iPad-версия Журнала Московской Патриархии выпуски Журнала Московской Патриархии в PDF RSS 2.0 feed Журнал Московской Патриархии в Facebook Журнал Московской Патриархии во ВКонтакте Журнал Московской Патриархии в Twitter Журнал Московской Патриархии в Живом Журнале Журнал Московской Патриархии в YouTube
Статьи на тему
Новости
фото Игоря Шургина
19 марта 2013 г. 12:35
версия для печати версия для печати

«Общее дело» планирует мониторинг деревянных храмов и часовен Русского севера уже этим летом

В выставочном центре «Крокус Экспо» состоялся «круглый стол» на тему «Актуальные вопросы сохранения и возрождения деревянных храмов Русского Севера», организованный участниками проекта «Общее дело». В нем приняли участие архитекторы, реставраторы, педагоги, волонтеры и журналисты.

Руководитель проекта «Общее дело» Возрождения деревянных храмов Севера» священник Алексей Яковлев планирует наступающим летом провести мониторинг деревянных храмов и часовен Архангельской, Вологодской, Ленинградской областей и Республики Карелия (речь в первую очередь  о тех, которые остались без внимания государства и общественности) . Об этом он заявил на «круглом столе», посвященном проблемам возрождения деревянного зодчества . «В мониторинг входит фотосъемка, краткое описание состояния, общие обмеры. Так же произведем уборку мусора. Нам удалось собрать необходимую информацию о существующих деревянных храмах и часовнях в этих регионах, которые еще можно спасти. И мы знаем, где они расположены», - сказал ЦВ священник. Актуальность этой работы в том, что, несмотря на наличие Государственных списков памятников архитектуры, деревянные и каменные церкви и часовни в нем не разделены, а так же туда не внесены храмы и часовни, которые не признаны памятниками архитектуры.

Участники «круглого стола» отметили вклад добровольческого движения в возрождение деревянной религиозной архитектуры Русского севера. «Добровольцы проводят консервацию и реставрацию многих часовен и церквей, которые не включены в Государственные списки. У них есть здоровый энтузиазм и они могут за короткое время сделать много полезной работы», - отметил управляющий Фонда «Поддержка памятников деревянного зодчества», архитектор-реставратор первой категории Игорь Шургин. - Но чтобы не потерять ценную, уникальную историческую информацию об особенностях храма (например, какие он претерпел переделки и утраты и как мог выглядеть первоначально и т. д.) необходимо, чтобы все работы обязательно проводились под непосредственным руководством профессионального архитектора-реставратора». Игорь Шургин так же добавил, что участники проекта «Общее дело» не всегда соблюдают эти требования. При этом архитектор Андрей Бодэ высказал парадоксальную мысль, что отсутствие в Государственных списках памятников некоторых церквей и часовен – благо. Потому что, с одной стороны есть примеры, когда профессиональные реставраторы относятся халатно к своей работе и наносят ущерб исторической основе памятника, с другой — памятники могут «не дождаться», когда на них выделят средства. Поэтому очень вероятно, что сохранить их поможет энтузиазм и внимание добровольцев. Андрей Бодэ так же рассказал о случаях, когда за восстановление храма берутся местные жители, перестраивают как получиться, как умеют, но, к сожалению, это единственная надежда спасти церковь или часовню хоть в каком- то виде.

О примерах успешного сотрудничества профессионалов и добровольцев рассказал архитектор Андрей Барабанов. В конце 1980-х годов ему удавалось собирать небольшие бригады профессиональных реставраторов, которые выполняли сложные работы. Их труд оплачивался. А неквалифицированные работы выполняли добровольцы – разбирали завалы, выносили мусор, строгали доски на кровлю и т.д. Благодаря такому разделению труда, профессионалы успевали сделать очень много. Например, поменять лемех (небольшие деревянные пластины) на главах, кресты, кровлю. Но при работе добровольцев обостряется другая проблема — производственный травматизм. «Нельзя забывать, что реставрация бывает связана с риском для жизни. Например, укрепление или ремонт шатра — это опасные работы и к ним нельзя допускать непрофессионалов. Должны быть профессиональный проект и профессиональный надзор»,- отметил Игорь Шургин.

Он также рассказал еще об одной проблеме, когда некоторые ценные архитектурные объекты могут разрушиться только из-за несогласованных планов волонтеров с государством.
Например, силы добровольцев были потрачены на храм «А». Добровольцы не знали, что он будет в ближайшее время ремонтироваться государством. А в итоге до храма «В» ни у кого «не дошли руки», хотя волонтеры могли законсервировать именно его. Архитектор также считает, что необходимо вынести деревянные памятники в отдельный раздел Федерального списка, а также нужен мониторинг о состоянии памятников: какой памятник в первую очередь нуждается в реставрации, а какой может и подождать. Игорь Шургин предложил проводить в межсезонье курсы реставраторов для волонтеров, где те могли бы подробней ознакомиться с историей и особенностями строительства деревянной архитектуры, навыками безопасных работ на этих памятниках.

Выступающие отмечали, что деньги и материалы еще не самое главное в реставрации памятников деревяннго зодчества. «Главное - это молитва», - считает Андрей Барабанов. Он привел два примера, почти притчи. В первом случае один человек решил уехать из города и поселиться в сельской местности. Его духовник благословил жить в селе Цыпино вблизи Ферапонтова монастыря и молиться о восстановлении местного Ильинского деревянного храма. Через некоторое время в Цыпино приехал известный архитектор-реставратор, чтобы начать восстановительные работы. Как рассказал позже этот архитектор Андрею Барабанову, он работал в Архангельской области и совсем не планировал ехать в Вологодскую, когда в случайном разговоре услышал про цыпинский храм и заинтересовался.

Другая история произошла в Соезерской пустыни (Архангельская обл.), где до революции был Троицкий мужской монастырь (основан в 1639 году). Первоначально там было три храма: Троицкий, в честь Неопалимой купины и Благовещенский. В первой половине XVIII века они сгорели. В 1750 году была построена сохранившаяся Троицкая церковь и рядом – отдельная колокольня. Монахи посадили там кедровую аллею, которую уже в наше время приезжала вместе со студентами изучать из Москвы биолог Наталья Власова. Обеспокоившись состоянием деревянных храмов и взяв благословение у правящего архиерея, она организовала из местных бабушек приход и те стали собираться на совместную молитву. Через некоторое время нашлись средства на консервацию, а теперь уже и закуплен материал на реставрационные работы.

«Я хотел бы из всех выступлений, которые все были очень важными, выделить слова Игоря Шургина, что в нашей работе необходимо сотрудничество добровольческих объединений с государством. Нужно всеми силами доносить информацию о нуждающихся храмах до местной власти, которая помогала, может быть, не столько денежными средствами, сколько организацией работы, транспортом и стройматериалами. И дай Бог нам сил продолжать это благое дело - возвращение нашему народу  шедевров деревянной архитектуры»,- подвел итоги «круглого стола» отец Алексей Яковлев.

Справка
За 5 лет существования проекта проведено около 70 экспедиций, в ходе которых обследовано более 150 церквей и часовен; в 85 проведены противоаварийные и консервационные работы. Три храма и три часовни восстановлены полностью. Этим летом 150 москвичей в общей сложности побывало на Севере, совершено 25 экспедиций в Архангельской, Вологодской областях и в них были проведены реставрационные работы в 32 храмах.
 «Общее дело» находит необходимую поддержку у местных жителей. Вокруг восстанавливающегося храма складывается церковная община, которая и после отъезда волонтеров заботится о возрождении своей святыни.

19 марта 2013 г. 12:35
Ключевые слова: архитектура, культура
HTML-код для сайта или блога:
Новые статьи