iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Общество
ЦВ № 22 (395) ноябрь 2008 /  20 ноября 2008 г.
версия для печати версия для печати

Что мешает создать православную семью?

В разговоре с молодыми православными нередко можно услышать упреки в адрес представителей противоположного пола, которые сводятся к обвинению в незрелости, инфантильности, эгоизме, неумении заботиться о себе и близких, искренне общаться, принимать ответственные решения… Распространенность подобных мнений свидетельствует о том, что православные юноши и девушки испытывают не меньшие, а может быть и большие трудности во взаимоотношениях и при создании семьи, чем их неверующие сверстники.
Последнее время Церковь развернула широкую пропаганду семейных ценностей, обращенную, прежде всего, к православной молодежи. Но одним из тревожных показателей неблагополучия является то, что процент браков в молодежной православной среде не выше, чем у светской молодежи.
Юноши и девушки встречаются с трудностями в отношениях в равной степени, и эти трудности нередко связаны с личностной незрелостью тех и других. Однако можно говорить и об определенной специфике, присущей именно православной молодежи. Попробуем определить, в чем заключаются эти особенности.
1. Очевидно, что подавляющее большинство православной несемейной молодежи — это церковные неофиты. Они как бы одели новую для себя, но пока еще чужую одежду, живут по предложенному «шаблону», по «правилам», и очень часто уверены, что это и есть полнота жизни, пусть даже такая жизнь не совпадает не только с присущими юному возрасту потребностями, но и с их личными запросами. Многим из неофитов не хватает активности, дерзости, искренности, честности с самими собой, не хватает самостоятельной реализации своих вполне оправданных и законных желаний.
Оставаясь по-прежнему инфантильными, как и многие их сверстники, молодые неофиты убеждены, что, начав жить «по вере», они уже всего достигли, что вера компенсировала все их недостатки (кроме личных грехов), и что теперь Бог решит за них многие проблемы, в том числе «пошлет» им идеального мужа (жену). Пребывая в такой иллюзии, эти молодые люди перестают отдавать себе отчет в том, что сами недостаточно развиты психически и эмоционально, неопытны в жизни, боятся раскрыться другому, даже любимому человеку, панически боятся ответственности и самостоятельности в важных жизненных вопросах. И вне Церкви молодежь такая же, но именно в церковной среде все эти проблемы становятся более выпуклыми и наглядными. В немалой степени этому способствует обострившаяся внутрицерковная болезнь ложного «старчества» (когда самозваные наставники порой требуют от человека полного отречения от своей воли) и узко понимаемая православная аскетика (порой уничижающая семейную жизнь как несовместимую с «духовным деланием»).
2. Необходимо отметить, что в последние 20 лет — за время свободного существования Церкви — успела сформироваться православная молодежная субкультура, со своими специфическими мировоззренческими, культурными и бытовыми ориентирами, стереотипами и достаточно жесткими правилами поведения. Для этой субкультуры характерны «узость круга» церковной молодежи, «тесность» социального пространства, малая степень взаимодействия с окружающим миром. Православная молодежь живет собственными интересами, взаимным общением, определившимися местами встреч, досуга, учебы, социального служения. Церковной молодежи даже в Москве не наберется и пяти тысяч человек. Замкнутость этого круга не позволяет ему напитаться идеями современности, осознанно их переработать, противопоставить себя современным формам зла и правильно содействовать укреплению добра.
3. На жизнь православной молодежи очень сильно влияет противоречие между светской культурой и образом жизни и церковной традицией.
И неверующая молодежь, и церковная в любом случае находятся под воздействием современной массовой культуры, ставящей во главу угла романтическую беззаботность, а зачастую и откровенную безответственность и потребительство по отношению к другому человеку. К сожалению, многие православные юноши и девушки с легкостью принимают навязываемые средствами массовой информации стереотипы «свободного поведения». А попытки воспроизведения в современной православной жизни старинных ритуалов и обычаев, в свою очередь, очень специфичны и ограничены книжными, не имеющими образца в реальности «аскетическими» традициями. Перед молодежью стоит жесткий выбор: быть как все или вести образ жизни, приближенный к монашескому.
У нецерковных людей соблюдение тех или иных жизненных «рамок» зависит чаще всего от их собственной доброй воли. Молодые люди, будучи незрелыми, могут и вести себя незрело: не осознавать и, соответственно, не соблюдать границ допустимого в отношениях между полами.
Светская культура и общество акцентируют в семейной жизни в основном удобства и выгоды, рекомендуя простой «потребительский» сценарий достижения цели: до брака необходимо досконально испытать «партнера» и попробовать совместно пожить. Давно выветрилось понимание брака как акта веры, как «прыжка через пропасть», как события единственно возможного и необратимого, важнейшего личного жизненного выбора. Современная культура предлагает модель поиска, «метод проб и ошибок».
Для молодых христиан все это неприемлемо, поскольку они считают, что отношения между мужчинами и женщинами невозможны без целомудрия, доверия своему избраннику, взаимного восполнения, ответственности, жертвенности, свободы. Но живая, развитая культура таких отношений, в которой они могли бы естественным образом воспитываться, усваивая не пропагандистские, а реальные образцы христианского поведения, сегодня отсутствует.
4. Декларируемые семейные идеалы и ценности в повседневной жизни многих семей воплощаются поверхностно, формально, а порой и искажаются до своей полной противоположности. Дело не в том, что супруги или родители плохие, а в том, что они не находят в своей душе, в своем опыте возможности реализовать эти идеалы соответственно их высокому содержанию. Например, желая привести ребенка в храм и приобщить его к богослужению, родители достигают этого с помощью жестких дисциплинарных требований, системы наказаний, через пренебрежение свободной волей детей. В итоге та молодежь, которая сегодня вступила в брачный возраст, в большинстве своем не видела примеров семейственности, достойных подражания и вдохновляющих на создание собственной семьи, не почувствовала вкуса радостной христианской семейной жизни, и поэтому не может правильно соотнести свой опыт с требованиями окружающего мира.
5. Новообращенные христиане часто не учитывают, что идеалы православия на деле являются не более чем ориентирами, они не задают структуру личности человека и не гарантируют обретение им необходимого опыта. На практике люди живут так, как они живут, и «выше своей головы» мало кто «прыгает». Неофитствующая, увлеченная православием молодежь очень тяжело переживает реалии церковной жизни, в которой, так же как и везде, порой рвутся отношения между любящими, люди могут обманывать друг друга, не оправдывать ожидания, быть неверными и даже изменять друг другу. Желающие создать семью годами ждут, что Сам Господь пошлет им благочестивого «принца/принцессу на белом коне», и перед многими людьми, уже прошедшими этап неофитства, без ответа остается мучительный вопрос: создать семью с нецерковным человеком или остаться без семьи.
6. При неблагоприятном развитии отношений между православными юношей и девушкой нередко также возникают специфические трудности. Случается, что отношения у молодых людей так и не складываются, и они решают расстаться, но один из них в большей степени чувствует себя отверженным, обиженным, страдает. Светский человек в такой ситуации достаточно легко может избежать встречи с тем, кто вызывает болезненный отклик в его душе, просто перестав посещать общих знакомых и общие места досуга. Для церковного же молодого человека сменить среду общения очень трудно из-за невозможности смены храма или прихода, а также в силу ограниченности круга православных «тусовок». И он вынужден, оставаясь в «своем» кругу, вновь и вновь переживать встречи с человеком, отношения с которым составляли для него счастье недавнего прошлого и несбывшегося будущего, и общаться с теми, кто знает о неудачном развитии этих отношений. Поскольку изменить внешние травмирующие обстоятельства невозможно, перед христианином в такой ситуации встает нелегкая задача по преобразованию самого себя, что требует не только смирения, но и творческой силы души.
Вместо выводов. Счастливая семья — одно из самых больших чудес на земле. Семья, как писал протопресвитер Александр Шмеман, «не имеет “цели”, она не “прагматична”. Она источник, она — та жизнь, из которой вырастают цели».
Не бойтесь создавать семьи, проявить инициативу и взять на себя ответственность. При этом очень важно знакомиться не только с богословскими и каноническими учениями о браке, но и со знаниями современной психологии об особенностях мужчин и женщин, возрастных психологических особенностях и закономерностях внутреннего мира человека, об этапах развития отношений, способах преодоления кризисов, конфликтов. Среди них вполне можно найти приемлемые Церковью способы и методы, помогающие молодежи целомудренно развивать отношения и испытывать себя и друг друга.

 

Светлана Малыхина
Юрий Белановский
20 ноября 2008 г.
Ключевые слова: старчество
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи