выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте
Статьи на тему
Я готов по капле отдать всю свою кровь за Христа моего…
Поиск и изучение сведений о приснопамятном архиепископе Брянском и Севском Данииле (Троицком; 1887–1934) были начаты в 2002 году по благословению епископа Феофилакта (Моисеева). Старший брат архиепископа Даниила — священномученик Иларион, архиепископ Верейский; младший — священник Алексий, убиенный в 1937 году за Христа на Бутовском полигоне. Их братская любовь утверждалась на единении духовных устремлений и жертвенном служении Богу и Его Святой Церкви, на исполненной делом решимости пострадать за Христа. Архиепископ Даниил непримиримо боролся с обновленчеством, противостоял «григорианскому» расколу. Проповеди его производили неизгладимое впечатление. Учил, что для пастыря важно уметь воспринять истину не умом только, но, главное, сердцем и передать это горение духа пасомым. Даже краткое общение с архипастырем люди запоминали на всю жизнь. Он участвовал в хиротонии священноисповедника Луки (Войно-Ясенецкого), архиепископа Симферопольского и Крымского. Его почитал как своего духовника Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Архи­епископ ­Даниил усердно совершал служение на Елецкой, Болховской, Рославльской, Орловской и Брянской кафедрах. Венцом его богоугодной жизни стали блаженная кончина и почитание народом Божиим. PDF-версия.
31 мая 2024 г. 11:00
Мы вериги несем на теле нерассказанных этих лет
В судьбе Сергея Иосифовича Фуделя нашла отражение эпоха гонений на Церковь. Одиннадцать лет он провел в ссылках, первый срок получил в 22 года за то, что в его квартире нашли 35 экземпляров послания митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) к архипастырям и всем чадам Русской Православной Церкви, призывавшего не подчиняться обновленцам. Во время Великой Отечественной войны был призван в армию и служил в железнодорожных войсках, а после войны опять был арестован. Первый дом, который он построил для своей семьи накануне войны, сгорел… Неустроенность, безденежье, переезды с женой и детьми, отсутствие постоянного места работы и источника дохода... И в то же время Сергей Иосифович не был сломлен. Он смог сохранить библиотеку с творениями святых отцов. Писал, понимая, что, возможно, его труд никогда не будет опубликован. Его мысли и суждения расходились в рукописном виде, распространялись среди верующих, переписывались, перепечатывались на машинке…Разговор о творческом наследии С. И. Фуделя с читателями «Журнала Московской Патриархии» ведет сегодня старший преподаватель МГУ, преподаватель Института дистанционного образования ПСТГУ, кандидат филологических наук, магистр теологии Даниил Дмитриевич Черепанов. PDF-версия.
16 января 2024 г. 14:30
Михаил Ефимович Губонин — верный свидетель церковной истории ХХ века
В 2025 году Русская Православная Церковь будет отмечать 100-летие блаженной кончины святителя Тихона, Патриарха Всероссийского. Его первосвятительское служение пришлось на самое начало кровавых гонений, воздвигнутых безбожной властью на Церковь. Враги Христовы всеми силами стремились засекретить или уничтожить документальные свидетельства как своих беззаконий, так и мужества защитников веры. Кому же было суждено противостоять этому? История знает самоотверженных тружеников, которые втайне, настойчиво и непреклонно совершали свой подвиг служения правде, не дожидаясь понуждения и не имея гарантий, что их усилия не пропадут. Таким был Михаил Ефимович Губонин, собравший огромный корпус документальных материалов, касающихся эпохи святителя Тихона. Его первый архив был изъят органами госбезопасности, но он не убоялся и смело продолжил работу, заложившую документальную основу для современных исследований по истории Русской Православной Церкви. О человеке, дело которого устояло (см. 1 Кор. 3, 14), рассказывает ректор Православного Свято-­Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев, имевший духовную радость общения с М. Е. Губониным. PDF-версия.
21 ноября 2023 г. 14:00
«Величавое сладкоголосие»
В 2023 году исполнилось 100 лет со дня кончины Константина Васильевича Розова — единственного священнослужителя в истории Русской Церкви, нареченного титулом «Великий архидиакон». Современники знали его как человека крепкой веры и необыкновенного таланта. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла в Москве прошли праздничные мероприятия, завершившиеся концертом памяти отца Константина Розова в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя с участием ведущих диаконов Русской Православной Церкви. Художественный руководитель Московского Синодального хора заслуженный артист Российской Федерации Алексей Пузаков и композитор Антон Висков рассказывают читателям о Великом архидиаконе — усердном и ревностном служителе Церкви во время гонений ХХ века. PDF-версия.    
2 августа 2023 г. 16:00
Начало поражения обновленцев было положено в Москве
В 2022 году в связи со столетием начала кампании по изъятию церковных ценностей «Журнал Московской Патриархии» много писал о тех событиях. В 1922 году в разгар этой кампании возникло движение обновленцев, ставшее одновременно печальной и героической страницей в истории Русской Церкви. Сто лет назад, весной 1923 года, в Москве прошел раскольничий собор, на котором была сделана попытка отменить институт патриаршества и лишить Предстоятеля Русской Церкви патриаршего сана и монашеского достоинства. О причинах возникновения обновленцев, о том, как готовился этот «собор» и как он стал началом краха обновленческого движения, как Патриарх Тихон вместе со своей паствой сумел противостоять разрушительной силе раскола, рассказывает священник Сергий Иванов, кандидат богословия, научный сотрудник Отдела новейшей истории Русской Православной Церкви богословского факультета ПСТГУ. PDF-версия.
16 мая 2023 г. 10:30
История
ЦВ № 17 (270) сентябрь 2003 /  10 сентября 2003 г.
версия для печати версия для печати

Учитель цесаревича

На Архиерейском Соборе 2000 года Русская Православная Церковь прославила святых Царственных страстотерпцев. В последние годы все больше внимания уделяется изучению жизни и деятельности последнего русского царя и его окружения. В этом номере ЦВ мы расскажем о человеке, на которого большинство исследователей фактически не обращали внимание. Между тем Петр Васильевич Петров (1858—1918) внес неоценимый вклад в воспитание детей императора Николая II, и особенно — наследника цесаревича Алексея.

Официальные документы сообщают о нем немногое: тайный советник, подполковник, чиновник особых поручений главного управления военно-учебных заведений. В 1909 году награжден орденом св. Станислава 2-й степени. Но самое главное в его биографии — то, что он с 1903 года являлся учителем русского, или, как тогда говорили, отечественного языка в ведомстве императрицы Александры Федоровны. Сначала он обучал девочек: Ольгу, Татьяну, Марию, Анастасию, а потом и своего любимого, «пятого» ученика, как называл себя сам Алексей Николаевич.
Из списка преподавателей детей императора Николая II следует, что их высочеств учило около 20 преподавателей. Среди них такие известные люди, как профессор А.Х. Преображенский, М.В. Соболев, К.А. Иванов, доктор богословия протоиерей А.Рождественский. Однако цесаревича, особенно в последние годы царствования, учили в основном три человека: П.А. Жильяр, С.И. Гиббс и П.В. Петров. Мемуары первого хорошо известны (см. Жильяр П. Император Николай II и его семья. М., 1991), о втором наша газета подробном писала совсем недавно (ЦВ № 6, март 2003 г.). О Петре Петрове лишь иногда упоминалось. Однако именно он во многом определял основные аспекты не только образования, но и воспитания наследника. Если учесть, что П.В. Петров числился старшим учителем, а официально воспитателя не было назначено (П.Жильяр по документам считался лишь состоящим при воспитателе), то можно понять, как высоко ставилось его мнение в этих вопросах.

Русская жизнь начала ХХ века очень напоминала ту суету, которая господствует у нас до сих пор. В политике стал появляться «плюрализм мнений и оценок», и это не замедлило сказаться на искусстве и литературе. Все это ставило перед воспитателями царских детей задачу ограждения их от пагубных влияний современного мира.

Всякая новая книга, прежде чем попасть в библиотеку их высочеств, проходила тщательный предварительный просмотр. Чаще всего это доверяли именно П.В. Петрову. «Имею честь выразить Вашему превосходительству мою искреннюю благодарность, как за просмотр этого значительного труда, так и за Вашу неизменную готовность оказывать содействие канцелярии Ея Величества в подобного рода делах...» — часто именно так писал ему Я.Н. Ростовцев — заведующий делами императрицы Александры Федоровны, после получения рецензии на очередное произведение. Особенно много книг, посвященных лично наследнику, вышло к его 10-летию в 1904 году. Их авторы неоднократно советовались с П.В. Петровым, выясняя мельчайшие подробности жизни цесаревича.

Сам Петр Васильевич, помимо множества статей, публиковал и книги по разным темам, в том числе и по педагогике. Стоит упоминуть, что в фонде П.В. Петрова в Государственном архиве РФ сохранились интересные и для нынешних специалистов методические разработки новых курсов по родиноведению. Современники отмечали и его талант как стихотворца.

Однако важнее всего для него были непосредственные занятия с цесаревичем. Они были построены по четкой схеме. Например, вот как выглядело расписание уроков наследника в 1916—1917 учебном году: с 9 утра начинаются занятия, после первого урока следует прогулка, затем еще два урока. С 13 до 16 часов — обед и отдых. Потом снова два урока. У царевича Алексея было по пять уроков в день, причем он учился и в субботу. Основными уроками были Закон Божий, история, география, арифметика и языки: русский, английский, французский (немецкий не учили, так как Россия находилась в состоянии войны с Германией). Кроме этого наследник занимался балетом и музыкой. Во время перемен учителя проводили подвижные игры.

Чем старше становился цесаревич, тем больше усиливалась его болезнь, требовавшая особой чуткости и внимания от воспитателей. Для императрицы Александры наследник был всем — отсюда и рекомендуемая для педагогов определенная мягкость в обучении ребенка. Все это впоследствии дало повод к обвинению учителей не только в излишнем либерализме, но и в некомпетентности. Главный священник Российской армии протопресвитер Георгий Щавельский писал в своих воспоминаниях: «Как больному, ему (наследнику) многое разрешали, учение вели очень осторожно». Все это и привело к отсталости в науках. Впрочем, продолжает он, «отсталость в учении... могла зависеть и от подбора учителей. Старик Петров и два иностранца преподают ему все науки, кроме арифметики, которой учил его генерал Войков, который ничем не занимался, кроме как лошадьми и солдатами» («Цесаревич. Документы. Воспоминания». М., 1998).
Однако большинство знавших Петра Васильевича отмечали его высокий профессионализм и необыкновенную доброту. Именно к нему в трудных ситуациях обращались и коллеги, и даже незнакомые люди.

Между цесаревичем и его учителем сложились искренние дружеские отношения, которые сохранились у них на всю жизнь. Многое об этом говорит их переписка. Например, в письме из Ливадии 19 августа 1913 года Алексей пишет: «Дорогой Петр Васильевич! Мне очень жалко, что Вас нету, приезжайте поскорее». Или в письме из Могилева три года спустя, 7 сентября 1916 года: «Дорогой мой П.В.П.! Скучно без Вас». Кстати, в своих посланиях наследник часто именовал своих учителей ласковыми прозвищами: Жилик (П.Жильяр), Сиг (С.И. Гиббс), но Петрова называл всегда строго по имени и отчеству или использовал инициалы — П.В.П.

В письмах учителя, в свою очередь, можно найти такие слова: «Прошло не более 5 недель после последней встречи с Вами, и кажется, что миновала целая вечность». Особое беспокойство у Петра Васильевича вызывало здоровье цесаревича: «Сколько душевных мук принесла мне Ваша болезнь, знает Бог один, и как я был рад, когда узнал, что болезнь эта благополучно миновала».
Стоит ли удивляться тому, что в дневнике наследника, например, за июль 1916 года о Петрове упоминается 14 раз — больше чем о ком-либо другом. То есть Алексей упоминал о своем учителе практически через день. Из того же дневника видно, что в Царском Селе наследник любил ездить в гости к двум людям: к своему ровеснику Коле и все к тому же П.В.П.

После Февральской революции царская семья была арестована и заключена в Александровский дворец Царского Села. Их участь добровольно разделили несколько учителей и слуг. Престижная работа закончилась, начался подвиг. Петра Васильевича среди них не было. Господь послал ему другой крест, и он вынужден был страдать и телом и душой у себя дома.

«Милый дорогой мой Алексей. Я лежу пластом. Худ и слаб я, как тросточка! Желаю Вам не болеть!» «...приболел и я. Лицо мое выпрямилось, но губы по-прежнему остались перекошенными. Ходить пешком... я много не могу, да и запрещено». К слову сказать, состояние учителя так и не улучшилось. Тем не менее он продолжает общение с теперь уже бывшим цесаревичем. «Как мне ни тяжело еще писать, дорогой мой ненаглядный Алексей Николаевич, но желание сказать вам слово привета превмогает мою слабость! Почерк мой не изменился, но пишу я втрое медленней» (письмо от 21 июня 1917 года).

Несмотря на болезнь, как только Петр Васильевич получил разрешение посылать письма в Александровский дворец, он немедленно передает своему ученику задания по русскому языку. «Вы пишете и излагаете почти без ошибок, и это не может не радовать мое учительское сердце».
Царская семья в это время начинает заниматься хозяйственными делами: Николай Александрович колет дрова, дети сажают огород. Старый учитель и здесь делится опытом, как правильно возделывать картошку, лук, огурцы. Он и сам «чувствует, что в таких работах и забывается весь мир и отдыхает душа».

Видно, что общение было важно обоим: и старому, больному человеку, и юноше, только что потерявшему титул цесаревича. Они утешали друг друга с искренней христианской любовью. В письме к Алексею П.В. Петров и делится своей главной скорбью: «Жду, когда кончится дело о моей отставке, к которой побудила меня и болезнь, и упразднение моей должности, которую я занимал».
Не забывали его и коллеги. По-прежнему к нему заглядывали Э.П. Цытович, К.А. Иванов, Э.К. Клейнберг. Сам он смог посетить только жившего неподалеку С.И. Гиббса.

В августе 1917 года Временное правительство приняло решение о переводе царской семьи в Тобольск. Связь стала ненадежной. Но Алексей не забывал о своем учителе: он писал ему о своих занятиях с Клавдией Михайловной Битнер, интересовался его здоровьем.
Многие историки, особенно в советское время, осуждали царя за неумение подобрать не только состав правительства, но и сотрудников для своего ближайшего окружения. Однако в отношении коллектива педагогов следует признать, что выбор был очень удачен. Преданные царской семье П.А. Жильяр и С.И. Гиббс отправились вслед за Романовыми. П.В. Петров из-за болезни не смог поехать и страшно страдал от этого. Старый учитель тщательно собирал вырезки из газет того времени, рассказывающие о печальной участи членов царской семьи.
Их гибель в Екатеринбурге фактически стала для Петра Васильевича и концом его жизни. Он и не видел смысла жить среди людей, которые не ценят преданность и любовь — те качества, которым он всю жизнь учил своих учеников.
 

10 сентября 2003 г.
Ключевые слова: Николай II
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Глубокая вера русского народа неизменна
Антиохийская Церковь — одна из древнейших Православных Церквей, основанная апостолом Петром. Отношения Русской и Антиохийской Православных Церквей имеют давнюю историю, которой уже более 1000 лет. С XVI века отношения двух Церквей вышли на новый уровень, Антиохийские Патриархи стали регулярно посещать Россию, которая с этого времени стала покровителем Православных Церквей на османском Востоке. В середине XIX века в Москве открылось Антиохийское подворье — представительство Церкви Антиохии в России. В конце 1920-х годов подворье закрыли, но через 20 лет, спустя ровно столетие после открытия, подворье возобновило свою деятельность. Больше 75 лет Антиохийское подворье беспрерывно действует в Москве, из них уже почти полвека представителем Антиохийской Церкви является митрополит Филиппопольский Нифон — выдающийся церковный иерарх, свидетель жизни Русской Церкви в советские годы и в наши дни. Об истории и деятельности подворья, русском храме в Ливане, своей жизни в России и восстановлении евхаристического общения между Антиохийской и Иерусалимской Церквами владыка Нифон рассказал в интервью «Журналу Московской Патриархии». PDF-версия.    
20 июня 2024 г. 15:00