iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Архимандрит Тимофей (Саккас): «Троицкий храм в Афинах сплотил русскую диаспору»
13 октября в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына состоялся круглый стол на тему «Центры духовной и культурной жизни русской эмиграции в Афинах: Свято-Троицкий храм и Греко-русский дом престарелых». Представители Церкви, преподаватели Афинского национального университета им. И. Каподистрии и сотрудники Дома русского зарубежья рассказали о центрах, которые объединили русскую общину в Греции в первые годы эмиграции и помогли сохранить веру, культуру и язык в изгнании. 13 октября в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына состоялся круглый стол на тему «Центры духовной и культурной жизни русской эмиграции в Афинах: Свято-Троицкий храм и Греко-русский дом престарелых». Представители Церкви, преподаватели Афинского национального университета им. И. Каподистрии и сотрудники Дома русского зарубежья рассказали о центрах, которые объединили русскую общину в Греции в первые годы эмиграции и помогли сохранить веру, культуру и язык в изгнании. 13 октября в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына состоялся круглый стол на тему «Центры духовной и культурной жизни русской эмиграции в Афинах: Свято-Троицкий храм и Греко-русский дом престарелых». Представители Церкви, преподаватели Афинского национального университета им. И. Каподистрии и сотрудники Дома русского зарубежья рассказали о центрах, которые объединили русскую общину в Греции в первые годы эмиграции и помогли сохранить веру, культуру и язык в изгнании.
14 октября 2016 г. 17:01
Аналитика
ЖМП № 9 сентябрь 2012 /  1 августа 2012 г.
версия для печати версия для печати

Арзамасские купола: уроки фестиваля

В Арзамасе состоялся III Международный фестиваль-конкурс православной и патриотической песни

Существует ли такой жанр, как православная песня? Если да, какие его критерии?

Можно ли считать таковым звучащее со сцены музыкальное произведение, если в нем через слово — православная лексика, но само оно никак не трогает душу. И наоборот, насколько оно религиозно, если вне церковной терминологии ненавязчиво, но остро ставит вопросы душевного и духовного бытия человеческой личности.

Идея фестиваля-конкурса "Арзамасские купола" родилась как второй этап программы по восстановлению арзамасских храмов, открытой в 2003 году. "В Арзамасе сегодня одиннадцать храмов, в том числе и крупнейший в Нижегородской епархии Воскресенский собор, рассчитанный на 6000 человек, — говорит мэр Арзамаса Анатолий Мигунов. — Но по мере их восстановления я всё чаще спрашивал себя, кто будет молиться под этими сводами через 15–20 лет, когда произойдет смена поколений? Где сегодня эта молодежь, чем она занята, что думает и знает о своих традициях и о своей вере?" Своими мыслями чиновник поделился с митрополитом Нижегородским и Арзамасским Георгием. Восстановление храмов — хорошо, но важнее восстановить храм души, ответил тогда владыка, нужны новые привлекательные формы воспитания молодежи в духе православной веры. Так идея духовно-патриотического воспитания облеклась в форму песенного фестиваля-конкурса.

Критерии и оценки

Но, когда в Арзамас съехались исполнители и авторы православной песни и собралось авторитетное жюри, встал вопрос, что это за жанр, заявленный как "православная песня"? С патриотической песней вроде всё понятно, типичный ее пример — песня Соловьева-Седова "Вставай, страна огромная!" или, например, Гимн России на слова Сергея Михалкова. А вот какой может быть современная православная песня? В которой через слово поминается имя Божие? Или крест, алтарь, купола, аналой и другая церковная терминология? А что если при наличии этой лексики и даже прекрасных вокальных данных исполнителя песня совсем не трогает твою душу. И пафосные звучащие со сцены слова кажутся пустыми, не находящими отклика в твоем сердце? А с другой стороны, православная песня всегда патриотическая, потому что православие лежит в основе российской государственности. А патриотическая, если рассматривать ее в контексте атеистической религии, чаще всего совсем не православная.

По мнению сопредседателя жюри, председателя отдела культуры Тверской епархии протоиерея Геннадия Ульянича, современная православная песня продолжает традиции духовного песенного творчества, которым пользовались еще святые Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин, Димитрий Ростовский. "Если песня приводит к Богу, возвышает душу, делает ее лучше, чище — это песня православная", — считает руководитель отдела культуры Нижегородской епархии священник Сергий Гаврилов. "Песня — очень сильное средство популяризации наших чувств, мыслей, идей, отношения к жизни, поэтому в известном смысле православную песню можно назвать проповедью, — размышляет отец Геннадий. — Православная песня та, через которую Господь лечит наши раны: и сердечные, и душевные, и телесные. Это песня о любви к дому, к матери, к природе, к своему краю. Православие там, где есть любовь. Православный тот, кто умеет любить, кто умеет жертвовать собой".

По мнению обладателя Гран-при "Арзамасских куполов-2012" Ирины Ватутиной, это песня о душе, о ее духовном поиске и стремлении к Спасителю. Оригинальное определение предложил мэр Арзамаса Анатолий Мигунов, по инициативе которого и проводится этот фестиваль: "Молитва — это икона, а православная песня — это картина".

"Для меня рамок и критериев православной песни не существует в том смысле, что православие для меня — это Христос. Я так понимаю, если Христа нет в твоей песне — нет ничего", — говорит клирик Нижегородской митрополии, бард и поэт протоиерей Сергий Муратов.

"Православная песня — это некая альтернатива тому мутному музыкальному потоку пошлости, бескультурья и язычества, который льется подчас на наших слушателей, — продолжает тему протоиерей Андрей Логвинов (клирик Костромской епархии). — На мой взгляд, ее в первую очередь отличает то, что поют и сочиняют ее люди, кому дороги наши православные ценности, кто хочет наполнить ими мир своей души и помочь в этом другим. Кто живет в лоне Церкви. Произнося термины "православная культура", "православная песня", я делаю это вынужденно. Приходится обозначать свою позицию более резко. Поскольку, на мой взгляд, наше популярное песенное творчество находится все-таки в несколько в антиправославном контексте. Еще 100–150 лет назад было иначе, можно было писать про осень или про звездное небо и произведение воспринималось как христианское, образно говоря, в нем каждая строчка дышала этим. Ведь в основе воспитания личности тогда лежали принципы традиционной культуры".

Заслуженный деятель искусств России, композитор и сопредседатель жюри фестиваля Григорий Гладков более конкретен в своих оценках. Песню можно назвать "православной", если она звучит на языке народа, исповедующего православную веру, если в ней поднимаются темы, о которых говорит Церковь. И наконец, она должна очень тактично и трепетно касаться человеческой души. Чтобы люди захотели задуматься о Боге, о каких-то глобальных вопросах и темах, влияющих на их поступки в жизни. При этом музыкальный жанр может быть каким угодно.

"Я думаю, что критерии православной песни появятся только со временем, — не торопится с определениями митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. — В этом жанре еще будут ошибки, будет что-то с необычной, даже несколько странной стилистикой, но окончательно он обретет свои формы постепенно и пока говорить об этом рано. Наверное, не случайно русский критик Георгий Федотов назвал "Капитанскую дочку" самым христианским произведением русской литературы. И он прав, хотя там не говорится ни о Боге, ни о Церкви, ни о чем-то подобном. Всё зависит от содержания произведения, насколько оно соответствует евангельским принципам".

Уроки фестиваля

"Мы собрались здесь, в Арзамасе, чтобы помочь Церкви, — говорит композитор Григорий Гладков. — Храмы сегодня успешно восстанавливаются. Но это только половина дела. Вторая — более сложная, как сделать, чтобы в них пришла молодежь? Мы вчера вышли после концерта, а молодежь поставила рядом с концертным залом "девятку", врубила попсу и с пивом оттягивается под нее. И ведь никто из них не пришел на наш концерт. Что нужно сделать, чтобы им было интересно и они сами пришли?"

Возможно, ответ содержится в предложении отца Геннадия Ульянича, который считает, что в этом фестивале обязательно должны участвовать дети. Но в каком формате и в какое время, пока открытый вопрос.

Григорий Гладков приоткрыл нам дверь на "кухню" конкурсного жюри. Оказывается, при определении победителей в жюри разгорелся спор, что должно быть приоритетным: содержание песни или вокальные данные исполнителя. Звучали даже голоса, что не надо разных песен, пусть все поют одну и ту же. Но автор "Пластилиновой вороны" категорически против: "Автор вообще петь не умеет. Его задача сродни изобретению, только в области культуры — создать произведение в виде песни, которую запела бы вся страна. Песня, стихи — это то, о чем мы все думаем, и вдруг одному человеку удается всё это выразить красками искусства. Вот почему так важен новый репертуар, новые песни. Я — за содержание песни. И лучшие песни нужно награждать спецпризами, чтоб ни одна жемчужина не пропала. К сожалению, мою точку зрения мало кто поддержал". "В советское время была авторская песня, и никакая советская идеология не могла ее убить, — продолжает Григорий Гладков. — Хотя на советский репертуар были брошены все силы, работало телевидение и радио, тратились огромные деньги. Попробуй запиши аранжировку с оркестром, с хором. И всё это мимо. Потому что выходил человек с гитарой и пел правду. И сегодня нужно, чтобы появлялись песни, которые захватывают душу, которые хочется петь, которые сведут на нет всю мощь, обезличивающую человека попсы. Поэтому так необходимы такие фестивали. Наши дети и молодежь гораздо умнее, образованней и тоньше, чем пытается внушить телеканал. Умеют думать и ищут, что ближе к их душе. Эти песни необходимо записывать и выкладывать в Интернет". С этим согласна и исполнительница авторской песни Ирина Скорик: "Самое главное, чтобы песня осталась в душе и ручейками разлилась по всей России".

"Подобные события культурной городской жизни показывают глубинные переживания периферийной России, где еще живо здоровое и трепетное отношение к культуре, где сохранилась детская вера, но что утрачено в больших городах", — добавляет отец Геннадий.

"Такие фестивали нужны для того, чтобы традиции, о которых мы столько говорим, не были музейными экспонатами, а стали достоянием сегодняшнего дня, достоянием живых людей и развивались бы естественным образом. В данном случае это продолжение народного духовного музицирования, исчезнувшего в XX веке, такого домашнего, общественного, того, что называется "непрофессиональным". Об этом когда-то сказал Глинка: "Музыку пишет народ, а мы, композиторы, только аранжируем ее", — считает митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.

На "Арзамасские купола" прислали свои заявки около ста участников из 30 регионов России, а также Украины и Белоруссии. В отборочный тур прошли 44 из них. Организаторами фестиваля выступили Нижегородская митрополия Русской Православной Церкви, Благотворительный фонд преподобного Серафима Саровского и администрация города Арзамаса. К слову, этот фестиваль в качестве дополнительного финансирования выиграл грант конкурса "Православная инициатива".

1 августа 2012 г.
Ключевые слова: музыка, фестиваль
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи