iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Размышляя о дивных делах Твоих, Господи
Архимандрит Леонид (Кавелин), двухвековой юбилей которого православный мир отметил в марте нынешнего года, поражал современников широтой своих научных интересов и масштабом личности. Он снискал широкую известность как церковный просветитель, переводчик и издатель творений святых отцов, археограф, палеограф, историк, библиограф, зачинатель церковного музееведения. Отец Леонид был членом-корреспондентом Петербургской академии наук и почетным членом Императорского православного палестинского общества. Благодаря его стараниям обретено и описано множество ранее неизвестных рукописей, которые и в наши дни не теряют актуальности. Но при всех своих дарованиях архипастырь никогда не забывал о главном: был бескорыстным подвижником и строгим к себе монахом. О годах наместничества архимандрита Леонида (Кавелина) в Свято-Троицкой Сергиевой лавре — значительной и в то же время малоизвестной стороне его биографии — «Журналу Московской Патриархии» рассказал иеромонах Пафнутий (Фокин). PDF-версия.
22 августа 2022 г. 17:00
Сосуд благодати полный и преизливающийся
В этом году Русская Православная Церковь отмечает значимую юбилейную дату — шесть столетий со дня обретения святых мощей Игумена земли Русской, всея России чудотворца преподобного Сергия. В посвященном ему каноне приводятся удивительные слова: «...честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый». К этому сосуду благодати из века в век прибегали и прибегают в своих нуждах и болезнях сотни тысяч православных верующих, всегда находя в нем духовную опору и поддержку. За шесть веков у мощей преподобного Сергия сложилась своя история, о которой «Журналу Московской Патриархии» рассказал насельник Свято-Троицкой Сергиевой лавры, исполняющий обязанности настоятеля храма Преображения Господня — Патриаршего подворья в Звездном городке, иеромонах Пафнутий (Фокин). PDF-версия.
5 июня 2022 г. 11:00
Религиозность и опасные грани секуляризма
Для Русской Православной Церкви время петровских преобразований было связано со многими печальными событиями, имевшими, как мы сейчас видим, самые драматические последствия для национальной истории. Среди этих событий, в частности, упразднение патриаршества и создание подконтрольной государству синодальной системы управления Церковью, которая действовала фактически более двухсот лет. Но самое главное, с началом секуляризационных процессов, запущенных Петром Первым, русская культура потеряла внутреннюю цельность. Отныне она стала делиться на культуру церковную, ассоциированную с многовековыми духовными традициями, и культуру светскую, воспринимаемую простыми обывателями как прогрессивную культуру просвещения. Плоды столь плачевного разделения мы, к сожалению, пожинаем до сих пор. PDF-версия.
17 мая 2022 г. 14:00
Шуйское дело: от приговора до канонизации
Ровно век назад, 10 мая 1922 года, были расстреляны протоиерей Павел Светозаров, иерей Иоанн Рождественский и мирянин Петр Языков — главные обвиняемые по так называемому Шуйскому делу. События в этом уездном городе Иваново-­Вознесенской губернии стали самым масштабным примером гражданского сопротивления изъятию церковных ценностей, а Воскресенский собор с одной из самых высоких православных колоколен в мире стал знаковым местом трагедии русского Православия в ХХ веке. О трагических событиях в Шуе в марте 1922 года и о том, почему этот акт неповиновения властям и последовавшее за ним письмо В. И. Ленина членам Политбюро в какой-­то мере стали переломными в отношениях государства и Церкви в Советской России, «Журналу Московской Патриархии» рассказал доктор исторических наук, профессор Шуйского филиала Ивановского государственного университета Юрий Иванов. PDF-версия.
9 мая 2022 г. 12:00
Главный упор — на Москву
Перед изъятием церковных ценностей не устояли даже кремлевские соборыНачавшаяся в феврале 1922 года кампания по изъятию церковных ценностей не могла обойти стороной Москву. В феврале Патриарх Тихон издает воззвание к приходам и пастве — жертвовать драгоценные церковные вещи, не имеющие богослужебного употреб­ления. Вскоре в газете «Известия» публикуется декрет ВЦИК «Об изъятии церковных ценностей для реализации на помощь голодающим». В ответ Патриарх пишет новое послание, где прямо говорит, что декрет призывает изымать из храмов в том числе и священные сосуды, а это является актом святотатства. Архиепископ Крутицкий Никандр (Феноменов) собирает благочинных города и зачитывает патриаршее послание, а также в распечатанном виде раздает его для ознакомления на приходах. Как проходила кампания по изъятию церковных ценностей в древних московских храмах и как на нее реагировали москвичи, «Журналу Московской Патриархии» рассказывает историк-архивист, автор книг по истории Москвы и ее храмов Леонид Вайнтрауб. PDF-версия.
18 апреля 2022 г. 17:00
Общество
ЦВ № 10 (431) май 2010 /  29 мая 2010 г.
версия для печати версия для печати

Война как болезнь человеческого духа

Немедленной целью войны является победа, а конечной — мир, восстановление гармонии, являющейся естественным состоянием человеческого общества. Такую мысль сформулировал военный историк Антон Керсновский в своей книге «Философия войны», недавно выпущенной в свет Издательством Московской Патриархии. Эта книга, написанная 80 лет назад, и сегодня сохраняет свою актуальность.

Каждый читатель, — и военный, и гражданский, особенно из числа тех, кто переживает за состояние армии и флота России, найдет — в книге А.А. Керсновского что-то интересное.
Уже само название — «Философия войны» — указывает на масштабность замысла автора, на понимание им феномена войны как сложного общественного явления, сопровождающего всю историю человечества.

В шести частях книги: «О природе войны», «Об элементах войны», «О ведении войны», «О военном человеке», «О вооруженной силе» и «О доктрине», — отражены фундаментальные темы будущей военной науки, созданной военной мыслью в последующие десятилетия. Весь труд Керсновского, в том числе и специфически военные главы, пронизывает утверждение приоритета духовности человека, духа общества, государства и его вооруженной силы. Рассматривая природу военного дела, Керсновский исходит из того, что она слагается из двух элементов — рационального (сюда он относит военную науку) и иррационального относит военное искусство, и решительно отдает первое место искусство: оно от Бога, тогда как «наука дается человеку его трудами».

Готовность страны к войне определяется «всесильным фактором М» — так Керсновский обозначает «моральный коэффициент», который, будучи помноженным на «боевой коэффициент», дает, по его мнению, «военный потенциал» и определяет «дух страны».

Керсновский считает войну результатом болезни духа человека и общества, нарушения им нравственных заповедей: «Нормальное состояние человечества — мир… Война представляет собой явление болезненное, патологическое…». Но, считая войну «бесспорным и большим злом», он указывает, что «последствия войны иногда бывают благотворны». Применив критерий духовной ценности, Антон Керсновский делает важные обобщения и выводы о сути войны и военного дела. В дальнейшем это позволяет ему лаконично сформулировать основы русской национальной военной доктрины. Он убедительно показывает, что война не есть удел только военных: «Вооруженная сила — часть народа. Устроителю вооруженной силы надлежит привлечь в ее ряды лучшую часть народа». В современных войнах участвуют народы и страны, а следовательно, все население страны должно иметь соответствующее военное воспитание, понимать духовную природу войны и быть готовым встретить и перенести ее лишения мужественно и стойко. «Военный организм представляет собой аналогию с национальным организмом. Война — та же политика. Армия — та же нация».

Так же четко Керсновский указывает на необходимость твердости руководителей страны и дипломатов в отстаивании государственных интересов России: «…слабая политика, бесхарактерность, неспособность твердо и властно оградить свои права» приводят к военным катастрофам стратегического масштаба. Политики, по мнению Керсновского, в военных делах должны слушать военных стратегов и учитывать их мнение при принятии политических решений, а стратеги должны имеет мужество всегда говорить политикам только правду, какой бы неприятной она ни была.

Считая шовинизм чувством, «которое всякий любящий свою Родину должен как можно больше избегать, чтобы не навлекать на нее несчастий», А.А. Керсновский предлагает свой подход к оценке справедливости войн между государствами. Он рекомендует «сгруппировать все вообще войны между данными государствами вместе, проследить их взаимоотношения на протяжении веков» и тогда определить, кто «взял меч».

Читаю «Философию войны» и задаюсь вопросом, почему мне, военному профессионалу, за спиной которого десятилетия службы Отечеству в Вооруженных силах СССР (27 лет) и Российской Федерации (19 лет), сегодня так близка позиция Керсновского? Почему, в отличие от других работ, прочитанных за годы службы и учебы в военных учебных заведениях, я с таким интересом читаю этот труд, понимаю и принимаю многие его выводы? Задумываюсь и нахожу простой ответ: этот труд написан очень честным, искренним и глубоко православным человеком, мысли которого предельно кратки, точны, образны и исключительно объемны. Актуальность общественно-политических и военно-теоретических выводов А.А. Керсновского обеспечивают его разносторонние и глубокие знания и великий патриотизм. Восхищает логичное, лаконичное и ясное изложение самых сложных политических и военных проблем, проистекающее из глубокого проникновения в суть анализируемых явлений.

Главнейшее противоречие войны — нравственный вопрос, вокруг которого столетиями велись и сегодня ведутся ожесточенные споры. Автор рассматривает его в первой главе — «Война и христианская мораль», и все его дальнейшие рассуждения опираются на сделанные там выводы.

А.А. Керсновский анализирует феномен войны с точки зрения «критерия высшего порядка — критерия духовной ценности». Названия глав его книги говорят сами за себя: «Война и христианская этика», «Понятие “справедливости” и цели войны», «Война и мир», «О разоружении», «Качества военного человека», «Военная этика и воинская этика» и др.
Исследуя проблемы войны и мира, размышляя о соотношении политики и стратегии, Керсновский руководствуется мыслью, что нет более высокой цели, как «на земли мир, в человецех благоволение», и особо подчеркивает, что «войну ведут не для того, чтобы убивать, а для того, чтобы побеждать. Немедленной целью войны является победа, конечной — мир, восстановление гармонии, являющейся естественным состоянием человеческого общества».

Керсновский исповедует истинно христианский подход к оценке войны: «Будучи народом православным, мы смотрим на войну как на зло — как на моральную болезнь человечества, — моральное наследие греха прародителей…».

В своем труде он особо подчеркивает меняющийся характер войны. Сегодня даже далекие от военного дела люди видят, как война меняет свое лицо. Керсновский через десятилетия подсказывает нам, что необходим решительный и бесстрашный пересмотр устоявшихся представлений о сути войны, особенно ее глубинных духовно-нравственных аспектов.
Некоторые подходы к этой проблеме даны им в главе «Русская национальная военная доктрина». Автор подчеркивает, что основой военной доктрины государства является ее национальный характер: «Военное искусство и военная наука… имеют строго национальный характер, вытекая из духовных свойств и особенностей данного народа, данной нации».
А.А. Керсновский писал свой замечательный труд восемьдесят лет назад, но большинство его положений и выводов актуальны и сегодня. Война превратилась в реальную угрозу существования человечества, которое не смогло отказаться от нее даже под страхом самоуничтожения.

Керсновский — противник войны, но, столкнувшись с современным ему либеральным гуманизмом и пацифизмом, он пишет необыкновенно актуальные и сегодня слова: «…если мы хотим предохранить государственный организм от патологического явления, именуемого войной, — мы не станем заражать его пацифистскими идеалами».
Следует отметить, что Антон Антонович в своих оценках и выводах бывает резок, прям и непримирим, а в некоторых случаях и явно предвзят. Он убежденный монархист, а потому утверждает: «Армия не меч. Она — рука, держащая меч. Живая рука, направляемая волей головы. А голова — царь. Это — единственно возможная в русских условиях формулировка. Всякая другая исключается». Читатель встретит в его работе антисоветизм и антикоммунизм, неприятие «демократического маразма» и «либерального пацифизма и гуманизма», откровенную германофобию, политический консерватизм и т.д. Все это излагается им открыто и аргументировано, но не навязывается, а именно излагается как естественный и органичный собственный взгляд, выстраданный всей жизнью автора.

Несомненно, с некоторыми мыслями и выводами Керсновского многим современным читателям будет трудно согласиться, но это и не требуется. Для нас важно, что имя Антона Антоновича Керсновского — среди тех имен, которыми Россия может гордиться, именно такие люди создают ее славу, интеллектуальную и духовную мощь.

Справка ЦВ
Антон Антонович Керсновский (1905 (?)—1944) — военный ученый, публицист, историк. Создал фундаментальный труд «История Русской Армии» (Белград, 1933—1938), в котором раскрыл опыт военного строительства России с 1700 по 1917 г. Опубликовал более пятисот научных статей. Книга «Философия войны» впервые была напечатана в 1939 г. в Белграде.

Александр Черкасов
29 мая 2010 г.
Ключевые слова: армия, философия
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи