iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Аналитика
18 июня 2006 г. 15:00
версия для печати версия для печати

Слово протоиерея Всеволода Чаплина на пастырском семинаре: «Подготовка ко Святому Причащению: историческая практика и современные подходы к решению вопроса».

Пастырский семинар: «Подготовка ко Святому Причащению:
историческая практика и современные подходы к решению вопроса».

Протоиерей Всеволод Чаплин,
заместитель Председателя Отдела внешних церковных связей
Московского Патриархата

     Ваше преосвященство, дорогой отец наместник, отцы, братия, сестры! 

     Когда мы рассуждаем о Таинстве Покаяния, о его месте в жизни Церкви, о его формах, о пастырской практике, которая существует при совершении этого Таинства, о практике допуска к причастию тех или иных верующих, то нужно иметь в виду ту огромную разницу, которая существует среди приходящих в храм - по крайней мере, в большом городе, где священник обычно не знает каждого по имени. Сегодня в храмы приходят очень разные люди. 

     Есть постоянные прихожане, которые причащаются более или менее часто, читают богословскую литературу, знают богослужение, они могут что-то посоветовать друг другу, участвуют в жизни прихода. 

     Есть среди них одна подкатегория - это те, кто, будучи активными прихожанами, злоупотребляют исповедью. Я думаю, что все священники сталкивались с людьми, которые приносят подробные списки разного рода помышлений, мелких перепалок с окружающими их людьми. К таким людям надо относиться с ответственностью и здравомыслием. Я, например, считаю, что есть люди, которые используют исповедь как поле для проявления некоторого рода духовной прелести. 

     Есть так называемые "захожане" - люди, которые пришли поставить свечку, пришли на крестины, отпевание или венчание родственников или знакомых, а заодно вдруг решили поисповедоваться и причаститься. Таких людей достаточно много, и к ним тоже нужен внимательный и серьезный подход. 

     Ну и, в конце концов, приходят люди совершенно новые для приходской реальности: это те, кто пришел в результате какой-то личной трагедии или спонтанного порыва, люди, движимые мгновенным желанием покаяться в каком-либо грехе, а подчас просто случайно мимо шедшие и зашедшие в храм. 

     Ответить на это разнообразие людей можно разными способами: возможно, нужна какая-то пастырская инструкция (особенно молодым священникам, может быть даже в контексте курса духовных школ), которая бы говорила о том, как выстраивать практику причащения постоянных прихожан, как относиться к тем, кто пришел в первый раз, к тем, кто приходит несколько раз в году. 

     Вполне возможно, что практика исповеди и причастия в отношении этих разных категорий верующих должна довольно сильно различаться. Не нужно бояться этого, как не нужно бояться предлагать тем, кто пришел в храм впервые, пройти какую-то катехизическую подготовку перед причастием, если с момента последнего причастия или даже крещения прошло 10-15 лет. Не нужно бояться оставить на отдельную беседу после службы людей, которые приходят с каким-то особым душевным порывом. В то же время не нужно бояться допускать к причастию людей, постоянно причащающихся, живущих серьезной, глубокой, сердечной, осознанной духовной жизнью после благословения, а может быть - после участия в общей исповеди. 

     Мне думается, нам надо со всей серьезностью подойти к той ситуации, когда исповедь превращается в формальное действо. Когда стоит 200-300 человек, они прослушивают общую исповедь, которая совершается по минимуму, вообще могут не расслышать, о чем говорится, и потом подходят под разрешительную молитву. Само наличие в храме совершенно разных людей в этой общей, извините за выражение, толпе, которая оценивается не по разнице духовного состояния людей, а по фактору отсутствия времени (которого в московском приходе никогда нет) и желания всех этих людей причаститься - вот это и является ситуацией, требующей изменения. 

     В то же самое время есть и опасность отмирания исповеди. Можно вспомнить практику Католической Церкви, которая мне достаточно хорошо известна: я несколько раз общался с людьми, которые имеют практику духовничества в Католической Церкви. Они отмечают, что типичным массовым явлением, затграгивающим даже духовенство и епископат, является исповедь только в детстве и перед смертью. 

     Когда мы обсуждаем те или иные перемены, нужно добиться, чтобы исповедь не превращалась ни в формальность, ни в нечто такое, что легко оставить за бортом современной жизни. Нужно стремиться к тому, чтобы исповедь осталась исповедью и одновременно не исчезла. 

     В то же самое время нужно избегать потребительского отношения к причащению. Приходит много людей, которые причащаются лишь потому, что их об этом просят родственники, родители, друзья. Многие приходят к причастию для того, чтобы облегчить свое состояние здоровья или по другим чисто утилитарным причинам: перед началом нового дела, перед тем, как лечь в больницу. К этому тоже надо относиться достаточно критично. 

     Выход из всех проблем, которые обозначены в связи с обсуждаемой темой, только в одном - в просвещении. 

     Несколько слов об образе Церкви в мире, среди светских людей, среди аудитории СМИ, политиков, светских журналистов, преподавателей. К сожалению, восприятие Церкви очень часто сводится к фольклору и в лучшем случае к минимальному рассказу об историко-вероучительных аспектах некоторых церковных празднований, торжеств, событий. Отчасти этот фольклорно-лубочный образ Церкви связан с политикой средств массовой информации. Не секрет, что среди руководства СМИ есть люди, которые считают, что говорить о сути вероучения - это не функция светских СМИ, что подобные разговоры создают опасную ситуацию, порождают конфликты, межрелигиозные споры. Эта тенденция есть, и нужно иметь в виду, что она часто подталкивает журналистов уклоняться более в исторические, культурные, общественно-политические и кулинарные аспекты церковной жизни. 

     Нам нужно больше говорить о смысле Евхаристии. В связи с Рождеством, окончанием поста, Новым Годом, святками многие из нас будут встречаться с представителями средств массовой информации. Я предлагаю в эти и другие праздничные дни говорить о том, что в церковные праздники необходимо, подготовившись, причаститься Святых Христовых Таин и о том, что это означает. 

     Возможно, имеет свой смысл идея, которая несколько раз выдвигалась Центром духовного развития детей и молодежи, идея, связанная с минимальными комментариями, устными или письменными, богослужения в миссионерских случаях, проводимого там, где оно является частью миссионерского делания Церкви. Однажды я совершал Божественную литургию в лагере молодежного движения "Наши". Пришло около 300 человек, люди были, как правило, далекие от Церкви, хотя было несколько активных воцерковленных. И вот, когда я совершал литургию, я три или четыре раза снабдил ее краткими комментариями. Реакция была очень интересная: эти молодые люди (всем им было лет по 17-20 - старшие школьники, младшие студенты) сказали мне: «Мы первый раз были на службе, где все понятно». Причем эти комментарии были предельно краткими: по две-три минуты перед началом богослужения, перед чтением Евангелия, перед началом Евхаристического канона и перед причащением мирян. Не всегда, конечно это уместно делать устно, в храме это будет задерживать богослужение и станет не очень интересно для большинства прихожан, но раздавать элементарные письменные памятки для вновь приходящих, памятки в один лист, которые стоят копейки, это было бы очень полезно. И существующие уже памятки можно рассматривать как часть того миссионерского использования богослужения, которое имеет огромную силу. Поскольку наше богослужение - это кладезь мудрости, опыта духовной жизни, и раскрыть его для людей очень важно. 

     У нас не очень много книг, изъясняющих богослужение. Есть книги «профессиональные», книги для духовенства, есть книги, объясняющие богослужение для мирян, но язык этих книг все-таки немного устарел. И массовые популярные брошюры, Интернет-сайты, аудио- видео-материалы, которые бы можно было легко использовать, объясняющие содержание богослужения, - такого рода миссионерские и катехизические материалы были бы очень полезны. 

     Через разъяснение и просвещение мы, может быть, наконец, наставим людей, злоупотребляющих исповедью и приходящих с большим количеством подробных грехов, и в то же самое время не отдающих себе отчета в том, что "только то есть истинное покаяние, после которого прежние грехи презираются", как говорил святитель Алексий, митрополит Московский. Важно помогать людям понять, что ненормально приходить каждую субботу или воскресенье со списком одних и тех же грехов. Нужно больше говорить об исповеди не только как о составлении списка грехов, но как об области христианской жизни, которая требует особого духовного настроя. И то же самое касается подготовки к причастию. Чистота сердца, испрашивание прощения у своих ближних как элемент подготовки к причастию, осознание готовности исправить свои грехи, а не просто перечислить их со всеми подробностями - это, по-моему, должно присутствовать в нашей миссионерской и катехизической деятельности, касающейся исповеди и причастия. Наверное стоит чаще и яснее говорить о том, что Господь сподобляет нас причастия не в силу подробности нашей исповеди, а в силу Своей милости. И одновременно говорить о том, что можно причаститься в суд и в осуждение: потребительское отношение к причастию, превращение его в рутину - это тоже большая опасность, которую стоит избегать и о которой стоит говорить в наших миссионерских и просветительских материалах.

 

18 июня 2006 г. 15:00
Ключевые слова: богословие, исповедь
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи