iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Основ православной культуры, возможно, не будет в обновленной версии предмета Основы религиозных культур и светской этики, подобный вариант по-прежнему рассматривается и обсуждается — Минпрос
Экспертное сообщество продолжает обсуждать новую редакцию Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования. Текущая версия документа не предусматривает в программе курса Основ религиозных культур и светской этики ни одного из четырех конфессиональных модулей, в том числе и Основ православной культуры. Если этот вариант в итоге будет официально принят, родителям будущих четвероклассников придется выбирать всего из двух модулей, перечисленных в подпункте 25.3 «Организационный раздел основной образовательной программы» — «Основы религиозных культур народов России» (вместо прежних «Основ мировых религиозных культур») и «Основы светской этики».
12 ноября 2019 г. 16:59
Интервью
Юлия Синелина
ЖМП № 8 август 2012 /  20 августа 2012 г.
версия для печати версия для печати

Юлия Синелина: Как рассчитать социологический индекс воцерковленности

Ученые Института социально-политических исследований Российской академии наук (ИСПИ РАН) проанализировали срез религиозного мировоззрения и поведения православных сограждан. Иными словами, попытались научными методами измерить степень воцерковленности россиян, называющих себя православными. На вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает автор работы — заведующая отделом социологии религии ИСПИ РАН доктор социологических наук Юлия Синелина.

Православных больше, чем верующих

— Юлия Юрьевна, как в целом можно описать современного православного россиянина с точки зрения социологии? Каков его обобщенный портрет?

— По нашим последним данным, социально-демографические характеристики православных мало отличаются от показателей населения в целом. Средний россиянин, позиционирующий себя как православный христианин, — это человек в возрасте за 40 лет с багажом либо среднего специального, либо высшего образования (обладателей последнего в выборке православных 39% — на три процентных пункта больше, чем по массиву в целом). Скорее всего, это женщина: на 61 представительницу прекрасного пола приходится 39 мужчин. Впрочем, 20 лет назад мужчины в сообществе православных респондентов составляли всего 29%, а сейчас половая структура гораздо ближе к общероссийской. К представителям православного вероисповедания себя относят 72% опрошенных — это безусловный лидер среди всех конфессий. На втором месте по 5% — мусульмане и старообрядцы (это новое явление, требующее дополнительного изучения и анализа, поэтому от его обсуждения здесь воздержимся). Доли представителей других конфессий не выходят за пределы погрешностей.

Важной тенденцией в изменении уровня религиозности массового сознания является сокращение количества неверующих — до 9% (особенно в сравнении с данными шестилетней давности, когда этот показатель достигал 16%). Обращает на себя и существенно — с 4% до 9% — выросшая доля респондентов, затруднившихся с ответом на вопрос об их личной вере в Бога. Похоже, респонденты всё реже предпочитают идентифицировать себя как неверующих. Всё это приводит к продолжающемуся, хотя и замедлившемуся увеличению религиозности российского населения. Видимо, потенциал для ее дальнейшего экстенсивного нарастания почти исчерпан, но когда именно этот рост окончательно остановится, сказать трудно. Во всяком случае сейчас на вопрос «верите ли вы в Бога» утвердительно отвечают уже 65% респондентов.

— Но ведь это меньше, чем 72% православных...

— Да, это известный для современной религиозной ситуации в России парадокс, когда православными респонденты называют себя охотнее, чем верующими. Это говорит, скорее всего, о том, что для части россиян православие в первую очередь не исповедание христианской веры, а культурная идентичность. Еще четче этот феномен проявляется при анализе такого аспекта жизни православных, как воцерковленность.

— Зачем социологам касаться столь деликатного и трудно поддающегося формализации вопроса, как степень воцерковленности? Не лучше ли оставить ее самой Церкви — священникам, духовникам, церковным приходам, рядовым православным?

— Дело в том, что как количество, так и «качество» православных — тема весьма актуальная среди поведенческих практик членов Церкви. На протяжении двух последних десятков лет она активно обсуждается и в научном сообществе, и в обществе в целом, а на телевидении, в печати и в Интернете является предметом острой дискуссии. На основании различных интерпретаций данных социологических исследований делаются выводы о реальном положении Церкви и ее влиянии на жизнь россиян. Ну а нам, социологам, всё это интересно еще и с профессиональной точки зрения. Конечно, мы не задаемся целью изучать внутренний мир конкретного индивидуума с его духовным ростом и регрессом, взятыми барьерами или пока еще не достигнутыми вершинами. Религиозное поведение интересно нам как одно из проявлений массового сознания наших соотечественников, позволяющих сделать те или иные выводы о нынешнем состоянии общества и динамике его развития. Тем более что анализируем полученные данные мы по методике расчета индекса воцерковленности, введенной в научный обиход известным российским социологом Валентиной Чесноковой и впервые опробованной фондом «Общественное мнение» ровно 20 лет назад. Так что сравнительная база накоплена солидная. Отмечу, впрочем, что в течение этих лет у нас несколько раз менялись параметры выборочной совокупности. На репрезентативность выборки это не повлияло, но полученные данные можно несколько скорректировать в ту или иную сторону.

Соблюдение постов — самое узкое место

— Как рассчитывается социологический индекс воцерковленности и какова его размерность?

— Индекс воцерковленности — это количественно-качественная ха-рактеристика, базирующаяся на степени важности для респондента того или иного аспекта церковной жизни. Для сбора и анализа данных о респондентах мы используем пять параметров: ритмичность посещения храма, частота причащения, соблюдение постов, регулярность чтения молитв и священных текстов. Затем по методике Чесноковой каждый респондент соотносится с одной из пяти качественных групп, отражающих степень воцерковленности. Группы эти называются следующим образом: воцерковленные, полувоцерковленные, начинающие, невоцерковленные, нулевая группа. Понимая всю условность столь общего формального разбиения, заметим: его результаты на больших массивах респондентов позволяют четко видеть основные процессы, описывающие эволюцию воцерковленности в обществе.

— О чем же свидетельствует этот анализ?

— Прежде всего отмечу: за 2000-е годы в большом сообществе людей, называющих себя православными, по всем показателям снизилась доля представителей нулевой группы. Так, за 12 последних лет втрое — с 18% до 6% — упало количество называющих себя православными и ни разу не переступавших порог храма. В том, что никогда не раскрывали Евангелия и другие священные книги, сегодня признается каждый третий из «православных», а в 2000 году таких было около половины. Еще сильнее эта тенденция заметна по регулярности молитвенных обращений (количество не молящихся даже своими словами упало с 35% до 23%), по строгости соблюдения постов (доля вовсе не постящихся сократилась с 85% до 55%) и по причащению (сейчас о том, что ни разу не приступали к чаше, сказали две пятых православных опрошенных, а на рубеже веков их было больше половины). Рост частоты причащения прослеживается и у всех православных в целом: к примеру, хотя бы несколько раз в год (но реже, чем каждый месяц) Тела и Крови Христовых сейчас приобщается каждый десятый из них, а ведь всего семь лет назад таких было вдвое меньше. А вот что касается остальной четверки показателей, их количественное выражение стабилизировалось.

— Какому же из них отдается предпочтение?

— Реальную связь с Православной Церковью назвавшие себя православными респонденты в первую очередь демонстрируют по посещению храма, по причастию и по молитве. Из числа православных более или менее регулярно (хотя бы несколько раз в год, но реже, чем каждый месяц) в церкви бывают свыше 40%, причащаются как минимум ежегодно 24%, молятся преимущественно церковными молитвами (и в том числе читают утреннее и вечернее правила) 23%. Хуже всего обстоит дело с постами. Вовсе их не соблюдают три из пяти опрошенных россиян, и у идентифицировавших себя православными респондентов этот процент, как мы уже говорили, лишь немногим меньше.

Вера для галочки?

— Самое время перейти к обобщенным характеристикам упомянутых вами групп по степени воцерковленности. Судя по вышесказанному, воцерковленные православные отнюдь не доминируют?

— Вы правы. По всему массиву опрошенных их доля сейчас составляет 8%, а среди православных — 12%. Как показывают наши данные, этот удельный вес стабилен и в пределах погрешностей не меняется свыше десяти лет. Полувоцерковленных россиян сегодня 24%, в среде называющих себя православными людьми они «весят» 37%. Это единственная группа, которая за истекшее десятилетие прибавила в объеме, хотя и несущественно. В целом же, если можно так выразиться, общий контур воцерковленности российского общества за 2000-е годы принципиальных изменений не претерпел. Пожалуй, видимые качественные улучшения коснулись лишь групп воцерковленных и полувоцерковленных православных. Внутри них отдельные показатели воцерковленности заметно поднялись, то есть и так уже воцерковленные люди в массе стали еще строже поститься, усерднее молиться, реже пропускать богослужения, регулярнее исповедоваться и причащаться.

— Часто приходится слышать, что современные православные, особенно из пришедших ко Христу в постсоветское время, слишком большое значение уделяют внешним, формальным аспектам вероисповедания. Так ли это с точки зрения социолога?

— В рамках одного исследования ответить трудно. Во время последнего опроса в нашу анкету впервые оказался включен вопрос о том, насколько важна религия в жизни человека. Так вот, важной ее назвали три из пяти во всем массиве опрошенных (причем очень важной — 23%) и три четверти православных (здесь доля ответов «очень важна» — уже 28%). Цифры солидные, и говорить, что православные в массе своей — христиане только на словах, а не на деле, неверно. Другое дело, что показатели массового религиозного сознания в России, на мой взгляд, по-прежнему невысоки. Мы уже довольно давно спрашиваем людей, верят ли они в бессмертие души. Шесть лет назад больше половины всех опрошенных (если точнее, 55%) сказали в ответ «да», противоположную точку зрения высказал 21%, остальные затруднились с ответом. Теперь мы несколько изменили формулировку, добавив в перечень ответов позицию «колеблюсь между верой и неверием». Картина серьезно изменилась: даже среди православных оказалось всего 40% верящих в бессмертие души, а колеблющихся почти столько же — 35%. Отмечу: в формулировке 2006 года доля веривших среди православных достигала 55%. Видимо, тогда часть респондентов предпочитала ответ «да» категоричному «нет», но новые результаты проиллюстрировали, насколько непрочна оказалась их вера. А ведь отношение к бессмертию души — один из краеугольных камней христианского вероучения, напрямую характеризующий уровень религиозного сознания. Можно попытаться ответить на ваш вопрос, посмотрев на степень вовлеченности людей в приходскую жизнь. Подавляющее большинство — свыше 64% — говорит, что никак не задействовано в работе своих приходов или религиозных общин (причем здесь речь идет не обо всех респондентах, а только об идентифицирующих себя православными). Постоянно участвуют в ней только 9% православных, 12% — время от времени. Еще 11% чувствуют свою принадлежность к определенному приходу, но не участвуют в других сферах его деятельности. Такие показатели религиозности массового сознания вряд ли можно назвать высокими. Хотя это, конечно, никак не 4–5% «истинно православных и воцерковленных», о которых любят упоминать некоторые коллеги.

— Можно ли говорить о сформировавшемся в России церковном народе с самостоятельной идентичностью, пусть и находящемся в меньшинстве по отношению к остальному населению страны?

— Корректнее будет сформулировать следующим образом: примерно десятая часть россиян составляет верующее ядро общества, которое постоянно участвует в религиозной жизни и хорошо усвоило вероучительные догматы. Окружает его периферия верующего населения, составляющая 25–30% россиян. Это люди, так или иначе связанные с приходами и считающие религию важнейшей и неотъемлемой частью своей жизни. Для остальных соотнесение себя с православием происходит на культурном уровне.

 

Об индексе воцерковленности: методика расчета и типология индивидуумов

По разработанному Валентиной Чесноковой алгоритму сначала определяется, на какой из пяти качественных ступенек по отношению к каждому из пяти характеризующих воцерковленность параметров находится респондент. К примеру, если храм человек посещает ежемесячно, он в этом «предмете» «отличник», занимает самую сильную позицию, а если не был никогда — самую удаленную, «худшую».

На втором этапе проходит ранжирование всех участников опроса по пяти степеням воцерковленности в соответствии со следующим принципом. Воцерковленными считаются люди, у которых хотя бы одна из пяти позиций оказалась в списке самых сильных. Из всех остальных к полувоцерковленным относятся те, у которых хотя бы один из показателей попал на вторую ступеньку. Начинающие — это православные, которых нельзя отнести к воцерковленным и полувоцерковленным и у которых хотя бы один из параметров оказался на третьей, средней ступеньке (или посещают храм/причащаются ежегодно, или недавно читали Евангелие, или молятся преимущественно церковными молитвами). К нулевым относятся православные, удаленные от всех аспектов воцерковленности: ни разу не были в храме и не причащались, ни разу не раскрывали Евангелия, вообще не молятся и не соблюдают постов. Все остальные называются невоцерковленными.

Над методикой определения воцерковленности социологам еще предстоит потрудиться

комментарий Алексея Синякова, зам. декана социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Регулярные замеры воцерковленности общества необходимы. Без них мы рискуем вернуться к дореволюционному уровню, когда главными мерилами этой стороны церковной жизни выступали количество храмов, священников, крестин, исповедей и отпеваний. Сегодня к данным вопросам налицо как интерес со стороны социологов, так и востребованность результата Церковью. Присутствует и понимание важности проблемы государством, которое с этого года будет финансировать обучение двадцати студентов-социологов в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. Но представленное выше исследование раскрывает только одну сторону изучаемого явления. За рамками остаются такие, к примеру, важные моменты, как значимость религиозной жизни и субъективный смысл религиозного поведения. Кроме того, в данном случае социология выступает как «точная» наука (неслучайно до появления в 1839 г. термина «социология» обществоведение называли «социальной физикой»), которая пришла на помощь священнослужителям и попыталась обогатить их однозначными и ясными критериями, позволяющими определить, является ли конкретный человек воцерковленным, полувоцерковленным или относится к нулевой группе. Не уверен, что большинству священнослужителей нужна именно такая помощь.

В общем, выведенные в ходе исследования группы и их количественные характеристики не носят общепринятого характера. Для отслеживания общей динамики изменений в духовной жизни общества их, конечно, можно применять. А вот для оценки доли верующих необходимо четче учитывать, кто именно, люди с какими характеристиками наполняют каждую из указанных групп.

20 августа 2012 г.
Ключевые слова: статистика
Также читайте:
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи
Дети Николая Александровича и Александры Федоровны: повседневный мир будущих царственных страстотерпцев на выставке в Московском государственном объединенном музее-заповеднике
Сегодня, 13 ноября, в залах Сытного двора в Коломенском открылась выставка «Детский мир семьи императора Николая II. Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей» – историко-мемориальный проект, организованный совместно с Государственным Эрмитажем и Государственным архивом Российской Федерации (ГАРФ). Экспозиция знакомит с повседневным миром наследника-цесаревича и великих княжон: системой их воспитания и обучения, дневниковыми записями, взаимными подарками и поздравлениями, окружавшими их предметами и деталями личного обихода. Она посвящена 125-летнему юбилею бракосочетания Николая Александровича с принцессой Викторией Алисой Гессен-Дармштадтской 14 ноября (ст.ст.) 1894 года и хронологически охватывает бытование семьи последнего государя от рождения первенца Ольги до пребывания венценосных узников в тобольской ссылке.
13 ноября 2019 г. 21:35
Казачество в годы Гражданской войны: тема Исхода на научной конференции и историко-документальной выставке в Российском государственном архиве социально-политической истории
Вчера, 6 ноября, в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) открылись одноименные научная конференция и историко-документальная конференция «Казачество в годы Гражданской войны. Исход», посвященные 100-летию с начала политики расказачивания и первой эвакуации отступавших белых частей из Новороссийска. Аудитория услышала приветствия представителей федеральных органов власти, потомков казаков-эмигрантов, казаков реестровых формирований и общественных объединений различных российских регионов. На пленарном заседании прозвучали доклады отечественных и зарубежных ученых, специализирующихся на теме истории казачества, в том числе из РГАСПИ, Донского государственного технического университета, Кубанского государственного университета, МГУТУ им. К.Г. Разумовского (Первого казачьего университета), Дома Русского зарубежья им. А.И. Солженицына, Московской духовной академии.
7 ноября 2019 г. 17:59