iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий: На посох священномученика Платона я опираюсь до сих пор
Эстонскую Православную Церковь постигла тяжелая утрата. На 94 году жизни скончался митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий. Долгая жизнь владыки Корнилия вместила в себя многие коллизии XX века. Сын белого офицера, эмигрировавшего в Эстонию, владыка решился на служение в Церкви, за что был репрессирован после войны. На его плечи легла тяжелая ответственность сохранения Эстонской Православной Церкви после обретения страной независимости. Так уж сложилось, что за три месяца до своей кончины старейший иерарх Русской Православной Церкви дал свое последнее интервью «Журналу Московской Патриархии», в котором подробно рассказал о своей жизни и служении в Эстонии. Редакция Журнала выражает самые искренний соболезнования и предлагает вниманию наших читателей это интервью. ПДФ-версия 
19 апреля 2018 г. 21:05
Архив, собранный по крупицам
Сегодня в Петербурге живет правнучка отца Иоанна Кочурова — Татьяна Игоревна Кочурова. По профессии инженер, работает в «Ленэнерго», она более 20 лет собирает фотографии, письма, документы, связанные с историей семьи Кочуровых, с судьбой отца Иоанна. К 100-летию трагической гибели своего прадеда, основываясь на этом архиве, она написала книгу «…и страдавша и погребенна… Священномученик Иоанн Царскосельский». «Я стала интересоваться историей нашей семьи, когда училась в старших классах, задавала своему дедушке, Кочурову Василию Ивановичу, вопросы о его отце. Он отвечал неохотно и очень скупо: “Мой отец был священник, расстрелян за молебен казаками Краснова в годы революции”. И все. Помню, когда его хоронили, мой отец обмолвился: “Чем жил — всё и унес с собой”». PDF-версия
13 ноября 2017 г. 15:50
Церковь
ЦВ № 24 (445) декабрь 2010 /  21 декабря 2010 г.
версия для печати версия для печати

Кто по-настоящему служит любви — тот служит и Богу. Памяти Веры Миллионщиковой

В Москве 21 декабря на 69-м году жизни скончалась главный врач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова. Вере Васильевне удалось —изменить отношение российского общества к неизлечимо больным людям, доказать государству, что необходимо поддержать каждую человеческую жизнь до конца. Об этой замечательной женщине газете «Церковный вестник» рассказал настоятель храма-часовни Живоначальной Троицы при хосписе протоиерей Христофор Хилл.

Первое качество, которое отличало Веру Васильевну как человека, — это преданность своему делу. Без преувеличения, вся повседневная жизнь ее была посвящена служению своему делу. И при этом она была очень стойкой, независимой, порой до упрямства. И это я говорю как комплимент, потому что часто бывали ситуации, когда необходимо было проявлять жесткость и именно ее упорство спасало положение.
У нее была редкая способность переживать, сочувствовать. Человек она была очень эмоциональный, и если что-то было не так, она всегда открыто выражала свое недовольство. И поступала она так не потому, что у нее был плохой характер, а потому, что не могла быть равнодушной. Я считаю, что самое страшное качество для души человека — это безразличие, христианин должен бороться с ним постоянно. Так вот, Вера Васильевна не была равнодушной.

Кто по-настоящему служит любви — тот служит и Богу. И Вера, хоть и не всегда понимала церковные правила, своими делами доказывала преданность Христу. У нас с ней были очень дружеские отношения, и я очень много разъяснял ей в наших разговорах тонкости учения Церкви. Она постоянно спрашивала, рассказывала о своем личном отношении к Богу, даже спорила по некоторым вопросам православного вероучения.
Но при этом она была человеком молитвенным, почти монашеского настроения. Она много молилась за своих пациентов, пока они были живы, и потом, после их смерти. Когда в хосписе появился храм-часовня, она посещала богослужения. Сейчас, вспоминая наши беседы, я прихожу к выводу, что она была человеком глубокой веры. Ведь без истинной веры не состоялось бы ее служение.

Вера Васильевна умела найти подход к человеку. В тот момент, когда она разговаривала с пациентами или их родственниками, она была полностью погружена в беседу, оставляла в это время все посторонние дела и помышления и была полностью сосредоточена на своем собеседнике. Поэтому, даже если такая беседа продолжалась всего несколько минут, так как смертельно больной человек не всегда имеет силы и время для длинного разговора, между ней и ее собеседником возникало особое родство в общении.
От своих сотрудников она требовала тех же качеств, которые и ей самой были присущи — прежде всего, чтобы сотрудникам было не всё равно. Она считала, что в хосписе должен быть особый микроклимат, далекий от безразличия, с которым можно столкнуться в больницах и других государственных учреждениях. Человек — это не просто пациент, кусок плоти, который надо починить, если что-то в организме неисправно, это соединение и тела, и души, и духа. Доброе слово, забота не менее помогают в лечении, чем медицинские манипуляции. Такой микроклимат должны были создавать сотрудники. Это был сплоченный коллектив, который формировался в течение нескольких лет, остались только те, для кого работа в хосписе есть призвание.

При создании хосписа был использован опыт подобных учреждений за границей. Но российские реалии вносят свои коррективы.
Считается, например, что добиться комфортных бытовых условий в медицинском учреждении непросто, многие руководители жалуются на бедность. А вот Вера Васильевна не соглашалась с такой точкой зрения и считала, «если руководство не ленивое, то и таких проблем не будет».
И благодаря ее трудолюбию в нашем хосписе не было подобных проблем: создавался домашний уют, и оборудование всегда было самое современное. Она любила порядок, и с ней было легко сотрудничать, если работник честно относился к своим обязанностям. Помощь в хосписе оказывается бесплатно, и персоналу строго запрещено было брать подарки или деньги от родственников.

Вера Васильевна вмешивалась во все дела своего учреждения, начиная от финансов и заканчивая мелкими бытовыми удобствами, следила за чистотой, интерьер должен был быть оформлен красиво и со вкусом. Ее удивляло, когда больные рассыпались в благодарностях за чистую постель или вкусный обед, она считала, что это само собой разумеющиеся вещи и благодарить за них не нужно.

До того как был основан Первый московский хоспис, она, работая в больницах, тоже заботилась о безнадежно больных. Часто врачи, да и общество, придерживаются мнения, что если человек смертельно болен, то его жизнь уже ничего не значит. Столкнувшись с такой ситуацией, Вера не смогла равнодушно отнестись к ней, она чувствовала ценность каждой человеческой жизни. Когда безнадежно больного выписывали домой «лечиться по месту жительства», Вера Васильевна не оставляла своих пациентов, даже когда с медицинской точки зрения ничего нельзя было сделать.

В хосписное движение Вера Миллионщикова пришла в 1991 году после знакомства с англичанином Виктором Зорза. Он приехал в Россию, чтобы по завещанию своей дочери, умершей от рака, создать здесь хоспис. Правительство Москвы выделило здание, его долго ремонтировали. Сначала Вере Васильевне удалось организовать выездную службу хосписа, а в 1997 году открылся стационар. Долгие годы она работала практически в одиночку, всё держалось на ее инициативе.
Сейчас в Москве восемь хосписов, есть хосписы и в других городах, все они возникли во многом благодаря примеру Веры Миллионщиковой. Но всё же таких учреждений очень мало.
При жизни Вере Васильевне удалось создать уникальный коллектив, воспитать своих единомышленников. И теперь сотрудники хосписа, и я в том числе, должны стараться достойно продолжить служение, поддержать тот дух любви, который создала Вера Васильевна в своем учреждении.

Записала Антонина Мага
 

21 декабря 2010 г.
Ключевые слова: Москва
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи