспитателями в ходе кропотливой индивидуальной работы удалось добиться результата: все воспитанники закончили училище, а один выпускник даже успешно поступил в высшее военное учебное заведение. Рецидивов, насколько мне известно, ни у кого не случилось».

Постоянно в училище около полутысячи суворовцев: семь рот (параллелей с пятого по одиннадцатый класс) по три взвода каждая. Выходит, за десять с лишним лет перед глазами отца Павла прошло несколько тысяч юношей переходного возраста. Спрашиваю, заметны ли изменения в подрастающем поколении.

«Конечно, причем невооруженным глазом, — отвечает тот. — Следует учитывать, правда, что в большинстве случаев у нас учатся дети из неполных семей либо ребята, выросшие в семьях военнослужащих. Так вот, сейчас гораздо больше подростков, что называется, порабощенных цифрой, при этом знаний у них меньше. В то же время они умеют и любят обучаться тому, что, как им кажется, пригодится в жизни, схватывают на лету технические навыки, с упоением читают научную фантастику. Как с таким поколением говорить о духовном наследии Александра Невского? Только доступным, современным языком. Ведь и сегодня, и тогда перед Россией стоял один и тот же вопрос — выбор между Востоком и Западом. Мы вместе разбираемся, почему великий князь сражался с рыцарями и зачем ездил на поклон в Орду, которую, на первый взгляд, не интересовали наши духовные ценности».

Визит журналиста в училище совпал с ежегодными сборами суворовцев на полевом полигоне. В расположении оставались только готовившиеся к ЕГЭ одиннадцатиклассники. «Стараюсь бывать в храме каждую воскресную Литургию, — говорит Александр Донской из Спасска. — Обычно отец Павел очень интересно рассказывает, чему в истории Церкви посвящен тот или иной день. Запомнилось, как он говорил о таком празднике... когда празднуются репрессированные... пострадавшие...» — при этих словах паренек немного тушуется, и приходится спасать его, поддержав тему о февральском дне памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Преображение над Золотым Рогом

Сооружение Спасо-Преображенского кафед­рального собора рядом с Центральной пло­щадью города на берегу бухты Золотой Рог — один из долгостроев Владивостока. Правда, теперь о нем правильнее говорить в прошедшем времени: на золотых куполах сияют кресты, колокольный набор уже водружен на звонницу и на повестке — чистовая отделка с формированием убранства. Именно отсюда некогда начинался Владивосток. По местной легенде, казаки скрупулезно выбирали место для наилучшего расположения поста береговой охраны. Дойдя до местечка Посьет — порта почти у корейской границы, вооруженный отряд повернул обратно, и на берегу Золотого Рога его застигла непогода. Тут казаки в полной мере оценили достоинство этого места: географическая конфигурация пролива Босфор Восточный и острова Русский уникальным образом прикрывает берег от бурь и штормов. Тогда-то заставу и решили основать именно тут. Как бы там ни было, 160 лет назад вместе с погранпостом именно здесь встал первый Успенский деревянный храм.

— Полемика об оправданности размещения нового кафедрального собора в столь знаковом для России месте велась с 1999 по 2010 год, пока наконец в нее не вмешался занимавший тогда президентский пост Дмитрий Медведев, — вспоминает секретарь Владивостокской епархии протоиерей Игорь Талько. — За два последующих года удалось оформить земельный участок под застройку, вбить полторы сотни двадцатиметровых свай диаметром тысяча миллиметров каждая и освятить закладной камень, после чего стройка встала — до 2016 года.

Увы, полностью воплощенным в реальность свое детище 56-метровой высоты главный архитектор проекта Александр Котляров не увидит: зодчий скончался два года назад. За основу он взял пространственные габариты Александро-Невского собора в Таллине. Художественное же решение иконостаса связано с петербургским храмом-памятником Воскресения Христова «Спас на Крови».

Конструктивно здание собрано из монолитного железобетонного каркаса. В стилобате разместятся крестильный храм, актовый зал, служебные кабинеты, гараж и трапезная. В общем, компоновка для таких массивных соборов традиционна. Впрочем, на фоне морского простора с Центральной площади Владивостока, на некоторых картах по-прежнему именующейся площадью Борцов за власть Советов, здание новостройки отнюдь не выглядит тяжеловесным.

За содействие в подготовке материалов автор выражает признательность благочинному церквей II городского округа Владивостокской епархии протоиерею Сергию Шуталеву.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Лазарев-Миронов Е. П. Потомкам. Мемуары царского кадета. Colorado: Vestnik-Herald, 2017. C. 133.

2 РГИА ДВ. Ф. 244. Оп. 7. Д. 158. Л. 94об.–95.

3 См.: Лазарев-Миронов Е. П. Указ. соч. С. 165.

 

Также читайте на нашем сайте интервью с митрополитом Владивостокским и Приморским Владимиром.

12 августа 2021 г. 14:30
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи