iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Два бойца
Состоявшийся в феврале прошлого года Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви своим определением благословил общецерковное почитание нескольких десятков местночтимых святых и постановил включить их имена в Месяцеслов Русской Православной Церкви. В их числе оказались и два героя-воина — ученики преподобного Сергия схимонахи Александр Пересвет и ­Андрей Ослябя, сложившие свои головы в Куликовской битве в 1380 году. Днями их общецерковной памяти отныне утверждены 7 (20 н.ст.) сентября и 6 (19 н.ст.) июля — праздник Собора Радонежских святых, в списке которого преподобные Александр Пересвет и Андрея Ослябя занимают 12-е место.Настоятель московского храма Рождества Богородицы в Старом Симонове протоиерей Владимир Силовьев вспоминает о закономерно приведших к такому решению событиях последних десятилетий, свидетелем которых ему довелось стать.
14 июля 2017 г. 14:30
Аналитика
Богослужение в соборе Новомучеников и исповедников Российских в Мюнхене 5 февраля. Справа - новонаписанная икона Александра Шмореля
ЖМП № 7 июль 2012 /  13 июля 2012 г.
версия для печати версия для печати

Смерть за правду

13 июля 1943 года в застенках гестапо в Мюнхене принял мученическую смерть на гильотине Александр Шморель, создатель и идейный вдохновитель антифашистской молодежной группы "Белая роза". Его выступление против нацистского режима было не просто политическим протестом, скорее мировоззренческим вызовом безбожному тоталитарному режиму. Характер деятельности Александра, его поведение на допросах и последние дни перед смертью позволили Русской Православной Церкви Заграницей поставить вопрос о его канонизации. В начале нынешнего года Александр Шморель был прославлен в лике местночтимых святых Берлинской и Германской епархии РПЦЗ. В день памяти новомученика предлагаем вашему вниманию его краткое житие.

Александр Шморель родился в Оренбурге 3/16 сентября 1917 года. Его отец, немецкий подданный Хуго Шморель работал врачом, мать Наталья Введенская была дочерью православного священника. Александр рано лишился матери. Наталья умерла от тифа, когда ему не было и года. Однако образ доброй, мудрой, любящей, глубоко набожной матери Александр хранил в своем сердце всю жизнь.

С ранних лет и до мученической кончины Александр Шморель осознавал себя православным. Этому в немалой степени способствовала его няня Феодосия Константиновна Лапшина, отличавшаяся сердечной теплотой, благочестием и верностью семье Шморелей. С ними она, как мнимый член семьи, выехала в Германию в мае 1921 года, когда Шморели решились воспользоваться возможностью покинуть страну, погружавшуюся в омут террора и безбожия. В Мюнхене, куда приехали Шморели, Александр изучал Закон Божий, который преподавал местный православный священник. Все другие члены семьи не принадлежали к Православной Церкви, но в семье сохранялся русский язык и русский уклад жизни.

О православии Александра свидетельствуют рассказы из его школьной жизни. Поскольку в то время в Баварии не преподавался православный Закон Божий (он был введен лишь в 1956 году), Александр был обязан посещать католические уроки. Учитель перед всем классом неоднократно призывал его: "Шморель, будучи гостем у нас, вы могли бы совершать крестное знамение, как мы: слева направо". Александр неизменно отвечал: "Я православный, и мы совершаем его иначе!"

Окончив гимназию в 1937 году, Александр должен был полгода отбывать "трудовую повинность". В трудовом лагере он проникся отвращением к окружавшей его бездуховной среде, культу насилия и идеологии расового превосходства, характерным для национал-социалистического режима. Его душа отвергала "стадность", трусость и приспособленчество, отвращалась от толпы. Он жаждал свободы и стремился к ней.

Живое ощущение личностной свободы Александр черпал в романах русских классиков, в особенности в "Братьях Карамазовых" Достоевского, и баварской горной природе.

Стремясь поскорей разделаться с военной службой, Александр добровольно вступил в армию, в артиллерийско-кавалерийскую часть в Мюнхене. Здесь он пережил глубокий кризис, связанный с внутренним сопротивлением армейской дисциплине и нежеланием приносить присягу Гитлеру. Только беседы и участие его отца и командира, которому импонировал смелый, самоотверженный юноша, помогли Александру преодолеть тяжелое состояние.

Над Европой нависла угроза войны. Александр был озабочен, что в случае мобилизации ему придется с оружием в руках выступить на стороне Германии против России. Для того чтобы избежать этого, он по окончании срочной службы вместе с ближайшим другом Христофом Пробстом решил поступать на медицинский факультет. Медицинское образование давало возможность в случае войны служить людям, спасать жизни, а не убивать. К началу войны Александр сдал экзамены с хорошими оценками и был приписан к мюнхенской студенческой роте.

Александр еще в детстве самостоятельно посещал православный храм в Мюнхене. После войны с Францией в столицу Баварии прибыла волна русских эмигрантов, покинувших после революции Россию. Их присылали в Германию по разнарядке в качестве рабочей силы французские власти. Александр познакомился с ними в храме. Его глубоко впечатлили внутренняя, молитвенная сосредоточенность русских людей и их маленьких детей во время богослужения. Впоследствии он писал, что его поразили эти люди, которые оставили родину, чтобы уйти от коммунистического рабства, а теперь, лишенные всего, вновь оказались в чужой стране, но продолжали молиться от всего сердца, с полной покорностью Богу. Способность верить, страдать и любить — вот что увидел Александр в этих лицах.

Небольшой круг друзей Александра состоял из студентов, отрицавших национал-социалистический режим и смотревших на происходившие в мире события с христианских позиций. Александр был душой компании, заражая окружающих своей горячей любовью к жизни, к творчеству, к России, ее литературе, музыке, культуре. О немецких корнях Шмореля друзья даже не вспоминали — для них он был просто "наш русский". О его внутренней, духовной жизни в этот период известно мало. По свидетельству родственников, Александр постоянно носил при себе православный молитвослов, который находился при нем и во время пребывания в гестапо и был выдан родителям после казни новомученика вместе с его остальными вещами. Какие молитвы чаще всего читал Александр, как часто брал в руки молитвенник, какие ответы получал на свои обращения к Богу? Этого мы не знаем.

Когда Гитлер напал на Советский Союз, Александр был в походе в Альпах. Он был раздавлен этим известием и глубоко переживал за судьбу своей исторической родины. Летом 1941 года студентам медицины было разрешено выбрать в своем военном округе место для медицинской практики (фамулатуры). Александр и друг его Ханс Шолль остановились на больнице Харлахинг. Она находилась вблизи дома, где жили Шморели, на юге Мюнхена. Всю вторую половину 1941 года Александр и Ханс служили санитарами. В итоге Шморель получил свидетельство, в котором значилось, что он "старателен, поведение отличное, годен работать врачом".

Тем временем до друзей стали доходить обрывочные сведения о преступлениях нацистов на оккупированных территориях, о начавшемся уничтожении евреев. Эти слухи подогревали и без того растущее в душах Александра и его друзей недовольство гитлеровским режимом, побуждали к активным действиям. Решению выступить против власти предшествовало также изменение настроений во 2-й студенческой роте, куда были внедрены гестаповские агенты. Стало поощряться доносительство. Вместо студенческой вольности в роте воцарилась атмосфера всеобщей подозрительности. Некоторых студентов обвинили в недостаточной лояльности власти и примерно наказали.

На этом фоне культурные вечера, которые Александр стал устраивать для ближайших друзей в доме своих родителей, были настоящей отдушиной, где можно было поговорить по душам без боязни быть подслушанным. Так, в разговорах родилась идея действенного сопротивления. Вскоре друзья приобрели копировальную технику и составили первые четыре листовки "Белой розы", как они назвали свою организацию. Об этом Александр поведал своей близкой подруге, и, как она пишет, "страх, поднявшийся во мне от этих слов, исчез от его сияющей убежденности". Листовки были распространены в конце июня 1942 года. А 23 июля Александр Шморель и Ханс Шолль были отправлены со 2-й студенческой ротой на Восточный фронт, в Россию.

Александр вернулся в Россию в рядах немецкой армии. Он сразу окунулся в народную стихию, по которой интуитивно тосковал в Германии. Общаясь с людьми, наблюдая происходившее вокруг, Александр пришел к убеждению, что с большевизмом в России уже покончено, что народ ненавидит и отвергает коммунистическую идеологию в такой же степени, как и нацизм, навязываемый ненавистными захватчиками. Россия, вернувшаяся к своим корням, очищенная от безбожной идеологии, духовно окрепшая и свободная — такой видел Шморель свою родину в обозримом будущем. И, исходя из такой перспективы, развивал деятельность "Белой розы".

Возможно, именно в это время окончательно оформилось политическое кредо Александра, которое получило свое рукописное выражение уже в тюрьме. Текст, написанный в застенках гестапо, Шморель назвал "Политическим исповеданием" (Politisches Bekenntnis), хотя его содержание глубже простой политики. В нем идет речь о воле народа, о необходимости свободной оппозиции для критики и исправления ошибок правительства, о недопустимости насилия, о естественном различии народов. К недостаткам демократий Александр относился критически; национал-социализм резко отвергал за создание системы страха, захватническую политику и насилие; большевизм осуждал и желал его скорейшего падения. Оптимальной формой правления для России Александр считал монархию, где царь относится к своим подданным с отеческой любовью и заботой. Обличая правительства Германии и Советского Союза, отводя будущей России почетное место в мировом сообществе, Александр не обходил стороной и будущность Европы в целом. Он видел Европу союзом братских народов, объединившихся во имя мира, добра и следования истине, провозвещенной "спасительным словом народа". Александр не уточняет, какой именно народ станет провозвестником всеобщего братства. Однако очевидно, что он имеет в виду русских. Как уже говорилось, Александр был увлечен творчеством Достоевского. И его слова, и мысли — не что иное, как отзвук речи великого русского писателя, посвященной гению А.С. Пушкина:

"Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите. <...> Для настоящего русского Европа и удел великого Арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей. <...> И впоследствии, я верю в это, мы, то есть, конечно, не мы, а будущие, грядущие русские люди поймут уже все до единого, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловеческой и всесоединяющей, вместить в нее с братскою любовию всех наших братьев, а в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой общей гармонии, братского окончательного согласия всех племен по Христову евангельскому закону! <...> Что же, разве я про экономическую славу говорю, про славу меча или науки? Я говорю лишь о братстве людей и о том, что ко всечеловечески-братскому единению сердце русское, может быть, изо всех народов наиболее предназначено. <...> Пусть наша земля нищая, но эту нищую землю "в рабском виде исходил благословляя Христос". Почему же нам не вместить последнего слова Его?" (Пушкинская речь, 1880 год)

Здесь не просто мысль о всеобщем политическом братстве. Но скорее указание на высшую внутреннюю цель человечества, следующего по стопам Христа.

После возвращения с фронта у Александра была мысль опять отправиться на восток, в Россию. В своих записках он вновь и вновь пишет о стремлении вернуться на родину. Но у него было иное предназначение, и он это понимал. Он противопоставлял своему желанию вернуться в России чувство долга: "Пока я должен оставаться в Германии. Я смогу тебе много рассказать, когда мы увидимся вновь. Пока же еще рано об этом говорить" (25.11.1942). И в другом письме: "Беспокойство, ужасное беспокойство — вот основная черта моей здешней жизни. Я бы здесь больше не выдержал, если бы не имел здесь некоторых обязательств. Только они дают мне моральное право оставаться здесь. Я должен пока еще здесь оставаться. Когда эти обязательства закончатся, то закончится и мое пребывание в Германии" (09.12.1942).

В том же письме Александр описывает и свое участие в расширившейся приходской жизни, хвалит церковный хор и местного священника игумена Александра (Ловчего), будущего архиепископа Берлинского и Германского: "Недавно сюда прислали 1700 человек русских — здесь теперь очень много русских! Некоторые здесь встретили своих родственников, которых они не видели уже 20 лет. Наша церковь всегда переполнена — там мы всегда встречаемся". Действительно, тогда количество только регистрированных членов прихода возросло в два с половиной раза (636 человек), не говоря об остальных прихожанах. У отца Александра вскоре возникла острая нехватка крестиков, даже муки и вина для богослужений.

К этому времени круг друзей и объем деятельности "Белой розы" стали значительно шире. Количество листовок исчислялось тысячами экземпляров. Александр не только участвовал в рискованных операциях по распространению листовок, но и писал метровыми буквами на стенах Мюнхена антигитлеровские лозунги. На следствии он скажет: "То, что я делал, я делал не неосознанно, наоборот, я даже рассчитывал на то, что в случае расследования мне придется расстаться с жизнью. Я просто перешагнул через всё это, потому что мой внутренний долг действовать против национал-социалистического государства стоял выше этого" (Допрос 26.02.1943. С. 13 об.).

Параллельно Александр продолжал учиться. Летом 1943 года он должен был после десяти семестров обучения окончить университет и стать врачом. Но вышло иначе. При неосторожном сбросе листовок в вестибюле Мюнхенского университета были арестованы Ханс Шолль и его сестра София. Узнав об этом на пути в университет, Александр решил бежать. Его поддержал верный друг армянин из Болгарии Николай Хамазаспян, дал паспорт, одежду, деньги. Но выехать из страны не удалось. Не зная, что он уже объявлен в розыск, Александр в ночь на 24 февраля 1942 года при налете бомбардировщиков спустился в бомбоубежище. Его узнали и арестовали. К тому времени его друзья Ханс и София Шолль и Христоф Пробст были уже казнены.

Вот первые слова Александра через два дня после ареста: "В первую очередь я хочу снова подчеркнуть, что я по своему мышлению и чувствованию больше русский, чем немец. Но я прошу учитывать, что я не отождествляю Россию с понятием большевизма, напротив, я враг большевизма" (26.02.43. С. 13). По ходу допросов Александру не раз ставили в упрек, что его противостояние режиму вызвано симпатиями к коммунизму. Он возмущался и отрицал это. По вопросу редактирования 6-й листовки Александр отвечал: "Если в этой связи речь идет о том, что я при изменениях, которые я вносил в текст проекта последней листовки, проявил свою коммунистическую позицию и фанатическое противление национал-социализму, то я должен категорически протестовать против такого обвинения, так как в действительности я убежденный противник большевизма" (01.03.43. С. 19). Определяя себя как человека русского, Александр исповедовал свое православие: "Я сам глубоко верующий человек и верный сын Русской Православной Церкви" (01.03.43. С. 19 об.), — свидетельствовал он перед гестапо.

Открытое исповедание веры, жажда духовной свободы, готовность пострадать за свои убеждения открыли перед Шморелем новую духовную реальность. Когда за Александром раз и навсегда затворились железные двери тюрьмы, залязгали замки, разносясь жестким эхом по каменным коридорам, тогда перед ним стали реально открываться врата воскресения Христова. Его письма из гестапо говорят о ясной вере в воскресение из мертвых, надежде на встречу с Богом. В сравнении с этим пронизывающим всё его существо восприятием прежняя его вера уже ему самому казалась ничтожной: "Ведь что я доселе знал о вере, об истинной глубокой вере, об истине, последней и единственной, о Боге? Очень мало!" — пишет он сестре (02.07.1943).

В письме родителям он цитирует преподобного Федора Студита, присоединяясь к церковному опыту этого великого подвижника: "Посему я благодарил Бога за несчастье и полностью покорился неисследованным судьбам Его Промысла, которым Он еще прежде сложения мира предусмотрел время и место смерти для каждого человека во благо" (18.06.1943). Этими словами преподобного Федора Александр лишь еще раз подтверждал то, что уже ранее от себя написал родителям: "Бог всё управляет так, как Сам хочет, и как это служит нашему благу, мы только должны всегда с полным доверием предавать себя в руки Его — тогда Он нас никогда не оставит, всегда будет помогать и утешать" (05.06.1943).

Незадолго до казни Александр написал сестре: "Ты вероятно удивишься, если я напишу тебе, что внутренне я становлюсь с каждым днем всё спокойнее, даже радостнее и веселее, что мое настроение в основном лучше, чем оно было раньше, на свободе! Откуда это? Я хочу сейчас рассказать тебе об этом: всё это страшное "несчастье" было необходимо, чтобы наставить меня на правильный путь — и потому на самом деле оно вовсе не было несчастьем. Я радуюсь всему и благодарю Бога за то, что мне было это дано — понять указание перста Божия и через это выйти на истинный путь. Что знал я до сих пор о вере, о настоящей, глубокой вере, об истине, последней и единственной, о Боге? Очень мало!

Теперь же я достиг того, что даже в моем нынешнем положении весел, спокоен и в благом расположении — будь, что будет. Я надеюсь, что вы также прошли сходный путь развития, и что вы со мной вместе после глубокой боли разлуки достигли того состояния, при котором вы благодарите Бога за всё" (02.07.1943).

В пять часов утра 13 июля 1943 года — в день собора святых двенадцати апостолов — Александру сообщили о том, что вечером он будет казнен. Узнав об этом, он написал последнее письмо родителям, еще надеявшимся на иной исход дела.

"Итак, всё же не суждено иного, и по воле Божией мне следует сегодня завершить свою земную жизнь, чтобы войти в другую, которая никогда не кончится, и в которой мы все опять встретимся. Эта встреча да будет вашим утешением и вашей надеждой. Для вас этот удар, к сожалению, тяжелее, чем для меня, потому что я перехожу туда в сознании, что послужил глубокому своему убеждению и истине. По всему тому, я встречаю близящийся час смерти со спокойной совестью.

Вспомните миллионы молодых людей, оставляющих свою жизнь далеко на поле брани — их участь разделяю и я. <...>

Немного часов и я буду в лучшей жизни, у своей матери, и я не забуду вас, буду молить Бога об утешении и покое для вас.

И буду ждать вас!

Одно особенно влагаю в память вашего сердца: не забывайте Бога!!!

Ваш Шурик".

Адвокат Зигфрид Дайзингер добился разрешения, чтобы Шмореля перед смертью посетил игумен Александр (Ловчий). Священник исповедовал и причастил Александра. Дайзингер описал последние минуты мученика. Александр встретил его весело и сказал, что, даже если бы адвокат сообщил, что умереть должен не он, а кто-то другой, он всё равно выбрал бы сам эту смерть, поскольку совершенно убежден, что исполнил свое жизненное предназначение. "Я бы не знал, что мне еще делать в этом мире, если бы меня даже и выпустили сейчас", — сказал он.

Сама казнь внезапно была задержана неожиданно приехавшими офицерами СС. Они предполагали, что злостный враг национал-социалистической власти должен быть повешен, а не гильотинирован, и высказали пожелание присутствовать при казни. В "утешение" эсэсовцам детально объяснили, при Александре, как действует гильотина. Но эта задержка совершенно не смутила 25-летнего мученика. "Твердо и громко прозвучало его "да" в глухом помещении казни, когда прокурор спросил, он ли Александр Шморель. "На меня еще упал последний приветствующий его взгляд, и уже несколько секунд спустя Александра не стало", — пишет Зигфрид Дайзингер.

Документы "Белой розы" по взятии Берлина в 1945 году из архива гестапо были увезены в Москву, а потом возвращены в архив, теперь уже Штази. После объединения Германии при открытии архива были обнаружены все дела "Белой розы", кроме дела Александра Шмореля. Уроженцу Оренбурга надлежало остаться в Москве в "Особом архиве". Мюнхенский приход Свято-Николаевского собора еще при жизни мученика Александра начал собирать средства на создание своего храма, но шли десятилетия, и все проекты погибали. Когда Русская Зарубежная Церковь в ноябре 1981 года прославила новомучеников и исповедников Российских, в Мюнхене было решено, что новый соборный храм будет посвящен их памяти.

Когда в 1993 году были получены фотокопии допросов Александра Шмореля, приход предложил священноначалию прославить Александра в сонме новомучеников и получил на то благословение Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви. Тогда же, в 1993 году, открылась возможность выкупить здание бывшего американского храма рядом с той тюрьмой, где казнили новомученика Александра. Его тело покоится на кладбище Ам Перлахер Форст между храмом и темницей. На этом кладбище еще задолго до приобретения храма служили панихиды по "мученически убиенному Александру". То, что новый кафедральный собор в Мюнхене стоит теперь буквально за оградой кладбища, все восприняли как чудо.

Прославление Александра Шмореля требует внутреннего труда, раскрытия духовных измерений подвига Александра в тогдашней Германии. Здесь не просто "политическое дело", в рамках которого не требовалось "отречения от Христа". Страстотерпцы Борис и Глеб не выступили против брата, ценя превыше всего дар, принятый ими в крещении. Мученик Александр выступил против богоборцев по той же причине — принятой в миропомазании царской "печати дара Духа Святаго". Следование Христу и Его заповедям может принимать самые различные формы. Крестоношение христианина напрямую связано со свидетельством его совести, укорененной в Святом Евангелии.

Подвиг мученика Александра изобличает ложность требований безусловной покорности по отношению к любой власти лишь потому, что она есть власть. Законопослушность христиан знает внутреннюю границу: заповеди Христа. Тоталитарные режимы ХХ века нарушали их, и Александр нашел в себе силы открыто, словом и делом заявить об этом. Его мученическая кончина порождена подлинной жаждой христианской правды.

В Германии история "Белой розы" изучается в школах, она известна, понята и принята. Сможет ли подвиг Александра Мюнхенского помочь столь любимой им России трезво оценить свое прошлое? Сможет ли его любовь убедить русскую молодежь (как убеждает немецкую) должным образом, с христианских позиций осмыслить и оценить кровавую историю ХХ века? Именно к этому призывал немцев и зовет русских мученик Александр.

Из 4-й листовки "Белой розы"

"Кто считал убитых, Гитлер или Геббельс? Скорее никто из них. В России ежедневно гибнут тысячи. Это время урожая, и косарь со всего размаха врезается в зрелое жито. Печаль приходит в родные дома, и некому вытереть слезы матери. Гитлер обманывает тех, чье самое дорогое он украл и отправил на бессмысленную смерть.

Каждое слово, исходящее из уст Гитлера, — ложь: если он говорит мир, то подразумевает войну, и если он самым кощунственным образом упоминает имя Господа, то имеет в виду власть зла, падшего ангела, сатану. Его рот — это зловонная пасть преисподней. Его власть порочна в своей сути. Очевидно, необходимо рациональными средствами вести борьбу против национал-социалистического террористического государства. Тот, кто сегодня еще сомневается в реальном существовании демонической силы, совершенно не понял метафизической подоплеки этой войны. За конкретным, за осязаемым, за всеми обстоятельными логическими рассуждениями стоит иррациональное, это борьба против демона, против посла Антихриста. Повсюду и во все времена демоны в темноте поджидали того часа, когда человек ослабеет, когда он сам оставит свою основанную Богом на принципах свободы позицию, когда он поддастся давлению зла, освободится от сил высшего порядка, а затем, когда он добровольно сделает первый шаг, его будут подталкивать ко второму, третьему со всё возрастающей скоростью. Повсюду и во все времена страшнейшие беды поднимали людей — прорицателей, святых, которые сохранили свою свободу, которые тянулись к одному Богу и с его помощью призывали народ изменить ход событий. Человек, конечно, свободен, но без истинного Бога он беззащитен перед злом, он как корабль без руля, отданный на волю волн, как грудной младенец без матери, как облако, тающее в небе.

Есть ли, спрошу я тебя, ведь ты христианин, есть ли в этой борьбе за сохранение твоих высших ценностей нерешительность, игра в интриги, не откладывается ли принятие решения в надежде, что оружие в твою защиту поднимет кто-либо другой? Мы должны нападать на зло там, где оно сильнее всего, а сильнее всего оно во власти Гитлера".

13 июля 2012 г.
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи