iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Мостик к Святой Земле
Архимандрит Антонин Капустин родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать просвещению в православной вере, выяснял корреспондент ЖМП. Мостик к Святой земле Алексей Реутский Архимандрит Антонин (Капустин) родился в 1817 году в селе Батурине Курганской области. Здесь его крестили в еще деревянном храме, построенном отцом и дедом. Но послужить в родном селе отцу Антонину не довелось — его ждала иная судьба. В безбожное время уже каменный храм в честь Преображения Господня разделил судьбу тысяч других русских храмов, но чудом уцелел. На фоне приземистых изб и домиков сегодня он выглядит израненным исполином, который выжил в смертельной схватке и бредет сквозь бескрайние просторы Курганской земли. Жива ли память об архимандрите Антонине среди его земляков, что они делают для ее возрождения и увековечивания, каково будущее батуринского храма и как память об отце Антонине может способствовать проповеди православной веры, выяснял корреспондент «Журнала Московской Патриархии». — Здравствуйте! Вы что-нибудь слышали об Антонине Капустине? — спрашиваю редких прохожих на площади у сельского магазина в Батурине.  — Слышали, — улыбается в ответ женщина средних лет. — В школе у моей дочери проводили уроки, посвященные его памяти, и приглашали родителей. Еще в газете местной о нем читала. Нам рассказали, что он покупал в Палестине участки земли и строил там гостиницы для русских паломников, школы и больницы для местных жителей. — А кто у вас в селе храм построил, не подскажете? На помощь замявшейся односельчанке приходят двое немолодых мужчин: — Этот храм его отец построил. А он потом в Израиль уехал и там построил три храма! Возведенный в 1835 году каменный храм в Батурине служил веру­ющим до 1931 года и был закрыт вопреки их воле по решению поселкового совета. Затем был банком, дизельной станцией, типографией и даже парашютной вышкой — колокольня-то высотой в 50 м. Тонны мусора, свисающие с купола веревки юных скалолазов, оставивших на стенах автографы, протекающая крыша и огромный проем в северной стене для парковки сельхозтехники — таким его запомнила Александра Егоровна Кузнецова, когда в 2000 году вместе с другими женщинами она решила заняться восстановлением святыни и стала одной из первых прихожанок храма.  10 бабушек и храм  «Мы первую уборку в июне 2000 года провели, — рассказывает Кузнецова. — Раньше все у кого-то дома на молитву собирались, а потом я предложила: матушки, что же мы всё по углам молимся, у нас вон какой храм в селе стоит!» Повесили у магазина объявление, народ пришел на субботники. Поначалу людей было много — вырубили вокруг бурьян, вывезли из нижнего храма несколько грузовиков мусора. А дальше наступили времена подвижничества: не нашлось в селе охотников таскать в храм тяжелые доски для пола и заделывать блоками проем в стене. Приход наш — 10 пенсионерок, а работать могли только я и Валентина Панькова. Окна мы пленкой закрыли, рам не было. Печку сложили, на ней и готовили. Дочь мне провод купила, а электрикам за проводку света 400 рублей отдали, куда деваться? Я хоть и пенсию 2700 рублей получала, да ведь в темноте молиться не будешь, — вспоминает Александра Егоровна. — На нее и гвозди покупала — так и восстанавливали».  Через год в Преображенский храм назначили первого настоятеля, священника Сергия Кривых (с мая 2017 года он второй священник, а настоятель храма — протоиерей Владимир Тарасов). Немногочисленные прихожане воспряли духом. Благодаря усилиям отца Сергия, его семьи, друзей, прихожан и благодетелей заказали и вставили окна, сделали лестницу на второй этаж и очистили его от мусора, провели паровое отопление, заменили крышу. Когда меняли купола, из отверстий (видимо, пулевых, вмятины от пуль сохранились и на купольных крестах) вылетели пчелы. «Первое время за дверями храма ничего нельзя было оставить: ни тележку, ни лопату, народ по дворам всё тащил, — грустно улыбается Ирина, матушка отца Сергия. — Стройматериалы хранили в храме, под замком! Ведь прежде храм для батуринцев был источником стройматериалов. Например, у одной бабушки в сарае окно из храма было вставлено. Однажды во время службы, кто-то в храм вбежал и кричит: “Батюшка, народ песок растаскивает!” Нам накануне машину песка пожертвовали. Отец Сергий сначала увещевал людей, а потом просто огородил территорию. Столько возмущения у народа было, но воровство прекратилось».  Матушка приглашает в храм: в притворе и на втором этаже, куда ведет прочная лестница, штукатурка почти не сохранилась, на нас обреченно смотрит голая кирпичная кладка. На память приходят слова депутата Курганской областной думы, председателя Курганского отделения ИППО Александра Брюханова: «Нам бы только тендер выиграть на внутреннюю отделку, привести всё в порядок, и можно включать Батурино в местный паломнический маршрут: Большие кресты — Чимеево — Далматово». Сейчас нижний придел храма, освященный в честь Казанский иконы Божией Матери, уже готов к богослужениям. Небольшой, с выбеленными стенами, скромным иконостасом и невысокими потолками, он кажется по-домашнему уютным и теплым. 25 августа (в день рождения архимандрита Антонина) Святейший Патриарх Кирилл посетит этот храм и откроет мраморный бюст создателю Русской Палестины, который уже установлен рядом в яблоневом саду.  Прихожане рассказывают, что каждый, кому дорого имя архимандрита Антонина, в меру своих сил потрудился для храма на его ­малой ­родине. ­Одни участвовали своим трудом (например, прихожане Никольского храма и студенты политехнического колледжа города Шадринска), другие посильной жертвой. В 2007 году игумения Горненского монастыря в Иерусалиме Елисавета передала Преображенскому храму частицы мощей преподобномучениц Варвары и Елисаветы. А уроженец Батурина Владимир Симаков решил все юридические земельные вопросы и объединил неравнодушных людей вокруг благотворительного фонда «Батуринская святыня», благодаря которому колокольню обнесли деревянными лесами, подготовив ее тем самым к реставрации. В августе в Батурине должны закончиться последние приготовления к торжествам. Отремонтирована дорога к селу, рядом с храмом постро­ена автостоянка, из государственного бюджета поступили средства на реставрацию фасада храма и определен подрядчик. Выложена площадка, на которой установят бюст собирателю Русской Палестины. Кто такой  Антонин (Капустин)? 2017 год губернатор Курганской области Алексей Кокорин объявил годом Антонина (Капустина), дав старт масштабной информационно-просветительской кампании. На местном ТВ и по радио выходят передачи, районные и областные газеты публикуют тематические подборки, в музеях проходят выставки, посвященные отцу Антонину, на улицах Шадринска (районный центр) и Кургана установлены билборды с его портретом. Есть ли эффект? Мой опрос на улицах Шадринска показал, что многие горожане знают об отце Антонине, хотя не запомнили детали его биографии. «Поверьте, два года назад ни в Батурине, ни в Шадринске, ни в Кургане никто не мог ответить на вопрос, кто такой архимандрит Антонин (Капустин), — говорит митрополит Курганский и Белозерский Иосиф, — хотя материала о нем много и этот материал интересный. Например, есть две книги — митрополита Никодима (Ротова) и архимандрита Киприана (Керна)1, посвященные отцу Антонину. Издаются его дневники. Например, Далматовский монастырь подготовил к изданию дневники, охватывающие период от детства до перевода в Киевскую академию. Телеканал “Союз” снял о нем два фильма. А если вы приедете на Святую землю и экскурсовод поведет вас по святым местам, будет постоянно звучать имя архимандрита Антонина. Кого еще из начальников Русской духовной миссии там вспоминают? Кто из них оставил о себе память? И не зря ему усвоили имя — создатель Русской Палестины. Взять, например, Иерихон. Это один из самых древних на земле городов. Во времена архимандрита Антонина там было несколько мазанок. А он приобрел там участок, построил первое каменное здание. Его примеру последовали другие, и с этого началось возрождение Иерихона, который сегодня вполне современный город». Эти и многие другие подробности звучат в выступлениях митрополита Иосифа и епископа Шадринского и Далматовского Владимира, духовенства митрополии на многочисленных встречах со школьниками, студентами, педагогами, ветеранами и всеми, кому в Зауралье интересна история и культура России.  Популяризация имени архимандрита Антонина — первая задача, которую поставил перед духовенством митрополит Иосиф. А вторая — возрождение памятных мест, связанных с его именем. Например, администрация Шадринского района планирует открыть в Батурине музей, посвященный памяти создателя Русской Палестины, который вызовет интерес у паломников и туристов. «Если говорить о человеке, не имея наглядных предметов, связанных с его жизнью или свидетельствами эпохи, это и скучно и не запоминается. Нужна экспозиция. К счастью, экспонатов XIX век оставил нам немало. Это и предметы, связанные с паломничеством, и с церковным бытом, и со служением. Сохранилось много фотографий и документов. Всё это можно собрать для музея», — продолжает архиерей.  Главный редактор регионального журнала «Мое Зауралье» Валерий Мурзин видит создание музея в Батурине в связке с развитием Шадринского района в целом. По его мнению, имя архимандрита Антонина (Капустина) стоит первым в ряду его знаменитых земляков — скульптура Ивана Шадра, крестьянина-новатора Терентия Мальцева и собирателя русских народных сказок Александра Зырянова («Царевна-лягушка»). Благодаря этим именам в Шадринский район можно привлечь как паломников, так и туристов, что создаст дополнительные рабочие места в сфере услуг.  «Музей должен быть некой информационной альтернативой Святой земле, чтобы каждый посетитель мог узнать, почему архимандрит Антонин треть жизни провел в Палестине, заботясь о русских паломниках, как выглядели паломники в XIX веке и как выглядят сейчас. Это нужно совместить с рассказом о православии: почему Россия приняла именно восточное христианство, — говорит Валерий. — Интерактивный экран — уже ничем не заменимая составляющая современного музея. На нем можно полистать редкие документы, посмотреть документальные фильмы, провести интерактивные викторины по примеру выставок “Русь Православная”. Всё это привлечет школьников и молодежь». Ведь говорить с молодежью о православии нужно на понятном для неё языке, считает Валерий. Только в этом случае рассказ о православных святынях Палестины, отце Антонине и его подвиге будет понятен каждому, кто приедет в Батурино, а сам отец Антонин станет примером для подражания. Если же еще сделать и виртуальную экскурсию по музею и храму, то о Батурине узнают миллионы людей по всей России и тоже захотят сюда приехать, уверен журналист.  Но нужен ли еще один музей, если в Далматовском Успенском монастыре (70 км от Батурина) тоже есть музей, один из залов которого посвящен отцу Антонину? Митрополит Иосиф считает, что нужен, потому что это оправдано логически: «Где еще быть музею, как не в месте рождения отца Антонина, и где будет собрана вся доступная о нем информация?»  Прославлять  или не прославлять Далматовский монастырь, как цветок на возвышенности, украшает весь уездный городок. Его белоснежная стена и розовый Скорбященский храм видны с любой точки Далматова. За широкими стенами, скрывающими цветущие яблони, в 1816 году открылось духовное училище, в которое в 1825 году поступил Андрей Капустин. Здесь он изучал латинский язык, географию, арифметику и катехизис, а перед смертью передал обители свой наперсный крест. Прервавшись в 1923 году, монастырская жизнь возобновилась спустя 69 лет.  Наместник Далматовской обители игумен Варнава (Аверьянов) встречает нас у святых ворот. В монастырском музее2 помимо залов, посвященных жизни в царской России и Зауральским новомученикам, устроена экспозиция об отце Антонине. В витринах — предметы, характеризующие различные периоды жизни архимандрита Антонина, начиная от детских лет в родном Шадринском уезде, учебы в училище и семинарии и заканчивая Святой землей.  «В музее отсутствуют, по понятным причинам, личные вещи отца Антонина,— говорит отец Варнава. — Но мы постарались представить эпоху, к которой принадлежал отец Антонин». В частности, здесь представлены прижизненные издания его работ, паломнические реликвии со Святой земли и Святой Афонской горы, предметы, характеризующие его увлечения (астрономия, фотография) и т.п. Для экспонирования подбирались почти исключительно оригинальные предметы: фотографии и стереофотографии, литографии, открытки, письма и почтовые карточки, географические карты и планы, печатные издания (книги, журналы, брошюры, альбомы), документы, церковная утварь (кресты напрестольные, требные и нательные, образки, иконы и иные паломнические реликвии) и т.д. Игумен Варнава в настоящее время занимается подготовкой магистерской диссертации на тему «Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина)» в Санкт-Петербургской духовной академии и скрупулезно изучает дневники архимандрита. Работа над этой темой дала ему возможность познакомиться с немногочисленными исследователями наследия отца Антонина, которых в прошлом году радушно принимал Далматовский монастырь. Обитель выступила организатором всероссийской научной конференции (12–13 мая 2016 года), посвященной 200-летнему юбилею Далматовского духовного училища и предстоящему юбилею отца Антонина (Капустина)3. Известно, что отец Антонин был очень разносторонней личностью. Но что в нем запоминается особенно, когда знакомишься с его дневниками? Прежде всего это глубокая церковность, считает отец Варнава, причем в широком смысле слова: за всеми его действиями и поступками всегда скрывается глубокий религиозный смысл. «И самое поразительное, церковность его была не показной, не елейной, не навязчивой. Иногда даже, наоборот, с элементом самоиронии и какого-то юродства. Этим он, наверное, спасался от окружающего формализма, зависти, непонимания, даже явной клеветы, — говорит отец Варнава. — В его биографии есть скорбные страницы, когда он терпел незаслуженный позор и поношение от лжебратии — в Афинах (­клеветнические письма, напечатанные в “Колоколе” А. Герцена) и Иерусалиме (роман-памфлет “Пейс-паша”). При этом сам он проявлял милосердие и сострадание даже к своим недругам, ценил искренность и прямодушие».  Потеряв еще в годы учебы в семинарии и академии самых близких своих друзей (имена их он часто упоминает в дневнике с сердечной теплотой — Афанасий, Егорушко, Алешинька), отец Антонин впоследствии брал на воспитание и попечение юных семинаристов (Андрея Фоменко, Петра Нищинского, Димитрия Мангеля), которые большей частью платили ему обидами и черной неблагодарностью. Однако, несмотря на всё это, отец Антонин до конца своих дней не утратил детской жизнерадостности. Именно этой радостью от созерцания чудного творения Божия можно объяснить, казалось бы, «не монашеские» увлечения его астрономией, фотографией, живописью, игрой на гуслях и т.д. В этом же ряду можно поставить и интерес к историческим наукам (палеографии, археологии, нумизматике и др.).  Возможно ли прославление архимандрита Антонина (Капустина)? Отец Варнава, председатель Комиссии по канонизации святых Курганской митрополии, считает, что это время еще не пришло: «Безусловно, архимандрита Антонина можно с полным правом назвать подвижником благочестия. Сам круг общения — его наставники, друзья, сослуживцы, ученики — говорит сам за себя: святители Филарет Киевский и Филарет Московский, Феофан Затворник Вышенский, Иннокентий Херсонский, преподобный Парфений Киевский. И это лишь некоторые. Несмотря на различную клевету, личная жизнь его как монаха и священнослужителя была безукоризненной».  Отца Антонина иногда упрекают в том, что он посещал молитвенные собрания инославных (католиков, протестантов, армян, коптов) и даже иноверцев (иудеев). Но отец Варнава уверен, что отцу Антонину это не могло нанести вреда, потому что православная вера определяла всю его жизнь. Но как тогда быть с тем, что отец Антонин приобретал участки с христианскими святынями (например, с Мамврийским дубом) часто вопреки благословению Синода? Более того, Синод даже издал указ4, запрещающий ему покупать эти участки на Святой земле. Но очевидно, что в исторической перспективе архимандрит Антонин оказался прав. «Следует помнить в этом случае, что церковное послушание не тождественно армейской дисциплине, а ставит во главу угла истину, — поясняет отец Варнава. — И в духовном облике отца Антонина есть многое, чему мы можем поучиться и чему должны подражать, если желаем стать настоящими христианами. Однако для прославления, как мы понимаем, всего этого недостаточно. Нужна воля Божия, знамение того, что отец Антонин угодил Богу. Как правило, таковыми знамениями служат чудеса, совершающиеся через посредство подвижника благочестия. Это с одной стороны. А с другой — требуется почитание церковным народом. Можем ли мы сегодня сказать, что имеется то и другое?» Фото автора Примечания 1 Киприан (Керн), архим. Отец Антонин Капустин — архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817–1894). Гл. 8: Иерусалимские годы (1865–1894). URL: http://palomnic.org/rdm/k/10/ (дата обращения: 27.07.2017). Никодим (Ротов), архим. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Гл. 3: Архимандрит Антонин (Капустин) и Русская духовная миссия под его управлением. URL: http://www.rusdm.ru/history.php?item=12 (дата обращения: 27.07.2017). 2 URL: dalmate.ru/muzej.html (дата обращения: 27.07.2017). 3 Cм.: URL: agioi-zaural.ru/images/Issledovanij/2016.pdf (дата обращения: 27.07.2017). 4 Указ № 2596 от 21 декабря 1872 г. (Архив РДМ. Дело № 1700). Может ли возрождение памяти об отце Антонине привести современного человека к вере?  Иосиф, митрополит Курганский и Белозерский Сегодня Святая земля привлекает не только паломников, но и тысячи российских туристов, среди которых много и невоцерковленных людей. Они знакомятся не только со святынями, но и с именем архимандрита Антонина, искренне удивляясь тому, что создали там русские. Мы говорим о нем — создатель Русской Палестины. Но без отца Антонина ее не было и могло вообще не быть. Эта идея пришла только ему, и он ее воплотил. И у людей невольно возникает вопрос: кто он, что это за человек? Действительно, можно ли представить себе сегодня Елеон без «Русской Свечи», храма Марии Магдалины или селение Айн-Карем без Русского Горненского монастыря? Убери из Палестины эти русские места, и у наших соотечественников будет совсем другое восприятие Святой земли, она станет чужой. А так это — Русская Палестина, в ее храмах звучит молитва на родном языке, там наши соотечественники совершают свое служение и молятся о русском народе, о нашей стране, о нашем Отечестве. И близкие сердцу христианские святыни воспринимаются по-другому. И не секрет, что, посещая Святую землю, очень многие более близко воспринимают христианство — как что-то родное, важное для их души. Отцу Антонину удалось создать такой миссионерский инструмент, который работал, работает и будет работать, открывая красоту православия и привлекая к вере очень многих. А непосредственно Батурино может стать мостиком, который соединит людей со Святой землей. Протоиерей Владимир Тарасов, настоятель храма Архимандрит Антонин мне очень симпатичен как человек. Таких людей нельзя предавать забвению. Нам нужно постараться, чтобы о нем узнало как можно больше его земляков. И если люди приедут сюда, задача сделать так, чтобы наш рассказ пробудил в них желание больше о нем узнать.  Важно научиться интересно рассказывать об отце Антонине, тогда люди начнут вникать в историю его жизни, постепенно заинтересуются бытом той эпохи, верой отца Антонина. Значение может иметь даже то, что здесь 100 лет на одном и том же приходе служили его прадед, дед и отец, ведь в 1865 г. отмечали 100-летие рода Капустиных и основание прихода. И тогда, быть может, в них постепенно пробудится интерес к истории и к православной вере, и возникнет потребность по-другому увидеть и устроить свою жизнь, чтобы в ней стало больше радости и больше творчества. Игумен Варнава (Аверьянов), наместник Далматовского монастыря Отец Антонин почти три десятилетия трудился для того, чтобы русские люди могли не просто посетить Святую землю, но почувствовать себя там как дома. Для этого он обустраивал купленные с большим трудом (из-за непонимания со стороны недальновидного начальства, конкуренции инославных, особенностей законодательства Османской империи и др. причин) участки с любовью и заботой, как будто это был его родной дом. Так появлялись на Святой земле островки Святой Руси. Любовь и благоговение к Святой земле и находящимся там святыням отец Антонин пытался привить и русским паломникам. Казалось бы, разве может случиться так, что у православных паломников отсутствует благоговение и любовь к святыням? Оказывается, может. Как Церковь состоит не из одних святых, но и из грешников, лишь стремящихся к спасению, так и на Святую землю попадали самые разные люди. Нередко они несли в себе худшие привычки русского человека. Архимандрит Антонин не забывал обличать, увещевать, наставлять, чтобы имя русского человека стало на православном Востоке синонимом истового благочестия, а не «притчей во языцех». Поэтому благодаря отцу Антонину паломники из России не чужие на Святой земле, и Святая земля для многих из них не чужое место. Для популяризации его памяти по большому счету нужно возрождение веры, что невозможно без Святой земли, без живых примеров конкретных людей. Отец Антонин как раз один из таких идеалов, показывающий своей жизнью, как человек может совместить разные интересы — и научные, и практические — с настоящей верой. Он — образ православного человека. Но, с другой стороны, пример отца Антонина может быть действенным только для тех, кто сможет и захочет увидеть в нем что-то родное и близкое.  Поэтому необходимо говорить, напоминать, рассказывать, действовать по-евангельски: надо сеять, а как семя взойдет — не нам решать. Надо проводить конференции и выпускать книги, статьи, фильмы. Но не нужно ждать, что статья выйдет и вера вдруг расцветет. Может, одного она коснется, а другого и нет. Надо относиться к этому со смиренномудрием и понимать, что у каждого человека свой путь к Богу и о каждом человеке у Бога Свой замысел. Отец Антонин, безусловно, вполне заслуживает того, чтобы о нем знали. А то получается как по поговорке: умного никто не знает, а дурака— вся деревня. Но ведь должно быть наоборот.
24 августа 2017 г. 10:30
Церковь
фото к статье "Миссия синаксарей"
ЖМП № 4 апрель 2011 /  30 марта 2011 г.
версия для печати версия для печати

Миссия синаксарей

Современное великопостное богослужение не знает чтения синаксарей. Хотя Устав говорит о месте их произнесения — после шестой песни канона, таков отголосок древней практики оглашения. До сих пор не существует общепринятых рекомендаций, а лишь множество противоречивых частных мнений.

Тему синаксарей (от греч. , что в древние времена означало всякое богослужебное собрание) мало кто изу­чал в русской дореволюционной литургической школе. Она оказалась в таком забвении, что даже перевод синаксарей с греческого на русский, сделанный в XIX веке священником Михаилом Покровским, стал библиографической редкостью. Среди ученых того периода доминирующим было отрицательное мнение о синаксарях. Но что же на самом деле представляют собой синаксари и почему их неофициально забыли?

 
От издания к изданию

Сложно сказать однозначно, кто автор синаксарей (эта тема нуждается в отдельном исследовании). Сама Триодь называет имя Никифора Калиста Ксанфопула, богослова, историка и гимнографа первой половины XIV века, жившего и трудившегося в Константинополе. В этом столетии богослужение грекоговорящих Церквей уже регулируется Иерусалимским типиконом. Афон же становится центром переводов богослужебных книг на славянский язык. Синаксари были переведены афонским иноком Закхеем Философом. При мит­рополите Киприане (выходце с Афона) синаксари с приходом Иерусалимского устава становятся частью церковного богослужения на Руси. Таким образом, к концу XIV — началу XV века богослужение Русской Православной Церкви знает практику чтения синаксарей Великим постом.

В XIV веке на Руси синаксари не были включены в состав Триоди. Упоминание Пентковского о внесении синаксарей в Триодь монахом Гавриилом нельзя расценивать как явление всеобщее, оно скорее единичное и относится к литургической практике славянских монастырей Святой горы. Изменение Типика приводит в действие институт переписчиков, которые начинают адаптировать богослужебные книги под требования нового Устава. Переписывание как творческий процесс сложно и продолжительно по времени, а к XIV веку печатного станка еще не изобрели. Приведем в доказательство пример изготовления Остромирова Евангелия, древней русской кириллической рукописи, которая была написана за семь месяцев — с октября 1056-го по май 1057 года. Рукопись содержит 294 листа, стало быть, в день переписывалось полтора листа, и это только из одной книги. То есть синаксари не могли быть сразу внесены в Триодь просто физически. Это осуществлялось постепенно, в зависимости от скорости переписывания Триодей, которых нужна была не одна сотня экземпляров. Но мы знаем о том, что даже в XV и частью в XVI веке еще происходило внедрение нового типа служб, поэтому синаксари в указанное время продолжали существовать и отдельно от Триодиона, причем они могли входить в состав сборников, писаться вместе с поучениями особо чтимых святых, ведь такой вариант для самих же переписчиков было осуществить гораздо легче, чем писать заново Триодь и туда вставлять синаксарный текст.

Первое упоминание о чтении синаксарей Триоди в новом, уже переведенном на церковнославянский язык Иерусалимском типиконе будет сделано в Уставе Афанасия Высоцкого под названием «Око церковное» (1401). О чем может свидетельствовать этот факт? Во-первых, о том, что к этому моменту синаксари уже читались за богослужением Русской Церкви, что в свою очередь доказывает верность предположения профессора В.М. Кириллина о появлении их при митрополите Киприане, возглавлявшем Церковь на рубеже XIV–XV веков; во-вторых, что к началу XV века практика чтения синаксарей Великим постом закрепилась. XV век — это столетие, когда предписания Типикона о синаксарях Триоди имели силу, потому как последние только что вошли в богослужебный быт и стали распространяться повсеместно. В указанный период они читались не просто за богослужением, но и вне его. Существует немалое количество рукописных сборников, где синаксарь стоит в одном ряду с писаниями святых отцов. Это говорит нам, что синаксарь в то время приравнивался по авторитетности к святоотеческой письменности и читался вместе с поучениями и словами отцов Церкви, к примеру, за трапезой в монастыре.

Изначально они не имели постоянного места в Триодях, как теперь по шестой песни канона. Например, в рукописных Триодях этого времени синаксари вставлены по третьей песни канона. А уже в Триодях постной и цветной четвертой четверти XV века синаксари расположены по шестой песни. В предисловии к синаксарям не упоминается имя Никифора Каллиста Ксанфопула, это видно на примерах рукописных и печатных Триодей того времени. Синаксари этого периода не имеют и ямбических стихов, что указывает на правильность суждения профессора И.А. Карабинова, а в количественном отношении характерно непостоянство. Однако всё же состав синаксарей XIV–XV веков, если провести параллель с современным положением, в известных автору источниках всегда недосчитывается чтений святым Григорию Паламе, Иоанну Лествичнику и Марии Египетской, что может указывать на их более позднее происхождение.

Синаксари Триодей в XVI веке приобретают новый вид благодаря появлению в России печатного станка. Но внешнее оформление не меняет их количественного содержания. В отношении синаксарей создатели печатных Триодей продолжают те установки, которые были положены на рубеже XIV–XV веков творцами рукописных. Это легко понять, так как «друкари» брали за оригиналы своих изданий уже существовавшие рукописи Триодей: печатные Триоди, как и прежде, не имеют чтений святым Григорию Паламе, Иоанну Лествичнику и в большинстве случаев содержат пространное житие преподобной Марии Египетской, написанное Патриархом Иерусалимским Софронием; по примеру рукописей печатные Триоди не имеют и стихов перед синаксарями, нет упоминания в введении к синаксарям имени автора собрания «в нарочитыя праздники». Важным моментом является и тот факт, что в данном столетии книжных дел мастера в вопросе расположения синаксарей в Триоди постепенно начинают тяготеть к фиксации их по шестой песни канона.

XVII век для синаксарей стал переходным столетием. В первую очередь в этом столетии синаксари были переведены на разговорный язык украинского народа, и это стало первым переводом синаксарей на небогослужебный язык. Благодаря деятельности киевской типографии Триодь Постная второй половины XVII века получила новое качество. Количество синаксарей увеличилось. Появились синаксари святым Григорию Паламе, Иоанну Лествичнику и Марии Египетской. Впервые названо имя того, кого можно считать автором и редактором собрания чтений, — Никифора Каллиста Ксанфопула. В XVII столетии окончательно установилось местоположение синаксарей после шестой песни канона; введены стихи перед текстом синаксарей, лаконично подчеркивающие его основную мысль. Усилиями киевских, а позднее московских типографов и справщиков XVII века триодные синаксари приобрели новый внешний вид и состав. Их деятельность стала основой для синаксарей Триодей следующих столетий. И, к великому разочарованию, то, что смогли достичь в XVII столетии, осталось в замороженном состоянии. От издания к изданию синаксари просто копировались.

 

Литургическая практика

О том, кто раньше читал синаксари, упоминается в «Путешествии Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанном его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским»: «Перед пением седьмой песни канона протопоп прочел синаксарь». Хотя это свидетельство не стоит расценивать как всеобщее, скорее это частное явление, так как в этом же описании путешествия Патриарха Антиохийского говорится следующее: «При третьей песне другой священник прочел еще шесть похвал, затем чтец третье чтение. Так же при седьмой песне прочли еще шесть похвал в докончание акафиста и сели. Прочли синаксарь этого дня».

Источником, проливающим свет на поставленный вопрос, является Триодь постная, которая находится в архиве библиотеки Минских духовных академии и семинарии. Она была напечатана в 1875 году с издания 1648 года в типографии единоверцев в Москве. Перед каждым синаксарем данной Триоди звучит такая форма части богослужебного диалога: «Синаксарь… — благослови отче». Согласно этому возглашению к служащему иерею взывает за благословением на чтение не священник, а диакон, или, что более реально, чтец, так как священнику на чтение брать благословение у служащего нет надобности. Если для сравнения обратиться к богослужебной практике Греции, то, по воспоминаниям известного путешественника XVIII века Василия Григоровича-Барского, в 1744 году в лавре святого Афанасия на Афоне чтение по шестой песни канона Великим постом входило в обязанности церковнослужителя, должность которого называлась «канонарх». О чтении синаксаря Триоди канонархом говорят и греческие рукописные уставы, анализ которых провел в свое время профессор И.Мансветов. Но при этом, как отмечает профессор, если вышеназванный служитель не обладал хорошим голосом, то екклисиарх (уставщик) ставил вместо него певца. Греческая традиция чтение синаксаря предписывала совершать не в центре храма, а на одном из клиросов. Славянский же Типик молчит в отношении того, кто должен отвечать за исполнение синаксаря, и только сухо указывает его читать.

Немало информации о том, кто читал синаксари в Русской Церкви за богослужением, дает нам изучение соборных Чиновников. Так, к примеру, в Чиновнике Холмогорского Преображенского собора (XVII) читаем в четверг пятой седмицы Великого поста: «По чтении блаженны с поклоны, по блаженнах конанархист чтет синаксарий великого канона…» И в этом же Чиновнике записано на Пасху: «По шестой песни поют кондак и икос; таж чтение в синаксарии чел ключар во всем облачении». Что всё это значит? В один момент синаксарь читается канонархом, а в другой — ключарем? Только то, что практика чтения синаксаря в данном соборе была подвижна и зависела как от настоятеля, так и от его заместителя, что, впрочем, было всегда и не только в соборных храмах. Поэтому есть все основания примирить кажущиеся разногласия по поводу того, кто должен читать синаксари за богослужением. От того факта, что синаксарь будет прочтен не просто чтецом, но пресвитером, смысл, значимость и благодатность самой службы не изменятся.

Во времена, когда предписанное Типиком уставное чтение исполнялось, синаксари читались по шестой песни великопостного воскресного канона. Понять причину такого расположения синаксарей в Триоди поможет труд профессора Киевской духовной академии Михаила Скабаллановича «Толковый Типикон». Современный канон любой богослужебной книги представляет собой девять песней со своими ирмосами и тропарями. В нынешнем каноне поется только ирмос, а чтению подлежат тропари. Не так было до XVII века в России. Ирмос и тропари, за ним следуемые, изначально есть гимны, их положено петь, а не читать, что и делалось в Российской Православной Церкви до указанного времени. Однако песенное исполнение канона удлиняло и без того продолжительную службу. Чтобы как-то дать отдохнуть и настроить внимание верующих на смысл пения, были придуманы междопесния. Канон делился двумя вставками на три части: с первой по третью, с третьей по шестую, с шестой по девятую песни. Вставки произвели после третьей и шестой песен. Их предназначение было противоположным канону по характеру: хвальба заменялась молитвой, вместо сложного напева канона употреблялся текст с более простым, взамен пения исполнялось чтение. Так появились в каноне малые ектении, седальны, кондаки и икосы и интересующие нас чтения синаксарей, в славянской традиции — прологов, а синаксарей в Триоди. О древности междопесния говорит дата их появления — VI–VII века. Из всего сказанного становится понятной одна из причин исчезновения практики чтения синаксарей Триодей постной и цветной в Российской Церкви. Сокращение богослужения, чтение тропарей канона (с XVII века), а не пение их — всё это приводит к факту ненадобности для верующего отдыхать, а раз так, то исчезает и необходимость в длинных чтениях житий и историй праздников. Но это не единственная причина исчезновения из богослужебной практики чтения синаксарей.

 

Причины забвения синаксарей

Возможные причины тому следующие: а) закономерная тенденция к сокращению Всенощного бдения (которое в российских условиях, особенно в приходской практике, не могло оправдывать своего названия); б) излишняя «эстетизация» бого­служения, воспринимаемого в качестве музыкально-драматического целого, «прозаические» вставки в которое представлялись излишними (аналог: проповедь после чтения Евангелия, будучи обязательным литургийным элементом, со временем превратилась в факультативное приложение после отпуста); в) быть может, сыграла свою роль и реакция на протестантское «проповедничество»: дескать, у нас не только псалмы, но и тропари и стихиры «боговдохновенны», и не нужны нам длинные чтения, прерывающие красивый му­зыкально-драматический ­спектакль под названием «Всенощная».

 

Отношение к синаксарям. Поместный Собор
1917–1918 годов

Негативно к синаксарям относился святитель Филарет (Гумилевский), позиция которого четко отражена в его работе «Исторический обзор песнопевцев и песнопения Греческой Церкви»: «Эти синаксари не заслуживали лучшей доли… По такому содержанию им нельзя не пожелать того, чтобы они навсегда исключены были из Триоди». Профессор И.А. Карабинов в своей книге «Постная Триодь. Исторический обзор ее плана, состава, редакций и славянских переводов» касался темы синаксарей только для того, чтобы указать на «не­историчность, наивность, иногда даже курьезность сообщений этих синаксарей». Единственно важной информацией из этого сочинения является предположение профессора, что Никифор Каллист Ксанфопул не автор стихов перед синаксарями. Но эта информация требует проверки, ибо автор не склонен указывать ссылки на источник.

В начале XX века работала синодальная комиссия по исправлению богослужебных книг (с 1907 года). Первой книгой для правки стала Триодь постная. О профессионализме членов комиссии говорит список их имен (в разные периоды): архиепископ Сергий (Страгородский), протоиерей Димитрий Мегорский, профессор СПбДА Е.И. Ловягин, профессор СПбДА Н.Н. Глубоковский, профессор СПбДА И.А. Карабинов и другие. Работа велась кропотливо, и потому только в январе 1909 года комиссия приступила к справе синаксарей. К сожалению, подробных сведений об исправлении синаксарей у автора нет, так как с самого начала плоды дея­тельности комиссии не выносились на публику. 27 января комиссия рассматривала синаксарь мясопустной субботы, в котором был отмечен интересный момент, связанный с темой смерти. Вот что пишется в синаксаре: «Исходящи убо душа от тела, ни едино попечение здешних имать, но о тамошних присно печется. Третины убо творим, яко в третий день человек вида изменяется. Девятины яко тогда все растичется здание, храмину сердцу единому. Четыредесятины же, яко исамое сердце тогда погибает…» Участники заседания, остановившись на этом эпизоде, вспомнили о небрежных словах протоиерея Димитрия Мегорского, иронизировавшего по поводу указанных чисел в синаксаре. Мегорский назвал пустым утверждение синаксаря, что сердце человека после смерти сохраняется еще сорок дней, и предположил, что если он умрет зимой, то его сердце будет жить до весны. Вернувшись домой, протоиерей Димитрий Мегорский в 10 часов и 30 минут скончался от паралича сердца1.

Работа комиссии протекала в условиях подготовки к Поместному Собору. Церковное общество в лице его выдающихся деятелей видело будущий Собор несущим благословенные изменения во все сферы синодальной Церкви. Поэтому еще до 1917 года шли бурные обсуждения о необходимых реформах богослужения. В 1906 году издаются «Отзывы епархиальных архиереев», в которых двадцать архиереев наряду с иными значимыми проблемами говорили о первостепенности пересмотра всех богослужебных книг и богослужения в целом. Наконец наступило время работы Собора. Проблемой Типикона занимался отдел «О богослужении, проповедничестве и храме». Прямых указаний по поводу чтения синаксарей ни в одном докладе не прозвучало. Исключением, и то косвенно, является речь профессора священника В.Д. Прилуцкого «О непорядках в современной богослужебной практике»: он свидетельствует об отсутствии чтения святоотеческих поучений на службе, что относит к неуставным сокращениям. Судьбу всех решений отдела по Уставу определило политическое нестроение (Собор был разогнан большевиками в сентябре 1918 года), потому официальных постановлений Собора нет. Предложения, выработанные отделом по реформе Устава и богослужения, так и остались на бумаге.

 

Задачи исторической литургики

Несмотря на наличие неточностей (извинительных для того времени) и даже апокрифических тем, общее содержание синаксарей вполне укладывается в контекст средневековой агиографической традиции, поэтому предъявлять к ним научно-богословские критерии, как это делали некоторые выдающиеся иерархи и литургисты (свт. Филарет и др.), неправомочно. Синаксарь — это особый жанр, сыгравший свою роль в истории православной миссии. Основываясь, в сущности, на святоотеческом предании (свтт. Афанасий Александрийский, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Ипполит Римский, прп. Иоанн Дамаскин и др.), триодный синаксарь сохраняет для современности значимые вероучительные истины православия, что уже само по себе важно и ценно. Именно триодный синаксарь хранит православное учение о Божественных энергиях святителя Григория Паламы (см. синаксарь второй недели Великого поста — свт. Григория Паламы), в то время как служба, посвященная святому Григорию, говорит о центральном месте его богословия — о человеческой возможности богопознания — чересчур лаконично, в общих чертах и даже, можно сказать, скупо. А, например, синаксарь Недели сырной доносит благую весть о Христе как новом Адаме, освободившем ветхого праотца (а в его лице всё человечество) от власти «князя мира сего». Синаксарь же Лазаревой субботы доказывает реальность (не призрачность и самообман) истины христианского чаяния будущего воскресения мертвых.

Будучи в свое время прекрасными назидательными историческими повествованиями, объясняющими причины возникновения памятных дней и седмиц великопостного и «послепостного» богослужебного цикла, синаксари «воплощали» задачи литургики, авторы синаксарей пытались найти и донести всем (и крещеным, и непросвещенным) исторические основания возникновения того или иного церковного памятования, празднования и делали это доступными средствами, опираясь на современные им достижения церковной и светской науки. Разумеется, сегодня фактология и богословие синаксарей  нуждаются в пополнении современными знаниями и коррекции с точки зрения новой исследовательской методологии. Такие выводы приводят к мысли о пересмотре существующих переводов синаксаря и о проведении над его текстом тщательной редакционной работы. Ее плоды помогут реанимировать не только сами синаксари, но, быть может, дадут неплохой повод пересмотреть роль почти заброшенного церковной практикой института оглашения, который имеет основание на камне заповеди Христовой — идти проповедовать и учить о Боге Едином по существу и Троичном в Лицах и крестить во Имя Его.

1 Сове Б.И. Проблема исправления богослужебных книг в России в XIX–XX веках // Богословские труды. Сб. № 5. М., 1970. С. 60.

Священник Антоний Семилет - клирик Гродненской и Волковысской епархии (Белорусский Экзархат), настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы д.Коптевки Гродненского района, кандидат богословия.

30 марта 2011 г.
Ключевые слова: богослужение, Великий пост
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи