iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Рецензии
Греческая часовня свт. Николая на православном участке венецианского кладбища Сан-Микеле
ЖМП № 7 июль 2011 /  12 июля 2011 г.
версия для печати версия для печати

Неизвестное православие в Италии

Вышла в свет новая книга кандидата исторических наук Михаила Талалая «Русская церковная жизнь и храмоздательство в Италии».

Тема русского православия в Италии, являющаяся актуальнейшей в наши дни, имеет свои глубокие корни. Понимаемый ли в контексте общеправославного присутствия и свидетельства или культурно и цивилизационно очерченный в границах русского мира, этот феномен в наши дни есть факт итальянской и общеевропейской действительности. Сегодня вместе с христианами иных исповеданий народам Европы предстоит вспомнить о своих общих корнях, если они не хотят окончательно сползти в болото духовной обезлички или стать новым материалом для проповеди миссионеров старых или новых религиозных течений.

Важно не забывать, что христиане Востока и Запада, живущие сейчас в пространстве объединенной (если не всегда политически, то культурно) Европы, встретились не вчера, в XX веке, в эпоху мировых катаклизмов, нового переселения народов и информационной революции, что контакты между двумя частями христианства не замерли в 1054 году после великого раскола. Православие непрерывно жило и живет в Италии, в мировом центре католичества. Живое свидетельство этому — общины, Церкви, епархии греков, румын, сербов... Русское православие в Италии имеет свою особую историю. О ней — монография Михаила Талалая, историка, краеведа, архивиста, многие годы посвятившего исследованию русского культурного и религиозного присутствия на Апеннинах.

Книга состоит из двух равных частей: собственно исследования и комментированных приложений — дневников и писем деятелей русского зарубежья.

Первая часть (краткое вступление, девять глав, заключение) повествует об истории возникновения храмов и приходов в Риме, Флоренции, областях Юга и Севера полуострова. Отдельная глава посвящена храму и подворью Святителя Николая в Бари. Страницы, озаглавленные «Эмигрантские инициативы», доносят малоизвестные подробности церковной жизни русских изгнанников. Наконец, раздел «В современной Италии» является настоящим путеводителем по вчерашнему и сегодняшнему дням общин русской традиции.

Приложения представлют собой: первое — «Журнал сооружения русской церкви во Флоренции (1897–1912)», автор — протоиерей Владимир Левицкий, второе — «Дневник регента хора (1903–1954)», автор — Адриан Харкевич, третье — «Постройка русской церкви в Сан-Ремо в Италии (1910–1954)», автор — Анна Суханина, четвертое — «Письма из Бари», автор — князь Николай Жевахов. Наконец, пятым приложением стало описание православных кладбищ Италии, сделанное Михаилом Талалаем и частично публиковавшееся в нескольких русско-итальянских научных журналах и альманахах.

Автор проводит подробный обзор источников, начиная с древнейших упоминаний о посещениях Апеннин нашими соотечественниками.

От времен Московской Руси до XIX века мысли путешественников и их описания Италии доносят суздальские летописцы, царские стольники, князья, ученые и священники. Придворный П.А. Толстой, киевский монах В.Г. Григорович-Барский, славянофил князь А.Н. Муравьев, востоковед епископ Порфирий (Успенский), анонимные паломники-миряне и духовные лица, интеллигенты и разночинцы увидели здесь не только столицу Реннесанса, землю обетованную для ценителей искусства и культуры, но и духовный центр Западной Европы, так непохожий на нашу привычную восточность, но всё же неразрывно связанный с нею единым корнем и общей тысячелетней историей. Это — Италия глазами русских пришельцев.

В какой-то момент православные перестают смотреть на нее извне. Разными путями: вначале в составе посольств и дипломатических миссий, а затем и на «постоянное место жительства» переселяются русские в пределы итальянских государств. Их духовные нужды призваны удовлетворить посольские и миссийные храмы, и вот вслед за дипломатами и поселившимися в Италии представителями аристократии потянулся тогда еще тоненький ручеек священства, церковнослужителей, иконописцев. Так возникает русское православие в Италии.

Автор доносит важные сведения о возникновении наших церквей в Папской области, Великом герцогстве Тосканском, Неаполитанском королевстве, Пьемонте, в Венецианской республике, Южном Тироле, Апулии, Сицилии. С Севера на Юг и с Востока на Запад пролегли по Италии пути православного душепопечительства и паломничества.

В исследовании, вероятно, в силу самой сути его предмета — Церкви, действующей в истории, но в то же время внеисторической по своей природе и задаче, обращает на себя внимание гармоничная соразмерность между событиями прошлого и делами настоящего, где исторические перипетии рассматриваются в связи со вчерашним и сегодняшним днем русской диаспоры. Прослеживается, таким образом, непрерывающаяся нить между отдаленными временами и современностью. Времена государственной поддержки православной церковной жизни на далекой земле со стороны Московской Руси и императорской России сменяются тяжелыми десятилетиями эмигрантского бытия.

Юрисдикционная принадлежность итальянских приходов был разной: прошедшее по живой душе Родины красное колесо революционных перемен, разделившее страну на враждующие лагеря, докатилось вскоре и до изгнанников. Московский Патриархат, Русская Православная Церковь Заграницей, Парижская архиепископия — такова была пестрая картина среди бывших русских подданных на Западе, если не брать в расчет колонию старообрядцев, общество русских католиков из числа прежней и новой эмиграции, еврейскую русскоязычную общину и нерелигиозные круги либералов и левых.

Автор повествует, например, как вслед за трудными годами борьбы за разрешение на постройку и последующего строительства посольской церкви во Флоренции настали не менее трудные годы выживания русской общины в столице Тосканы. Осознавая, сколь нелегко было православным бороться за «место под солнцем», понимаешь, почему вчерашние и сегодняшние потомки эмигрантов первой волны так ревностно охраняют свои святыни, так настороженно относятся к «новым православным», приезжающим в Италию из стран бывшего СССР. А однажды посмотрев на проблему с иной точки зрения, намного проще найти ее решение в будущем.

Перипетии возведения храма и подворья в апулийском Бари также достойны вдумчивого философско-исторического прочтения. Государственная поддержка и высочайшее покровительство обеспечили делу наилучшее начало, но Первая мировая война и Октябрьская революция внесли в него свои коррективы. Храм и подворье достраивались силами подвижников из числа верующих эмигрантов, которые не сумели удержать русскую собственность и, казалось, потеряли на нее права. Однако даже в самой безнадежной ситуации в храме не переставала совершаться православная молитва. Эта слабая лампада выполнила свою задачу — огонек русского православия, самоотверженно оберегавшийся последними эмигрантами первой волны, не потух, но с новой силой загорелся в наши дни.

Доказательством «передачи духовной эстафеты» служат все шесть старинных русских церквей Италии, с великими трудами устроенные, пережившие нелегкие времена в XX столетии и ныне вновь наполненные верующими.

Весьма полно представлена часть исследования, касающаяся художественного убранства русских церквей. Имена А.А. Бенуа, К.П. Брюллова, Ф.А. Бруни, М.Т. Преображенского, А.В. Щусева, К.А. Тона и других выдающихся представителей мира искусств напоминают об усилиях отечественных живописцев и архитекторов, потрудившихся для созидания православных храмов в Италии.

Замечательна череда персоналий, представляющих русский образ итальянского православия, покровителей, имена которых вписаны в его историю: Н.И. Бородина, князя М.П. Абамелек-Лазарева, М.А. Чернышева, С.Н. Барятинской, графов Бутурлиных, князей Демидовых Сан-Донато и других благотворителей, представителей аристократии, купечества и интеллигенции.

Подробно описаны подвижнические усилия духовенства и мирян по храмоздательству и устроению приходской жизни в дореволюционный период. В книге мы знакомимся с трудами протоирея Владимира Левицкого, А.К. Харкевича, архимандритов Пимена (Благово) и Дионисия (Валединского), семейства фон Мессинг.

Эмигрантское духовенство — неотъемлемая часть новейшей истории русского православия в Италии. Имена и деяния архимандрита Симеона (Нарбекова), протоиереев Иоанна Куракина, Иоанна Янкина, Михаила Осоргина и многих других пастырей, с 20-х годов ХХ столетия и до наших дней несших свое нелегкое служение, являются символом выжившей в изгнании Церкви.

Особняком стоят фигуры православных итальянцев. Новый исторический период развития православия в Италии после паломнического «взгляда со стороны», затем активного храмоздательства времен имперской России и прозябания эмигрантских десятилетий как бы неожиданно в 70-х годах прошлого века у разных, первоначально незнакомых друг другу, но духовно ищущих людей, вызвал интерес к русскому православию. Можно с уверенностью сказать, что они тоже пережили гонения, только особого рода: то было фарисейское неприятие консервативного общества по адресу «неитальянских итальянцев». Особеную неприязнь вызывали те, кто посвятил себя пресвитерскому служению: протоиерей Антоний Лотти, архимандрит Марк (Давитти), игумен Димитрий (Фантини), протоиерей Георгий Арлетти, игумен Амвросий (Кассинаско), иерей Иоанн Ла Мичела, иеромонах Феофил (Барбьери). Все они портрет уже итальянского православия (русской традиции), итог и смысл вселенской миссии Православной Церкви, разрушающей политические, национальные и идеологические границы и стереотипы.

Особое промыслительное значение состоит в том, что именно они, православные итальянцы, вместе с последними собратьями из плеяды эмигрантских русских священников первой волны встретили чад Русской Церкви, когда в 90-х годах те вновь прибыли на Апеннины с исторической родины теперь уже в основном по мотивам экономического характера.

Наконец, автор повествует о сегодняшнем дне приходов русской традиции в Италии — общин италийских благочиний Русской Православной Церкви и Архиепископии Русских Церквей Западной Европы (Константинопольского Патриархата).

Кто-то из деятелей русского зарубежья окажется читателю знакомым хорошо или понаслышке, о ком-то он узнает впервые. Раскрытие этих исторических фактов — несомненная заслуга автора, который для осуществления своей задачи обращался к документам Архива внешней политки Российской империи (Москва), Государственного архива Российской Федерации (Москва), Российского государственного исторического архива (Санкт-Петербург), Центрального государственного исторического архива (Санкт-Петербург), целого ряда государственных и частных итальянских и русских архивов.

Частично эти данные, взятые из частных архивов, опубликованы в приложениях к настоящему труду. Введенные, таким образом, в научный обиход, они являются ценнейшими источниками по истории отечественного православия в Италии.

Отметим один недостаток монографии — отсутствие раздела библиографии. Конечно, список использованной литературы наличествует в аппарате примечаний, имеющих сквозную нумерацию, что представляется удачным с точки зрения работы с текстом. Вместе с тем хотелось бы иметь перед глазами весь корпус литературы, может быть, даже не цитировавшейся автором, но подразумевающейся, являющейся основополагающей для данной темы. Так, глубокое исследование Михаила Григорьевича могло бы стать еще более ценным и позволило будущим исследователям без труда пройти ту предварительную стадию сбора информации об источниках и исследованиях, на которую в противном случае уходит немало времени.

Михаил Талалай подробно изучил неизвестные страницы православия в Италии, рассказал о его трудной истории. Живет оно и сейчас, когда сила проповеди веры преодолела барьеры религиозной нетерпимости, и любой желающий может приобщиться к сокровищнице православной духовности. Русская составляющая единоверного восточнохристианского хора была сильна во все времена: помощь собратьям, организация собственных общин, паломничество, русская культурная струя — всё нашло свое место на страницах интереснейшей книги санктпетербургского исследователя.

Священник Алексий Ястребов,
настоятель прихода святых жен-мироносиц в Венеции

12 июля 2011 г.
Ключевые слова: Европа, диаспора
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи