iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Отнесенность к главному
Протопресвитер Александр Шмеман (1921–1983) — выдающийся пастырь, мыслитель, педагог и проповедник, ­автор научно-богословских сочинений и эссеистской прозы, много сделавший для Православной Церкви в Америке. Осмысление его богословского и литургического наследия, ставшего важной частью церковной науки XX века, особенно актуально в связи со столетием со дня рождения пастыря, которое приходится на этот год. Фундаментальные богословские труды протопресвитера Александра были посвящены главным образом вопросам церковной истории, постижению истоков и сокровенного смысла православного богослужения и церковных таинств. О том, что сам профессор считал главным в своем богословии, о значении его идей для современной богословской науки рассуждает кандидат богословия, доцент кафедры богословия Московской духовной академии священник Антоний Борисов. PDF-версия.
9 декабря 2021 г. 15:00
И среди лета запели Пасху
Незадолго до своей кончины в беседе с Николаем Мотовиловым иеромонах Серафим говорил, что плотью своей он будет лежать не в Сарове, а в Дивееве. И сестрам этого монастыря открыл: его мощи будут почивать у них в обители. Те удивлялись: «Батюшка, да нешто саровские нам тебя отдадут?» В ответ он вручил им огарок свечи: «Вот с этой свечкой вы и будете встречать меня в Дивееве». И предсказал, что, когда это произойдет, в монастыре среди лета запоют Пасху. Все так и случилось.  Тридцать лет прошло с тех пор, как в конце июля 1991 года из Москвы прибыл в возрождающийся Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь всероссийский крестный ход со святыми мощами, удивительным образом обретенными в запасниках Государственного музея истории религии и атеизма, находившегося в стенах Казанского собора Ленинграда. И грянуло над Дивеевом многоголосное «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!» Мощи преподобного Серафима встречали с «той самой» свечой. Ее, как и другие личные вещи батюшки, сохранили пожилые дивеевские монахини, вернувшиеся из ссылок и лагерей. PDF-версия.
4 августа 2021 г. 14:00
Александр Благословенный, Вятка и старец Федор Кузьмич
Ровно 220 лет назад, в ночь с 23 на 24 марта (н.ст.) 1801 года, в результате последнего в российской истории дворцового переворота на престол восшел 23-летний сын Павла I Александр I. Приближающийся двухвековой юбилей перехода в жизнь вечную этого монарха поднял интерес к его персоне, на период царствования которой пришлось несколько ключевых событий в жизни нашей страны. Оживилось и обсуждение популярной версии  мистификации  смерти самодержца, якобы организованной им самим для того, чтобы, удалившись от дел, тихо завершить свой век в скромных  молитвенных трудах. Меж тем всего за год до своей кончины в Таганроге Александр I совершил большое путешествие по России, в ходе которого посетил Вятку. Церковный историк и архивист из Вятской митрополии вспоминает об этом событии  в жизни губернского города и анализирует некоторые его особенности, могущие пролить свет на сопутствующие последним годам жизни Александра Благословенного загадки.
23 марта 2021 г. 15:00
Церковь
ЦВ № 24 (445) декабрь 2010 /  21 декабря 2010 г.
версия для печати версия для печати

Кто по-настоящему служит любви — тот служит и Богу. Памяти Веры Миллионщиковой

В Москве 21 декабря на 69-м году жизни скончалась главный врач Первого московского хосписа Вера Миллионщикова. Вере Васильевне удалось —изменить отношение российского общества к неизлечимо больным людям, доказать государству, что необходимо поддержать каждую человеческую жизнь до конца. Об этой замечательной женщине газете «Церковный вестник» рассказал настоятель храма-часовни Живоначальной Троицы при хосписе протоиерей Христофор Хилл.

Первое качество, которое отличало Веру Васильевну как человека, — это преданность своему делу. Без преувеличения, вся повседневная жизнь ее была посвящена служению своему делу. И при этом она была очень стойкой, независимой, порой до упрямства. И это я говорю как комплимент, потому что часто бывали ситуации, когда необходимо было проявлять жесткость и именно ее упорство спасало положение.
У нее была редкая способность переживать, сочувствовать. Человек она была очень эмоциональный, и если что-то было не так, она всегда открыто выражала свое недовольство. И поступала она так не потому, что у нее был плохой характер, а потому, что не могла быть равнодушной. Я считаю, что самое страшное качество для души человека — это безразличие, христианин должен бороться с ним постоянно. Так вот, Вера Васильевна не была равнодушной.

Кто по-настоящему служит любви — тот служит и Богу. И Вера, хоть и не всегда понимала церковные правила, своими делами доказывала преданность Христу. У нас с ней были очень дружеские отношения, и я очень много разъяснял ей в наших разговорах тонкости учения Церкви. Она постоянно спрашивала, рассказывала о своем личном отношении к Богу, даже спорила по некоторым вопросам православного вероучения.
Но при этом она была человеком молитвенным, почти монашеского настроения. Она много молилась за своих пациентов, пока они были живы, и потом, после их смерти. Когда в хосписе появился храм-часовня, она посещала богослужения. Сейчас, вспоминая наши беседы, я прихожу к выводу, что она была человеком глубокой веры. Ведь без истинной веры не состоялось бы ее служение.

Вера Васильевна умела найти подход к человеку. В тот момент, когда она разговаривала с пациентами или их родственниками, она была полностью погружена в беседу, оставляла в это время все посторонние дела и помышления и была полностью сосредоточена на своем собеседнике. Поэтому, даже если такая беседа продолжалась всего несколько минут, так как смертельно больной человек не всегда имеет силы и время для длинного разговора, между ней и ее собеседником возникало особое родство в общении.
От своих сотрудников она требовала тех же качеств, которые и ей самой были присущи — прежде всего, чтобы сотрудникам было не всё равно. Она считала, что в хосписе должен быть особый микроклимат, далекий от безразличия, с которым можно столкнуться в больницах и других государственных учреждениях. Человек — это не просто пациент, кусок плоти, который надо починить, если что-то в организме неисправно, это соединение и тела, и души, и духа. Доброе слово, забота не менее помогают в лечении, чем медицинские манипуляции. Такой микроклимат должны были создавать сотрудники. Это был сплоченный коллектив, который формировался в течение нескольких лет, остались только те, для кого работа в хосписе есть призвание.

При создании хосписа был использован опыт подобных учреждений за границей. Но российские реалии вносят свои коррективы.
Считается, например, что добиться комфортных бытовых условий в медицинском учреждении непросто, многие руководители жалуются на бедность. А вот Вера Васильевна не соглашалась с такой точкой зрения и считала, «если руководство не ленивое, то и таких проблем не будет».
И благодаря ее трудолюбию в нашем хосписе не было подобных проблем: создавался домашний уют, и оборудование всегда было самое современное. Она любила порядок, и с ней было легко сотрудничать, если работник честно относился к своим обязанностям. Помощь в хосписе оказывается бесплатно, и персоналу строго запрещено было брать подарки или деньги от родственников.

Вера Васильевна вмешивалась во все дела своего учреждения, начиная от финансов и заканчивая мелкими бытовыми удобствами, следила за чистотой, интерьер должен был быть оформлен красиво и со вкусом. Ее удивляло, когда больные рассыпались в благодарностях за чистую постель или вкусный обед, она считала, что это само собой разумеющиеся вещи и благодарить за них не нужно.

До того как был основан Первый московский хоспис, она, работая в больницах, тоже заботилась о безнадежно больных. Часто врачи, да и общество, придерживаются мнения, что если человек смертельно болен, то его жизнь уже ничего не значит. Столкнувшись с такой ситуацией, Вера не смогла равнодушно отнестись к ней, она чувствовала ценность каждой человеческой жизни. Когда безнадежно больного выписывали домой «лечиться по месту жительства», Вера Васильевна не оставляла своих пациентов, даже когда с медицинской точки зрения ничего нельзя было сделать.

В хосписное движение Вера Миллионщикова пришла в 1991 году после знакомства с англичанином Виктором Зорза. Он приехал в Россию, чтобы по завещанию своей дочери, умершей от рака, создать здесь хоспис. Правительство Москвы выделило здание, его долго ремонтировали. Сначала Вере Васильевне удалось организовать выездную службу хосписа, а в 1997 году открылся стационар. Долгие годы она работала практически в одиночку, всё держалось на ее инициативе.
Сейчас в Москве восемь хосписов, есть хосписы и в других городах, все они возникли во многом благодаря примеру Веры Миллионщиковой. Но всё же таких учреждений очень мало.
При жизни Вере Васильевне удалось создать уникальный коллектив, воспитать своих единомышленников. И теперь сотрудники хосписа, и я в том числе, должны стараться достойно продолжить служение, поддержать тот дух любви, который создала Вера Васильевна в своем учреждении.

Записала Антонина Мага
 

21 декабря 2010 г.
Ключевые слова: Москва
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Нужны ли таинства нецерковным людям
Этим материалом «Журнал Московской Патриархии» продолжает цикл публикаций, задача которого — дать ответы известных и уважаемых духовников на самые острые и актуальные практические вопросы пастырского служения. Идея именно в том, что это не ответ одного пастыря, а целая палитра мнений, охватывающих разные аспекты темы и часто не совпадающих между собой. Такой подход позволяет шире взглянуть на проблему, учесть многообразие современного пастырского опыта и соотнести его с теми трудностями, которые возникают в контексте служения у каждого священника. Основой для этих статей служат публикации интернет-портала «Пастырь», созданного при совместном участии Православного Свято-Тихоновского богословского института и Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви, чтобы поддерживать диалог и обмен практическим опытом между духовенством Русской Церкви. Все наши читатели в священном сане могут присоединиться к этому обсуждению и продолжить общение после регистрации на портале «Пастырь». PDF-версия.  
10 января 2022 г. 16:30
Когда отверзается и когда затворяется
Обычай совершения Божественной литургии при закрытых царских вратах иереями, являющийся отличительной особенностью богослужебной практики в Русской Православной Церкви, в течение последних лет становится предметом оживленной дискуссии. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в указе от 31 декабря 2014 года благословил совершение Божественной литургии во всех храмах Русской Православной Церкви в праздник Рождества Христова с отверстыми царскими вратами по «Отче наш», аргументируя свое распоряжение «особым миссионерским значением праздничного богослужения». Бесспорно, апостольский, миссионерский характер церковного богослужения должен рассматриваться как существенный мотив, определяющий те или иные изменения в литургической практике. Но не менее важным является соответствие сложившегося порядка совершения Божественной литургии богословскому и догматическому учению Церкви о таинстве Евхаристии, о котором «Журналу Московской Патриархии» рассказал преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви протодиакон Константин Маркович. PDF-версия.  
5 января 2022 г. 14:00