iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Священник Александр Волков: Нужно быть открытыми и честными по отношению к обществу
Пресс-секретарь — должность непростая. С одной стороны, человек должен быть в курсе многого и всюду сопровождать руководителя. С другой стороны, оставаться за его спиной и лишь в особых случаях иметь право озвучивать позицию. От тонкой, в общем-то ювелирной, работы пресс-секретаря зависит то, как воспринимают журналисты, а через них и вся аудитория СМИ Церковь. Конечно, этот портрет Церкви нарисован кистью разных пресс-секретарей: тех, кто трудится в епархиях и благочиниях, в синодальных учреждениях и иных церковных структурах. Но немаловажен в этом эскизе почерк того, кто возглавляет пресс-службу Патриарха Московского и всея Руси. Об информационной жизни Русской Православной Церкви читателям «Журнала Московской Патриархии» рассказывает руководитель Патриаршей пресс-службы священник Александр Волков. ПДФ-версия
22 октября 2018 г. 16:38
Общество
Святейший Патриарх Болгарский Максим с делегацией русской Православной Церкви
ЦВ № 5 (402) март 2009 /  17 марта 2009 г.
версия для печати версия для печати

Церковный раскол и права человека

11–12 марта 2009 года в резиденции Правительства Республики Болгария «Бояна» в Софии состоялось рабочее совещание представителей поместных Православных Церквей. Участники совещания рассмотрели юридические и канонические вопросы, связанные с решением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) от 16 декабря 2008 года. В этом решении ЕСПЧ обвинил власти Болгарии в нарушении 9-й статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и фактически поддержал болгарских раскольников «митрополита» Иннокентия.

Всеправославное совещание было организовано по инициативе Святейшего Патриарха Болгарского Максима. В нем приняли участие делегации 12 поместных Православных Церквей, представители правительства, депутаты Народного собрания Болгарии, а также специалисты по каноническому праву и юристы по международному праву. В заседаниях участвовал Священный Синод Болгарской Церкви в полном составе.

Высокий статус совещания показал, что решение Страсбургского суда о поддержке раскольников считают опасным прецедентом вмешательства во внутренние дела Церкви не только власти Болгарии, но и все поместные Православные Церкви.

Ранее — в 1998 году — для уврачевания раскола в Софии состоялась встреча Предстоятелей и представителей поместных Церквей. Ее участники категорически отвергли притязания раскольников называться канонической Церковью и заявили, что с точки зрения канонического права и вселенского Православия единство Болгарской Православной Церкви и каноничность ее Священного Синода и Святейшего Патриарха Болгарского Максима не могут быть подвергнуты сомнению.

Получив эти убедительные свидетельства, Болгарское государство в 2002 году приняло закон, в котором был зафиксирован особый статус Болгарской Православной Церкви, и в течение последующих лет вернуло канонической Церкви храмы, захваченные раскольниками. В 2004 году именно на эти действия правительства раскольники подали жалобу в ЕСПЧ.

Приветствуя участников совещания, Святейший Патриарх Болгарский Максим процитировал Заявление Священного Синода, в котором решение ЕСПЧ названо «грубым вмешательством в жизнь Болгарской Православной Церкви», и еще раз призвал раскольников вернуться в лоно канонической Церкви. Патриарх Максим выразил надежду, что участники совещания дадут соборную оценку решений ЕСПЧ.

Емил Велинов, исполняющий обязанности руководителя дирекции по вероисповеданиям Правительства Болгарии, передал участникам совещания приветствие премьер-министра Болгарии Сергея Станишева. «Для Правительства Болгарии защита единства Болгарской Православной Церкви и ее прав является защитой идентичности болгарского народа», — подчеркнул Емил Велинов, поясняя официальную позицию государства.

Мария Кёсева, юридический консультант Священного Синода Болгарской Церкви, изложила историю раскола, сделав акцент на юридических и канонических вопросах, и выразила надежду, что участники совещания помогут сформулировать конкретные рекомендации для составления апелляции в Европейский суд по правам человека.

Затем развернулась широкая дискуссия с участием церковных иерархов и юристов. Выступавшие выразили безоговорочную поддержку Болгарской Православной Церкви и критически оценили решение ЕСПЧ.

Глава делегации Московского Патриархата епископ Венский и Австрийский Иларион, представитель Русской Православной Церкви при европейских международных организациях, отметил, что Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с братским сопереживанием воспринял трудности, которые возникли перед болгарским Православием в связи с решением Страсбургского суда.

Епископ Иларион выразил озабоченность в связи с тем, что решение ЕСПЧ формулирует новую норму, на основе которой могут решаться и другие вопросы церковно-государственных отношений применительно к жизни любой традиционной религиозной общины в Европе. «Это создает почву для озабоченности не только поместных Православных Церквей, но и других традиционных религиозных организаций», — подчеркнул представитель Русской Православной Церкви.

Во взаимоотношениях религиозной организации и национального государства все более серьезную роль играет «третий субъект» — международные организации, которым национальные государства делегировали часть своих полномочий. Этот подход в полной мере проявился в решении ЕСПЧ. Таким образом, государства попадают в зависимость от решений, принимаемых за их пределами, и не имеют возможности оказать реальное влияние на такие решения. «Это серьезный вызов прежней системе национального и международного права», — отметил епископ Иларион.

В частности, в решении суда заметно стремление к насаждению некой «универсальной модели религиозно-государственных отношений в европейских странах», в то время как в современной Европе существует большое разнообразие таких моделей. «Убежден, что законодательство не может идти вразрез с реальностью и основываться исключительно на теоретических понятиях. Его задача состоит в том, чтобы преломить универсальные ценности в конкретных исторических условиях», — заявил епископ Иларион.

В решении суда от 16 декабря 2008 года говорится об обязанности государства быть нейтральным по отношению ко всем религиозным организациям. Однако подобное толкование 9-й статьи Европейской конвенции по правам человека епископ Иларион назвал произвольным.

Государства-участницы конвенции не брали на себя обязательства придерживаться нейтральности в отношениях с религиозными организациями, поскольку это противоречит существующим моделям церковно-государственных отношений в таких странах как Дания, Швеция, Финляндия и других. «Это является попыткой введения новой, обязательной для исполнения нормы международного права без согласия государств», — отметил представитель Русской Православной Церкви при европейских международных организациях.

Затем епископ Иларион остановился на проблеме квалификации статуса сторон и их действий как православных религиозных организаций. Суд сомневается в легитимности Святейшего Патриарха Максима, но в то же время не предпринимает никаких действий по установлению легитимности руководителей раскольнической группы. «Принятие судом жалобы от так называемого “синода Болгарской православной церкви” является косвенной поддержкой его права выступать от имени канонической Болгарской Православной Церкви. Это свидетельствует о том, что во внутрицерковном споре суд поддерживает одну из сторон, — считает епископ Иларион. — Возможным действием ЕСПЧ как беспристрастного арбитра в данной ситуации могло бы стать рассмотрение жалобы не организации, но отдельных лиц… Сам факт того, что раскольническая группа подала жалобу в светский суд, а не признала итоги Всеправославного Собора 1998 года, свидетельствует о том, что она утратила свою церковность, а значит, право представлять православную традицию».

Епископ Иларион выразил надежду, что результатом всеправославного совещания «могло бы быть четкое и ясное представление миру особенностей модели религиозно-государственных отношений, которая сложилась в странах православной традиции и которая, несмотря на свои особенности, способна обеспечивать права и свободы всех граждан в религиозной сфере».
Представитель Московского Патриархата выступил с предложением создать рабочую группу с участием представителей поместных Православных Церквей для мониторинга и анализа ситуации.
Сотрудник Отдела внешних церковных связей Вахтанг Кипшидзе отметил, что ряд решений ЕСПЧ использует такие подходы к разрешению правовых вопросов, связанных с религиозными организациями, которые принципиально отличаются от заявленных в обсуждаемом решении. На основании этих подходов Страсбургский суд мог бы скорректировать свою позицию относительно болгарских раскольников и политики государства по отношению к ним. В качестве примера Кипшидзе привел ряд судебных решений ЕСПЧ, связанных с православными, католическими и еврейскими организациями в странах Совета Европы.
Развернутый анализ решения ЕСПЧ представили профессора Российской академии государственной службы при Президенте РФ М.Н. Кузнецов и И.В. Понкин. Они исследовали возможности дальнейших действий Болгарского государства в связи с решением Страсбургского суда в случае, если придется выполнять его решение.

Митрополит Галльский Эммануил (Константинопольский Патриархат) от имени Святейшего Патриарха Константинопольского Варфоломея также выразил поддержку Болгарской Православной Церкви. Отметив, что Болгария является молодым членом Европейского союза, митрополит Эммануил призвал ее продемонстрировать приверженность ценностям объединенной Европы и развивать широкое сотрудничество со всеми европейскими институтами.

В дискуссии также приняли участие архимандрит Дамиан (Иерусалимский Патриархат), епископ Нишский Ириней (Сербская Православная Церковь), митрополит Зугдидский и Цаишский Герасим (Грузинская Православная Церковь), митрополит Пафосский Георгий (Кипрская Православная Церковь) и другие.

В итоговом документе участники встречи единодушно засвидетельствовали общеправославное признание единственной в Болгарии канонической Православной Церкви, возглавляемой ее Предстоятелем, Святейшим Патриархом Болгарским Максимом. Вместе с тем в документе утверждается, что «лица, поставившие себя вне единства Церкви, имеют возможность через покаяние вернуться в нее».

Участники встречи выразили сожаление, что, будучи информированным о постановлениях Всеправославного Собора 1998 года и о предпринятых мерах по преодолению раскола, суд не принял эти важнейшие документы во внимание, и они не повлияли на его окончательное решение.

В коммюнике указано, что с учетом суждения православной Полноты, выраженного в решениях Всеправославного Собора 1998 года, «безосновательно утверждать, будто болгарское государство неправомерно вмешалось, в том числе посредством принятия закона, во внутренние дела Болгарской Православной Церкви», поскольку «в соответствии с принципами и практикой суда религиозная свобода предполагает уважение к автономному праву каждой религии. В данном случае речь идет о каноническом праве Православной Церкви».

Участники совещания также заявили: «Заключение суда о том, что государство должно быть нейтральным по отношению к своей традиционной религии — восточному православному христианству (статья 13, параграф 3 Конституции Республики Болгарии), — не вытекает из Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Закон о вероисповеданиях, принятый в 2002 году Народным собранием Республики Болгария, выражает национальное болгарское самосознание, не вступая в противоречие с европейской практикой. Благодаря этому закону Болгарское государство смогло преодолеть негативные последствия ранее осуществленного вмешательства во внутрицерковные дела, и таким образом была восстановлена справедливость по отношению к канонической Болгарской Православной Церкви».

В заключительной части документа содержится призыв к активным действиям по защите прав канонической Болгарской Православной Церкви: «Защищая Церковь, государственное руководство Болгарии защитит национальную идентичность болгарского народа, его верность своей многовековой истории, его духовную и культурную самобытность, его единство и сплоченность. Принимая во внимание состоявшее рассмотрение решения Европейского суда по правам человека, участники встречи полагают, что существуют веские основания для обжалования этого решения. Со своей стороны, Православные Церкви готовы оказать государственному руководству Болгарии всемерную консультативную и информационную поддержку, а также вступить в диалог с Советом Европы и Страсбургским судом». Участники встречи обратились к болгарскому правительству с просьбой обжаловать дело в Большой палате Европейского суда по правам человека в Страсбурге, отметив, что суд «не располагал полным набором фактов и аргументов для вынесения своего решения».

Всеправославное совещание получило широкий резонанс в болгарском обществе, его участников приняло руководство Народного собрания Болгарии во главе с вице-спикером Любеном Корнезовым.

Делегация Московского Патриархата также встретилась с министром юстиции Болгарии Мигленой Тачевой, провела ряд консультаций в Совете министров и МИДе Болгарии и была с отеческой любовью принята Святейшим Патриархом Болгарским Максимом.

«Активное участие Русской Православной Церкви в обсуждении страсбургского вердикта связано прежде всего с желанием помочь нашим братьям в Болгарии отстоять достоинство Церкви и страны, защитить право верующих людей руководствоваться не навязанными им извне нормами и представлениями, якобы обязательными для всех, а собственным православным мировоззрением, — отметил протоиерей Николай Балашов. — Вызов брошен не только Болгарии и Болгарской Церкви, а всем православным, более того, всем верующим людям, которые считают, что их религиозная община вправе руководствоваться не чуждым и безликим евростандартом, который хотят провозгласить одинаковым для всех, а собственным традиционным религиозным правом. Кроме того, у нас есть для этой задачи готовый инструментарий: активно работают представительства Русской Православной Церкви при европейских организациях в Страсбурге, Брюсселе, Вене. Опыт богословского осмысления западной концепции прав человека в ее соотнесении с православной традицией был обобщен в «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятых на Архиерейском Соборе в 2008 году. Все это позволило оперативно представить критический анализ решения Страсбургского суда».

Дальнейшие возможности разрешения конфликта полностью находятся в компетенции Правительства Болгарии. Апелляция в Большую палату ЕСПЧ должна быть подана не позднее 22 апреля.

Однако даже если апелляция не будет принята, у Болгарии есть достаточно возможностей для защиты канонической Церкви. «Реакция на решение ЕСПЧ — это не только отказ удовлетворить материальные претензии раскольников, эту задачу можно решить и не подавая апелляции, — считает священник Георгий Рябых. — Принципиально важно оспорить толкование 9-й статьи Конвенции, которое предложил суд в данном решении.

В нем нет должного уважения к внутренним установлениям религиозных организаций и ставится под сомнение суверенное право государства варьировать свои отношения с различными религиозными организациями при обеспечении всем необходимых прав». По его словам, именно поэтому участники совещания настойчиво советовали правительству Болгарии подать апелляцию.

Тем не менее, эксперты осторожно оценивают перспективы обжалования решения, указывая, что Большая палата ЕСПЧ рассматривает не более 10 процентов поступающих апелляций. Особое значение здесь приобретают характер и качество аргументов и поддержка общественности, и в особенности православной общественности европейских стран.

17 марта 2009 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Пастырь добрый
ПАМЯТИ АРХИЕПИСКОПА БЕРЛИНСКОГО И ГЕРМАНСКОГО ФЕОФАНА (ГАЛИНСКОГО)  Исполнился год со дня кончины архиепископа Феофана, более четверти века возглавлявшего Берлинскую епархию. Время его архипастырского служения справедливо можно назвать периодом становления и расцвета Русской Православной Церкви в Германии: были подготовлены и рукоположены десятки священников, число приходов превысило сотню, возникли и стали успешно развиваться образовательные, социальные и молодежные проекты. При непосредственном участии архиепископа Феофана именно с Германии начался процесс объединения двух ветвей Русской Церкви, увенчавшийся полным уврачеванием раскола и подписанием в 2007 году «Акта о каноническом общении». Те, кто знал владыку, — от иерархов до прихожан, помнят его как человека прекрасных личных качеств, тонкого ума, широчайшей эрудиции и удивительного такта в общении с людьми. PDF-версия  
14 ноября 2018 г. 15:10