iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Выбор сильных
21 июля 2009 года Президент России Дмит­рий Анатольевич Медведев поддержал инициативу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и других лидеров традиционных религий России о воссоздании института военного духовенства. Это решение открыло новую страницу во взаимодействии Русской Православной Церкви и Армии. За 10 лет были созданы новые органы управления, определен правовой статус священнослужителя, работающего в Вооруженных силах на штатной основе, организована система профессиональной переподготовки, издан ряд системных документов, регламентирующих деятельность священника в войсках, регулярно проводятся сборы. Об особенностях пастырского служения в воинских коллективах, значении духовного фактора в войнах и военных конфликтах, христианской воинской этике и других вопросах мы беседуем с председателем Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами епископом Клинским Стефаном (Приваловым). PDF-версия.
28 июля 2019 г. 21:49
Аналитика
new object
ЖМП № 6 июнь 2011 /  22 июня 2011 г.
версия для печати версия для печати

Синдром профессионального "выгорания". Отклики читателей ЖМП

Мы продолжаем обсуждать тему пастырского "выгорания" и предлагаем вашему вниманию размышления о его причинах и о том, как можно его избежать.

Мы все родом из СССР

Мое письмо — это ответ на приглашение обсудить очевидную проблему пастырского «выгорания», заявленную протоиереем Павлом Великановым в январском номере «Журнала Московской Патриархии».

Я служу сельским священником. Духовное образование (бакалавр, окончил МинДС) является для меня не единственным. Первое высшее образование, светское, было связано с управленческой деятельностью. И поэтому вопросы профессионализма для меня не праздные. К тому же, исполняя епархиальное послушание — инспекции приходов, приходится сталкиваться с таким сложным явлением, как оскудение духа.

Во-первых, дай Бог здоровья отцу Павлу за проделанную работу! Всё описанное в статье является предметом исследования специалистов — организаторов труда во всем мире. Церковь — это богочеловеческий организм, и поэтому человеческая составляющая в ней подвержена различным немощам, которые присущи и другим социальным группам. А значит, и богатый мировой опыт, накопленный в этой области, следует внимательнейшим образом изучать и использовать. Отец Павел в рамках журнального формата, выделив главное, детально изложил саму проблему.

Во-вторых, необходимо подробней осветить некоторые аспекты данной проблемы, а точнее, ее предпосылки, которые возникают как следствие не всегда корректного руководства со стороны епархиального управления. Этот аспект всегда деликатно замалчивается, но ведь страдают и дело, и люди. И конечно, поговорить о мерах профилактики.

Мы все родом из СССР. И рядовые священники, и управляющие епархиями. Духовная преемственность, эволюция и селекция (простите за термины) за восемь десятилетий богоборчества были нарушены. Для заполнения вакансий священников рукополагались люди, зачастую не знавшие веры до зрелого возраста, не впитавшие соков традиции православия по наследству. И поэтому вера из книг сталкивалась с психологией людей, вышедших, но не ушедших из египетского рабства коммунистического воспитания. Никуда не денешься — это историческая реальность, в которой необходимо учиться жить.

Один из моментов, на который хотелось бы обратить внимание, — это «угроза перемещения на другой приход». Есть священники, которые, хотя и не по своей воле, сменили уже не один храм. Свыкаясь с возможностью перемещения по епархии, иерей уже не рассматривает свою паству как родную. Он временщик. И самое неприятное во всем этом, что он внутренне изменяется. Передвижение по епархии — не самый эффективный способ повлиять на пастыря со стороны правящего архиерея. Это примитивное средство, имеющее, как и медаль, обратную сторону. Например, «плохого» священника перевели на иной приход. Для проштрафившегося иерея — это наказание, а для прихода это ведь тоже не награда. Где же любовь и забота о ближних? И семья этого священника попадает под епитимию…

Другой момент: отсутствие социальной защищенности ставит перед священником задачи отнюдь не духовные. Учеба, здоровье членов семьи и самого пастыря, а если семья останется без кормильца, кто о ней позаботится? Вот и выходит, что утопающий старается спасать себя сам… Конечно, в крупных городах у духовенства нет материальных проблем, а в селе они есть.

Управляющий епархией оказывается в информационном поле, которое формируется его помощниками. При этом не у всех священников хватает сил повлиять на мнение епископа о себе. А у товарищей по цеху тоже человеческие немощи, например карьеризм или зависть. И не пропитанный верой, но призванный на исповеднический подвиг пастырства человек теряет, простите, «заряд».

В статье отца Павла не осталось места для конкретных предложений: как можно положительно повлиять на ситуацию. Но замечательно то, что проблема заявлена и из обсуждения внимательный специалист сделает верные выводы. А рекомендации типа «если вам плохо, заставьте себя думать, что вам хорошо» здесь не подходят.

Что бы мне хотелось предложить по данному вопросу?

Например, следующее:

— не рассматривать вопрос о переводе священника на другой приход без его прошения или ходатайства прихожан;

— создать институт наставничества, при котором старший и более опытный священник может помочь младшему собрату пережить сложный процесс профессионального становления. Это и молитва за него, и утешение, и ходатайство перед епархиальной властью, и добрый совет;

— может быть заимствована из светской высшей школы хорошая форма — производственная практика семинаристов на приходах епархии. Такая форма учебного процесса многим кандидатам в священники приоткроет глаза и заставит задуматься;

— следует ввести в систему духовного образования вопросы профориентации и профотбора, уделить этим вопросам должное внимание;

— миссионерство должно начинаться с организации здоровой духовной жизни на приходе. А культмассовая религиозная работа — это не всегда миссионерство. Священник не должен заниматься несвойственной для него деятельностью. «Брожение по телевидениям» может в конце концов привести к обратному эффекту, к антимиссии. Мне однажды пришлось наблюдать, как старательный и исполнительный священник вызвал у аудитории негативную реакцию. Но как пастырь в храме он пользуется уважением и любовью прихожан;

— в нашей епархии (Новогрудско-Лидской) есть прекрасная форма — приглашение архиепископом священников для личных встреч и разговора по душам. А как же еще может руководитель узнать о проблемах, мешающих священнослужителю в его деятельности!? И что еще очень важно, наш архипастырь не строгий судья, а внимательный и любящий отец. Поэтому возникающие в нашей епархии трудности достаточно благополучно разрешаются.

Священник Николай Охотницкий, заместитель председателя епархиального церковного суда, член инспекционной комиссии по проверке состояния дел на приходах Новогрудской епархии


"Легкий" хлеб

В советское время «сгорали» на работе потому, что рассчитывали только на свои силы. Человеку всегда нужна помощь Божия, а сегодня не все это четко понимают, несмотря даже на священный сан. Ведь если человек находится в процессе духовного роста, то проблемы «выгорания» не будет, хотя это не значит, что всё сразу получится.

Говорят, что священнический хлеб очень легкий и сладкий, а между тем конкурс в некоторые духовные школы отсутствует. В епархиях священников не хватает.

Еще одна причина — скорое рукоположение. Священниками становятся люди, которые, может быть, просто не рассчитали свои силы.

Для поддержания своего духовного состояния, чтобы не было перекосов («выгорание»), необходимо более или менее частое исповедание. А сегодня немалое количество священников редко исповедуются, хотя причащаются каждую Литургию. О необходимости исповеди священства почему-то забывают, священники считают это маловажным, а ведь они тоже люди и даже если не совершают каких-то поступков, которые совершают мирские люди, но мысленно не могут не согрешать. Каждому нужно исповедоваться, и обычную исповедь священники могут принимать друг у друга, необязательно искать известного духовника (конечно, если вопрос не очень серьезный).

Проблемы будут увеличиваться с каждым годом, ведь общество слабеет духовно и, соответственно, рождает таких же пастырей. Церковь должна решать, как с этим справляться в современных условиях. Одной постановки проблемы недостаточно, нужно хотя бы выявить ее масштабы. Возможно, следует провести научное исследование по этому вопросу.

Протоиерей Сергий Бельков, руководитель отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии

22 июня 2011 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Иконы места
Исстари в память о совершенном паломничестве веру­ющие христиане старались увезти с собой местную святыню — икону, посвященную небесному покровителю монастыря или прославившему эту точку на карте событию. После отмены крепостного права, когда паломничество на Руси приобрело массовый характер, возникла целая индустрия сравнительно дешевых раздаточных образков. Но темой давнего собирательства московского художника Николая Паниткова стала не продукция поточного производства, а более древние святыни — паломнические реликвии, создававшиеся иконописцами по единичным заказам или крайне ограниченным тиражом. Семь десятков самых интересных и редких из них, датирующихся в основном XVIII столетием, представлены на персональной выставке коллекционера «Дорогами Святой Руси» в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Ни один из иконописных памятников не подписан автором, и все без исключения они впервые вводятся в научный оборот. PDF-версия
3 июля 2020 г. 11:00
Молись, но за победу немецкого воинства
Жизнь Церкви, положение верующих и служение законных иерархов на оккупированных нацистскими войсками территориях бывших союзных республик продолжают оставаться предметом научного интереса современных историков. В советскую эпоху серьезное изучение этих вопросов как светскими, так и церковными специалистами было невозможно, в новейшее же время основные усилия российских исследователей оказались сосредоточены на событиях, происходивших на территории РСФСР. Между тем и в Украинской ССР, на оккупированных гитлеровской Германией территориях, церковная жизнь 1941–1944 годов была полна драматических коллизий. О том, как в Херсонской области вынужденный коллаборационизм священники компенсировали спасением евреев и красноармейцев, рассказывает клирик Новокаховской епархии Украинской Православной Церкви иеромонах Иустин (Юревич).
22 июня 2020 г. 14:00