iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Семь жизней Сергея Лисевицкого
В этом году исполнился ровно век со дня рождения Сергея Лисевицкого, а в прошлом - 20 лет, как он покинул этот мир. Проживший удивительно насыщенную жизнь, событий в которой хватило бы на несколько, Сергей Николаевич оставил после себя насчитывающий полторы сотни снимков уникальный фотоархив, с хроникальной беспристрастностью запечатлевший жизнь Церкви в 1940–1980 е годы. Это потрясающее по своей полноте, подробности и наполненности интереснейшими репортерскими штрихами свидетельство эпохи. Точнее, сразу нескольких эпох, вместившихся в обозначенный временной период. Вдвойне обидно, что об этих фотографиях сегодня мало кто знает. С любезного разрешения нынешнего правообладателя снимков Лисевицкого — Российской государственной библиотеки искусств — мы хотя бы отчасти восполняем этот пробел, публикуя несколько фоторабот Сергея Николаевича.
23 декабря 2015 г. 12:30
Первые годы Трехсвятительского подворья в Париже
Научная серия Дома русского зарубежья (ДРЗ) пополнилась новым важным трудом — сборником «Русское зарубежье: музыка и Православие». ­Вдохновителем, главным организатором и составителем проекта стала кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания (ГИИ) Светлана Зверева. На подробное изучение духовного музыкального наследия русского зарубежья исследователя благословил митрополит Антоний (Блум), глава Сурожской епархии ­Московского Патриархата (1914–2003). Отрывки из обширного интервью, взятого в 2002 году Светланой Зверевой у митрополита Антония и полностью вошедшего в упомянутый сборник, мы с любезного разрешения автора предлагаем вниманию читателей. В них архипастырь вспоминает о первых годах парижского Трехсвятительского подворья Русской Православной ­Церкви — о тяжелой эпохе изгнания и невзгод, наполненной вместе с тем горячей верой, молитвой и светлым упованием на будущее оказавшихся в рассеянии соотечествен­ников.
18 сентября 2015 г. 10:00
Аналитика
Фото из архива КДА
ЖМП № 12 декабрь 2015 /  19 февраля 2016 г.
версия для печати версия для печати

Протоиерей Александр Глаголев — преподаватель, богослов, исповедник

Вторая половина XIX — начало XX века по праву считаются временем расцвета богословской науки в Киевской духовной академии. К концу XIX века Господь собрал в стенах академии целую плеяду маститых профессоров, которые отдавали все свои силы на преподавание вечных истин и воспитание будущих служителей Церкви Христовой. Одним из видных представителей академической науки этого периода был и выдающийся специалист в области Ветхого Завета, профессор протоиерей Александр Глаголев (1872–1937).

«В храм вошел небольшого роста священник с длинными прядями волос, слегка согбенный. Его лицо озарял особый свет. Он как бы ушел в радость молитвы и мира. Я не разглядел сразу черт его лица, но эта радость тихого мира сразу привлекла меня к нему. Священник подходил к ликам святых и просил у них молитвы. Он, кланяясь ликам, как бы брал у них благословение. Я никогда и ни у кого не видел такого яркого восприятия иного мира, как у него. Мне ясно стало, что в храме всё живо и образа глянули на меня живыми глазами», — вспоминает о первой встрече с протоиереем Александром Глаголевым в годы Гражданской войны священник Сергий Сидоров. Но отец Александр запомнился в Киеве не только как добрый пастырь, но и как один из талантливейших преподавателей начала ХХ века и как яркий представитель библейско-богословской науки.

Преподавательская и научная деятельность

Уже с первого года своего обучения в КДА Александр Глаголев подавал большие надежды, зарекомендовал себя как прилежный студент. Его высокие оценки свидетельствовали о том, что он впишет свое имя в историю развития богословской мысли конца XIX – начала XX века.

Александр окончил академию в 1898 году первым в разрядном списке и был удостоен степени кандидата богословия за выпускное сочинение на тему «Ветхозаветное библейское учение об ангелах». Эта работа объемом 1047 страниц была признана лучшим выпускным сочинением и рекомендована к доработке и защите в качестве магистерской. Это позволило Александру Глаголеву стать профессорским стипендиатом при академии. Он избрал предметом своего специального изучения Священное Писание Ветхого Завета с еврейским языком. В своей диссертации он утверждал, что библейское учение об ангелах, в частности об ангелах света и демонах, находится в тесной связи с библейским мировоззрением и что «истинный смысл библейского представления об ангелах может быть понят только в связи с идеей о Боге и Его отношением к миру и к человеку». Обобщенное учение об ангелах как вестниках воли Божией и участниках в домостроительстве спасения людей Александр Глаголев сформулировал так: «Учение о добрых и злых духах в Ветхом Завете решительно сосредотачивается около учения о Логосе, в частности учения об Ангеле Иеговы, устроителе и деятеле ветхозаветной теократии. Только с точки зрения христологии получает свое надлежащее освещение вся ангелология и демонология». Поэтому Глаголев признает христологическую идею основным принципом библейской ангелологии.

8 июня 1907 года ректор Киевской духовной академии епископ Платон (Рождественский) был назначен архиепископом Алеутским и Североамериканским. В результате ректорская должность оказалась вакантной. В сентябре того же года путем тайного голосования ректором избрали священника Александра Глаголева. И хотя этот выбор не был утвержден Синодом, всё же это избрание стало свидетельством высокого авторитета, который имел отец Александр среди профессоров академии.

Уже первые годы своей преподавательской деятельности Глаголев заявил о себе как о глубоком исследователе. С 1899 года он состоял на кафедре еврейского языка и библейской археологии. Его авторская программа по библейской археологии для студентов II курса КДА, предложенная в 1902/1903 учебном году (она сохранилась в Институте рукописей Национальной библиотеки Украины им. В.И. Вернадского), отличается высокой степенью систематизации предметного материала.

В 1910 году после внедрения в КДА нового Устава начался новый период в преподавательской деятельности Глаголева. Он высказал желание перейти на кафедру Священного Писания Ветхого Завета. С соответствующей просьбой отец Александр обратился в совет академии 30 августа 1910 года. В ней он назвал еврейский язык и библейскую археологию вспомогательными средствами для достижения высшей цели — истолкования и посильного постижения Священного Писания. Отец Александр отметил, что с введением в академии нового Устава перед ним открылась возможность, «оставив двор храма библейской науки, вступить в самое ее святилище, чтобы в меру сил своих более непосредственно служить выполнению обозначенной цели его учебно-ученых стремлений». На кафедре Ветхого Завета отец Александр трудился вплоть до закрытия КДА в 1920 году.

Богослов-публицист

Помимо преподавательской деятельности, начиная с 1899 года, Глаголев был известен и как богослов-публицист. Его статьи касались актуальных вопросов современности. Они регулярно публиковались в «Трудах Киевской духовной академии», «Киевских епархиальных ведомостях», «Православной богословской энциклопедии», журнале «Странник» и других изданиях (см. Справку). По просьбе профессора Санкт-Петербургской духовной академии А.П. Лопухина Глаголев принимал активное участие в подготовке к изданию Толковой Библии. Это был проект создания полного толкования Священного Писания на основании синодального перевода. Лопухин успел подготовить только первый том, содержание которого охватывает толкование Пятикнижия. Издание вышло в свет уже после смерти профессора в 1904 году, но проект был продолжен его преемниками. К написанию текстов для Толковой Библии были привлечены представители всех четырех духовных академий. От КДА в проекте участвовали профессора протоиерей А.Глаголев, В.П. Рыбинский и М.Н. Скабалланович. Однако, по свидетельству профессора Рыбинского, именно отца Александра «следует признать самым ревностным работником в деле составления Толковой Библии». Достаточно перечислить названия библейских книг, комментарии к которым подготовил протоиерей А.Глаголев, чтобы понять масштаб проделанной им работы: Бытие (с 26 главы), Левит, Руфь, 3 и 4 Царств, 2 Паралипоменон, Товит, Притчи Соломона, Песнь Песней, пророков Наума, Аввакума, Софонии и Аггея, а также Соборные послания святых апостолов.

Пастырское служение

Вскоре после священнической хиротонии Александр Глаголев проходил свое пастырское служение в Добро-Николаевском храме на Подоле, где с 1903 года был настоятелем. Ему посчастливилось служить в храме с богатой историей, восходящей к началу XVII века. Первоначально он был построен Запорожским гетманом Самуилом Кошкой в благодарность за избавление от турецкого плена (ок. 1600 года). В 1907 году был отпразднован столетний юбилей храма. По этому случаю настоятель написал подробную историю храма, которая была издана отдельной брошюрой. Отец Александр так описал устройство внутренней жизни общины: «Храм при своих небольших размерах производит доброе впечатление благоустройством и благолепием. Привлекая молящихся не со своего только прихода, но и с других приходов Киева, весною его во множестве посещают сельские богомольцы, для которых имеются незатейливые, но для цели достаточные поме­щения».

Храм Глаголева стал не только местом служения, но и настоящим домом, тем более что семья пастыря жила в священническом доме неподалеку — на Покровской улице. Поэтому отец Александр всё время проводил в храме, ежедневно совершал богослужения, в определенные дни дежурил в храме и совершал требы. Личного времени практически не оставалось, распорядок дня священнослужителя, как он сам вспоминал, был расписан по часам: «Крайний перерыв между утренним и вечерним богослужением использовался у меня беглым чтением газеты, часовым сном или вообще лежанием на постели с какой-то книжкой, преимущественно моей академической специфичности». После вечернего богослужения и совершения треб отец Александр, уставший, возвращался домой, ужинал и принимался за молитвенное правило к Литургии следующего дня. 6 мая 1914 года за отлично-усердную службу священник Глаголев был возведен в сан протоиерея. Он был пастырем, который любил своих прихожан, и они отвечали ему взаимностью. Он производил необыкновенное впечатление на людей своим смирением. Cовершенно особым образом отец Александр проявил себя и во время еврейских погромов в Киеве во время первой русской революции (1905). С болью в душе вспоминал он дни, в которые толпа грабила еврейские дома и магазины на Подоле, «не щадила ни имущества, ни жизни людей». Пастырь совершал крестные ходы и увещевал мятежников прекратить насилие. Проповедь и личный пример священнослужителя благотворно влияли на «громил черносотенной толпы» — некоторые из них действительно оставляли маро­дерство. Отец Александр призывал народ не только прекратить погромы, но и сотворить достойные плоды покаяния: «Возвратите всё, неправо попавшее в ваши руки в эти дни, а затем явите христианское попечение обо всех обездоленных в прошедшие черные дни».

Закат академии

После начала Первой мировой войны КДА переживает один из самых непростых периодов своей истории. В сентябре 1915 года, когда над Киевом нависла угроза оккупации немецкими войсками, Синод принял решение об эвакуации академии в Казань. На некоторое время занятия были приостановлены, а помещения отданы для военных нужд. Как говорил протоиерей Александр Глаголев в конце 1915 года, «академия безропотно и свободно принесла свою жертву на алтарь Отечества, следуя всеобщему призыву: “Всё — для войны, всё — для победы, всё — для спасения Отечества”».

Революционные события 1917 года открыли возможность созыва Всероссийского Церковного Собора. Протоиерей Александр Глаголев относился с большой надеждой к перспективе возрождения в Русской Церкви собор­ного управления. Еще в 1906 году, когда начало работу Предсоборное присутствие, он говорил: «Ныне Православная Русь услышит голос Собора, голос Церкви».

Традиции соборности были возрождены и на Украине. В 1918 году в Киеве работал Всеукраинский Православный Церковный Собор, одним из делегатов которого был протоиерей Александр Глаголев. Он состоял членом Учебной комиссии Собора, занимавшейся вопросами духовного образования. На третьей сессии Собора (28 октября — 16 декабря 1918 года) он также был включен в состав подкомиссии, которая была выделена из Учебной комиссии для пересмотра Устава КДА, утвержденного правительством гетмана Павла Скоропадского в июле 1918 года. Кроме вопросов духовного образования подкомиссия пыталась добиться возвращения Киевской академии реквизированных у нее зданий, а также их ремонта за счет государства. Но сделать этого не удалось, поскольку в декабре 1918 года пало гетманское правительство, после чего Украина погрузилась в пучину гражданской войны.

В том же году из-за крайне тяжелой ситуации, сложившейся в академии, не было возможности замещать обра­зовавшиеся вакансии ординарных профессоров кандидатами с докторской степенью. В связи с этим совет академии решил отступить от требований Устава и заместить вакантные ординатуры профессорами, имеющими наибольший стаж академической службы. В результате протоиерей Александр Глаголев был избран исполняющим должность ординарного профессора.

После окончательного установления в Киеве советской власти в начале 1920 года ректор академии епископ Василий (Богдашевский) сумел зарегистрировать в соответствии с советским законодательством Киевскую православную богословскую академию (КПБА), которая действовала как частное высшее учебное заведение. Отец Александр был одним из тех, кто трудился в академии до последних дней ее существования. Он преподавал в КПБА гомилетику. Поскольку академия к тому времени полностью лишилась своих помещений, священник читал лекции у себя дома. В апреле 1923 года после ареста епископа Василия (Богдашевского) именно протоиерей Александр Глаголев возглавил КПБА в качестве исполняющего обязанности ректора. На его квартире теперь проводились не только лекции, но и заседания совета академии. Подтверждение этому — в его личной переписке с протоиереем Иоанном Корольковым. Так, например, 9 октября 1923 года отец Александр писал: «После богослужения около 1 часу дня имеет быть заседание совета академии в моей квартире по текущим вопросам, очень просил бы Вас побывать в этом собрании». КПБА была окончательно закрыта в мае 1924 года. Тем самым была прервана традиция духовного образования в Киеве. Однако имеются сведения о том, что вплоть до 1930 года протоиерей Глаголев рецензировал научные труды по богословию.

Против раскола

1920-е годы стали временем серьезных испытаний для церковной жизни Киева. Особенно острые споры в среде епископата и духовенства вызвала Декларация митрополита Сергия (Страгородского), изданная в 1927 году.

Александр Глаголев, хотя и не сочувствовал этому документу, но, не желая нарушить церковное единство, принял ее. Он поступил так же, как и настоятель Киево-Печерской лавры архимандрит Гермоген (Голубев, впоследствии — архиепископ), который говорил, что принял Декларацию лишь внешне, ради сохранения мира церковного: «Моими единомышленниками в этом вопросе были протоиерей М.Едлинский и протоиерей А.Глаголев... Не принимая искренне Декларации, особенно из-за смущающих верующих выражений, мы убеждали не производить из-за этого раскола… так как не видели церковно-канонических оснований для него, усматривая в Декларации политический акт».

Следует отметить и тот факт, что в октябре 1927 года Глаголев по поручению архиепископа Василия (Богдашевского) ездил в Харьков. Здесь он принимал участие в подготовке послания митрополита Михаила (Ермакова), текст которого практически дублировал Декларацию митрополита Сергия.

Как известно, с февраля 1928 года движение противников Декларации возглавил митрополит Иосиф (Петровых), по имени которого и всё это движение стали называть «иосифлянством». Органы советской власти трактовали «иосифлянство» как одно из «контрреволюционных течений церковников», которое в следственных делах обычно именовали «Истинно-Православной Церковью». На рубеже 1920–1930-х годов было арестовано и осуждено немало приверженцев «иосифлянства». В 1931 году карательные акции ГПУ УССР, направленные против «иосифлян», коснулись и отца Александра. Он был арестован и обви­нен в принадлежности к «Истинно-Православной Церкви», но через пять месяцев был освобожден. Сохранившиеся документы свидетельствуют о том, что священник не входил в число «иосифлян». Видимо, этим и объясняется его освобождение. Через год, в мае 1932 года, по аналогичному обвинению был арестован его сын Алексей, но уже через восемь дней после допроса он также был освобожден.

Когда столицу Украинской ССР перенесли из Харькова в Киев (24 июня 1934 года), здесь началась волна закрытий и разрушений храмов. Это мотивировались тем, что Киев «нуждается в социалистической реконструкции» и перво-наперво город нужно очистить от «памятников гражданской и культовой архитектуры».

Храм Николы Доброго был закрыт в 1934 году, после чего Александр Глаголев перешел служить в Набережно-Никольский храм. Кроме того, он с семьей был выселен из приходского дома на Покровской улице. Идти было некуда, потому они обосновались посреди лестничной площадки под колокольней Варваринской церкви. Мебельный интерьер семьи составлял стол и большой сундук, на котором батюшка отдыхал между службами. Внучка протоиерея Магдалина Глаголева-Пальян вспоминала, что 1936 год был невыносимо тяжелым: с уничтожением Добро-Николаевского храма совпала смерть жены отца Александра Зинаиды Петровны: «После этого он внутренне осиротел и очень переменился. Когда тело бабушки из дома под колокольней несли на катафалк, чтобы везти в Набережно-Никольскую церковь... начали уже разрушать дедушкину церковь Святителя Николая. Несмотря на похоронную процессию, на дорогу тут и там сбрасывались камни от разрушенного храма».

Крест исповедничества

Массовый сталинский террор 1937 года не обошел стороной и отца Александра. 20 октября он был повторно арестован и содержался в Лукьяновской тюрьме. Умер протоиерей А.Глаголев в ходе следствия. Официальная версия его смерти зафиксирована 25 ноября 1937 года. 22 февраля 1938 года следственное дело в отношении А.А. Глаголева было прекращено, однако в документе о прекращении дела указано, что подследственный скончался в тюремной больнице 25 декабря 1937 года (а не 25 ноября, как указано в акте о смерти). Документы, сохранившиеся в Отраслевом архиве Службы безопасности Украины, к сожалению, не позволяют достоверно выяснить обстоятельства и точное время смерти отца Александра. Магдалина Глаголева-Пальян, ознакомившись с материалами следственного дела, написала, что дедушка «скончался от болезни, которой у него никогда раньше не было: от почечной и сердечной недостаточности».

Следствие по делу А.А. Глаголева вел оперуполномоченный З.С. Гольдфарб. Он также был следователем по делу киевского митрополита Константина (Дьякова), который умер на допросе при невыясненных обстоятельствах 10 ноября 1937 года. В начале 1939 года Гольдфарб был уволен из органов за «извращение формы ведения следствия». Таким образом, не исключено, что и митрополит Константин, и протоиерей Александр Глаголев умерли в результате применения к ним особо жестоких пыток. Но обстоятельства их смерти, видимо, навсегда останутся тайной...

Тела умерших заключенных не выдавали родственникам, из тюрьмы их вывозили на грузовиках и сбрасывали в общую яму на Лукьяновском кладбище. Предположительно протоиерей Александр Глаголев был похоронен именно в такой же общей могиле. Лишь по прошествии многих лет его родственники установили на месте его возможного погребения памятник — крест с аналоем и евангельским текстом «Блаженны изгнании правды ради». В следственном деле протоиерея Александра много несоответствий в обвинительных формулировках. Но всё же материалы следственного дела не дают оснований полагать, что показания, данные отцом Александром, могли нанести кому-нибудь вред.

В последнее время о личности протоиерея А.Глаголева всё чаще говорят в контексте его прославления как ново­мученика. Пока канонизация отца Александра не была осуществлена. Во вступительном слове к сборнику трудов протоиерея А.Глаголева «Купина Неопалимая» покойный Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир писал, что имя отца Александра «еще не занесено в список новомучеников... и еще ждет часа своего прославления».

В проповеди о крестоношении 10 марта 1900 года протоиерей Александр Глаголев сказал: «Из детства нас учили чаще знаменовать себя крестным знамением, чтобы мы, ограждая себя им, при всяком деле нашем поминали страдания Христовы и всё творили во славу Божию, не отступая от обязанностей своего христианского звания ни за какие блага мира... не изменяя Господу и Его Евангелию даже до смерти». Эти слова протоиерей Александр Глаголев пронес через всю свою жизнь. Он не пошел на компромисс со своей совестью и не изменил Евангелию даже перед лицом смерти.

Справка

Александр Александрович Глаголев родился в Тульской губернии 14 февраля 1872 г. в семье настоятеля храма в с. Покровском Одоевского уезда (ныне — Одоевский р-н Тульской обл.) священника Александра Васильевича Глаголева. Начальное образование получил в Белевском духовном училище (1884–1888), среднее — в Тульской духовной семинарии (1888–1894). После окончания семинарского курса успешно сдал вступительные экзамены в КДА. Обучался в академии в 1883–1898 гг., во время ректорства епископа Сильвестра (Малеванского). В 1903 г. вступает в брак, через некоторое время рукоположен в сан священника митрополитом Киевским и Галицкий Флавианом (Городецким). Сначала о. Александр был определен в Киево-Щекавицкую кладбищенскую церковь, но уже 1 июня 1903 г. перемещен на должность настоятеля церкви Николы Доброго на Подоле. В 1914 г. возведен в сан протоиерея. Скончался в тюрьме 25 ноября 1937 г. в ходе следствия.

Публикации

В «Православной богословской энциклопедии» (1900–1911) были опубликованы статьи протоиерея Александра Глаголева на темы библейско-археологической направленности и иудейской ветхозаветной традиции: «Апокалипсис», «Братья Господни», «Иахин и Воаз», «Иерусалим», «Календарь библейско-еврейский и иудейский», «Кидар», «Кимвал», «Киннор», «Кислев», «Ковчег Ноя», «Козел отпущения».

В разные годы в свет вышли его статьи:

«Древнееврейская благотворительность» (1902), «Неуместный символизм в изъяснении библейского текста» (1904), «Сионистское движение в современном еврействе и отношение этого движения к всемирно-исторической задаче библейского Израиля» (1905), «Ветхий Завет и его непреходящее значение в христианской Церкви» (1909), «Левиты и Левино колено» (1912), «Купина Неопалимая. Очерк библейско-экзегетический и церковно-археологический» (1914), «3акон ужичества, или Левиратный брак у древних евреев» (1914), «Книга Левит (библиографический очерк)» (1915).

протоиерей Василий Яковчук
19 февраля 2016 г.
Ключевые слова: Украина, новомученики
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи